Druzya.org
Возьмемся за руки, Друзья...
 
 
Наши Друзья

Александр Градский
Мемориальный сайт Дольфи. 
				  Светлой памяти детей,
				  погибших  1 июня 2001 года, 
				  а также всем жертвам теракта возле 
				 Тель-Авивского Дельфинариума посвящается...

 
liveinternet.ru: показано количество просмотров и посетителей

Библиотека :: Мемуары и Биографии :: Научные мемуары :: Алексей Гастев - Леонардо да Винчи
<<-[Весь Текст]
Страница: из 183
 <<-
 


1


Начинай свою Анатомию с совершенного человека, затем сделай его стариком и 
менее мускулистым; затем продолжай, обдирая, его постепенно вплоть до костей. А 
младенца ты сделаешь потом, вместе с изображением матки.

Насколько в давно прошедшие времена, старинные в сравнении с временами Леонардо 
да Винчи, высоко ставили краткость, видно из следующего диалога, хотя бы и 
вымышленного:

– Что такое буква? – спрашивает благородный принц Пипин знаменитого Алкуина, 
беседуя с ним в присутствии императора Карла, своего отца.[1 - Карл Великий – 
король франков с 768 года, император римский с 800-го по 814-й. Пипин – один из 
его сыновей, рано умерший. Алкуин (735–804) – ученый и деятель просвещения, 
наставник Карла Великого, учитель его детей; происходил из знатного 
англосаксонского рода.]

– Страж истории, – отвечает этот Алкуин, выступающий под именем Альбина в 
латинском трактате, написанном им самим в восьмом столетии от рождества 
Христова для целей преподавания.

– Что такое слово?

– Предатель духа.

– Что такое язык?

– Бич воздуха.

Если пределом краткости служит молчание, то для подробности и многословия 
пределом можно назвать бесконечность; согласившись же с определением языка как 
бич воздуха, приходится удивляться разнообразию звучаний, которыми неутомимый 
пастух заполняет окружающее его пространство, так что, когда бы не придумали 
беззвучную речь в виде письменности, от беспрерывного бичевания воздуха никто 
не смог бы укрыться, как если бы во всю мочь звонили колокола. Шестьсот лет 
спустя после императора Карла из-за наступившего бурного развития науки это 
становится очевидным, тем более что изумительная старинная краткость и полное 
научное описание несовместимы.

Ни один орган не нуждается в таком большом количестве мускулов, как язык; из 
них известно 24, не считая остальных, которые я открыл; и из всех членов, 
которые движутся произвольным движением, язык превосходит остальные по числу 
движений. Обрати особое внимание на то, каким образом посредством движения 
языка и при помощи губ и зубов произношение всех названий предметов нам 
становится привычно, и слова, простые и сложные, какого-либо наречия доходят до 
нашего слуха посредством этого инструмента. Каковые слова, если бы все явления 
природы имели бы название, достигли бы бесконечности наравне с бесконечным 
количеством вещей, существующих в действительности и находящихся под властью 
природы. И они были бы выражены не на одном каком-то наречии, но на очень 
многих, которые тоже достигли бы бесконечности, потому что они всегда меняются 
из века в век по отдельным странам вследствие смешения народов, которое 
происходит в результате войн и других катастроф. Эти наречия подвержены 
забвению и умирают, как и все остальные создания, и, если мы согласны, что наш 
мир вечен, мы скажем, что эти наречия будут бесконечно разнообразны в 
бесконечности веков, входящих в бесконечное время.

Куцый султанчик плывет над полем листа, кренясь наподобие паруса; в тишине ночи 
касания пера о бумагу слышны отчетливо, будто бы птица клювом подбирает 
рассыпанное зерно. Хотя по течению времени звуки распределяются неравномерно, 
но соответственно протяжению слов и сложению каждой буквы в отдельности, этот 
скрипучий шорох или царапание на постороннего слушателя действовали бы 
умиротворяюще, а зрение приятно довольствовалось бы видом ровных отчетливых 
строк. Однако затем на месте приятности и удовольствия возникли бы томление и 
тревога, что бывает во сне, когда являющиеся образы определенно известны 
сновидцу, но отождествить их с кем-либо из знакомых ему людей не удается. Так 
же и здесь: при отчетливости изображения и очевидном сходстве с обычными 
буквами ни одна не узнается как именно та или другая, хотя спустя время 
становится возможным сообразить, что буквы все перевернуты, как если отражаются 
в зеркале, и что Леонардо не только пишет левой рукой, но и справа налево, как 
турки.

Еще ты опишешь и изобразишь, каким образом функция изменения и артикуляции и 
модуляции голоса при пении есть простая функция колец трахеи, движимых 
возвратными нервами, и в этом случае язык ни в какой части не применяется. Это 
остается доказанным тем, что я сперва доказал, как трубы органа не звучат ни 
 
<<-[Весь Текст]
Страница: из 183
 <<-