Druzya.org
Возьмемся за руки, Друзья...
 
 
Наши Друзья

Александр Градский
Мемориальный сайт Дольфи. 
				  Светлой памяти детей,
				  погибших  1 июня 2001 года, 
				  а также всем жертвам теракта возле 
				 Тель-Авивского Дельфинариума посвящается...

 
liveinternet.ru: показано количество просмотров и посетителей

Библиотека :: История :: К. Уилбер - Краткая история всего
 [Весь Текст]
Страница: из 143
 <<-
 
A Brief History of Everything
Ken Wilber

Уилбер, К.
Краткая история всегоКнига популярного философа Кена Уилбера посвящена всей 
истории Земли: от Большого взрыва до постмодернистского настоящего. Автор 
описывает путь эволюции человеческого сознания систематично и всесторонне в 
доступной форме диалога. Книга адресована широкому кругу читателя.

Содержание


Предисловие	8
Моему читателю	11
Краткая история всего	13
Введение	14


Часть 1: Дух-в-действии	22


   Глава 1. То общее, что нас объединяет	22
      Космос	23
      Двадцать принципов: модели, которые нас объединяют	23
      Организация и взаимодействие	24
      Движение вверх и распад	25
      Четыре импульса всех холонов	26
      Творческие возникновения	26
      Холархия	28
      Всеохватывающий импульс эволюции	30
   
   Глава 2. Тайный импульс	31
      Высший и низший уровни	31
      Глубина и ширина	32
      Космическое сознание	35
      Спектр сознания	37
   
   Глава 3. Слишком человеческое	40
      Доисторическая эпоха	40
      Садоводство	42
      Аграрная культура	44
      Индустриальная эпоха	46
   
   Глава 4. Великая революция постмодерна	48
      Водораздел постмодерна	48
      Два пути в мире постмодерна	50
      На краю завтрашнего дня	52
      Преодоление и подавление	53
   
   Глава 5. Четыре угла Космоса	55
      Намерение и поведение	58
      Культура и социум	59
      Пример	61
      Форма вещей будущего	63
   
   Глава 6. Две руки Бога	64
      Разум и мозг	65
      Левый и правый путь	66
      Монологический взгляд: ключ к правому пути	66
      Что означает этот сон?	68
      Социология против культурного понимания	70
      Герменевтика	71
      Все интерпретации основаны на контексте	72
      Интерпретация нечеловеческого	73
      Духовная интерпретация	74
   
   Глава 7. В гармонии с Космосом	77
      Истина высказываний	78
      Правда	78
      Функциональное соответствие	83
      Заключение: Четыре Лица Духа	85
   
   Глава 8. Добро, истина и красота	87
      Большая Тройка	87
      Хорошие новости: различия в Большой Тройке	89
      Плохие новости: Распад Большой Тройки	91
      Задача эпохи постмодерна: интеграция Большой Тройки	93
      Большая тройка духовности	94


Часть 2: Дальнейшее развитие Духа-в-действии	97

   Глава 9. Эволюция сознания	97
      Более высокие стадии развития	98
      Лестница, человек, представление	98
      Основные структуры: лестница	99
      Человек, который поднимается вверх	100
      Точка опоры	101
      Появление новых миров: изменение представлений	102
      Патология	105
      Стадии духовного развития	106
      Религия поверхности	107
      Фрейд и Будда	108
   
   Глава 10. На пути к глобальному: часть 1	111
      Первичная матрица	111
      Родовая травма	112
      Ложное «я»	113
      Точка опоры 1: штриховка физического «я»	114
      Точка опоры 2: рождение эмоционального «я»	115
      Точка опоры 3: рождение концептуального «я»	118
      Каждый невроз — экологический кризис	119
      Ранние мировоззрения: архаичное, магическое, мифическое	120
      Точка опоры 4: рождение ролевого «я»	122
      Парадигмальный сдвиг	122
      Сатанинское насилие и НЛО	124
   
   Глава 11. На пути к глобальному: часть 2	126
      Развитие против эгоцентризма	126
      Точка опоры 4 (продолжение): социальные описания жизни	127
      Точка опоры 5: космополитичное или зрелое эго	129
      Разнообразие и мультикультурализм	131
      Точка опоры 6: тело и разум — интеграция кентавра	133
      Безумие отсутствия перспективы	134
      На краю трансперсонального	135
   
   Глава 12. Царство сверхсознания: часть 1	137
      Там, где кончается разум	137
      Трансперсональные стадии сознания	138
      Точка опоры 7: экстрасенсорный уровень	140
      Глубинная экология и экофеминизм	141
      Энграмма и основной скелет	143
      Точка опоры 8: тонкий уровень	145
      Юнг и архетипы	147
   
   Глава 13. Царство сверхсознания: часть 2	151
      Точка опоры 9: причинный уровень	151
      Недуальный уровень	155
      Непосредственность чистого присутствия	159
      Просветление	161


Часть 3: Поверхность	165

   Глава 14. Восходящий и Нисходящий пути	165
      Резюме	165
      Великая Холархия	167
      Этот мир против потустороннего	169
      Мудрость и сострадание	171
      Бог и Богиня	172
      Два разных Бога	173
      Нисходящая сеть	174
   
   Глава 15. Крах Космоса	176
      Достижения эпохи современности	176
      Бедствия современности	178
      Инструментальная рациональность: мир «это»	179
      Фундаментальная парадигма Просвещения	180
      Не Дух, не разум, а только природа	182
      Ирония: настроение современности	183
      Голос индустриальной сети	184
   
   Глава 16. Эго и Эко	187
      Эго против Эко	187
      Близнецы поверхности	187
      Истина Эго	188
      Проблема Эго	190
      Эго и подавление	190
      Новое объединение мира	191
      Назад к природе	192
      Эко и регресс	193
      Потерянный Рай	194
      Машина, везущая в прошлое	196
      Великая битва современности: Фихте против Спинозы	197
   
   Глава 17. Доминирование Нисходящего пути	199
      Эволюция: Великая Холархия, раскрывающаяся во времени	200
      Эволюция: Дух-в-действии	201
      Проблеск недуального	203
      Всегда уже	203
      Исчезновение образа	204
      Господство Нисходящего пути	206
      Интернет	206
      Религия Геи	207
   
   Глава 18. Раскрытие Бога	209
      Письмена на стене	209
      «Я» Сверхчеловека	 210
      Великая чудесная сеть под названием «Я»	212
      По ту сторону разума эпохи постмодерна	214
      Преобразование мира и культурная пропасть	217
      Экологическая этика	220
      Основная моральная интуиция	223
      До свидания, поверхность	224



    Предисловие




     ШЕСТЬ ЛЕТ НАЗАД, в 1989-м, я отправлялся в свое собственное паломничество 
на поиски мудрости по всей стране. Во время моих путешествий я брал интервью и 
работал более чем с двумястами психологами, философами, терапевтами, учеными и 
мистиками, которые утверждали, что у них есть ответы, которые я искал. К тому 
времени, когда я написал книгу «То, что действительно важно: Поиски мудрости в 
Америке», мне было совершенно ясно, что Кен Уилбер был одним из лучших. Я верю, 
что он, бесспорно, самый убедительный и проникновенный голос не так давно 
появившейся уникальной американской традиции мудрости.
     Прошло уже почти двадцать лет, с тех пор как Кен Уилбер издал книгу 
«Спектр сознания». Он написал ее, когда ему было двадцать три года, и она 
внезапно сделала его, возможно, самым всесторонним философским мыслителем 
нашего времени. Эту книгу Уилбер написал через три месяца после получения 
степени дипломированного специалиста в биохимии, и в ней он показал, что 
человеческое развитие совершается в соответствии с определенными стадиями, 
часть из которых выходит за границы традиционных представлений западной 
психологии. Только успешно проходя через каждую стадию эволюции, считает Уилбер,
 возможно сначала развить здоровое чувство индивидуальности, а затем испытать 
опыт более высоких состояний, которые превышают личность человека и включают ее 
в себя. В действительности, Уилбер обвенчал Фрейда и Будду, которых до этого 
разделяли на первый взгляд непреодолимые противоречия. И это была только первая 
из его многочисленных оригинальных идей.
     Название этой книги обманчиво кажется слишком размытым. «Краткая история 
всего» дает читателю именно то, что обещает. Она раскрывает длительный период 
истории, от Большого взрыва до постмодернистского настоящего. По ходу 
повествования она стремится понять часто кажущиеся противоречивыми различные 
пути развития человеческих существ: эмоциональный, сознательный, нравственный, 
духовный. И при всей ее широте, книга необыкновенно кратка и компактна.
     Действительно, «Краткую историю всего» отличает и от «Спектра», и от 
одиннадцати последующих книг Уилбера то, что она не только развивает идеи, уже 
присутствовавшие в более ранних работах, но представляет их в простой, 
доступной, диалоговой форме. Большинство книг Уилбера требуют, по крайней мере, 
поверхностного знания основных восточных умозрительных традиций и западной 
психологии развития. «Краткая история всего» обращается к более широкой 
аудитории, а именно тем из нас, кто пытается найти мудрость в своей 
повседневной жизни, но в изумлении останавливается перед множеством 
потенциальных путей к истине, которые, кажется, так часто противоречат друг 
другу. Для тех читателей, которые захотят узнать больше после прочтения этой 
книги, я рекомендую недавнюю работу Уилбера «Пол, экология, духовность, в 
которой многие из представленных здесь идей разбираются в деталях.
     Никто из тех людей, которых я встретил на своем пути, не описал путь 
эволюции человеческого сознания более систематично и всесторонне, чем Уилбер. 
Во время моего путешествия я сталкивался с многочисленными людьми, которые 
очень сильно возвеличивали ту специфическую версию истины, которой они 
придерживались. Почти всегда я обнаруживал, что они приходили к таким 
заключениям, выбрав одну из сторон, поддерживая один набор ценностей, и в то же 
время, исключая все другие.
     Уилбер придерживается более широкого и всестороннего подхода, как вы скоро 
обнаружите сами. На страницах данной книги он последовательно излагает точку 
зрения, которая принимает и включает истины многочисленных и несоизмеримых 
областей: физики и биологии; социальных наук и наук о системах; искусства и 
эстетики; психологии развития и умозрительной мистики, а также положения 
противоречащих друг другу философских школ, от неоплатонизма до модернизма, от 
идеализма до постмодернизма.
     Уилбер признает, что конкретные условия истинности могут быть достоверными,
 не будучи полными, то есть это истина, но только в определенном пространстве, 
и каждая отдельная истина должна рассматриваться как часть других одинаково 
важных истин. Возможно, самый мощный новый инструмент, который он пускает в ход 
в «Краткой истории всего», — это представление о четырех «секторах» развития. 
Изучая сотни карт развития сознания и человека, которые были созданы различными 
мыслителями в различные эпохи - карты биологического, психологического, 
познавательного и духовного развития (это лишь немногие) — Уилбер осознал, что 
они часто описывали совсем разные «истины». Внешними формами развития он 
называет те, которые могут быть изучены объективным и опытным путем. Но Уилбер 
ясно дает понять, что формы истины, связанные с внешним измерением, справедливы 
только в определенном пространстве. Любое всестороннее развитие включает в себя 
также внутренние субъективные измерения, требующие интерпретации, зависимые от 
сознания и самоанализа. Кроме того, Уилбер понимал, что внутреннее и внешнее 
развитие идет не только на индивидуальном уровне, но и на социальном или 
культурном уровнях. Следовательно, мы имеем дело с четырьмя секторами.
     Ни одна из этих форм истинности, иллюстрируемых в ряде ярких примеров, не 
может быть сведена к другой. Бихевиорист (в качестве примера) не может понять 
внутренний опыт человека, так как наблюдает лишь за его внешним поведением или 
за сопровождающими его физиологическими процессами. Истина действительно 
освободит вас, но только если вы признаете, что существует более чем один вид 
истины.
     «Краткая история всего» иллюстрирует развитие на нескольких уровнях. Это 
самая богатая карта мира, в котором мы живем, в ней обозначены места мужчины и 
женщины на разных этапах исторического развития. Уилбер, используя 
диалектические методы, объясняет, что каждая стадия развития преодолевает 
ограничения предшествующей стадии, и одновременно вносит нечто новое. Эта точка 
зрения отражает постоянно продолжающуюся борьбу, являющуюся элементом любого 
подлинного поиска более сознательной и полной жизни. «Никакая эпоха не может 
считаться более привилегированной, — пишет Уилбер. — Мы все — пища завтрашнего 
дня. Процесс продолжается, и сам Дух находится в процессе развития, а не в 
какой-то определенной эпохе, времени или месте».
     На другом уровне Уилбер в «Краткой истории всего» выступает как 
демистификатор, проницательный критик учителей, методов, идей и систем, которые 
обещают показать дорогу к истине, но обычно являются неполными, вводящими в 
заблуждение, дезинформирующими или искажающими правду. Слишком часто нас 
запутывают. Напуганные возможностью любых изменений и крайне склонные к 
самообману, мы слишком поспешны, чтобы обращать внимание на простые ответы и 
быстрые решения, что в итоге только сужает нашу перспективу и прерывает 
развитие.
     Уилбер — редкий голос. Он делает свое дело с искренним сердцем и 
преданностью правде. Он увеличивает масштаб, чтобы увидеть самую большую 
картину, но при этом он отказывается считать все ее элементы равными. Он делает 
качественные различия. Он оценивает глубину. Он не боится приобрести врагов, 
хотя многие упоминают о нем с почтением. Результатом является тот очень 
оригинальный свет, который «Краткая история всего» проливает не только на 
космическое измерение нашей жизни, но и на множество запутанных и тревожных 
проблем нашего времени. Изменение ролей мужчин и женщин; продолжающееся 
разрушение окружающей среды; разнообразие и мультикультурализм; подавление 
воспоминаний и детское сексуальное насилие; роль Интернета в информационную 
эпоху и многое, многое другое.
     Я не могу представить себе лучший способ понимания идей Кена Уилбера, чем 
эта книга. Она содержит рассуждения о развитии, сознании и нашей способности 
преобразовать себя и перейти на полностью новый уровень. Говоря более практично,
 она спасет вас от многих оплошностей и ложных путей к мудрости, которые вы 
можете выбрать.
Тони Шварц
     
Моему читателю




     В КНИГЕ ДУГЛАСА АДАМСА «АВТОСТОПОМ ПО ГАЛАКТИКЕ» описывается мощный 
суперкомпьютер, разработанный для того, чтобы дать окончательный, абсолютный 
ответ, который полностью объяснил бы «Бога, жизнь, вселенную и все остальное». 
Но этому компьютеру потребуется семь с половиной миллионов лет, чтобы сделать 
это, и к тому времени, когда компьютер, наконец, получил ответ, все уже забыли 
про вопрос. Никто не помнил главный вопрос, но главный ответ, который предложил 
компьютер, был таков: 42.
     Это удивительно! Наконец-то получен окончательный ответ. Столь 
замечательный ответ, что пришлось проводить соревнование, чтобы определить, 
можно ли придумать к нему вопрос. Было предложено много глубоких вопросов, но 
окончательным победителем был признан вопрос, главный ответ на который звучит 
«42»: «Сколькими дорогами должен спускаться человек?»
     «Бог, жизнь, вселенная и все остальное» — это, в значительной степени, и 
есть предмет этой книги. Хотя, конечно, ответ на него не совсем столь же 
однозначен, как «42». Речь пойдет о материи, жизни, разуме и духе и о тех 
течениях эволюции, которые, кажется, объединяют их всех в единой обшей модели.
     Я написал эту книгу в форме диалога: вопросы и ответы. Многие из этих 
диалогов действительно имели место, но большей частью они были написаны 
специально для этой книги. Вопросы достаточно реальны — эти вопросы мне чаще 
всего задавали о моих книгах вообще и о моей новой книге в частности («Пол, 
экология, духовность»). Но для того чтобы понимать смысл написанного, нет 
никакой необходимости читать какую-то из моих книг: предлагаемые темы, я считаю,
 интересны сами по себе, и диалоги не требуют никаких специальных знаний в тех 
областях, о которых идет речь. Ученые, которые заинтересуются ссылками, 
библиографией, примечаниями и более детальными аргументами, могут обратиться к 
моей книге «Пол, экология, духовность».
     Первые главы имеют отношение к материальному космосу и зарождению жизни. 
Что привело хаос в порядок? Как из материи произошла жизнь? Какие эволюционные 
потоки влияют на эту необыкновенную игру развития? Есть ли «дух» экологии? 
Действительно ли это важно?
     В дальнейших главах исследуется появление разума или сознания, и мы с вами 
проследим эволюцию мировоззрения и сознания через пять или шесть главных стадий 
человеческого развития, от доисторической, садоводческой и аграрной до 
индустриальной и информационной. Каков был статус мужчин и женщин на каждой из 
этих стадий? Почему в некоторых из этих стадий главенствует мужчина, а в 
некоторых — женщина? Проливает ли это какой-то свет на сегодняшние гендерные 
войны? Участвуют ли в человеческом развитии и в космической игре в целом те же 
самые потоки? Как человеческое развитие в прошлом связано с сегодняшними 
проблемами людей? Если мы не помним прошлого, то осуждены ли мы повторять его 
ошибки?
     Затем мы рассмотрим область Божественного, обратим внимание на то, как оно 
могло бы быть связано с творческими потоками в материи, разуме и жизни. Как и 
почему религия в ходе истории уступила место психологии? Раньше, если вы были 
внутренне растревожены, взволнованны и искали ответы, вы говорили со 
священником. Сегодня вы обращаетесь к психиатру, а они редко соглашаются друг с 
другом. Почему? Что случилось? Может быть, у них обоих есть кое-что важное, что 
они хотят нам сказать? Может быть, они не должны враждовать, и могут, наконец, 
помириться?
     К кому мы обращаемся за ответом в нашей собственной жизни? Обращаемся ли 
мы за окончательными ответами к суперкомпьютеру Адаса? Обращаемся ли мы к 
религии? Политике? Науке? Психологии? К гуру? К вашему лучшему другу? Кому мы в 
итоге можем доверить обязанность быть советчиком в действительно важных 
вопросах? Это говорит нам о чем-то? Есть ли способ связать эти различные 
источники вместе, чтобы каждый из них говорил свои собственные истины, и в 
итоге формировалась сбалансированная и гармоничная точка зрения? Возможно ли 
это вообще в сегодняшнем расколотом мире?
     Последние главы посвящены поверхности — сведению богатого многочисленными 
измерениями Космоса к плоскому, скучному и одномерному миру, к холодному и 
одноцветному миру современности и постмодерна. Но речь пойдет не просто об 
осуждении современного мира, а скорее о попытке обнаружить работу сияющего Духа 
даже в наши, очевидно, забытые Богом времена. Где обитают Бог и Богиня в этих 
мелких водах?
     Сколькими дорогами должен спускаться каждый из нас? На этот вопрос мог бы, 
в конце концов, быть найден ответ, потому что удивление продолжает нарастать, и 
прорывается радость, чувствуя освобождение и полное пробуждение личности. И все 
мы знаем, как удивляться, а удивление говорит на языке Бога, который находится 
внутри нас и указывает нам путь домой.
К. Уилбер
Болдер, Колорадо
Весна 1995

















Краткая история всего



    Введение

     В: В этой книге есть секс?
     КУ: Да, причем с диаграммами.
     В: Вы шутите.
     КУ: Конечно, я шучу. Но все же сексуальность — одна из главных тем этой 
книги, и особенно по отношению к тендеру.
     В: Пол и тендер — это что-то разное?
     КУ: Обычно слово «пол» используют, когда говорят о биологических аспектах 
системы репродукции человека, а слово «гендер» — для описания культурных 
особенностей воспитания в человеке принадлежности к определенному полу, 
строящихся вокруг этих биологических различий. Половые различия обычно 
описываются в терминах «мужское» и «женское», в то время как тендер — в 
терминах «маскулинное» и «феминное». И если особенности мужского и женского 
заданы в большей степени биологические, то стандарт маскулинного и феминного 
конструируется целиком социально или культурно.
     В: Поэтому суть в том, чтобы научиться различать половые и тендерные 
характеристики?
     КУ: В каком-то смысле, да. Половые различия между женщинами и мужчинами, 
так как они повсеместны и носят универсальный характер, более-менее постоянны: 
мужчина производит сперму, женщины — яйцеклетки, женщины вскармливают ребенка и 
дают ему жизнь, и так далее. Но различия между маскулинным и феминным 
по-разному выглядят в различных культурах и зависят от воспитания мужчин и 
женщин.
     Отчасти противоречия между полами в настоящее время заключаются в том, что 
если различия между мужчинами и женщинами являются универсальными и 
биологическими и поэтому не могут значительно измениться, маскулинное и 
феминное являются во многом продуктом культуры, и эти роли действительно могут 
быть изменены, по крайней мере, в некоторых важных вопросах. И мы, как часть 
культуры, находимся в трудном процессе: мы пытаемся изменить некоторые из этих 
гендерных ролей.
     В: Например?
     КУ: Например, в то время как в среднем мужское тело более мускулисто и 
физически более развито, чем женское, из этого не следует, что мужское должно 
быть связано с сильным и жестким человеком, а женское должно быть более слабым 
и кротким. И мы сейчас находимся в переходном состоянии, когда пересматриваются 
и обновляются маскулинные и феминные роли, что приводит мужчин и женщин к 
развязыванию долгих дебатов друг с другом, к различного типа тендерным войнам.
     Часть проблемы заключается в том, что если маскулинные и феминные роли 
действительно могут быть пересмотрены (что во многих случаях давно уже 
необходимо было сделать), биологические особенности мужчин и женщин не могут 
быть в значительной степени изменены. И, в попытке уравновесить различия между 
мужским и женским, мы подходим на опасно близкое расстояние к возможности 
полностью стереть различия между мужчиной и женщиной. В то время как первое — 
очень прекрасная идея, последнее в принципе невозможно. Альтернатива в том, 
чтобы знать это различие.
     В: Значит, некоторые из различий между мужчинами и женщинами должны 
остаться, а некоторые необходимо изменить?
     КУ. Что-то в этом роде. Поскольку мы продолжаем исследовать различия между 
мужчинами и женщинами, связанные как с полом, так и с тендером, действительно 
находятся определенные различия, даже в области культуры, которые неожиданно 
снова и снова возникают во всех культурах. Другими словами, не только 
определенные половые различия, но и определенные тендерные различия повторяются 
во всех культурах.
     Все выглядит так, словно половые биологические различия между мужчинами и 
женщинами представляют собой настолько сильную платформу, что эти биологические 
различия вторгаются и в область культуры и, таким образом, обнаруживаются в 
основе гендерных различий. Даже притом, что тендер формуется культурно, а не 
биологически, определенные константы маскулинного и феминного тендера 
проявляются во всех культурах.
     В: Даже десятилетие назад эта позиция была довольно спорной. Сегодня она 
становится все более общепринятой.
     КУ: Да, даже радикальные феминистки сегодня защищают точку зрения, что 
существуют очень серьезные различия между мужскими и женскими сферами ценностей,
 как половыми, так и тендерными. Мужчины более склонны к индивидуальности, 
автономии, праву, справедливости и действиям, а женщины более склонны к 
относительному пониманию, акцентируя внимание на общем, заботе, ответственности,
 построению отношений. Мужчины подчеркивают свою автономию и боятся отношений, 
женщины склонны опасаться независимости и уделять больше внимания отношениям.
     Работа Кэролл Гиллиган и Дебры Таннен уделяет этой теме большое внимание, 
но удивительно, что спустя приблизительно одно десятилетие и наиболее 
ортодоксальные исследователи, и большинство феминистских исследователей 
действительно пришли к соглашению по поводу определенных фундаментальных 
различий мужских и женских сфер ценности. Эта тема стала центральным объектом 
исследования новой науки, известной как «эволюционная психология» — влияние 
биологической эволюции на психологические черты личности.
     И сложность сегодня заключается в том, чтобы определить эти различия, не 
используя их, чтобы еще раз не лишить прав женщин. Ведь как только любые 
различия между людьми становятся очевидными, сильные стараются использовать их 
для улучшения своих условий и создания новых преимуществ. Вы видите, в чем 
проблема?
     В: Да, но кажется, что это сейчас и происходит. По-моему, эти различия 
были использованы для того, чтобы представить мужчин изначально лишенными 
чувств мутантами тестостерона, которые «просто не понимают этого». Смысл в том, 
что мужчины должны быть более чувствительны, более заботливы, более 
любвеобильны, более внимательны к отношениям. То, что вы называете мужской 
сферой ценностей, повсюду подвергается сегодня атаке. Вопрос в том, почему 
мужчина не может быть более похож на женщину?
     КУ: Да, это своего рода «справедливая игра наоборот». Обычно женщины 
определялись как «несовершенные мужчины», и «зависть к пенису» является 
классическим примером этого. Теперь мужчин считают «несовершенными женщинами», 
их характеризуют в соответствии с женскими особенностями, которых им явно 
недостает, а не в соответствии с какими-то положительными признаками, которыми 
они обладают. Оба подхода неправильны до нелепости, не говоря уже о том 
унижении, которое испытывают при этом оба пола.
     Сложность в том, как я уже начал говорить, заключается в том, чтобы 
одновременно сделать две очень трудные вещи: во-первых, разумно выделит 
основные различия между мужскими и женскими сферами ценностей (согласно 
исследованию Гиллиган), во-вторых, попытаться научиться оценивать их более или 
менее одинаково. Не делать их одним и тем же, но одинаково их оценивать.
     Природа не просто так разделила человеческий род на два пола; и мы тем 
более не должны пытаться сделать из них один. Но даже самые консервативные 
исследователи признали бы, что в нашей культуре в течение достаточно долгого 
времени преобладали ценности мужской сферы. И поэтому сегодня мы занимаемся 
рискованным и очень трудным (а часто и неблагодарным) делом: пытаемся еще 
немного уравновесить эти сферы. Не стирать различия, но уравновесить их.
     В: И эти различия коренятся в биологических различиях между мужчиной и 
женщиной?
     КУ: Частично это, кажется, так и есть. Речь идет, в частности, о 
гормональных различиях. Исследования тестостерона — лабораторные, 
кросс-культурные, эмбриональные, даже такие, при которых женщинам делали 
инъекции тестостерона по медицинским соображениям — все приводит к одному 
простому заключению: я не хочу быть жестоким, но наличие тестостерона 
навязывает мне один, и только один принцип: умри или убей.
     И мужчины обречены на этот биологический кошмар, на кошмар, который 
женщины едва ли могут себе представить. (Кроме тех случаев, когда им делают 
инъекции тестостерона в медицинских целях, что также выводит их из себя. Как 
сказала одна такая женщина: «Я не могу прекратить думать о сексе. Пожалуйста, 
разве это нельзя остановить?») Еще хуже, когда мужчины иногда переставляют 
местами две части этого принципа или соединяют их вместе, и это опасное 
соединение редко приводит к счастливому концу, на что женщины более чем охотно 
любят указывать.
     В: А женский эквивалент?
     КУ: Мы могли бы говорить об окситоцине, гормоне, который наполняет женщину,
 даже если просто погладить ее кожу. Окситоцин можно было бы описать как 
«наркотик отношений»; он вызывает невероятно сильные чувства привязанности, 
заботы, желание прикасаться, обнимать, быть вместе. И нетрудно видеть, что оба 
эти гормона, тестостерон и окситоцин, имеют биологическое эволюционное 
происхождение, и были связаны первый с репродукцией и выживанием, второй с 
материнской заботой. Большинство половых сношений в животном мире — дело 
нескольких секунд. В ходе полового акта обе стороны не могут защитить себя от 
того, чтобы не стать жертвой или быть съеденными, что придает новое значение 
фразе «ужин и секс», потому что вы и есть ужин. Не происходит разделения общих 
чувств и проявления эмоций, нет объятий, и именно так судят о мужчинах. 
Господин Чувствительный Мужчина, как человек и как миф, — это очень, очень 
недавнее изобретение, и мужчинам, требуется немного к нему привыкнуть.
     Но требования к материнской заботе весьма отличны. Мать должна постоянно 
быть рядом с младенцем, двадцать четыре часа в сутки, и проявлять особую 
чувствительность к признакам голода и боли. Окситоцин удерживает ее возле 
малыша, сосредотачивает внимание на отношениях, и делает очень, очень 
привязанной. Эмоции — это не «умри или убей», это непрерывный контакт, 
осторожный, заботливый, тактильный.
     В: Значит, Господин Чувствительный Мужчина — это гендерная роль, которая 
противоречит сексуальной роли?
     КУ: До некоторой степени, да. Это не означает, что мужчины не могут или не 
должны стать более чувствительными. Сегодня это всеобщий императив. Но это 
просто означает, что мужчины должны научиться поступать так. Это роль, которую 
они должны изучить. И есть множество причин, почему эта роль должна быть 
изучена, но мы должны дать мужчинам возможность оступиться, когда они будут 
нащупывать дорогу в этом странном новом пейзаже.
     Но то же самое справедливо и для женщин. Часть новых требований, 
предъявляемых женщине в сегодняшнем мире, заключаются в том, что она должна 
бороться за свою автономию, а не просто проявлять себя через свои отношения. 
Это, конечно, великий лозунг феминизма: женщины начинают определять себя в 
терминах своей собственной автономии и своей собственной внутренней ценности, а 
не просто в терминах отношения к Другому. Не то, чтобы эти отношения должны 
быть обесценены, но женщины находят способы уважать свое собственное зрелое «я»,
 а не просто жертвовать собой ради Другого.
     В: Значит, как мужчины, так и женщины идут против своих биологических 
данных?
     КУ: До некоторой степени, да. Но это целый этап развития: любой процесс 
всегда выходит за пределы того, что было прежде. Человек изо всех сил пытается 
установить новые пределы, а затем пытается с таким же трудом нарушить их, 
преодолеть, выйти за их границы и приблизиться к более интегральному и 
целостному способу бытия. И если традиционные сексуальные роли мужчины и 
женщины когда-то были совершенно необходимы и соответствовали действительности, 
сегодня они все более и более устаревают, становятся ограниченными и тяжелыми. 
И поэтому как мужчины, так и женщины борются за то, чтобы преодолеть свои 
старые роли, но так, и в этом вся сложность, чтобы не разрушить их полностью. 
Эволюция всегда преодолевает и включает в себя, объединяет и выходит за пределы.

     И поэтому мужчины всегда будут основываться на принципе тестостерона — 
«умри или убей», но этот принцип может быть переработан в более соответствующие 
действительности способы поведения. Мужчины всегда будут, до некоторой степени, 
сильно стремиться нарушить границы, полностью выложиться, поступать дико, 
безумно, и через эти поступки совершать новые открытия, делать новые 
изобретения, создавать новые методы.
     А женщины, как утверждают радикальные феминистки, будут всегда в основе 
своей оставаться относительными существами, действовать на основе окситоцина. 
Но на этом фундаменте может быть построено более крепкое чувство собственного 
достоинства и автономии, личность, ценящая зрелое «я» и в то же время 
продолжающая ценить отношения.
     Итак, и для мужчин, и для женщин все дело в преодолении и включении. И мы 
находимся в той точке развития, когда первичная слишком автономная роль мужчин 
и первичная зависимая роль женщин начинают преодолеваться: мужчины учатся быть 
более зависимыми от отношений, а женщины учатся быть более независимыми. И в 
этом трудном процессе оба пола кажутся друг другу монстрами, именно поэтому, я 
считаю, настолько важны взаимная доброта и понимание с обеих сторон.
     В: Вы сказали, что наше общество в течение продолжительного времени было 
ориентировано на мужчин, и что уравновешивание ситуации может привести все в 
порядок.
     КУ: Да, вообще говоря, это именно то, что называется «патриархатом», 
словом, которое всегда произносится с презрением и отвращением. Очевидное и 
наивное решение состоит в том, чтобы просто заявить, будто мужчины заставили 
женщин подчиниться патриархату — неприятная и жестокая ситуация, которая легко 
могла бы быть другой. Поэтому все, что теперь требуется от мужчин, это сказать: 
«Упс, извините нас, мы не хотели подчинять и угнетать вас в течение пяти тысяч 
лет. О чем мы думали? Мы можем начать все заново?»
     Но, увы, это совсем не так просто. Существовали определенные непреодолимые 
обстоятельства, которые сделали патриархат неизбежным устройством общества в 
важный период человеческого развития. Мы теперь достигли той точки, когда эта 
договоренность больше не является необходимой, поэтому мы можем начать 
различными способами «вскрывать противоречия» патриархата или более мягко 
уравновешивать мужские и женские сферы ценности. Но это не должно принимать 
формы уничтожения жестокого порядка, который, возможно, мог бы быть другим; это,
 скорее, эволюционное изменение положения вещей, которое больше не является 
необходимым.
     В: Это совсем другой способ смотреть на эту проблему.
     КУ: Хорошо, если мы возьмем стандартный ответ, что патриархат был силой 
введен в отношении женщин бандой садистских и жаждущих власти мужчин, тогда мы 
придем к двум неизбежным определениям мужчин и женщин. А именно, мужчины — 
свиньи, а женщины — овцы. Тот факт, что мужчины преднамеренно хотели бы 
угнетать прекрасную половину человеческого рода, представляет их в довольно 
мрачном свете. Не важно, в тестостероне дело или в чем-то другом, мужчины в 
целом не сталь злонамеренные существа.
     Но в действительности перед нами рисуется необыкновенно лестный портрет 
мужчины. Он демонстрирует, что мужчины, которые, согласно мнению феминисток, 
настолько сильно стремятся к независимости, что не должны были бы быть в 
состоянии о чем-то договориться, тем не менее смогли собраться все вместе и 
договориться о том, чтобы угнетать другую половину человеческого рода. И что 
более удивительно, они полностью преуспели в этом во всех известных культурах. 
Как мужчина, я очень польщен, что некоторые женщины думают, будто мы можем 
сделать это; это самая приятная вещь, которую феминисты сказали о мужчинах за 
последнее время. Напоминаю вам, что мужчины никогда не были в состоянии создать 
форму власти, которая длилась бы более чем несколько сотен лет; но, согласно 
феминисткам, мужчины сумели создать массовый и стабильный режим доминирования в 
течение пяти тысяч, а некоторые говорят, ста тысяч лет. Такие ужасные парни, но 
мы должны их любить.
     Ужасная проблема в этой «теории принуждения», согласно которой мужчины с 
первого дня начали угнетать женщин, состоит в том, что она представляет женщин 
в еще более мрачном свете. Просто нельзя быть столь сильными, столь умными и в 
то же время угнетаемыми. Эта картина представляет женщин овцами, то есть более 
слабыми и/или более глупыми, чем мужчины, существами. Можно увидеть, что на 
каждой стадии человеческого развития мужчины и женщины совместно создавали эту 
и другие социальные формы взаимодействия. Но можно увидеть все иначе: что 
женщины определяются в первую очередь как существа, формируемые Другим. Эти 
феминистки поддерживают именно ту точку зрения на женщин, которую они сами 
хотят уничтожить. Но дело просто в том, что мужчины не свиньи, а женщины не 
овцы.
     Поэтому первое, что я попробовал сделать, — это проследить, основываясь на 
более свежих феминистских исследованиях, ту скрытую власть, которую имели 
женщины и которая влияла, создавала различные структуры культуры на протяжении 
всей нашей истории, включая и так называемый патриархат. Помимо всего прочего, 
такая теория отказывается от представления мужчин, живущими в берлогах полными 
идиотами, а женщин — глупым, зависимым стадом.
     В: Вы выделяете пять или шесть главных эпох развития человека и изучаете 
статус мужчин и женщин в каждую из этих эпох.
     КУ: Во-первых, мы хотим выделить биологические константы, которые не 
меняются при переходе от одной культуры к другой. Эти биологические константы 
кажутся очень простыми и даже тривиальными, например: мужчины в среднем 
обладают большей физической силой и подвижностью, а женщины рожают детей и 
кормят их молоком. Но эти простые биологические различия, оказывается, 
оказывают огромное влияние на типы культурных или гендерных различий, которые 
возникают на их основе.
     В: Например?
     КУ; Например, рассмотрим особую культуру, в которой средство добывания 
пищи — лошадь и скотоводство. Как показывает Джанет Чейфиц, женщины, которые 
участвуют в добыче пищи в таких условиях, очень часто оказываются бесплодными. 
Именно за счет своего эволюционного развития они не могут участвовать в 
производстве в таких условиях, поэтому им занимаются почти исключительно 
мужчины. И действительно, более чем 90 процентов скотоводческих обществ 
патриархальны. Но для того чтобы объяснить это патриархальное устройство, не 
обязательно говорить о притеснении. Существуют свидетельства, что женщины, 
напротив, свободно приняли эту договоренность.
     Если, с другой стороны, мы впадаем в наивные рассуждения и предполагаем, 
что если женщины в этих обществах не делали того, что, по мнению современных 
феминисток, они должны были делать, то они, должно быть, подвергались угнетению,
 то мы приходим к старой дилемме: «мужчины — свиньи, женщины — овцы», что 
несправедливо по отношению к обоим полам.
     Никто не отрицает, что некоторые из этих условий были очень трудны, даже 
ужасны. Но при этом мы обнаруживаем, что, когда оба пола поляризованы или 
жестко разделены, очень сильно страдают как мужчины, так и женщины. Существуют 
свидетельства, что на самом деле жизнь в патриархальном обществе была для 
среднего мужчины намного более сложной, чем для средней женщины, по причинам, 
которые мы можем обсудить, если вы захотите. Но идеология жертвы в данном 
отношении не является полезной. Торговать женской слабостью, чтобы приобрести 
власть, — крайне разрушительное предприятие.
     В: Итак, вы сказали, что мы хотим рассмотреть универсальные биологические 
различия между полами.
     КУ: Да, и изучить то, как эти постоянные биологические различия выражались 
на пяти или шести стадиях культурного развития человека. Общая идея в том, что 
с этим подходом мы можем выделить те факторы, которые исторически приводили к 
более «равноправным» обществам, то есть обществам, в которых статус мужских и 
женских сфер ценности был примерно равным. В них мужчина и женщина никогда не 
были одним и тем же; они уравновешивали оба пола. Таким образом, мы будем иметь 
лучшее представление о том, какие условия должны быть изменены, а какие нет.
     Мы можем научиться оценивать различия между мужскими и женскими сферами 
ценности. Эти различия, даже согласно мнению радикальных феминистов, выполняют 
важную и полезную функцию, и мы можем научиться оценивать их более адекватно. 
Как сделать это — одна из тем, о которых мы будем говорить.
     
     
Масштаб этой дискуссии

     В: Стадии развития человека — это часть большого проекта рассмотрения 
эволюции в целом. Вы попытались осуществить его в книге «Пол, экология, 
духовность». Поэтому мы просто хотим еще раз поговорить о ее главных положениях,
 но более простым и более понятным языком, и посмотреть, можем ли мы сделать 
эти положения более доступными.
     КУ: Мы можем начать с довольно удивительного факта, что существует общая 
единая эволюционная нить, проходящая от материи к жизни и разуму. Определенные 
общие законы продолжают повторяться в каждой из этих областей, и мы могли бы 
начать с рассмотрения этих необыкновенных законов.
     В: Вы также изучали более высокие стадии развития самого сознания, стадии, 
которые лучше всего было бы назвать духовными.
     КУ: Да. Речь идет о различных темах, предложенных Шеллингом, Гегелем, 
Ауробиндо и другими исследователями эволюции сознания Востока и Запада. Дело в 
том, что, с точки зрения всех этих недуальных подходов, развитие представляется 
как Дух-в-действии, «Бог в процессе творения», когда Дух раскрывается на каждой 
новой стадии развития, все больше проявляя и осознавая собственную глубину. Дух 
— это не какая-то определенная стадия, не какая-то избранная идеология и не 
какой-то конкретный бог или богиня, скорее, это сам данный процесс развития, 
бесконечный процесс, в котором Дух полностью присутствует в каждой конкретной 
стадии.
     Мы можем изучать эти более высокие стадии эволюционного развития Духа, 
основываясь на великих всемирных традициях мудрости. Мы можем знать о высших 
или более глубоких стадиях, на которых Дух начинает осознавать себя, то есть 
пробуждать и осознавать свою собственную истинную природу.
     Эти более высокие стадии часто считаются мистическими или слишком 
«далекими», но, на самом деле, они очень конкретны, очень ощутимы, очень 
реальны, они доступны как вам, так и мне. Эти уровни являются нашими 
собственными глубинными возможностями. И тщательное рассмотрение этих стадий в 
свете эволюции помогает нам понять то, что они раскрывают, определить их 
требования и осознать их смысл.
     И эти более высокие стадии, которые в прошлом были достигнуты лишь 
немногими выдающимися людьми, элитой, идущей «впереди своего времени», могли бы 
дать нам некоторое представление о том, какой новый этап эволюции ждет всех нас 
завтра.
     В: Вы обнаружили, что все великие мировые духовные традиции можно 
разделить на два больших и очень сильно отличающихся друг от друга лагеря.
     КУ: Да, если мы рассмотрим различные варианты попыток человека постигнуть 
Божественное, как на Востоке, так и на Западе, как на Севере, так и на Юге, то 
мы обнаружим два совершенно различных типа духовности, которые я называю 
Восходящим и Нисходящим.
     Путь восхождения полностью трансцендентен и потусторонен. Это пуританизм, 
аскетизм, йога, и для данного пути характерно обесценивать или даже отрицать 
тело, чувства, сексуальность, Землю, плоть. Его представители ищут истину и 
Божественное в ином мире; они считают явления или сансару злом или иллюзией; 
они стремятся полностью выйти из этого круга. Для представителей Восходящего 
пути любые Нисходящие пути кажутся иллюзией или даже злом. Восходящий путь 
прославляет Единое, а не Множественное; Пустоту, а не Формы; Небеса, а не Землю.

     Нисходящий путь говорит совершенно о противоположном. Он до самого 
основания своего мирской, он прославляет Множественное, а не Единое. Он 
почитает Землю, тело, чувства и часто сексуальность. Он даже отождествляет Дух 
с чувственным миром, с Геей, с явлениями, и видит в каждом восходе солнца и 
луны все Духовное, что когда-либо потребуется человеку. Он абсолютно имманентен 
и презирает все трансцендентное. На самом деле, для представителей Нисходящего 
пути любая форма трансцендентного считается мифом.
     В: Одна из тем, которые мы хотим обсудить, это история «войны» между 
Восходящим и Нисходящим методами. Каждый из них в глазах другого является 
абсолютным злом.
     КУ: Да, этой войне уже по крайней мере две тысячи лет, и часто она была 
очень жестокой. На Западе, примерно со времени Августина и Коперника, 
господствуют чисто Восходящие методы, полностью направленные на потустороннее. 
Окончательное спасение и освобождение не могли быть достигнуты в этом теле, на 
этой земле, в этой жизни. Я хочу сказать, что ваша жизнь в настоящем времени 
могла быть прекрасной, но все становилось действительно интересным только после 
вашей смерти. Как только вы переходите в потусторонний мир.
     Но затем, с приходом эпохи современности и постмодерна, мы наблюдаем 
полный и окончательный переворот — сторонники Восходящего пути потеряли влияние,
 а представители Нисходящего выбились в лидеры.
     В: Вы называете этот период «господством Нисходящих», и это другая важная 
тема, которую мы затронем. Вы говорите о том, что в современном и 
постсовременном мире почти полностью господствует только Нисходящее 
мировоззрение, которое вы называете «поверхностью».
     КУ: Да, поверхность — это идея о том, что чувственный, эмпирический и 
материальный мир — единственный существующий. Не существует высших или более 
глубоких возможностей, доступных нам. Например, не существует более высоких 
стадий развития сознания. Существует только го, что мы можем видеть при помощи 
глаз или схватить руками. Этот мир полностью лишен любого рода восходящих 
энергий, в нем полностью отсутствует какое-либо трансцендентное измерение. И, 
на самом деле, как это всегда происходит при наличии только одного подхода, 
любое проявление Восходящего пути или трансцендентный опыт в лучшем случае 
считался неправильным, а в худшем случае — злом.
     Поэтому добро пожаловать на поверхность, в мир Нисходящего пути. Мы, 
модернисты и постмодернисты, почти полностью живем внутри этой клетки 
Нисходящего пути, в плоском и увядшем мире бесконечных 
чувственно-воспринимаемых форм, в равнинном мире серых и тоскливых поверхностей.
 В капитализме или в марксизме, в индустриализме или в глубинной экологии, в 
консумеризме культуре или в культуре экологического феминизма, в любом случае 
ваш Бог или ваша Богиня - то, что вы можете увидеть вашими собственными глазами.
 Вы можете ощутить его при помощи своих чувств, поклоняться вашим собственным 
ощущениям, можете вонзить в него свои зубы и до конца изучить его облик.
     Считаем ли мы себя духовными людьми, или нет, мы, жители поверхности, 
поклоняемся только Богу Нисходящего пути, чувственно-воспринимаемой Богине, 
миру явлений, одноцветному миру с простым местоположением, миру, на который вы 
можете указать пальцем. Ничто не является для нас более высоким или более 
глубоким, чем Бог, который бормочет в нашем визуальном пространстве.
     Как и почему это получилось так — вот хорошая тема для обсуждения.
     В: Вы говорите о том, что великие недуальные традиции Востока и Запада 
попытались объединить Восходящий и Нисходящий пути.
     КУ: Да, чтобы уравновесить трансцендентное и имманентное, Единое и 
Множественное, Пустоту и Форму, нирвану и сансару, Небеса и Землю.
     В: «Недуальность» — это интеграция Восходящего и Нисходящего путей?
     КУ: Да, в целом это так.
     В: Поэтому есть еще одна важная тема, которую мы хотим обсудить, — потоки 
Восходящего и Нисходящего путей духовности, и то, как эти потоки могут быть 
объединены.
     КУ: Это важно, потому что и представители Восходящего, и представители 
Нисходящего путей рассматривают только свои любимые фрагменты Космоса. Так 
возникает жестокая война, в ходе которой они просто пытаются побороть или 
подчинить друг друга, что приводит только к появлению новых ран.
     Но именно в союзе Восходящего и Нисходящего путей, а не в каком-то 
окончательном исходе этой жестокой войны между двумя точками зрения, может быть 
найдена гармония потоков. Мы могли бы сказать, что, когда Восходящий и 
Нисходящие пути будут объединены, для нас будет открыт путь к спасению. И те, 
кто не вносит свой вклад в этот союз, не только разрушают Землю, которая у них 
есть, но и закрывают себе путь к единственным Небесам, которых они могли бы 
достигнуть.

ЧАСТЬ 1
Дух-в-действии



Глава 1


    То общее, что нас объединяет

     В: Итак, мы начнем рассказ непосредственно с Большого взрыва и затем 
проследим движение эволюции от материи до жизни и разума. А затем, с появлением 
разума, или человеческого сознания, мы рассмотрим пять или шесть главных эпох 
развития человека. И все это будет излагаться в контексте духовности — или того,
 что она означает, различных исторических форм духовности и форм, которые могли 
бы появиться завтра. Правильно?
     КУ: Да, это своего рода краткая история всего. В целом этот проект кажется 
грандиозным, но он основан на том, что я называю «ориентирующим обобщением».
     В: Что такое «ориентирующее обобщение»?
     КУ: Если мы посмотрим на различные области человеческого знания — от 
физики и биологии до психологии, социологии, религии и богословия, то увидим в 
них определенные широкие, общие темы, по которым, фактически, существует очень 
мало разногласий.
     Например, в сфере морального развития не каждый согласится с деталями 
моральных стадий Лоуренса Колберга или с некоторыми моментами переработки 
Кэролом Гиллиганом схемы Колберга. Но существует общее и вполне объективное 
мнение, что моральное развитие человека проходит, по крайней мере, через три 
главные стадии.
     Человек при рождении еще не социализирован и не имеет никакой системы 
морали — это «доконвенциональное» состояние. Затем человек изучает общую схему 
морали, которая содержит основные ценности общества, его воспитывающего, и 
становится «конвенциональным», или обычным. И во время дальнейшего роста он 
может начать размышлять о своем обществе, и, таким образом, отдалиться от него 
на некоторое скромное расстояние, обретая способность критиковать или 
преобразовывать его — человек переходит в «постконвенциональное» состояние.
     Таким образом, хотя фактические детали и тонкости этой последовательности 
психологического развития человека все еще горячо обсуждаются, каждый 
исследователь в значительной степени соглашается с тем, что нечто похожее на 
эти три широких стадии действительно имеет место и встречается у всех людей. 
Это и есть ориентирующее обобщение: оно показывает нам, с большой долей 
вероятности, где расположены важные леса, даже если мы не можем договориться, 
сколько в них находится деревьев. Я считаю, что, если мы возьмем эти в 
значительной степени согласованные ориентирующие обобщения из различных 
областей знания — от физики и биологии до психологии, социологии, религии и 
богословия — и если мы свяжем эти ориентирующие обобщения вместе, мы получим в 
чем-то удивительные и часто глубокие выводы, которые воплощают наше уже 
согласованное знание. Бусины знания уже собраны: необходимо только соединить их 
вместе в ожерелье.
     В: Так значит, в этих беседах мы будем создавать своего рода ожерелье?
     КУ: Да, в некотором смысле. Работая с большими ориентирующими обобщениями, 
мы можем создать обширную карту отношения мужчин и женщин к Вселенной, Жизни и 
Духу. Детали на этой карте мы все можем наносить так, как нам нравится, но ее 
общие контуры основаны на огромном количестве свидетельств с учетом общих 
ориентирующих обобщений из различных сфер человеческого знания, простых, но 
стабильных.
    
    
    Космос
    
     В: Мы проследим развитие эволюции в различных сферах, от материи до жизни 
и разума. Вы называете эти основные области материей, или космосом, жизнью, или 
биосферой, и разумом, или ноосферой. И все три области вы называете словом 
«Космос».
     КУ: Да, Пифагорейцы ввели понятие «Космос», которое мы обычно переводим 
как космос. Но изначальное значение этого слова — упорядоченная природа или 
процесс всех областей существования, от материи и разума до Бога, а не только 
физический мир, который соответствует сегодняшнему употреблению слова «космос» 
или «вселенная».
     Поэтому я хотел бы определить этот термин заново. И, как вы говорили, 
Космос содержит космос (или физиосферу), жизнь (или биосферу), душу или разум 
(ноосферу) и божественное (теосферу или область божественного).
     Мы можем заинтересоваться тем, что же происходит, когда материя становится 
жизнью, или космос становится биосом, но, как замечает Франсиско Варела, 
автопоэзис (или саморазмножение) происходит только в живых системах. Его нет в 
физиосфере, но
     оно есть в биосе. Это существенное и глубокое возникновение — нечто 
удивительно новое, и я прослеживаю несколько типов таких глубоких трансформаций,
 или возникновений нового, в процессе эволюции Космоса.
     В: Так в этой дискуссии нас интересует не только космос, но и Космос в 
целом?
     КУ: Да. Многие космологии основаны на материальной предпосылке: физический 
космос представляется в них наиболее реальным измерением, а все остальное 
объясняется по отношению к этому материальному плану. Но насколько же это 
жестокий подход! Он разбивает весь Космос о стену редукционизма, и все области, 
за исключением физической, медленно умирают прямо на наших глазах. Разве так 
можно относиться к Космосу?
     Нет, я думаю, что мы будем заниматься Космологией, а не космологией.
    
    
    Двадцать принципов: модели, которые нас объединяют
    
     В: Мы можем изучать Космологию, пересматривая характеристики эволюции в 
различных областях. Вы выделили двадцать принципов, которые справедливы для 
эволюции в любой области, от материи и жизни до разума.
     КУ: Да, это так.
     В: Давайте приведем несколько примеров этих двадцати принципов, чтобы 
показать, о чем идет речь. Принцип номер один заключается в том, что реальность 
состоит из целого/частей, или «холонов». Реальность состоит из холонов?
     КУ: Это слишком странно? Или уже непонятно? Артур Кестлер ввел термин 
«холон» для описания целого, которое полно само по себе, и в то же время 
является частью другого целого. И если вы будете внимательнее смотреть на 
явления и процессы, скоро станет очевидно, что они не просто целое, а часть 
чего-то еще. Они являются целым/частью, или холоном.
     Например, целый атом является частью целой молекулы, а целая молекула 
является частью целой клетки, целая клетка является частью целого организма, и 
так далее. Каждый из этих объектов не целое, и не часть, а холон.
     И суть в том, что все в основе своей является определенного рода холонами. 
Философский спор между атомистами и сторонниками теории целостности 
продолжается уже более двух тысячелетий: что же реально, целое или его части? 
Ответ в том, что ни то, ни другое не реально. Или оба реальны, как вам больше 
нравится. Во всех направлениях существуют только холоны, как при увеличении, 
так и при уменьшении масштаба.
     Есть старая шутка про короля, который пришел к мудрецу и спросил, как же 
так происходит, что земля не падает. Мудрец ответил: «Земля покоится на льве». 
— «А на ком же тогда стоит лев?» — спросил король. «Лев стоит на слоне», — 
ответил ему мудрец. «А на ком тогда покоится слон?» — опять спросил король. 
«Слон опирается ногами на черепаху», — ответил мудрец. «А черепаха тогда... » 
Мудрец остановил его и ответил: «Вы можете остановиться на этом, Ваше 
Величество. Дальше там все время черепахи».
     Все время вниз черепахи, все время вниз холоны. Не важно, насколько далеко 
мы зайдем, мы все равно обнаружим холоны, которые покоятся на холонах. Каждая 
субатомная частица распадается на облако пузырьков внутри пузырьков, холонов 
внутри холонов, и так до бесконечности. Холоны все время вниз.
     В: И все время вверх, как вы говорили. Так значит, мы никогда не придем к 
абсолютно Целому?
     КУ: Это так. Нет такого целого, которое в то же самое время не было бы 
частью чего-то другого, и так до бесконечности. То, что сегодня было целым, 
завтра становится только частью...
     Даже целое Космоса тоже, в свою очередь, является частью целого следующего 
уровня, неразличимости. Ни на одном уровне у нас не будет только целого, потому 
что всегда есть только целое и его части.
     Поэтому первый принцип гласит, что реальность состоит не из вещей или 
процессов, не из целого и его частей, а из целого/частей, или холонов, как при 
увеличении масштаба наблюдения, так и при уменьшении.
     В: Значит, реальность не состоит, скажем, из субатомных частиц?
     КУ: Конечно, нет. Этот подход в основе своей является редукционистским, 
потому что он ставит материальную, физическую реальность над всем остальным — 
от жизни до разума и духа — и утверждает, что они происходят из материи, а это 
совершенно неверно.
     Обратите внимание на то, что субатомные частицы сами являются холонами. 
Как и клетка. Как и символ, образ, понятие. До того, как они становятся чем-то 
другим, они уже являются холонами. Поэтому мир не состоит из атомов, символов, 
клеток или понятий. Он состоит из холонов.
     Так как Космос состоит из холонов, то мы должны посмотреть, что же у всех 
этих холонов общее, и тогда мы сможем понять общие направления эволюции в 
различных областях. Холоны в космосе, биосфере, духе, божественном, как они 
развиваются и какие общие образцы раскрывают.
     В: Общее у всех холонов. Именно так вы приходите к остальным принципам? 
КУ: Да, это так.
    
    
    Организация и взаимодействие
     
     В: Итак, правило первое говорит о том, что мир состоит из холонов. Правило 
два заключается в том, что у всех холонов есть определенные признаки.
     КУ: Да. Поскольку каждый холон — это целое/часть, у него есть две 
«тенденции» или, можно сказать, две «силы», которые поддерживают его свойства 
целостности и частичности.
     С одной стороны, ему необходимо поддерживать свою целостность, 
идентичность, автономию или организацию. Если он не будет поддерживать свою 
внутреннюю структуру, то он просто перестанет существовать. Поэтому одна из 
характеристик холона, в любой области, — это его организация, способность 
поддерживать свою целостность перед лицом влияния внешней среды, которая иначе 
просто разрушила бы его. Это верно для атомов, клеток, организмов и идей.
     Но холон — это не только целое, которое сохраняет свою структуру, это еще 
и часть какой-то другой системы. И поэтому, кроме поддержания своей автономии, 
ему также необходимо быть частью другого целого. Его собственное существование 
зависит от способности вписаться в окружающую среду, и это верно для атомов, 
молекул, животных и людей.
     Поэтому любой холон обладает не только своей собственной организацией как 
целого, ему также необходимо участвовать во взаимодействии как части целого. 
Если он не может выполнять эти обязанности, он просто будет разрушен. Он 
перестанет быть.                                                                
          
    
    
    Движение вверх и распад
    
     В: И это часть принципа номер два — каждый холон обладает как организацией,
 так и взаимодействием. Вы называете эти способности холона «горизонтальными». 
Что же такое тогда «вертикальные» способности, которые вы называете 
«самопреодолением» и «самораспадом»?
     КУ: Если холону не удается поддерживать свою организацию или 
взаимодействие, то он может полностью разрушиться. Когда он разрушается, он 
распадается на подхолоны: клетки распадаются на молекулы, которые, в свою 
очередь, распадаются на атомы, которые также можно разрушить под очень большим 
давлением. Интересно в этом распаде то, что холоны распадаются в порядке, 
обратном тому, в котором они создавались. Поэтому это разложение является 
самораспадом или просто разделением на подхолоны, которые, в свою очередь, 
могут быть разделены на составляющие, и так далее.
     Но посмотрите на обратный процесс, самый необычный из процессов роста, в 
ходе которого появляются новые холоны. Как могли впервые объединиться вместе 
отдельные молекулы, чтобы составить вместе клетку?
     Существует стандартное неодарвинистское объяснение этого факта при помощи 
естественного отбора, но в него больше никто не верит. Эволюция, очевидно, 
действует по законам естественного отбора, но этот процесс просто выбирает те 
трансформации, которые уже произошли при помощи механизма, не понимаемого никем.

     В: Например?
     КУ: Возьмите стандартное убеждение о том, что крылья просто развились из 
передних конечностей.
     Возможно, потребовались сотни мутаций, чтобы из Конечности получилось 
крыло — ведь половина крыла не подойдет. Половина крыла не так хороша, как лапа,
 и не так хороша, как крыло: животное уже не может хорошо бегать и еще не может 
летать. У него нет своей ценности с точки зрения естественного отбора. Другими 
словами, с половиной крыла животное станет чьим-то ужином. Крыло получится 
только тогда, когда эти сотни мутаций произойдут сразу, в одном животном, а 
также те же мутации должны одновременно произойти в другом животном 
противоположного пола, а затем они должны как-то найти друг друга, поужинать 
вместе, немного выпить и завести потомство, которое будет иметь полноценные 
крылья.
     Мы говорим о невероятном. Это совершенно, абсолютно невероятно. Случайные 
мутации не могут объяснить таких явлений. Огромное количество мутаций все равно 
приводят к гибели, так как же получить одновременно сто не смертельных мутаций 
одновременно? Или даже пять-шесть для начала? Но если эта невероятная 
трансформация произошла, тогда естественный отбор действительно выберет более 
приспособленные крылья. Но не сами крылья. К этому процессу нет ключа.
     На настоящее время все просто согласились называть данное явление 
«квантовой эволюцией», «пунктирной эволюцией» или «случайной эволюцией» — 
совершенно новые, независимые и необычайно сложные холоны возникают как 
огромный скачок, напоминающий квантовые процессы, без какого-либо 
предшествования или промежуточных форм. Десятки или сотни не смертельных 
мутаций должны произойти одновременно, чтобы все образование выжило — крыло, 
например, или глазное яблоко.
     Чтобы мы ни думали по поводу этих необыкновенных трансформаций, нельзя 
отрицать факт, что они все же происходят. Поэтому многие теоретики, такие как 
Эрих Джантш, просто говорят об эволюции как о «самореализации посредством 
самопреодоления». Эволюция в целом является процессом самопреодоления: у нее 
есть совершенно невообразимая способность превосходить то, что было достигнуто 
раньше. Поэтому эволюция — это отчасти процесс самопреодоления, который 
объединяет существовавшее раньше с какими-то новыми компонентами. Сила движения 
вверх, таким образом, является частью самого Космоса.
    
    
    Четыре импульса всех холонов
     
     В: И это есть четыре импульса всех холонов. Итак, у нас есть организация и 
взаимодействие, действующие на горизонтальном уровне, и в вертикальном 
измерении у нас есть самопреодоление как движение вверх и распад как переход на 
более низкий уровень.
     КУ: Да, это так. Так как все холоны являются целым/частью, в своем 
существовании они подвергаются воздействию различных сил, или импульсов. 
Импульса быть целым, импульса быть частью, движения вверх и распада. И принцип 
номер два просто говорит о том, что у холонов есть эти четыре импульса.
     Вот вам пример того, как возникли двадцать принципов. Остальные принципы 
посвящены взаимодействию этих сил. Самопреодоление является причиной появления 
жизни из материи и разума из жизни. А двадцать принципов просто прослеживают 
все общие модели, которые можно найти в эволюции холонов, где бы она ни 
происходила, в материи, биосфере или разуме, а также и в более высоких сферах. 
Может быть, даже в духовном мире, Да?
     В: Так, значит, в эволюции есть какого-то рода единство?
     КУ: Да, отчасти это так. Продолжающийся процесс самопреодоления в эволюции 
производит прерывности, скачки, творческие сдвиги. Поэтому в эволюции есть и 
сдвиги — разум нельзя свести к жизни, жизнь нельзя свести к материи; а также 
есть преемственность — общие модели, которые эволюционируют во всех областях. И 
в этом смысле, да, Космос объединяет, связывает все в единый процесс. Это 
универсум, единая песнь.
    
    
    Творческие возникновения
     
     В: И эту песнь вы называете Духом-в-действии или Богом-в-творении, и я 
хотел бы вернуться к этой теме позднее. Но сейчас, принцип номер три гласит: 
холоны появляются.
     КУ: Да. Как мы говорили, эволюция — это часть процесса самопреодоления, и 
она всегда идет за пределы того, что было раньше. И в этой новизне, этом 
возникновении появляются новые существа, составляются новые холоны. Этот 
необычный процесс создает союзы из фрагментов и целостностей. Космос, кажется, 
развивается в квантовых скачках творческих возникновений.
     В: Именно поэтому один уровень целостности нельзя сократить до суммы его 
компонентов, или холон нельзя представлять как просто сумму подхолонов.
     КУ: Да. То есть вы можете анализировать целое как сумму частей, и это 
совершенно правомерный подход. Но тогда вы получите части, а не целое. Вы 
можете разобрать часы и проанализировать каждую из их частей, но тогда вы не 
сможете узнать, сколько времени. Целостность холона не содержится ни в одной из 
его частей, и это может положить конец лихорадке редукционизма, 
распространенной в западной науке. В последнее время понимание данного факта 
начало появляться в науках о системах: мы живем в мире творческого 
возникновения.
     Хотя в науке все еще существует редукционизм, тенденция, кажется, уже 
поменялась. Вам едва ли придется объяснять другим, чем «плох» этот подход. А 
отсутствие редукционизма означает, что Космос является творческим миром.
     Удивительно, не так ли? В качестве «высших категорий», то есть таких, 
которые необходимы нам для размышления обо всем остальном, Уайтхед перечислил 
только три: творчество, единое, множество (так как каждый холон является, в 
действительности, единым и многим, то эти категории можно свести к двум: 
творчество, холоны).
     Но смысл в том, как говорил Уайтхед, что «Высшая метафизическая основа — 
это творческое проникновение в новое». Новые холоны появляются при помощи 
творчества. Творчество, холоны — это те основные категории, которые необходимы 
нам, прежде чем мы сможем рассуждать о чем-то другом!
     Итак, принцип номер три: холоны возникают. И у каждого холона есть эти 
основные качества: организация, взаимосвязь, самораспад и самопреобразование. 
На их основе создается Космос.
     В: Это уводит нас слишком далеко вперед, и я не хочу прямо сейчас так 
углубляться в тему. Но вы связываете творчество и Дух.
     КУ: Что же есть творчество, как не другое название Духа? Если, как считал 
Уайтхед, творчество является высшей категорией и вы должны иметь ее в сознании, 
прежде чем сможете рассуждать о чем-то другом, что же тогда эта «высшая 
метафизическая основа», если не Дух? Для Духа я также использую буддистский 
термин «Пустота». Но Дух или Пустота дают начало Форме. Появляется новая Форма, 
появляются новые холоны — и они возникают не просто из воздуха.
     Мы уже видели, что наука согласна с мнением о саморазвитии как об основе 
Вселенной. Но что же такое эта преодолевающая себя творческая энергия, как не 
Дух? Пустота, творчество, холоны.
     В: В некоторых научных кругах в последнее время произошла смена отношения 
к более духовным и идеалистическим представлениям о творении.
     КУ: В определенном смысле, Большой взрыв делает идеалистом каждого, кто о 
нем размышляет. Сначала не было ничего, а затем Взрыв! И появилось нечто. Это 
выше понимания. Из Пустоты возникла Форма.
     Для традиционной науки это кошмар, потому что он накладывает предел на 
глупые случайные мутации, которые должны были объяснить Вселенную. Помните 
историю про тысячу мартышек и Шекспира — пример того, как случайно может 
возникнуть упорядоченный мир?
     В: Если предоставить им достаточно времени, то мартышки, нажимая на 
клавиши, могли бы написать пьесу Шекспира.
     КУ: Если предоставить им достаточно времени! Одно вычисление показывает, 
что шанс создать пьесу Шекспира у одной мартышки равен один на десять тысяч 
миллионов миллионов миллионов миллионов миллионов миллионов. Поэтому, возможно, 
это произойдет через миллиард миллиардов лет. Но у Вселенной нет миллиарда 
миллиардов лет. Ее история насчитывает только двенадцать миллиардов лет.
     И это меняет все. Вычисления, которые делали ученые, от Фреда Хойла до Ф. 
Салисбери, достоверно показывают, что двенадцать миллиардов лет недостаточно, 
чтобы создать случайным образом один фермент.
     Другими словами, нечто управляет развитием мира помимо случайности. Для 
традиционных ученых случайность была спасением. Случай был их Богом. Он 
объяснял все. Случайность плюс бесконечное время создавали мир. Но у нас нет 
бесконечного времени, поэтому их бог подвел своих адептов. Этот бог умер. 
Случайность не объясняет происхождение мира, случайность — это то, с чем 
борется мир, с чем борется самопреодоление Космоса.
     В: Что является еще одним способом утверждать, будто самопреодоление 
встроено во Вселенную, или, как вы это говорите, самопреодоление является одной 
из характеристик холонов.
     КУ: Да, я так думаю. Это формирующий импульс, телос, существующий Космосе. 
У него есть направление. Он движется куда-то. Его основой является Пустота; его 
движущая сила — организация форм во все более сложные холоны. Пустота, 
творчество, холоны.
     В: Сегодня сторонники «религиозного креационизма» сделали эту теорию своим 
козырем. Они говорят, что она соответствует Библии и христианской теории 
происхождения мира.
     КУ: Они основываются на очевидном факте, что традиционное научное 
объяснение не справляется со своей работой. Творчество, а не случай, создает 
Космос. Но из этого не следует, что его можно отождествлять с определенными 
представлениями о Боге. Не следует также, что в этой изначальной Пустоте можно 
постулировать существование Бога со всеми характеристиками, которые сделают вас 
счастливыми, — Бога евреев или Бога индусов, или других людей, Бога, который 
наблюдает за мной, который добр и все прощает, и так далее. Необходимо быть 
очень осторожными с этими ограниченными характеристиками, которые имеют 
антропоморфное происхождение. Именно поэтому я предпочитаю термин «Пустота», 
который означает также отсутствие каких-то качеств.
     Но фундаменталисты и «креационисты» используют эти пустые места в 
гостинице науки, чтобы заполнить их своими делегатами. Они видят начало — 
творчество — это абсолют, и приравнивают этот абсолют своему мифическому Богу, 
а также наделяют его всеми необходимыми с их точки зрения характеристиками. Они 
поддерживают так свои эгоистические наклонности, начиная с представления о том, 
что каждый, кто не верит в этого конкретного Бога, будет вечно гореть в аду, 
что точно отражает сознание верующих.
     Поэтому надо начинать с простых вещей и быть осторожными. В Космосе 
существует духовное измерение. Давайте заполнять его осторожно. Самый простой 
факт: Дух (или Пустота) безграничен, но он не бездеятелен, не инертен, он 
проявляет себя через возникновение новых форм, и эта творческая способность 
является высшей. Пустота, творчество, холоны.
     Давайте пока остановимся на этом. Мы можем вернуться к этому вопросу, 
когда будем знать больше.
    
    
    Холархия
     
     КУ: Достаточно ясно. Итак, мы только что рассмотрели принцип номер три 
«холоны возникают». Принцип номер четыре: холоны возникают холархически. Что 
такое холархия?
     Это термин Кестлера для обозначения иерархии. Сегодня иерархия обладает 
плохой репутацией, потому что люди принимают иерархии доминирования за 
естественные иерархии.
     Естественная иерархия — это просто порядок возрастания целых единиц, 
например, от частиц к атомам, от атомов к клеткам, от клеток к организмам; или 
от буквы к слову, потом к предложению, а затем к параграфу. Целое на одном 
уровне становится частью на другом.
     Иными словами, нормальные иерархии состоят из холонов. И поэтому, как 
считает Кестлер, иерархию следует называть «холархией». И он абсолютно прав. 
Действительно, все процессы роста, от материи до жизни и разума, происходят как 
естественные холархии или как увеличение порядка, холизма, целостности — целые 
становятся частями новых целых — и это естественная иерархия, или холархия.
     В: Значит, именно холархии господства заставляют философов критиковать 
данное учение?
     КУ: Да, они критикуют его из благих намерений. Когда какой-то холон в 
естественной холархии покидает свое место и пытается управлять всем целым, 
тогда вы получаете патологию или иерархию доминирования. Раковая клетка 
стремится господствовать над телом, диктатор-фашист стремится господствовать 
над социальной системой, а подавляющее эго стремится господствовать над 
организмом, и так далее.
     Но излечение этих патологичных холархий состоит не в том, чтобы избавиться 
от самой холархии, что вообще невозможно, а в том, чтобы «арестовать» этот 
холон и вернуть его обратно в естественную холархию, так сказать, поставит на 
место. Критики иерархии, а имя им легион, просто путают эти патологические 
холархии с холархиями в целом, и поэтому с водой они выплескивают и ребенка.
     В: Они утверждают, что, избавляясь от иерархий, они следуют целостному 
пути.
     КУ: Совсем напротив. Единственный способ прийти к целостности — только 
через холархию. Когда холисты говорят: «целое больше суммы своих частей», это 
означает, что целое обладает более высоким уровнем организации, чем части в 
отдельности, а это и есть иерархия, холархия. Отдельные молекулы объединяются в 
клетку, появляется свойство, которого не было у самих молекул, — клетка 
организована как холархия. А без холархий у вас будут просто совокупности, а не 
целое.
     Другими словами, так называемые «холисты», которые отрицают иерархию, не 
могут считаться таковыми. Они проповедуют религию редукционизма.
     В: Но многие экофеминисты и экофилософы утверждают, что любая холархия, 
или «ранжирование», подавляет, даже является формой фашизма. Они говорят, что 
введение разницы в ценности уровней — это «старая парадигма», она 
«патриархальна», это парадигма подавления, она должна быть заменена поиском 
связей, а не рангов в мире. Они довольно агрессивно защищают это мнение.
     КУ: Это нелепо, потому что иерархии нельзя избежать. Даже у теоретиков 
антииерархического подхода есть своя иерархия, свои ранги. А именно, что связь 
лучше ранга. Это тоже иерархия, иерархия ценностей. Но так как они это отрицают,
 их иерархии становятся бессознательными, скрытыми. Их иерархия отрицает 
иерархию. У них есть система ценностей, которая говорит, что создавать такие 
системы плохо.
     В: Вы называете это «показательным противоречием».
     КУ: Да, эта антииерархическая точка зрения глубоко противоречива, что 
также объясняет, почему эти теоретики так часто впадают в состояние 
агрессивности. У них есть иерархия, она просто бессознательная и совсем 
непродуманная. При помощи этой скрытой иерархии они атакуют все другие иерархии,
 и они очень довольны собой, потому что считают себя «свободными» от 
ранжирования. Поэтому они несправедливо обвиняют других в том, что делают сами, 
но они никогда этого не признают.
     В: Но иерархия принесла и так много насилия, как вы сами объясняете.
     КУ: Да, но смысл не в том, чтобы навсегда избавиться ото всех холархий и 
иерархий — это невозможно. Пытаться избавиться от оценок — это уже оценка. 
Отрицание иерархии — это уже иерархия. Именно потому, что Космос состоит из 
холонов и холоны существуют в холархиях, вы не можете избежать этого порядка 
включения. Мы хотим отделить нормальные холархии от патологичных иерархий 
господства.
     В: Итак, холархий нельзя избежать.
     КУ: Да, потому что нельзя избежать холонов. Все движения эволюции и 
развития представляют собой холархизацию, процесс повышения уровня порядка 
целостности и включения, который представляет собой ранжирование по уровням 
целостности. Именно поэтому основной принцип холизма — это холархия: высшее или 
более глубокое измерение предоставляет принцип «клей», или модель, которая 
объединяет и связывает разделенные и изолированные части в единство, 
пространство, в котором отдельные части могут существовать как общее целое и не 
быть просто частью, фрагментом.
     Поэтому связь действительно важна, но сама связь осуществляется внутри 
холархии и может существовать только на основе холархии, которая обеспечивает 
более сложное или глубокое пространство для объединения и связи. Иначе будут 
только совокупности, но не целое.
     А когда какой-то холон покидает свое место в холархии, когда он хочет быть 
только целым, а не частью, тогда эта естественная или нормальная иерархия 
деградирует до патологической иерархии господства, которая по-разному 
называется: болезнью или патологией, не важно, физической, эмоциональной, 
социальной, культурной или духовной. И мы хотим «атаковать» эти патологические 
холархии, но не для того, чтобы избавиться от иерархии как таковой, а для того, 
чтобы дать возможность нормальным иерархиям развиваться, продолжать здоровый 
рост и развитие.
    
    
Всеохватывающий импульс эволюции

     В: Хорошо. Вот чего мы достигли: мир состоит из холонов, и эти холоны 
повсюду. У всех холонов есть четыре основных способности: организация и 
сотрудничество, преодоление и включение. Холоны появляются. Они формируют 
холархии.
     КУ: Да, это первые четыре принципа.
     В: Значит, теперь мы подошли к пятому принципу: каждый появляющийся холон 
преодолевает и включает в себя своего предшественника.
     КУ: Например, клетка преодолевает свои молекулярные компоненты, но также, 
очевидно, включает их в себя. Молекулы преодолевают и включают в себя атомы, 
которые преодолевают и включают в себя частицы...
     Смысл в том, что все холоны — это целое и часть одновременно, и 
целостность преодолевает, а частичность включается. В процессе преодоления 
части формируют целое, в процессе включения части связываются в общность и 
разделяют пространство, что освобождает их от бремени быть просто фрагментом.
     И поэтому эволюция — это процесс преодоления и включения, преодоления и 
включения. И это открывает нам само сердце Духа-в-действии, секрет импульса 
эволюции.

Глава 2


    Тайный импульс

     В: Тайный импульс эволюции?
     КУ: Молекула развивается и включает в себя атомы. Преодолевает, то есть 
получает новые активные свойства, которые не есть просто сумма действия ее 
компонентов. В этом большое достижение теории систем и холизма вообще, 
объясняющее возникновение новых уровней организации, и эти новые уровни не 
могут быть сведены какими-либо способами к более низшим измерениям — они 
преодолевают их. Но они также включают их, потому что младшие холоны все же 
являются компонентами нового холона. Итак, преодоление и включение.
     В: Так высший уровень обладает свойствами нижнего плюс какими-то 
дополнительными?
     КУ: Да, это другой способ выражения того, что изначально утверждал 
Аристотель, — все из нижнего находится в вышестоящем уровне, но не все из 
вышестоящего находится в нижнем. Именно так неизбежно устанавливается иерархия 
или холархия. Клетки содержат молекулы, но не наоборот. Молекулы содержат атомы,
 но не наоборот. Предложения содержат слова, но не наоборот. И именно это не 
наоборот устанавливает иерархию, холархию, порядок увеличивающейся целостности.
    
    
    Высший и низший уровни
    
     Сегодня идет много острых споров об уровнях, являющихся «более высокими» 
или «низкими», чем другие. И все же вы даете простое правило для установления 
высшего и низшего уровня в любой последовательности.
     КУ: Да, возьмите любое эволюционное развитие, скажем, от атомов к 
молекулам, от них к клеткам и к организмам. Это последовательность повышающейся 
целостности, увеличивающихся холонов, каждый из которых превосходит и включает 
в себя своего предшественника. Теперь, если в своего рода мыслительном 
эксперименте вы «разрушите» любой отдельный тип холонов, то тогда все из 
вышестоящих холонов будут также разрушены, но ни один из низших холонов не 
пострадает. И этот простой мыслительный эксперимент может помочь вам определить 
высшие и нижние уровни в любой последовательности. Так, например, если бы вы 
разрушили все молекулы во Вселенной, то тогда все более высокоорганизованные 
уровни клеток и организмов также разрушились бы. Но ни один из холонов низшего 
уровня — атомов и субатомных частиц — не был бы разрушен.
     В: Да, я вижу. Значит «вышестоящий» и «более низкий» уровень организации — 
не просто относительное «оценочное суждение».
     КУ: Правильно. Мы говорим об уровнях структурной организации, и в этой 
холархии нет ничего произвольного. Она не является изобретением патриархального 
образа мысли или фашистской идеологии. Если вы разрушите любой отдельный тип 
холонов, то все вышестоящие холоны также будут разрушены, потому что они 
частично зависят как от нижестоящих холонов, так и от их компонентов. Но низшие 
холоны могут очень хорошо прожить и без вышестоящих: атомы могут прекрасно 
существовать без молекул, но молекулы не могут существовать без атомов. Простое 
правило, но оно совершенно ясно устанавливает вышестоящие и нижние уровни в 
любой холархии.
     Это правило работает для любой последовательности, связанной с развитием, 
для любой холархии, начиная от морального развития, овладения языком до 
биологического образования видов, компьютерных программ или усложнения молекул 
нуклеиновой кислоты. Из правила нет никаких исключений, так как оно основано на 
простом факте зависимости целого от частей, а не наоборот. И «не наоборот», как 
мы уже говорили, является холархией, или порядком увеличивающейся целостности.
     В: Именно так вы демонстрируете, что биосфера выше физиосферы?
     КУ: Да, если вы разрушите биосферу, то есть если бы вы уничтожили все 
формы жизни, то Космос, или физиосфера, все еще могли бы существовать. Но если 
вы разрушите физиосферу, биосфера также немедленно была бы разрушена. Это 
произойдет, потому что биосфера превосходит физиосферу и включает ее в себя, и 
не наоборот. Итак, физиосфера — более низкий уровень структурной организации, 
чем биосфера. В этом смысл более высокого и более низкого уровня организации. И 
биос является высшим, а Космос низшим.
     В: Ноосфера также выше, чем биосфера.
     КУ: Да, это доказывается тем же самым способом. Ноосфера начинается со 
способности формировать Любые образы в сознании, и эта способность возникает у 
определенных млекопитающих, например, у лошадей. Но в этом примере я ограничу 
ноосферу более высокоразвитым умом и человеческой культурой, только чтобы 
показать, что имеется в виду, — мы все равно получим те же самые результаты.
     Биосфера прекрасно существовала в течение миллионов лет, пока не возник 
человеческий разум, пока не появилась ноосфера. И если вы разрушили бы ту 
ноосферу, биосфера могла бы продолжать существовать. Но если бы вы разрушили 
биосферу, тогда вы разрушили бы и человеческий разум, потому что биосфера — 
часть ноосферы — а не наоборот. Поэтому да, биосфера — более низкий уровень 
структурной организации, чем ноосфера. Ноосфера превосходит и включает биосферу,
 она не просто часть биосферы. Если вы считаете ноосферу просто частью биосферы,
 то такое мнение является редукционизмом.
     В: Так значит, физиосфера — часть более высокой целостности, биосферы, 
которая является частью более высокой целостности, ноосферы, а не наоборот.
     КУ: Да.
    
    
    Глубина и ширина
    
     В: Но почему многие люди представляют себе все наоборот?
     КУ: Вероятно, потому, что люди путают ширину или пространство с глубиной. 
И большинство думает, что большой размер означает большую глубину, а все 
совершенно наоборот.
     В: Так что в вашей теории означают «глубина» и «пространство»?
     КУ: Число уровней в любой холархии называется глубиной, а число холонов на 
каждом уровне называется шириной.
     В: Значит, если мы говорим, что атомы имеют глубину один, тогда молекулы 
должны иметь глубину два, а клетки глубину три.
     КУ: Да, именно так. То, что мы называем «уровнем», является несколько 
произвольным. Это похоже на трехэтажный дом. Мы можем считать каждый этаж 
уровнем, как мы обычно и делаем, так что дом получается глубиной в три уровня. 
Но мы могли также считать каждую ступень лестницы как уровень. Возможно, между 
этажами двадцать ступеней, тогда мы сказали бы, что у дома шестьдесят уровней, 
или глубина шестьдесят.
     Но дело в том, что, хотя эти уровни относительны или произвольны, их 
взаимное расположение не произвольно. Не важно, говорим ли мы, что холоны имеют 
три или шестьдесят уровней, второй этаж все еще выше, чем первый. Пока мы 
используем ту же самую относительную шкалу, никакой проблемы не возникает, 
точно так же мы можем использовать шкалу Фаренгейта или Цельсия, чтобы измерять 
температуру Воды. Так что мы могли бы сказать, что кварк имеет глубину один, 
атомы глубину два, кристаллы глубину три, молекулы глубину четыре и так далее. 
Глубина реальна, независимо от того, какую относительную шкалу мы решим 
использовать.
     В: Значит, глубина и ширина.
     КУ: Многих смущает то, что эволюция, фактически, создает большую глубину и 
меньшее пространство на последующих уровнях. И люди склонны путать коллективную 
величину или размер с глубиной, поэтому они полностью меняют порядок значения.
     В: Эволюция создает большую глубину и меньшее пространство. Это, на самом 
деле, принцип номер восемь (мы пропускаем некоторые из них). Вы могли бы 
привести пример для этого принципа?
     КУ: Существует меньше организмов, чем клеток; существует меньше клеток, 
чем молекул; существует меньше молекул, чем атомов; существует меньше атомов, 
чем кварков. Каждый уровень имеет большую глубину, но меньшее пространство.
     Причина, конечно, в том, что высший уровень превосходит и включает в себя 
нижний, и всегда будет меньше холонов вышестоящего уровня и больше низших, и не 
существует никаких исключений. Не важно, как много клеток есть во Вселенной, 
всегда будет больше молекул. Не важно, как много молекул во Вселенной, там 
всегда будет больше атомов. Не важно, как много атомов, всегда будет больше 
кварков.
     Так что большая глубина всегда занимает меньшее пространство. Отдельный 
холон приобретает все большую глубину, но коллектив становится все меньше и 
меньше. И так как люди думают, что больше — значит лучше, они имеют тенденцию 
поклоняться большему как лучшему.
     В: Холон превосходит своего предшественника и включает его в себя, 
приобретая, таким образом, большую глубину, но размер популяции холонов большей 
глубины становится меньше. Так называемая пирамида развития.
     КУ: Да. Рисунок 2—1 взят из книги Эрвина Ласло «Эволюция: великий синтез», 
которая рассматривается всеми как самое ясное и точное описание современного 
научного знания об эволюции, как она есть. И вы можете очень ясно увидеть эту 
пирамиду развития. Где материя благоприятствует возникновению жизни, там жизнь 
появляется; где жизнь благоприятствует возникновению разума, появляется разум 
(я добавил бы, где разум благоприятствует возникновению Духа, появляется Дух).
     На диаграмме вы можете видеть, что, по мере того, как вертикальная глубина 
становится больше, горизонтальный размер становится меньше. Интересно, что 
вечная философия пришла к тому же самому заключению своим собственным способом.
     В: Что такое вечная философия?
     КУ: Мы могли бы сказать, что она представляет собой ядро великих всемирных 
традиций мудрости. Вечная философия считает, что действительность — это Великая 
Холархия бытия и сознания, простирающаяся от материи и жизни до разума и Духа. 
Каждое ее измерение превосходит предыдущее и включает меньшее измерение в 
пирамиду холархии, часто представляемую в виде концентрических кругов или сфер. 
Принцип «превосходит и включает» представлен на рисунке 2—1.
     
      Рисунок 2—1. Области эволюции

     Каждый уровень включает предшествующий ему, а затем добавляет свои 
собственные качества, качества, которых нет в предыдущем измерении. Так что 
каждое последующее измерение «больше» в смысле большего охвата, большей глубины.
 И мы увидим, что на самом деле личные границы каждого холона расширяются, 
чтобы включить все большую часть Космоса, как показано на рисунке 2—2.
      
      Рисунок 2—2. Большие глубины
     
     Но так как фактически пространство у каждого следующего холона становится 
меньше и меньше — число холонов в каждом более высоком уровне становится все 
меньше, то эту же самую диаграмму часто рисуют совершенно наоборот, как на 
рисунке 2—3. Большая глубина означает, что меньше холонов обладают такой 
глубиной, а значит, меньшим пространством. Так что реальный размер популяции 
становится все меньше и меньше, как показано на рисунке 2—3, который 
представляет версию пирамиды развития вечной философии.
     
Рисунок 2—3. Меньшие пространства
     
     В: Поэтому мы должны помнить обе части этой прогрессии: больше глубины, 
меньше пространства.
     КУ: Да. При обсуждении эволюции, возможно, следует держать в памяти обе 
эти диаграммы. Первая диаграмма показывает принцип «превосходит и включает» — 
фактическое увеличение охвата, включения, обладания, при котором уровень 
становится «большим» в смысле «более глубоким». Он содержит или охватывает все 
больше уровней или измерений действительности, находящихся внутри него как 
часть его бытия, его совокупной индивидуальности. Поэтому он более значителен: 
он означает, что все больше Космоса принадлежит к нему, так же как молекула 
содержит внутри себя атомы, как бы окутывая их своим собственным существом. Но 
вторая диаграмма напоминает нам, что число холонов на более глубоких измерениях 
становится все меньше и меньше. Рисунок 2—2 — глубина, рисунок 2—3 — 
пространство. Одно становится больше, другое становится меньшим. Больше глубины,
 меньше пространства.
    
    
    Космическое сознание
    
     В: Но самый высокий уровень — это Дух. Разве Дух не всюду? Он не есть 
уровень, он повсюду.
     КУ: Каждый уровень превосходит своего предшественника и включает его в 
себя. Дух превосходит все, так что он включает в себя все. Он совершенно вне 
этого мира, он полностью охватывает каждый холон в этом мире. Он проникает во 
все явления, но он не есть простое проявление. Является ли он вездесущим? Дух 
существует на каждом уровне и измерении, но он не просто какой-то уровень или 
измерение. Он превосходит все, включает в себя все явления, как Основание без 
основания или Пустота во всех проявлениях.
     Так что Дух — и самый высокий «уровень» в холархии, и та бумага, на 
которой написан план холархии. Это самая высокая ступень лестницы, но также и 
древесина, из которой лестница сделана. Дух является и Целью, и Основанием всей 
последовательности. Я думаю, что это станет более очевидным, когда мы продолжим 
далее.
     В: Я не хочу забегать вперед, но это тоже приводит нас к экологической 
этике.
     КУ: Да, суть подлинной экологической этики в том, что мы должны превзойти 
и включить в себя все холоны в истинном объятии. Поскольку в человеке есть 
материя, жизнь и разум сами по себе, то мы, конечно же, должны уважать эти 
холоны не только за их внутреннюю ценность, которая, безусловно, является самой 
важной, но также и потому, что они есть компоненты нашего собственного существа,
 и разрушение их убийственно и для нас. Неразумно причинять вред биосфере, ведь 
этот вред в конечном счете вернется к нам и будет разрушать нас извне. Ведь 
биосфера находится буквально внутри нас, является частью самого нашего бытия, 
составной частью нашей индивидуальности. Разрушать биосферу — внутреннее 
самоубийство, а не только внешняя проблема.
     Итак, мы можем обладать глубоким экологическим сознанием, не будучи 
экологами и не сводя все к простой биосфере. Нам нужен подход, который 
превосходит экологию и включает ее в себя, потому что ноосфера превосходит 
биосферу и включает ее в себя, а та превосходит физиосферу и включает ее в себя.
 Нам не нужен подход, который ставит экологию в привилегированное положение и 
сводит ее к одномерной жизни, к поверхностной сети жизни.
     В: Но многие экофилософы и экофеминисты говорят о мистическом единстве с 
природой, о том, что Бак называл «космическим сознанием», в котором все 
существа рассматриваются как равные, без иерархии вообще. Нет высшего или 
низшего, есть только великая сеть жизни.
     КУ: Да, такой вид мистического опыта равенства обычно присутствует на 
более высоких стадиях человеческого развития.
     Но здесь есть две совершенно другие проблемы. Человеческая личность 
действительно может расширяться, чтобы включать в себя Все — давайте назовем 
это Космическим сознанием, unio mystica, — также, как на рисунке 2—2. 
Индивидуальность растворяется в Духе и, таким образом, охватывает Космос — 
превосходит все, включает в себя все. И это прекрасно. Но число людей, 
действительно понимающих эту высшую личность, очень, очень, очень мало. Другими 
словами, эта очень большая глубина имеет очень маленькую ширину. Как всегда, 
чем больше глубина, тем меньше пространство.
     Но в этом опыте сознание действительно едино со Всем, с Космосом. И в этом 
сознании все существа, высокого или низкого уровня, священные или мирские, 
действительно рассматриваются как совершенные проявления Духа, именно такими, 
какие они есть, — ни низшими, ни высшими. Высшая глубина есть высшее единство 
со Всеми, с Космосом.
     Но это осознание не дается всем существам одинаково, хотя все существа — 
равные проявления Духа. Это осознание — результат процесса развития и эволюции, 
связанного с ростом и преодолением.
     Но теоретики поверхностной сети жизни просто сосредоточивают свое внимание 
на равенстве всех существ и выпускают из внимания холархию реализации. Они 
думают, что если креветка и обезьяна — совершенные проявления Божественного 
(которыми они на самом деле и являются), то между ними нет никакого различия по 
глубине. Этот подход является редукционизмом в самом болезненном его варианте.
     Поэтому мы хотим, чтобы наша экологическая этика считала все холоны без 
исключения проявлениями Духа, и в то же самое время была в состоянии различать 
внутреннюю ценность холона. Она должна понимать, что намного лучше пнуть камень,
 чем обезьяну, намного лучше съесть морковь, чем корову, намного легче питаться 
злаками, чем млекопитающими.
     Если вы соглашаетесь с этими утверждениями, то вы признаете наличие 
холархии ценностей, градации по глубине и внутренней ценности. Большинство 
эко-философов соглашается с такими утверждениями, но они не могут объяснить, 
почему, потому что их иерархия отрицает иерархию. У них есть только 
поверхностная сеть жизни и биологическое равенство, которое не
     Только внутренне противоречиво, — оно парализует Полезность действий, а 
также наносит вред внутренним ценностям.
    
    
    Спектр сознания
    
     В: Хорошо, я очень хочу вернуться ко всему этому (в третьей части), но мы 
должны придерживаться одного курса. Мы говорили о направлении эволюции, телосе 
Космоса, которое не случайно, а имеет направление.
     КУ: У эволюции есть направление, да. Это обычно выражается словами 
«порядок из хаоса». Говоря иначе, движение к большей глубине. Когда случай 
побежден, возникает смысл — внутренняя ценность Космоса, увеличивающаяся с 
каждым шагом развития.
     В: Это, на самом деле, последний принцип, который я хочу обсудить. В этом 
принципе вы приводите различные признаки направления эволюции. Общая тенденция 
эволюции заставляет мир развиваться в направлении увеличения сложности, 
наращивания различий/единства, усложнения организации/структуры, увеличения 
относительной автономии, роста телоса.
     КУ: Да, это некоторые из общепринятых, то есть принятых наукой направлений 
эволюции. Эволюция не означает отсутствие регресса и разрушения. Распад — это 
одна из четырех способностей любого холона. И это также не означает, что каждое 
краткосрочное развитие должно следовать этим направлениям. Как говорит Майкл 
Мерфи, эволюция больше петляет, чем прогрессирует. Но на долгом пути у эволюции 
есть общий телос, общее направление, которое становится особенно очевидным с 
увеличением дифференциации — от атома к амебе и обезьяне!
     Все эти научные описания вообще-то можно обобщить так: основное 
направление эволюции — увеличение глубины. Это космическая сила самопреодоления 
— выходить за пределы того, что было прежде, и включать в себя то, что было 
прежде, увеличивая, таким образом, свою собственную глубину.
     В: И вы также связываете это с сознанием, поскольку вы добавляете: «Чем 
больше глубина холона, тем больше его степень сознания».
     КУ: Да. Сознание и глубина синонимичны. Все холоны имеют свою степень 
глубины, насколько бы малы они были, потому что физический размер не определяет 
глубину. И в процессе эволюции глубина становится все больше и больше — 
сознание становится все сложнее и сложнее. Какую бы глубину не имели атомы, 
молекулы имеют большую. И глубина клеток намного больше, чем у молекул. А у 
растений она больше, чем у клеток. А у приматов больше, чем у растений.
     Существует спектр глубины, спектр сознания. И эволюция раскрывает этот 
спектр. Сознание развивается все дальше, все больше осознает себя и все больше 
себя проявляет. Дух, сознание, глубина — так много слов для одной и той же вещи.

     В: Значит, поскольку глубина есть всюду, сознание тоже есть повсюду?
     КУ: Сознание — это просто то, как глубина выглядит изнутри. Поэтому да, 
глубина есть всюду, сознание тоже есть повсюду и Дух также есть всюду. И когда 
глубина увеличивается, сознание все более и более пробуждается, все более и 
более раскрывает духовное измерение. Сказать, что эволюция порождает все 
большую глубину, то же самое, что просто сказать, что она все больше раскрывает 
сознание и охватывает сознанием предыдущие стадии.
     В: Вы используете термины «раскрывает» и «охватывает».
     КУ: Дух раскрывается с каждым новым преобразованием и одновременно 
охватывает старый уровень своего собственного существования и переходит на 
новую стадию. Превосходит и включает в себя, раскрывает и охватывает, создает и 
любит, Эрос и Агапе — это различные способы сказать одно и то же. Мы можем 
очень Просто обобщить все это: эволюция выходит за пределы того, что было 
прежде, и включает в себя то, что было прежде, сама ее природа заключается в 
преодолении и включении. Таким образом, у нее есть внутреннее направление, 
тайный импульс: увеличение глубины, рост внутренней ценности, развитие сознания.
 Чтобы вообще двигаться вперед, эволюция должна двигаться по этим правилам — ей 
больше некуда идти!
     В: Общая точка бытия?
     КУ: На самом деле, их несколько. Во-первых, так как Вселенная имеет 
направление развития, у нас самих также есть направление развития. В движении 
есть смысл, в развитии есть внутренняя ценность. Как выразился Эмерсон, мы 
лежим на коленях высшего сознания, которое по-другому называется Духом. 
Существует тема, вписанная в подлинный Космос. Существует узор на стене Пустоты.
 В каждом жесте есть смысл, в каждом взгляде есть красота.
     Мы, и все существа как таковые, связаны этим смыслом, находимся в потоке 
заботы и глубокой ценности, высшей значимости, врожденного понимания. Мы — 
неотъемлемая часть этого великого разума, Духа-в-действии, этого «Бога в 
процессе творения». Мы не должны думать о Боге как о мифической фигуре, которая 
находится вне мира, управляя судьбами людей. Также мы не должны представлять 
его себе как имманентную Богиню, потерявшуюся в формах своих произведений. 
Эволюция является и Богом, трансцендентной и имманентной Богиней. Он имманентен,
 так как выходит за пределы сознания и включает в себя саму ткань Космоса; но 
он всегда превосходит свое собственное творение и в каждый момент времени 
является новым.
     Я верю, что мы должны пробудиться как часть этого Духа. Сам Дух в нас 
должен осознать себя, или просветлиться, как сказали бы некоторые, стать 
сверхсознанием. Глубина увеличивается от подсознания через самосознание к 
сверхсознанию, этот путь ведет к ошеломляющему признанию полного единства с 
сияющим Всем и осознанию себя этим Единством.
     Что же вы думаете, по-вашему, это безумие? Не правда ли, все мистики и 
мудрецы безумны? Потому что они все рассказывают разные варианты одной и той же 
истории, не так ли? Истории пробуждения одним чудесным утром и понимания, что 
вы — одно целое со Всем, и это единство бесконечно и вечно.
     Да, возможно, они и являются сумасшедшими, эти божественные чудаки. 
Возможно, они просто слепые идиоты перед лицом Бездны.
     Но я думаю, что развитие эволюции действительно идет от материи через тело 
и душу к духу, и каждая стадия превосходит предыдущую, обретая большую глубину, 
более сильное сознание и более широкий охват. И на самых высоких пределах 
развития, возможно, сознание человека действительно касается бесконечности — 
полный охват полного Космоса, космическое Сознание, или Дух, пробужденный в 
своей собственной истинной природе.
     Это, по крайней мере, возможно. И скажите мне: разве вы считаете, что 
истории, рассказываемые мистиками и мудрецами во всем мире, более безумны, чем 
история научного материализма, и вся их единственно возможная 
последовательность, о которой мы говорили, не более чем рассказ идиота, полный 
слов и эмоций, но не означающий абсолютно ничего? Прислушайтесь к себе 
внимательно: какая из этих двух историй, на самом деле, кажется вам полным 
безумием?
     Я скажу вам, что я думаю по этому поводу. Я думаю, что мудрецы — это и 
есть вершина эволюционного развития. Я думаю, что они — лидеры движения 
самопреодоления, которые всегда выходят за пределы того, что было прежде. Я 
думаю, что они воплощают в себе само стремление Космоса к большей глубине и 
более Широкому сознанию. Я думаю, что они представляют собой луч света, 
мчащийся на свидание с Богом.
     И я думаю, что они указывают на ту же самую глубину в вас и во мне, во 
всех нас. Я думаю, что они включены в Единое, и их голосами говорит Космос, 
через их глаза сияет Дух. И я думаю, что они раскрывают нам облик завтрашнего 
дня. Они открывают нам нашу собственную судьбу, которая также существует уже 
сейчас, в безвременности этого самого момента. В этом удивительном понимании 
голос мудреца становится вашим голосом, глаза мудреца становятся вашими глазами,
 вы начинаете говорить на языке ангелов и гореть божественным светом, который 
сиял всегда и никогда не гас. Вы узнаете ваше истинное Лицо в зеркале самого 
Космоса: ваша личность действительно есть Все, и вы больше не часть этого 
потока, вы — сам поток, и Все раскрывается не вокруг вас, а внутри вас. Звезды 
сияют уже не там, а здесь. Новые звезды возникают в глубине вашего сердца, а 
солнце сияет в вашем сознании. Поскольку вы превзошли все, вы можете охватить 
все. Здесь нет никакого завершенного Целого, есть только бесконечный процесс, и 
вы — открытость, или ясность, или чистая Пустота, в которой непрерывно 
раскрываются все процессы — божественно, чудесно, постоянно и легко.
     Вся игра закончена, этот кошмар эволюции прекратился, и вы находитесь 
точно там же, где и были до начала шоу. С внезапным шоком от совершенно 
очевидного, вы узнаете ваше собственное Подлинное Лицо, лицо, которое у вас 
было до Большого взрыва, лицо полной Пустоты, которое улыбается как все 
существа и поет как целый Космос. И все это исчезает в изначальном взгляде, 
остается только улыбка и отражение луны в тихом пруду в кристально ясную ночь.

Глава 3


    Слишком человеческое

     В: Разговор о сверхсознании забегает немного вперед нашей истории! Мы 
только что осветили ход эволюции до появления людей, до зарождения ноосферы. Вы 
говорите, что на каждой отдельной стадии своего развития человеческое сознание 
также следует двадцати принципам. Так что существует непрерывность в развитии, 
от физиосферы к биосфере и ноосфере.
     КУ: Это все объясняет, не так ли? И поскольку эволюция сейчас перемещается 
в ноосферу, то, основываясь на работах многочисленных исследователей, например, 
Жана Гебсера, Питирима Сорокина, Роберта Белла, Юргена Хабермаса, Мишеля Фуко, 
Питера Бергера, и это лишь немногие, мы можем выделить преобладающие в 
различные эпохи человеческого развития «мировоззрения». Эти стадии, эти 
мировоззрения, можно в итоге назвать как архаическое, магическое, мифическое, 
рациональное и экзистенциальное.
     В: Которым вы также ставите в соответствие основные стадии 
технологического и экономического развития?
     КУ: Да, вот они: доисторическая, садоводческая, аграрная, индустриальная и 
информационная. (Вы можете увидеть их на рисунке 5—2 и на развороте, 
предшествующем титульному листу. )
     В: В каждой из этих стадий вы выделяете тип экономического производства, 
мировоззрения, уровень технологии, морально-этические нормы, юридические 
кодексы, типы религии...
     КУ: И здесь мы также начинаем обращать внимание на статус мужчин и женщин 
в каждой из этих стадий. Поскольку относительный статус мужчин и женщин очень 
сильно менялся на протяжении каждой из стадий, возникла идея найти различные 
факторы, которые повлияли на эти изменения.
     В: К этим стадиям относится и патриархат?
     КУ: В общем, да. Основываясь на интересных работах современных 
исследователей феминистского толка, таких как Кей Мартин, Барбара Вурхис, Джойс 
Нильсен и Дженет Чефец, мы можем полностью восстановить относительный статус 
мужчин и женщин в каждой из пяти (или около того) главных стадий развития 
человека.
     Если мы объединим все эти источники, мы получим пять или шесть главных 
стадий технико-экономического развития, как они выделены, например, Джерардом 
Ленским. Также мы можем определить относительный статус мужчин и женщин в 
каждой из этих стадий, как это было сделано Чефец, Нильсен и другими; а кроме 
того, провести соответствия с мировоззрениями, как поступили Гебсер и Хабермас.
     Используя эти источники и многие другие, которые мы не будем разбирать 
детально, мы можем прийти к довольно стабильным умозаключениям об относительном 
статусе мужчин и женщин в каждой из этих эпох, и, что более важно, мы можем 
выделить факторы, которые повлияли на появление этих различий в статусе.
    
    
    Доисторическая эпоха
    
     В: Давайте сначала приведем несколько примеров, чтобы точно понять, что вы 
имеете в виду.
     КУ: В обществах доисторической эпохи (так называемых обществах охоты и 
собирательства) роли мужчин и женщин были четко очерчены и резко разделены. 
Мужчины, действительно, в основном занимались охотой, а женщины были заняты 
сбором плодов и воспитанием детей. Удивительно: 97 процентов времени 
доисторической эпохи люди следовали этим довольно жестким принципам.
     Но так как у людей было мало имущества, колесо тогда еще не было 
изобретено, не существовало никакого особого акцента на ценности сферы мужского 
или женского. Мужская работа была мужской работой, а женская работа была 
женской, и они никогда не должны были пересекаться. В то время существовали 
очень сильные табу, особенно по поводу менструации у женщин, но это, кажется, 
не влияло на появление каких-либо различий в статусе.
     Из-за этого некоторые феминистки восхваляют доисторические общества. Но я 
думаю, что ни одна из этих феминисток не была бы рада существовавшей тогда 
жесткости тендерных ролей.
     В: Когда появились эти общества?
     КУ: Общества доисторической эпохи впервые появились где-то между миллионом 
и четырехстами тысячами лет назад. Хабермас указывает на то, что первых людей 
от обезьян гоминидов отличала не экономика и даже не инструменты, а скорее 
изобретение роли отца — он называет этот процесс «фамилизацией мужчины». 
Участвуя и в направленной на получение пропитания охоте, и в воспроизведении 
потомства, отец соединил эти две сферы ценности и положил начало уже собственно 
человеческой эволюции. Так как беременные женщины не могут участвовать в охоте, 
эта работа досталась мужчине.
     Но с началом фамилизации мужчины возникает одна-единственная, огромная, 
постоянная и кошмарная задача, которую пытаются решить все последующие 
цивилизации: приручение тестостерона.
     Умри или убей - этот принцип теперь на службе семейного человека. Это 
слишком забавно, вы так не думаете? В любом случае племенная структура основана 
на семействе или родстве, и разные племена, с различными родственными связями и 
происхождением, находились в очень напряженных отношениях друг с другом. Вы 
либо находитесь на стороне победителей, либо на стороне побежденных.
     В племенах доисторической эпохи средняя продолжительность жизни, согласно 
Ленски, была примерно двадцать два с половиной года. Мы, конечно, говорим об 
изначальной племенной структуре, а не о современных народах, которые прошли уже 
сотни тысяч лет дальнейших этапов развития. Изначальная племенная структура 
представляет собой маленькую группу, основанную на общем происхождении и 
родстве, и племя доисторической эпохи добывает себе пропитание путем охоты и 
собирательства.
     Экомаскулинисты (сторонники глубинной экологии) особенно любят этот период,
 главным образом потому, что они берут из него то, что им нравится в этих 
обществах, и игнорируют все остальное, как будто в истории можно выбирать.
     В: Они любят эти общества, потому что они были экологически чистыми.
     КУ: Некоторые общества с племенной организацией были экологическими, а 
некоторые определенно не были. Некоторые племена резали, рубили и сжигали, а 
некоторые были ответственны за исчезновение целых видов животных или растений. 
Как пишет Теодор Росжак в книге «Голос Земли», «священное» отношение к природе 
ни в коем случае не гарантировало экологически чистую культуру, хотя сегодня 
многие исследователи любят считать, что это было именно так.
     Мужчины и женщины всюду и всегда грабили окружающую среду, главным образом,
 по причине простого невежества. И даже высокоразвитая культура майя исчезла в 
значительной степени из-за вырубки тропических лесов континента. Последствия 
невежества в вопросах о влиянии окружающей среды в нашу эпоху намного серьезнее,
 просто потому что потенциал разрушения окружающей среды у современности 
намного более мощный. Невежество племенных обществ, с другой стороны, обычно 
было более умеренным; но невежество есть невежество, и ему, конечно, не стоит 
подражать. Нехватка предметов и средств производства в доисторическую эпоху не 
означает отсутствие мудрости.
     Поэтому некоторые люди сегодня действительно восхваляют племенные общества 
за их «экологическую мудрость», их «почтение к природе» или их «лишенное 
агрессивности поведение». Но я не думаю, что актуальные свидетельства полностью 
поддерживают любое из таких представлений. Я сам уделяю внимание примитивным 
племенным обществам по совершенно другим причинам: мы все сыновья и дочери 
племен. Примитивные племена, на самом деле, есть наши корни, основа, на которой 
будет строиться все последующее развитие человека. Это тот важный первый этаж, 
на который опирается так много последующих этажей нашей истории.
     Существующие сегодня племена, сегодняшние нации и сегодняшние культуры, 
достижения настоящего времени — все указывает на их прямое происхождение от 
основного племенного холона, на котором построено генеалогическое древо 
человечества. И, оглядываясь назад, изучая наших предков в этом свете, я 
поражаюсь и выражаю свое восхищение удивительным творческим потенциалом — 
изначальным прорывом творческого начала, — который позволил людям подняться 
выше данной им природы и начать строить ноосферу. Этот процесс опустил Небеса 
на Землю и возвеличил Землю до Небес, и в конечном счете он свяжет все народы 
мира, если хотите, в одно глобальное племя.
     Но для того, чтобы это произошло, первобытные примитивные племена должны 
были найти способ превзойти свои изолированные племенные структуры родства: они 
должны были перейти к трансплеменным сообществам и к сельскому хозяйству, 
пришедшему на смену охоте и обеспечившему средства для этого нового перехода.
    
    
    Садоводство
    
     В: Так значит, доисторическая эпоха в конечном счете уступила место 
сельскому хозяйству. Вы указываете, что есть два совершенно различных типа 
сельского хозяйства: садоводческая культура и аграрная.
     КУ: Да, садоводство основано на мотыге, или простой палке для рытья, 
аграрное производство основано на тяжелом плуге, приводимом в движение 
животными.
     В: Это выглядит как очень маленькое различие, но для вас оно очень важно.
     КУ: Оно действительно очень значительно. Роющая палка или простая мотыга 
довольно легко могут использоваться беременной женщиной, и, таким образом, 
матери, как и отцы, были способны выполнять работу в саду. Что они и делали. В 
действительности, около 80 процентов продовольствия в этих обществах было 
произведено женщинами (мужчины, конечно, все еще продолжали заниматься охотой). 
Поэтому неудивительно, что приблизительно у трети этих обществ божествами были 
только женщины, и примерно у трети божествами были как мужчины, так и женщины, 
и статус женщин в таких обществах был примерно равен статусу мужчин, хотя их 
роли, конечно же, были по-прежнему резко разделены.
     В: Эти общества были матриархальными?
     КУ: Точнее матрифокальными. Матриархальное общество, строго говоря, это 
доминирование и управление матерей, и никогда не было никаких строго 
матриархальных обществ. Скорее эти общества были в значительной степени 
«эгалитарными», с примерно равным статусом мужчин и женщин; и во многих из 
таких обществ родственная связь действительно определялась по матери, или, 
говоря другими словами, они имели «матрифокальную» организацию. Как я уже 
сказал, примерно одна треть этих обществ поклонялась только женским божествам, 
особенно Великой Матери в ее различных проявлениях, и, наоборот, почти каждое 
известное общество с культом Великой Матери является садоводческим. Начало 
истории таких обществ — приблизительно десять тысяч лет до нашей эры, как на 
Востоке, так и на Западе.
     В: Это любимый период экофеминистов.
     КУ: Да, они любят эти общества, а также некоторые приморские, основанные 
на рыболовстве. Если экологические маскулинисты предпочитают общества 
доисторической эпохи, экофеминисты очень любят садоводческие общества культа 
Великой Матери.
     В: Потому что они жили в гармонии с сезонными циклами природы, а также 
были внимательны к экологии?
     КУ: Да, пока совершались эти ежегодные ритуальные человеческие 
жертвоприношения, чтобы Великая Мать была счастлива, а зерновые культуры давали 
урожай, все находились в гармонии с природой. Средняя продолжительность жизни, 
согласно исследованию Ленского, была приблизительно двадцать пять лет, что 
также довольно естественно.
     Вы видите, что здесь есть та же самая проблема, что и у экомаскулинистов, 
которые восхваляют предыдущую доисторическую эпоху за то, что племена должны 
были общаться с подлинной природой. Но что такое «настоящая природа»? 
Экофеминисты утверждают, что эти ранние сельскохозяйственные общества жили в 
гармонии с сезонными циклами природы, общались с землей, то есть с чистой 
природой, не измененной деятельностью людей. Но экомаскулинисты гневно осуждают 
сельское хозяйство любого вида как первое насилие над природой, потому что 
больше не происходит сбор того, что предлагает сама природа; ведется 
искусственная обработка природы. Люди сельскохозяйственной культуры врываются в 
природу, царапают ее лицо своими технологиями сельского хозяйства, начинают 
насиловать землю. Рай экофеминистов — это начало ада с точки зрения 
экомаскулинистов.
     Итак, как считают экомаскулинисты, садоводство принадлежит культу Великой 
Матери, и именно под покровительством Великой Матери было начато ужасное 
действо сельского хозяйства, массовое преступление, которое впервые установило 
господство человеческого производства над огромной и нежной природой. И 
восхваление этого периода — просто человеческое незнание в его самой худшей 
форме.
     В: Вы, кажется, не превозносите ни доисторическую, ни садоводческую эпоху?
     КУ: Эволюция ведь продолжает свое движение, не так ли? Кто мы такие, чтобы 
указывать на один период развития и говорить, что все после этого периода было 
колоссальной ошибкой, отвратительным преступлением? С чьей именно точки зрения? 
Если мы действительно находимся в руках Великого Духа или Великой Матери, то 
почему мы думаем, что она не знает того, что делает? Чье же это господство?
     В любом случае мы находимся на три или четыре основных технологических 
эпохи выше этого периода, и я сомневаюсь, что эволюция прислушается к нашим 
молитвам и повернет назад.
     В: Вы часто обращаетесь к «диалектическому прогрессу».
     КУ: Да, идея в том, что каждая стадия развития в конечном счете 
сталкивается со своими собственными внутренними ограничениями, которые могут 
действовать как спусковые механизмы для силы самопреодоления. Внутренние 
ограничения создают своего рода замешательство или даже хаос, и система или 
ломается (самораспад), или превосходит этот хаос, развиваясь к более высокой 
ступени порядка (самопреодоление) — так называемый порядок из хаоса. Этот новый 
и более высокий порядок не содержит ограничений своего предшественника, но в 
нем появляются его собственные ограничения и проблемы, которые не могут быть 
решены на том же самом уровне.
     Другими словами, за каждый эволюционный шаг вперед платится своя цена. 
Старые проблемы решены или преодолены, только теперь появляются новые, и иногда 
более серьезные трудности. Но романтики возврата к природе — будь то 
экомаскулинисты или экофеминисты — просто берут проблемы последующего уровня и 
сравнивают их с достижениями предыдущего, и, таким образом, утверждают, что 
после их любимой эпохи наступил регресс. Это довольно извращенный взгляд на 
вещи.
     Я думаю, что все мы признаем и уважаем великие достижения прошлых культур 
во всем мире и пытаемся сохранить и понять всю их мудрость, какую только можем. 
Но поезд, что бы ни происходило, с самого первого дня находится в движении 
самопреодоления, и если мы будем пытаться двигаться вперед, глядя только в 
зеркало заднего обзора, это, вероятно, будет причиной серьезных аварий.
     В: Вы говорите о том, что наша эпоха также когда-нибудь закончится.
     КУ: Никакая эпоха не является, в конце концов, особой. Мы все глупцы с 
точки зрения завтрашнего дня. Процесс продолжается. И Дух находится в процессе 
эволюции, а не принадлежит к какой-то особой эпохе, времени или месту.
    
    
    Аграрная культура
    
     В: Я хочу вернуться к нашему разговору. Мы говорили о садоводческих 
обществах и возможности перехода к аграрному производству. И хотя оба периода 
связаны с сельским хозяйством, это изменение от мотыги к плугу для вас было 
очень важно.
     КУ: Весьма важно. Если роющей палкой может легко пользоваться беременная 
женщина, плугом на животной тяге она пользоваться уже не может. Как говорят 
Джей Нильсен и Джанет Чейфец, те женщины, которые попытаются сделать это, со 
значительно большей вероятностью могут расплатиться выкидышем. Другими словами, 
у женщин существует эволюционная предрасположенность к тому, чтобы не пахать. 
Таким образом, с введением плуга начали происходить массовые изменения в 
культуре.
     Во-первых, фактически все продукты питания теперь производились 
исключительно мужчинами. Мужнины и женщины вместе решили, что тяжелый пахотный 
труд будет мужской работой.
     Женщины — это не овцы, а мужчины — не свиньи. Патриархат был сознательным 
совместным соглашением мужчин и женщин, сделанным перед лицом довольно суровых 
обстоятельств. Для мужчин это, конечно же, не было развлечением, и уж точно не 
такой большой забавой, как охота на крупную дичь, которую мужчины должны были 
почти совсем забросить. Кроме того, согласно таким исследователям, как Ленски и 
Чейфиц, мужчины в этих «патриархальных» обществах чувствовали себя значительно 
хуже, чем женщины, по любой шкале объективных показателей «качества жизни», 
начиная с того факта, что только мужчины могли быть призваны для защиты 
государства и только они должны были подвергать свою жизнь опасности. Мысль о 
том, что патриархат был привилегированным клубом для мальчиков, в котором 
мужчинам можно было веселиться, веселиться и веселиться, основана на крайне 
плохом качестве исследований, подверженных влиянию идеологии.
     Мы можем научиться у этих обществ только тому, что, когда полы сильно 
поляризованы, когда их сферы ценностей резко разделены, очень сильно страдают 
оба пола.
     В: Именно это случилось с патриархатом?
     КУ: Да, поляризация полов. В аграрных обществах наиболее сильно, по 
сравнению с любым известным общественным устройством, подчеркнута 
противоположность между полами. Это не мужской заговор, как, впрочем, и не 
женский заговор, это просто лучшее, что эти общества могли сделать при 
существовавшей в то время технологической форме организации труда. Таким 
образом, когда мужчины стали фактически единственными производителями 
продовольствия, то, совершенно естественно, почти все божества в этих культурах 
стали не женскими, а исключительно мужскими. Более 90 процентов аграрных 
обществ во всех концах земли главным своим божеством делают божество-мужчину.
     В: В своей книге вы говорите: «Когда женщина работает в поле с мотыгой, 
богом является Женщина; когда мужчина работает в поле с плугом, Богом 
становится Мужчина».
     КУ: Да, это краткое резюме моего подхода. Бог и Богиня могут иметь более 
глубокий и более трансперсональный смысл, о котором мы поговорим позже, но для 
человеческого сознания среднего уровня того времени мифические изображения 
обычно выражали гораздо более обыденную реальность. Во многих случаях они 
представляли основные технико-экономические установки данного общества: кто 
достает пищу на стол.
     В: Там, где Бог является мужчиной, это означает господство патриархии?
     КУ: Да, и патриархат правильно называют правлением отцов. Здесь мы немного 
затронем базис, о котором говорил Маркс: так как общественные отношения 
начинают организовываться вокруг производственного базиса, в данном случае 
плуга, то мужчины начинают доминировать над общественными отношениями в сферах 
управления, образования, религии, политики. А женщины начинают господствовать в 
частной жизни семейства: над очагом и домом. Об этом разделении часто говорят 
как о мужском производстве и женском воспроизводстве. Аграрные общества начали 
возникать приблизительно в 4000—2000 годах до нашей эры, как на Востоке, так и 
на Западе, и данный способ производства доминировал до начала индустриальной 
революции.
     В то же время возможность перемещения на обширные территории сильно 
продвинула сельское хозяйство вперед, создав значительный излишек 
продовольствия. И это освободило многих людей — а точнее, многих мужчин — и 
теперь они могли преследовать иные цели, кроме сбора и выращивания продуктов 
питания. То есть сельское хозяйство освободило некоторых мужчин от производства,
 но женщины все еще в значительной степени были связаны с воспроизводством. 
Такая ситуация позволила возникнуть ряду высоко специализированных классов: 
мужчины теперь могли посвятить свое время не только добыванию пропитания, но и 
более широкой культурной деятельности. Были изобретены математика, письмо, 
металлургия — а также специализированные военные техники.
     Излишек производства освободил мужчин, и под руководством «убийственной» 
части тестостерона они начали строить первые большие военные Империи. На земном 
шаре, начиная приблизительно с 3000 годов до нашей эры, появлялись Александры и 
Цезари, Саргоны и Канны. Они создавали огромные империи, которые, как это ни 
парадоксально, начали объединять враждующие племена и закреплять определенный 
общественный строй. Эти империи принесли с собой рациональность и 
индустриализацию, а потом уступили место современным национальным государствам.
     И точно так же, с появлением аграрного производства, был освобожден еще 
один класс людей, которые начали обдумывать свое собственное существование. 
Таким образом, в этих больших аграрных культурах впервые зародилось постоянное 
духовное творчество, творчество, которое уже определяло местонахождение Духа не 
просто «там», в биосфере (волшебство, доисторическая эпоха и ранняя 
садоводческая культура), и не просто «там», в мифическом рае (мифология, 
поздняя садоводческая и ранняя аграрная культура), а скорее в «здесь». В 
пространстве глубокой субъективности, в пространстве внутреннего понимания, в 
пространстве размышления и созерцания. Так появились великие осевые мудрецы, 
чей...
     В: Осевые?
     КУ: Термин Карла Ясперса, обозначающий этот невероятно важный период в 
истории, начинающийся около шестого столетия до нашей эры, как на Востоке, так 
и на Западе, период, который произвел на свет великих «осевых мудрецов»: 
Гаутаму Будду, Лао Цзы, Парменида, Сократа, Платона, Патанджали, Конфуция, 
мудрецов Упанишад и так далее.
     В: Все они мужчины...
     КУ: Ну, в аграрной культуре всегда все мужчины. И одна из главных задач 
духовности в мире постмодерна состоит в том, чтобы дополнять и уравновешивать 
эту ориентируемую на мужчину духовность соответствующими ей женскими формами. 
Мы не хотим просто выбросить все, что накоплено этими великими традициями 
мудрости, потому что это было бы катастрофой. Это похоже на следующее 
высказывание: мы отказываемся использовать колесо, потому что его изобрел 
мужчина. Но действительно, все эти великие традиции мудрости возникли в среде, 
в которой мужчины могли говорить с Богом непосредственно, а женщины могли 
говорить с Богом только через своих мужей.
    
    
    Индустриальная эпоха
    
     В: Я хочу вернуться к проблеме мужской и женской духовности, потому что 
это приводит нас к тому, что вы называете «Восходящим путем» и «Нисходящим 
путем» развития духовности, или Богом и Богиней, и к проблеме уравновешивания 
этих двух подходов.
     Но сначала необходимо закончить с аграрной эпохой и переходом к 
индустриальной. Как это связано с «современностью»?
     КУ: И «современность» и «постмодернизм» (постмодерн) используются 
совершенно в разнообразных контекстах. Но термин «современность» обычно 
относится к событиям, которые следуют за Просвещением, начиная с Декарта, Локка 
и Канта, и к сопутствующим процессам в мире техники, которые позволили 
осуществить переход от феодального аграрного строя с мифическим мировоззрением 
к индустриализации и рациональному мировоззрению. А «постмодерн» обычно 
означает, в самом широком смысле, целый спектр событий эпохи пост-Просвешения, 
к которым также относится постиндустриальная революция.
     В: Значит, сейчас мы будем говорить о начале эпохи современности, о начале 
перехода от аграрного производства к индустриализации...
     КУ: Индустриализация, несмотря на все ее ужасы и кошмарные побочные 
эффекты, была, прежде всего, технологией производства пропитания не при помощи 
человеческих мышц, воздействующих на природу, а при помощи власти 
воздействующей на природу машины. Пока аграрным обществам требовалась 
физическая рабочая сила людей для производства продуктов питания (вспахивание), 
эти общества неизбежно считали высшей ценностью мужскую физическую силу и 
мобильность. Ни в одном из известных аграрных обществ нет ничего даже отдаленно 
напоминающего права женщин.
     Но в течение столетия, прошедшего после начала эпохи индустриализации, 
которая сняла приоритет мужской физической силы, так как появились двигатели и 
механизмы, впервые в истории появилось крупномасштабное женское движение. 
«Защита прав женщин» Мэри Уоллстонкрафт была написана в 1792-м, и это первый 
полностью феминистский трактат в истории.
     Не то чтобы женщины внезапно стали умными, сильными и решительными после 
миллиона лет подавления, глупости и неспособности. В первый раз в истории 
возникли такие социальные структуры, в которых физическая сила не определяла 
полностью власть в культуре. Биология перестала быть судьбой, когда речь шла о 
тендерных ролях. Всего несколько столетий потребовалось на то, чтобы обеспечить 
женщинам юридические права собственности, возможность голосовать и «быть 
самостоятельным человеком», то есть иметь свою частную собственность.
     В: Есть документы, которые поддерживают это мнение, не так ли?
     КУ: Эмпирические свидетельства, представленные 
исследователями-феминистками, о которых я упоминал, указывают на то, что, как 
говорит Чейфиц, статус женщины в поздних индустриальных обществах выше, чем в 
любом другом производящем излишек обществе в истории, в том числе и в 
садоводческом. Женщины, которые публично осуждают позднее индустриальное (и 
информационное) общество и восхваляют Великую Мать садоводческих обществ, 
совершенно не знакомы с огромным количеством фактов. Или же они выборочно 
выделяют несколько приятных фактов из прошлого, игнорируют оставшуюся часть 
вчерашнего кошмара, и сравнивают тот «Рай» только с самыми худшими событиями 
современности. Это псевдонаучное отношение.
     Помните о том, что поляризация полов была невыгодна обеим сторонам. И 
мужчинам, и женщинам требуется свобода от ужасных ограничений аграрной 
поляризации. Индустриализация начала это освобождение, расширяя тендерные роли 
за пределы биологически данного — преодоление и включение — но мы должны 
продолжать преодоление и двигаться к большей свободе.
     В: Например?
     КУ: Например, когда мужчины уже автоматически не предполагают, что они 
должны быть основными производителями и защитниками. Тогда средняя 
продолжительность жизни мужчин могла бы немного повыситься и приблизиться к 
женскому уровню. Женщины могли бы быть менее ограничены ролями, вовлекающими их 
в воспроизводство, заботу о доме или очаге. Трудности были бы разделены поровну,
 поэтому свобода также будет одинаковой и, я думаю, выгодной всем. В любом 
случае мужчины смогут извлечь из этого большую пользу, и именно поэтому опросы, 
проведенные в Соединенных Штагах, показали, что большинство мужчин одобрило 
Поправку о равных правах, но большинство женщин выступили против нее, так что 
она, к сожалению, не прошла.
     В: Что вы можете сказать относительно индустриализации и экологического 
кризиса? Конечно же, это одна из главных проблем современности, нашего 
«диалектического развития».
     КУ: Изначальная причина любого экологического кризиса, как мы уже говорили,
 — простое невежество. Только обладая научным знанием биосферы, знанием точных 
взаимосвязей всех холонов в биосфере, включая биологический холон человека, 
только с этим знанием мужчины и женщины могут гармонизировать свои действия с 
законами биосферы. Простое или священное уважение к природе не поможет. 
Священное отношение к природе не мешало многочисленным племенам уничтожать 
окружающую среду из простого и невинного невежества, оно не помешало народу 
майя разрушить экосистему тропических лесов и не будет мешать нам из-за 
невежества делать то же самое снова. Росжак указывает на то, что современная 
наука, например, экологические науки и науки о системах, могут непосредственно 
показать нам, как и почему наши действия разрушают биосферу. Если бы 
примитивные племена знали, что вырубкой и сожжением лесов они разрушают свою 
среду обитания и подвергают опасности свои собственные жизни, если бы они 
действительно знали это с научной уверенностью, тогда они, по крайней мере, 
задумались бы, прежде чем начинать разрушение своего биоса. Но невежество есть 
невежество; из-за незнания или из жадности люди продолжают разрушать свою 
биосферу.
     В: Но средства производства изменились.
     КУ: Это второй важный момент. Незнание, поддержанное примитивной или 
племенной технологией, способно причинить лишь незначительные повреждения. Но 
то же самое незнание, опирающееся на промышленность, способно убить весь мир. 
Так что мы должны разделить эти два вопроса — невежество и средства борьбы с 
незнанием — потому что в эпоху современности у нас в первый раз в истории есть 
путь преодоления нашего невежества. Именно в то самое время, когда мы создали 
технологии, которые могут стать разрушителем человечества в глобальном масштабе.

     В: Так что есть хорошие новости и плохие новости.
     КУ: Да, современная эпоха находится в трудном положении. Наконец-то мы 
знаем больше. В то же самое время, если мы не будем действовать, основываясь на 
этом знании, то мы все погибнем. Это придает новый смысл конфуцианскому 
проклятию: «Чтоб вы жили в интересные времена».

Глава 4


    Великая революция постмодерна

     В: Мы только что проследили технико-экономическую основу каждой эпохи. Как 
насчет соответствующих мировоззрений?
     КУ: Главный тезис довольно прост: различные стадии роста сознания дают 
различные представления о мире. Мир выглядит по-разному — является разным — на 
каждой стадии. Поскольку возникают и развиваются новые механизмы познания, 
Космос созерцается совершенно различными людьми, и они видят совершенно разные 
вещи. Для удобства я называю эти мировоззрения архаичным, волшебным, мифическим,
 рациональным и экзистенциальным. Возможны также более высокие стадии. Вы 
можете увидеть их на рисунке 5—2.
     В: То есть мы по-разному смотрим на мир?
     КУ: Да, но здесь мы должны быть очень осторожны. Все обстоит не так, 
словно есть единственный, неизменный мир, и мы просто смотрим на него 
по-разному. Скорее, когда Космос узнает себя более полно, появляются различные 
миры.
     Это как желудь, который вырастает в дуб. Дуб — это не другая картина того 
же самого неизменного мира, которая присутствует в желуде. У дуба есть части, 
которые совершенно новы и полностью отличаются от чего-то, что можно найти в 
желуде. У дуба есть листья, ветви, корни и так далее, ни одна из этих составных 
частей не присутствует в действительном «мировоззрении» желудя или в его 
«картине мира». Различные мировоззрения создают различные миры, формируют 
различные миры, это не просто тот же самый мир, увиденный по-другому.
    
    
    Водораздел постмодерна
    
     В: Почему именно это различие действительно важно?
     КУ: Оно необычайно важно, потому что во многом это есть важный водораздел, 
отделяющий модернистский и постмодернистский подход к знанию. И мы хотим понять 
эту беспрецедентную революцию в человеческом понимании.
     Нет просто никакой возможности продвинуться вперед в нашем разговоре, если 
не обсудить важные различия между модернистским и постмодернистским подходом к 
знанию. Во многом он является даже ключом к поиску места Духа в 
постмодернистском мире.
     В: Хорошо, значит, современность и постмодерн...
     КУ: Вы слышали о «новой парадигме» знания?
     В: Только то, что каждый, кажется, хочет иметь эту новую парадигму. Или 
какую-то новую парадигму...
     КУ: Старая парадигма — это парадигма Просвещения, ее также называют 
парадигмой современности. У нее есть множество других названий, все с оттенком 
Презрения и отвращения: ньютоновская, декартовская, механистическая, зеркало 
природы, парадигма отражения.
     Но как бы ее ни называли, эта парадигма, как теперь считается, безнадежно 
устарела или, по крайней мере, сильно ограничена, и поэтому каждый стремится 
поддержать какую-нибудь новую, а значит, постмодернистскую, или 
пост-Просвещенческую, парадигму.
     В: Чтобы понять, как могла бы выглядеть эта постмодернистская парадигма, 
мы сначала должны понять фундаментальную парадигму Просвещения.
     КУ: Да. Фундаментальная парадигма Просвещения известна как парадигма 
представления. Ее основная идея в том, что с одной стороны находитесь вы сами, 
или субъект, а с другой — эмпирический или чувственно-воспринимаемый мир, и 
истинное знание состоит в том, чтобы делать карты эмпирического мира, 
единственной и просто «данной» нам реальности. Если карта точна, если она 
правильно представляет мир или соответствует эмпирической реальности, тогда 
знание является «истиной».
     В: Значит, это парадигма представления.
     КУ: Да. В роли карты могла бы выступать теория, гипотеза, идея, таблица, 
понятие или какое-то представление вообще, своего рода карта объективного мира.
     Все главные теоретики Просвещения, независимо от того, были ли они 
холистами, или атомистами, или кем-нибудь еще, — все они могли подписаться под 
этой парадигмой представления, признать существование единственного 
эмпирического мира, который мог быть терпеливо нанесен на карту при помощи 
эмпирических методов.
     И, пожалуйста, помните о том, что структура мира, то есть то, состоял ли 
он из атомов или являлся целостным, совершенно не имеет значения. То, с чем они 
все были совершенно согласны, — это сама парадигма картографии.
     В: Но что же неправильного в этой парадигме представления? Ведь мы все 
равно продолжаем ею пользоваться.
     КУ: Не то, чтобы она была совсем неправильной. Она просто очень узка и 
очень ограниченна. Ограниченность парадигмы представления было довольно трудно 
понять, на это ушло очень большое количество времени — несколько столетий.
     Существует много способов описать ограничения парадигмы представления и ее 
основной идеи картографирования мира. Главное ограничение, основная проблема 
карты: она не учитывает влияние картографа. Тот факт, который все игнорировали, 
состоял в том, что картограф мог сам привнести нечто в картину!
     В: То есть парадигма представления и картографии не учитывала самого 
картографа?
     КУ: Да. И независимо от того, насколько различаются многочисленные нападки 
постмодернизма, все они связаны с критикой парадигмы представления. Все они 
были направлены на парадигму отражения, парадигму «зеркала природы», то есть на 
идею, что существует только одна-единственная эмпирическая реальность или 
природа, и знание заключается исключительно в представлении, отражении или 
картографии этого истинного мира.
     Все партии «пост-Просвещения» или «постмодерна» соглашались с тем, что 
идея «зеркала природы» была абсолютно безнадежна, а в широком масштабе наивна. 
Начинаясь с Канта, Гегеля, Шопенгауэра и заканчивая Ницше, Дильтеем, 
Хайдеггером, Фуко, Деррида — все. У всех видных теоретиков «постмодерна» можно 
найти серьезные нападки на парадигму представления, потому что она не в 
состоянии принимать по внимание меня самого, субъекта, который делает эти карты.

     Это «я» не просто спустилось на парашюте с небес но землю. У него есть 
свои собственные характеристики, свои собственные структуры, свое собственное 
развитие, своя собственная история — и все то влияние и власть, которую оно 
видит и может увидеть в этом возможно «единственном» мире, который находится 
вокруг. Этот парашютист по самую шею погружен в контексты и состояния, которые 
в основном определяют то, что он может видеть!
     Так что великим открытием постмодерна было осознание факта, что ни «я», ни 
мир не являются раз и навсегда данными, скорее они существуют в изменяющихся 
состояниях, у которых есть своя история, развитие.
     В: Они развиваются.
     КУ: Да, они развиваются. Картограф — это не лишенная истории, отдельная 
монада, которая полностью и стерильно изолирована от мира, который он наносит 
на карту. На различных стадиях своей собственной истории, своего роста и 
развития картограф будет делать совершенно различные карты.
     В этом процессе развития субъект будет представлять себе мир совершенно 
по-разному, основываясь не столько на том, что действительно есть «там», в 
каком-то наперед заданном мире, а во многом на том, что сам субъект привносит в 
картину.
     В: «Коперниканская революция» Канта: скорее разум формирует мир, чем мир 
формирует разум.
     КУ: Не во всех, но во многих случаях. А затем важное уточнение сделал 
Гегель, этот принцип определяет все постмодернистские теории: разум, субъект, 
может «быть помыслен только в его развитии».
     Ницше, например, превратил этот принцип в генеалогию, исследование истории 
мировоззрения. Так или иначе, все дороги постмодернизма приводят к Ницше.
     В: Значит, общий смысл...
     КУ: ... в том, что субъект — это не какое-то отдельное, изолированное и 
полностью сформированное единство, которое просто прыгает на парашюте с небес 
на землю, а затем начинает «наносить на карту» то, что видит вокруг в так 
называемом «реальном мире», объективной реальности. Скорее субъект находится в 
контексте своего собственного развития, своей собственной истории, своей 
собственной эволюции, и «картины», с помощью которых он представляет «мир», 
зависят в большей степени не от этого «мира», а от его «истории».
     В: Да, я понимаю. И какое это имеет отношение к нашей дискуссии?
     КУ: Одна из наших задач — проследить историю этих мировоззрений. Они — 
часть эволюции сферы человеческого сознания, то есть различные формы 
Духа-в-действии, который раскрывается в формах человеческого разума. На каждой 
из этих стадий люди смотрят на Космос совершенно новыми глазами и поэтому 
создают новые миры, не существовавшие до этого.
    
    
    Два пути в мире постмодерна
    
     В: Значит, эти мировоззрения развиваются?
     КУ: Да. То, что мировоззрения развиваются, что ни мир, ни «я» не даются 
нам заранее, является главным открытием постмодернизма.
     Перед лицом этого открытия «не предзаданности» теоретик может выбрать один 
из двух путей через эту новую и запутанную территорию постмодерна, где ничто не 
является определенным.
     Первый, и вероятно самый обычный, — это путь крайнего конструктивизма, то 
есть сильная версия «не предзаданности». Так как мировоззрения не являются 
заданными наперед, вы можете утверждать, что они все произвольны. Они просто 
«построены», или сконструированы, социальными культурами.
     Все «сконструировано социально» — это молитва экстремистского крыла 
постмодернизма. Его представители думают, что культурные мировоззрения 
полностью произвольны, основаны только на существующей власти, предубеждениях 
или на том или ином «изме» — сексизме, расизме, специфизме, фаллоцентризме, 
капитализме, логоцентризме.
     В: У этих подходов есть какая-то ценность?
     КУ: Да, есть. Только сильный подход конструктивизма слишком полон 
экстремизма. Мировоззрения не просто спорны или случайны; они, на самом деле, 
управляются потоками Космоса, и эти потоки ограничивают произвольность культуры 
в выборе определенных мировоззрений. Мы не сможем найти такого 
распространенного мировоззрения, в котором, например, мужчины рожают детей или 
яблоки падают вверх. Это верно и для произвольных мировоззрений. Они не просто 
«сконструированы» совершенно относительным и произвольным образом. Даже Деррида 
теперь признает этот элементарный факт.
     Не нужно выходить за пределы здравого смысла и отрицать предварительное 
существование чувственно-воспринимаемого мира в целом! А также того, что 
чувственно-воспринимаемый мир — космос и биос — ограничивают мировоззрение, так 
сказать, «снизу». Более того, культурное конструирование ограничено течениями в 
самой ноосфере.
     Реальные течения в Космосе ограничивают мировоззрения людей и не дают им 
стать просто коллективными галлюцинациями. Мировоззрения, как мы увидим, 
закреплены требованиями достоверности, и эти требования работают, потому что 
потоки реальны.
     В: Разве Фуко не обвиняли в этом крайнем конструктивизме?
     КУ: Да, он положил начало этому пути, только он понял, что это тупик.
     В: Каким образом?
     КУ: Если позицию конструктивизма продолжить слишком далеко, она победит 
сама себя. Она утверждает, что все мировоззрения произвольны, все истины 
относительны и просто обусловлены культурой, нет никаких универсальных истин. 
Но та же самая позиция утверждает, что является универсально истинной.
     Это главное противоречие, которое скрыто во всех радикальных 
поликультурных движениях постмодернизма. И их абсолютная истина в итоге 
оказывается крайне идеологической, крайне властной и очень элитарной в худшем 
смысле этого слова. Фуко даже назвал свои собственные ранние работы в этом 
направлении «высокомерными».
     Этот крайний конструктивизм, на самом деле, есть только постмодернистская 
форма нигилизма: в Космосе нет никакой истины, существуют только понятия, 
которыми одни подчиняют себе других. Этот нигилизм смотрит в лицо Космоса и 
видит бесконечный круг зеркал, которые в итоге показывают ему только его 
собственную эгоистическую злость, отраженную в бесконечности. Нарциссизм 
является скрытым ядром такого нигилизма: истина игнорируется и заменяется 
собственным эго теоретика. И это движение наиболее сильно в американских 
университетах!
     В: Крайний конструктивизм. Значит, это один путь, ведущий в постмодернизм.
     КУ: Другой, более умеренный подход — более умеренный конструктивизм, и 
самая распространенная его версия сегодня связана с развитием или эволюцией. В 
его многочисленных и весьма различных формах он был выдвинут Гегелем, Марксом, 
Ницше, Хайдеггером, Ясперсом, Пиаже, Беллом, Фуко, Хабермасом.
     Этот подход признает, что мир и мировоззрение не полностью задаются 
наперед, а скорее развиваются в ходе истории. Так что он просто исследует 
подлинную историю и развитие этих мировоззрений, но не как серию совершенно 
произвольных витков прогресса, а скорее как эволюцию, или образ, проявляющийся 
в развитии, который частично управляет самим направлением собственного развития.

     В: Развивающийся на основе этих двадцати принципов.
     КУ: В моей личной версии развития да, но это моя версия и мой подход. Но 
важно то, что в большинстве версий развития или эволюции каждое мировоззрение 
уступает место его преемнику, потому что определенные внутренние ограничения в 
исторически более раннем мировоззрении в итоге становятся очевидными. Они 
создают значительное напряжение и хаос, и система, если она не разрушается, 
стремится избежать этого хаоса, эволюционируя к более высоко организованному 
порядку. Этот новый и более высокий порядок разрешает или устраняет 
существовавшие ранее проблемы, но затем вносит свои собственные неразрешимые 
проблемы и внутренние ограничения, которые не могут быть решены на его 
собственном уровне. И снова повторяется тот же самый процесс развития, который 
мы увидим и в других областях.
     В: Вы говорили о последовательности мировоззрений: архаичное, магическое, 
мифическое, рациональное и экзистенциальное, с возможностью появления более 
высоких стадий развития.
     КУ: Да, это один из способов их обобщения, очень общий способ. Мы можем 
обсудить специфические особенности этих мировоззрений позже, если вы захотите. 
Но пока, как я уже говорил, я провожу соответствия между «сознательными» 
мировоззрениями и «материальными» способами производства на каждой стадии 
эволюции человека. Поэтому тем мировоззрениям, которые вы только что упомянули, 
соответствуют следующие эпохи: доисторическая, садоводческая, аграрная, 
индустриальная, информационная. Я буду часто говорить о них вместе как о 
мифически-аграрной или рационально-индустриальной, и так далее, подразумевая, 
что в них существуют различные виды наложений и гибридов (см. рисунок 5—2).
     В: В предложении, что все они развиваются...
     КУ: Мировоззрение — это разум, базис — это тело Духа. Эти единства разума 
и тела развиваются и открывают новые миры в процессе эволюции, так как Дух 
развивает свой собственный потенциал, яркие цветы весны Космоса, не столько 
Большой взрыв, сколько Большой рассвет.
     И на каждой стадии развития мир выглядит другим, потому что мир и есть 
другой — в этом заключается главное открытие постмодерна.
    
    
    На краю завтрашнего дня
    
     В: У меня есть два технических вопроса. Как именно постмодернистские 
подходы преодолевают так называемый картезианский дуализм?
     КУ: Парадигма представления была, конечно же, дуалистической: субъект, 
занимающийся картографией, не был частью мира, который наносился на карту.
     Большинство подходов «новой парадигмы» все еще попадается в ЭТУ 
дуалистическую западню, потому что это — очень, очень тонкая западня. Они 
просто думают, что, создавая более точную карту, они смогут решить проблему. 
Если бы у нас была хорошая и целостная карта системы вместо устаревшей 
атомистической и механистической карты, это избавило бы нас от двойственности.
     Но, как справедливо указывал Гегель, это вообще не решит подлинную 
проблему, но просто сделает ее менее очевидной. Данный подход все еще 
предполагает, что процесс мысли настолько отличается от реального мира, что 
сознание может или отражать мир в точную и целостную картину, или представлять 
его неточно и механистично. Но в основе этой веры находится скрытый внутренний 
картезианский дуализм.
     Гегель считал, что мы должны воспринимать мысль не просто как отражение 
действительности, но как внутреннее движение этой самой действительности. Мысль 
— это действие того, кто стремится познать, и поэтому не может быть простым 
отражением чего-то, не связанного с «я».
     Проще говоря, мысль — самостоятельное действие того, кто стремится знать. 
Нет карты с одной стороны и территории с другой, это уже надоевший всем 
картезианский дуализм. Скорее карта является проявлением территории, которую 
субъект пробует нанести на карту.
     Этот недуалистический подход не отрицает всю парадигму представления 
целиком; но он говорит, что на значительно более глубоком уровне сама мысль не 
может отклониться от течений Космоса, потому что мысль является продуктом и 
работой космических потоков. И задача философии состоит не в том, чтобы просто 
прояснить карту и исправить ее отклонения от действительности, а в том, чтобы 
объяснить эти более глубокие течения, от которых мысль не могла бы отойти, даже 
если бы это требовалось!
     В: То есть говоря более простыми словами?
     КУ: В Дзэне есть высказывание: «То Дао, которому можно не следовать, — не 
истинное Дао». Другими словами, наше знание, до некоторой степени, 
действительно связано с исправлением неточных карт; но, кроме того, на гораздо 
более глубоком уровне, существует Дао, Путь, Течение Космоса, от которого мы 
никогда не сможем отойти. И часть нашей работы заключается в том, чтобы найти 
этот более глубокий Поток, это Дао, и выразить его, объяснить его и 
почувствовать блаженство осознания.
     Подходы «новой парадигмы», например, экофилософия, постоянно говорят нам о 
том, что мы отклонились от природы, что довольно верно. Но очевидно и то, что 
эти теоретики не поняли истинного Дао, от которого мы не могли и никогда не 
сможем отойти. И именно эту намного более глубокую истину пытались донести до 
нас подлинные недуалистические традиции Востока и Запада, что является 
подлинным преодолением картезианского дуализма!
     Я думаю, это станет более ясным, когда мы поговорим о более высоких 
уровнях развития, не правда ли?
     В: На самом деле, это мой второй технический вопрос. Если мировоззрения 
развивались от архаичного, магического, мифического к рациональному и 
экзистенциальному, то кто осмелится утверждать, что не существует более высоких 
форм мировоззрения в будущем?
     КУ: Да, это целая проблема. Магическое мировоззрение никогда и в самых 
страшных снах не подозревало о том, что будет преодолено мифическим. И 
мифические боги и богини даже отдаленно не могли вообразить, что разум может 
разрушить их и сделает это. И вот мы сидим здесь, с нашим рациональным 
мировоззрением, довольные собой и уверенные в том, что ничто высшее не 
спустится с небес и не разрушит полностью наше твердое восприятие, а он уже за 
углом, этот новый зверь, и он уже очень хочет есть. Каждая новая стадия 
превосходит предыдущую и включает ее в себя, и, таким образом, неизбежно, с 
твердой математической точностью ясно, что над миром вскоре встанет новое 
Солнце, которое во многом сильнее разума...
    
    
    Преодоление и подавление
    
     В: Так как же вы можете судить, существуют ли какие-то преимущества одного 
мировоззрения над другим?
     КУ: Новое мировоззрение преодолевает и включает в себя предыдущее. 
Поскольку возникают и развиваются более высокие стадии сознания, они включают в 
себя основные компоненты более раннего мировоззрения, затем добавляют к ним 
свое собственное новое и более сложное восприятие. Поскольку они являются более 
содержательными, они более адекватны.
     Поэтому более ранние мировоззрения не являются совершенно неправильными, а 
новые мировоззрения полностью правильными. Более раннее мировоззрение было в 
состоянии справиться с трудностями, но новое еще более адекватно. Если оно не 
будет улавливать потоки Космоса, оно не будет более адекватным и не будет 
отобрано эволюцией.
     Конечно, это не означает, что у «более высокого» мировоззрения нет своих 
собственных проблем, как раз наоборот. Везде, где есть возможность преодоления, 
есть в то же самое время возможность регресса. Более высокий уровень может не 
только преодолевать и включать, он может также преодолевать и подавлять, 
исключать, отчуждать, отделять.
     Итак, в череде сменяющихся мировоззрений мы должны постоянно следить за 
возможными случаями регресса и подавления, которые происходили и будут 
происходить в истории.
     Дело в том, что животное, которое может превзойти, может также подавить — 
на любом уровне. Народ майя уже перешел из доисторической эпохи к стадии 
садоводства, и это означало не только то, что они могли начать объединение 
враждующих племен и укрепление социальной структуры, и не только то, что они, 
благодаря сельскому хозяйству, могли освободить от работы класс священников, 
которые начали развивать математику и астрономию и создали сложный календарь. 
Кроме всего прочего, они совершенно новым способом, о котором предыдущая эпоха 
ничего не знала, начали истреблять тропические леса. Они превзошли 
доисторическую эпоху, но слишком сильно отдалились от биосферы, и это оказалось 
для них смертельным. Они не разделяли и объединяли, они отделяли и отчуждали. 
Они не преодолевали и включали, они подавляли и отрицали. Так как биосфера — 
один из внутренних компонентов холона человека, они сами подготовили свое 
собственное разрушение.
     Так что эта тема — преодоление против подавления — одна из самых важных 
тем в историческом развитии, и мы хотим тщательно отследить признаки подавления 
на каждой стадии развития человека, индивидуальной и коллективной. И она, 
конечно же, включает в себя проблемы, связанные с разумной индустриализацией.
     В: Значит, каждое новое мировоззрение сталкивается со своими собственными 
серьезными проблемами?
     КУ: Оно создает свои собственные проблемы. Решение прежней проблемы и 
создание новой — это возникает одновременно, хотя новые проблемы обычно 
всплывают на поверхность, только когда мировоззрение приближается к периоду 
упадка. Это неожиданность и это кошмар всех мировоззрений.
     Мы находимся в той точке, в которой сознательное, рациональное, 
индустриальное мировоззрение встречается с серьезными проблемами, присущими его 
собственной внутренней организации. Мы столкнулись с нашими собственными 
ограничениями. Мы встретили врага, и, конечно, этот враг — мы сами. 
Современность изо всех сил пытается уступить место постмодернизму.
     Мировоззрение эпохи модерна с его особыми признаками и свойствами 
исполнило свою миссию и теперь живет в своих собственных отходах. Мы вдыхаем то,
 что мы сами выдыхаем. И то, как мы справимся с этим, как мы все вместе с этим 
справимся, определит, появится ли новое и более адекватное мировоззрение, 
которое разрешит эти проблемы, или мы будем похоронены в своих собственных 
отбросах.
     Дух столкнулся со своими внутренними ограничениями на данном этапе своего 
развития. Этот необыкновенный цветок модерна цвел в свою великолепную весну и 
теперь может только наблюдать увядание своих лепестков, падающих на землю 
нарождающегося нового утра. И что же будет цвести на этой новой земле?

Глава 5


    Четыре угла Космоса

     В: Вы полагаете, будто мы приближаемся к пределам 
рационально-индустриального мировоззрения?
     КУ: Только если мы будем очень осторожны в интерпретации этого 
высказывания. Зарождение эпохи современности — под «современностью» я имею в 
виду определенное рационально-индустриальное мировоззрение и Просвещение в 
целом — было вызвано важными и неизбежными причинами. Среди них мы могли бы 
упомянуть следующие: развитие демократии, отмену рабства, появление 
либерального феминизма, разделение искусства, науки и этики (я это объясню 
отдельно), широкое распространение эмпирических наук, включая науки о системах 
и экологические науки, увеличение средней продолжительности жизни почти на три 
десятилетия, признание принципа относительности в физике и перспективизма в 
искусстве, морали и науке, переход от этноцентрической к космополитической 
этике и в целом уничтожение многочисленными способами социальных иерархий 
господства.
     Это необычайно важные достижения, и критики модерна, которые только на 
словах осуждают современность, с удовольствием пользуясь ее многочисленными 
благами, лицемерят, уделяя внимание только крайностям.
     С другой стороны, легкомысленные защитники эпохи современности, которые не 
видят в ней ничего кроме прогресса и достигнутых результатов, упорно игнорируют 
проблемы, которые современность никогда не решала и, вероятно, никогда не 
сможет решить.
     В: Речь идет о внутренних проблемах и ограничениях, которые являются 
частью мировоззрения современности?
     КУ: Да, о проблемах, присущих рационально-индустриальному мировоззрению.
     В: Так что именно требуется для выхода «за пределы современности», для 
перехода в «постмодернизм»?
     КУ: Хорошо, в нескольких словах, чтобы преодолеть и включить в себя 
современность, или «рациональную индустриализацию», необходимо, для преодоления 
(первое) быть открытыми для новых видов сознания, оперирующими понятиями, 
выходящими за рамки обычной рациональности, и (второе) включиться в новые 
технико-экономические структуры, выходящие за рамки индустриализации. Другими 
словами, изменение сознания и соответствующее изменение организации. Чего-то 
одного будет недостаточно.
     Мы могли бы назвать это жизнеспособной рациональностью, жизнеспособной 
промышленностью. Что же мы имеем сейчас?
     Рациональность и промышленность, доведенные сегодня до предела, стали 
раковыми опухолями в государстве, их безудержный рост имеет крайне 
отрицательные последствия. Они выходят за рамки своего назначения и 
превращаются в различные властные иерархии того или другого рода. Преодолеть 
современность — означает ограничить эти подавляющие аспекты и в то же время 
включить в себя ее выгодные стороны. Будущая трансформация преодолеет и включит 
в себя эти особенности современности, принимая ее основы и ограничивая ее 
власть.
     Итак, если под грядущим преобразованием мы имеем в виду именно это, а не 
какую-то утопию новой эпохи, тогда я полагаю, что это оно определенно идет 
полным ходом.
     В: Значит, будущая трансформация повлияет и на изменения в сознании, и на 
изменения в организации.
     КУ: Отчасти да. На самом деле, она создаст новое мировоззрение, основанное 
на новом технико-экономическом устройстве, с новыми самоочевидными истинами и 
новыми образцами поведения.
     В: Хорошо, это приводит нас прямо к тому, что вы называете четырьмя 
секторами (см. рисунок 5—1). Но прежде чем мы поговорим об этих четырех 
секторах, я хотел бы знать, как вы пришли к этой идее?

Рисунок 5—1. Четыре сектора

     КУ: Хорошо, если вы рассмотрите работы различных теоретиков «новой 
парадигмы», от холистов до экофеминистов, глубинных экологов и систематиков, вы 
увидите, что все они предлагают различные типы холархий, иерархий. И даже 
антииерархия экологических философов предполагает свою собственную иерархию, 
которая обычно выглядит так: атомы — части молекул, молекулы — части клеток, 
клетки — части индивидуальных организмов, организмы — части семей, семьи — 
части культур, культуры — части целостной биосферы. Это их иерархия, их 
определение холархии, и, за исключением некоторых нюансов в определении 
«биосферы», она была бы довольно точной холархией.
     И ортодоксальные исследователи точно так же предлагают свои собственные 
иерархии. Мы можем увидеть иерархии в науке о морали, в развитии эго, в 
развитии познания, в потребностях человека, в защитных механизмах и так далее. 
Также можно найти холархии развития во всем, от марксизма до структурализма, 
лингвистики, компьютерного программирования — список просто бесконечен.
     Другими словами, понимаем мы это или нет, большинство из предложенных карт 
мира, фактически, являются холархиями по той простой причине, что этого понятия 
невозможно избежать (потому что нельзя уйти от понятия холона). У нас есть 
сотни и сотни этих холархически карт: восточных и западных, северных и южных, 
древних и современных, и многие из этих карт включают в себя и картографа.
     Поэтому однажды я просто начал составлять список всех этих холархий: 
традиционных и новой эпохи, восточных и западных, древних, современных и 
постсовременных — всего, от теории систем до Великой Цепи Бытия, от буддистских 
виджнан до Пиаже, Маркса, Колберга, Веданты, Левингера, Мэслоу, Ленски, Каббалы 
и так далее. У меня были буквально сотни этих карт, разложенных на листах 
бумаги по всему полу.
     Сначала я думал, что все эти карты были различными версиями одной похожей 
холархии. Во всех них было слишком много подобий и совпадений.
     И чем больше я смотрел на эти холархии, тем больше я понимал, что 
существует, на самом деле, четыре совсем разных типа холархий, четыре совсем 
разных последовательностей холонов. И как только я разделил все эти холархии на 
четыре группы, они сразу же оказались там на месте, и стало совершенно очевидно,
 что каждая холархия в каждой группе действительно относилась к одной и той же 
территории, но, так сказать, существует четыре различных типа территории.
     В: Эти четыре территории, эти четыре различных типа последовательностей 
холонов вы и называете четырьмя секторами?
     КУ: Да, и вы можете видеть их на рисунке 5—1. На рисунке 5—2 я добавил 
некоторые примеры. Я должен подчеркнуть, что этот рисунок дает лишь некоторые 
примеры из каждого сектора, но вы можете понять общую идею.
     Эти четыре сектора, четыре типа холархий имеют дело с внутренней и внешней 
стороной холона, а также с его индивидуальными и коллективными формами, и это 
дает нам четыре сектора.
     Внутри и снаружи, единичность и множественность — вот самые основные 
различия, которые мы
     можем сделать, и эти очень простые особенности, присутствующие у всех 
холонов, как я считаю, создают эти четыре сектора. Все четыре типа холархий 
имеют дело с подлинными свойствами реального холона, и именно поэтому эти 
четыре типа холархий так настойчиво проявляются на различных картах реальности 
по всему миру.
     Мне кажется, что это характеризует самые основные свойства, это — четыре 
угла Космоса.

Рисунок 5—2. Подробная схема четырех секторов
      

    
    Намерение и поведение
    
     В: Возможно, вы приведете несколько примеров.
     КУ: Хорошо. Эти четыре квадрата — внутренне и внешнее индивидуального и 
коллективного — вы можете видеть на рисунках 5—1 и 5—2.
     Мы можем начать с индивидуального холона в его внутреннем и внешнем 
аспекте. Другими словами, с верхнего левого сектора и верхнего правого сектора. 
Рисунок 5—3 представляет собой немного более детальную карту этих двух секторов.
 

Электро-статическое
взаимодействиеатомыраздражениеклетки (генетические) беспокойствометаболические 
организмы
(например, растения)зачаточное
восприятиепротонейронные организмы
(например, кишечнополостные)ощущениенейронные организмы
(например, кольчатые черви)ощущение/импульсхордовые (рыбы/амфибии)
импульс/эмоцияспинной мозг (рептилии)эмоция/образлимфатическая система
(древние млекопитающие)символкора головного мозга (приматы)понятиесложная кора 
головного мозга (люди)ВЕРХНИЙ ЛЕВЫЙВЕРХНИЙ ПРАВЫЙ
Таблица 5—3. Внутреннее и внешнее на индивидуальном уровне

     Если вы сначала посмотрите на колонку справа, вы можете видеть типичные 
холархии, представленные в любом стандартном учебнике биологии. Каждый уровень 
превосходит и включает в себя своего предшественника. Каждый уровень включает 
основные характеристики предыдущего уровня, а затем добавляет свои собственные 
отличительные и определяющие особенности, свой собственный облик. Каждый из 
этих уровней следует двадцати принципам, и так далее.
     Но обратите внимание на то, что все они являются внешними описаниями, то 
есть так эти холоны выглядят снаружи, в объективной и эмпирической реальности. 
Так, в научном тексте вы можете найти, например, лимфатическую систему, 
описанную в деталях, — се компоненты, ее биохимию, историю ее развития, ее
     связи с другими частями организма и так далее. И вы, вероятно, найдете 
упоминания о том, что лимфатическая система — это место нахождения некоторых 
фундаментальных эмоций, определенных основных типов поведения для каждого пола, 
способов выражения агрессии, страха и желания, независимо от того, присутствует 
ли эта лимфосистема у лошадей, людей или обезьян.
     Но вы не найдете, конечно же, подробного описания этих эмоций, потому что 
они принадлежат к внутреннему опыту лимфатической системы. Эти эмоции и 
связанное с ними понимание есть то, что холон лимфатической системы ощущает 
изнутри, своей внутренней частью. И объективные научные описания не очень 
сильно интересуются этим внутренним сознанием, потому что к этому внутреннему 
пространству нельзя получить доступ объективными, эмпирическими методами. Можно 
только ощущать эти чувства изнутри. Когда вы испытываете, например, какую-то 
сильную радость, вы, даже если занимаетесь физиологией мозга, не говорите себе 
самому: «Ух ты, какой лимфатический день». Вы скорее описываете эти чувства в 
личных, эмоциональных терминах, в субъективных терминах: я чувствую себя 
замечательно, прекрасно быть живым, и так далее.
     Итак, в левой колонке вы можете видеть список основных типов субъективного,
 или внутреннего, понимания, которым соответствуют различные объективные, или 
внешние, формы, перечисленные в правой колонке. Раздражение — способность 
активного ответа на стимулы со стороны внешней среды, начинается с клеток. 
Восприятие появляется у нейронных организмов, а способность ощущения появляется 
у хордовых организмов. Импульсы возникают с появлением спинного мозга, а 
основные эмоции — с возникновением лимфатической системы, и так далее. Это те 
же холархии, но субъективные, или внутренние, холархии.
     Каждый уровень также превосходит и включает в себя своего предшественника, 
каждый функционирует в соответствии с двадцатью принципами, и так далее. И эта 
холархия слева, как и правая, построена на основе многочисленных свидетельств, 
доступных всем, которые мы можем обсуждать, если вы захотите.
     Но главное здесь то, что это левое измерение относится к внутреннему миру, 
к внутренней глубине, которая есть не что иное, как сознание.
     В: Вы говорили, что глубина — это сознание, или то, как глубина выглядит 
изнутри.
     КУ: Да, точно. Левая колонка — внутренний облик холона, правая колонка — 
внешний образ того же самого холона. Внутреннее и внешнее. Сознание и форма. 
Субъективность и объективность.
     В: Верхний правый сектор знаком нам больше всего, потому что он является 
частью объективной, эмпирической, научной картины мира.
     КУ: Да, и мы можем предположить, что он описан достаточно точно. Это 
типичная холархия индивидуального холона, описанного в объективных понятиях: от 
атомов, молекул, клеток (ранние клетки, или прокариоты, и более сложные клетки, 
или эукариоты) к простым организмам (сначала с сетью нейронов, затем с более 
сложной нервной системой). Затем эволюция приходит к более сложным организмам, 
рептилиям, древним млекопитающим, людям. Последние обладают сложным мозгом, 
который превосходит своих предшественников и включает их в себя, поэтому у 
человеческого мозга есть спинной мозг рептилий, лимфатическая система древних 
млекопитающих плюс нечто новое, сложная кора головного мозга, способная к 
абстрактной логике, обучению языку и визуальной логике (на рисунке 5—2 я 
обозначил эти более сложные способности как SF, я объясню их позже).
     Вы не должны полностью соглашаться с размещением объектов и свойств на 
рисунке 5—3, но большинство людей согласилось бы, что кое-что там соответствует 
действительности.
    
    
    Культура и социум
    
     В: Итак, это была верхняя половина диаграммы, индивидуальное. Еще есть 
нижняя половина, коллективное.
     КУ: Да. Индивидуальные холоны существуют только в сообществах холонов 
подобной глубины. Поэтому мы должны просмотреть обе колонки на рисунке 5—3 и 
найти типы коллективных холонов, которые всегда связаны с индивидуальными 
холонами.
     В: И эта коллективная сторона также имеет внутреннюю и внешнюю поверхности,
 как и нижние левый и правый секторы?
     КУ: Да.
     В: Вы называете их «культурным» и «социальным».
     КУ: Да, культура имеет отношение ко всем внутренним смыслам, ценностям и 
верованиям, которые мы все разделяем в рамках сообществ, будь то племенное 
общество, национальное или мировое сообщество. А социум связан со всем внешним, 
материальным, с установленными формами общества, начиная с его 
технико-экономической основы и заканчивая его архитектурной, письменностью, 
размером населения, и это лишь немногое.
     Итак, в очень широком смысле, культурное относится к разделяемому всеми 
коллективному мировоззрению, а социальное — к материальному базису этого 
мировоззрения (конечно, сейчас я говорю только о том, как внутреннее и внешнее 
проявляются в холоне человека; далее мы вернемся к обсуждению коллективных 
холонов). Социальное означает любые целостные, твердые, материальные компоненты 
и особенно технико-экономическую основу общества, так что вы понимаете, почему 
они перечислены в списке как доисторический, садоводческий, аграрный, 
индустриальный способы производства; а также геополитические структуры: деревни,
 государства, мировые федерации, и так далее. Все это — примеры внешних форм 
коллективного, которые вы можете видеть на рисунке 5—2.
     В: Я думаю, что это достаточно прямой подход. Но давайте посмотрим на не 
человеческие холоны. Мы обычно не считаем, что они обладают общим 
мировоззрением или общим культурным пространством.
     КУ: Если сознание есть глубина и глубина существует везде на пути вниз, то 
общая, или общественная, глубина также существует везде на пути вниз, культура 
существует везде на пути нарастания глубины.
     В: Извините?
     КУ: Другими словами, если холоны имеют общую внешнюю сторону, они имеют и 
общую внутреннюю сторону.
     В: Их «культуру», как вы это называете.
     КУ: Да. Под культурой или жизненным пространством холонов я подразумеваю 
просто общее пространство того, на что они могут ответить. Кварки не отвечают 
на все стимулы окружающей среды, потому что диапазон значимых и имеющих к ним 
отношение стимулов очень мал, значит, лишь немногое может их затронуть. Кварки 
(и все холоны) отвечают только на то, что соответствует их жизненному 
пространству: все остальное — непонятный иностранный язык, и они остаются лишь 
его посторонними наблюдателями. Исследование того, на что холоны могут ответить 
— это изучение их общего жизненного пространства. Оно представляет собой их 
общий мир, стимулы, на которые ответят все холоны одинаковой глубины. Это и 
называется их общей культурой.
     В: Хорошо, можно привести пример?
     КУ: Не человеческие культуры могут быть очень сложны. Волки, например, 
обладают общим эмоциональным жизненным пространством. У них есть лимфатическая 
система, внутреннее соответствие которой - основные эмоции. Таким образом, волк 
общается с собой и со своими товарищами по стае при помощи основных восприятий 
— уже не только присущих рептилиям сенсорно-двигательных, а и эмоциональных. 
Они могут охотиться и координировать действия в стае при помощи очень сложной 
сигнальной системы. У них есть это общее эмоциональное пространство.
     Они не могут воспринять что-либо внешнее по отношению к этому жизненному 
пространству. Я хочу сказать, что вы можете читать им «Гамлета», но это 
бесполезно. Для них вы, с этой книгой, всегда будете в основном пищей плюс 
несколько лишних вещей, которые можно будет выбросить.
     Дело в том, что холон отвечает, и может ответить, только на те стимулы, 
которые находятся внутри его жизненного пространства, его мировоззрения. Все 
остальное для него не существует.
     В: То же самое и с людьми?
     КУ: Да, с людьми то же самое. К тому времени, когда эволюция достигает 
уровня коры головного мозга, или человеческого мозга, в котором есть внутреннее 
отражение изображений, символов и понятий, жизненное пространство начинает 
формулироваться при помощи довольно сложных познавательных структур. Эти 
жизненные пространства включают в себя основные компоненты предыдущих 
«мировоззрений», такие как клеточную раздражительность, инстинкты рептилий, 
эмоции древних млекопитающих, но к ним добавляются новые компоненты, способные 
создавать новые мировоззрения.
     Помните о том, что Космос выглядит по-разному на каждой из стадий, потому 
что Космос действительно отличается на каждой из этих стадий. На каждом новом 
уровне развития Космос смотрит на себя новыми глазами и поэтому порождает новые 
миры, не существовавшие прежде.
     Эти культурные жизненные пространства перечислены в нижнем левом секторе. 
И вы можете видеть, что они эволюционируют от физического, растительного мира и 
мира рептилий к лимфатическому эмоциональному миру («тифонический») и далее к 
более знакомым нам гоминидным и человеческим формам: архаичный, магический, 
мифический, рациональный, кентаврический (или экзистенциальный) мир, с 
возможностью более высоких стадий в будущем.
     Этим мировоззрениям соответствуют внешние формы социальных структур, 
поддерживающих как данные мировоззрения, так и разделяющих их людей. Например, 
от прокариотической системы Гея к обществам с разделением труда (в организмах с 
нервной системой), от групп и семейств древних млекопитающих к более 
человеческим формам: доисторические племена, садоводческие деревни, аграрные 
империи, индустриальные государства, информационные глобальные федерации. Этот 
список продолжен до настоящего времени на основе доступных свидетельств. Все 
эти культуры перечислены в правом нижнем секторе.
     В: И как именно связаны друг с другом эти четыре сектора?
     КУ: Как вам будет угодно их связать. Только не сводите их все к одному или 
один к другому. У меня есть некоторые мысли по этому поводу, но я не хочу 
выдвигать свою собственную теорию по этому вопросу прямо сейчас. Для 
ориентирующего обобщения я могу сказать, что мы не можем просто свести эти 
секторы друг к другу без глубоких искажений и фатальных ошибок. Так что пусть у 
каждого из них будет определенная целостность. Давайте говорить только о том, 
что они находятся во взаимосвязи, или они взаимодействуют, или каждый из них 
имеет связи с другими. Здесь еще есть над чем работать. Когда мы поговорим о 
разных истинах в каждом квадрате, я думаю, вы поймете, что я имею в виду.
    
    
    Пример
    
     В: Чтобы пояснить это, вы используете в качестве примера единственную 
мысль, холон одной-единственной мысли, и показываете, что эта мысль, на самом 
деле, не «единственная», существующая сама по себе, — у нее есть соответствия 
во всех четырех секторах. Интересно, могли бы мы кратко рассмотреть этот пример.

     КУ: Хорошо. Скажем, у меня есть мысль сходить в гастроном. Когда у меня 
есть эта мысль, я, на самом деле, воспринимаю непосредственно саму мысль, 
внутреннюю сторону мысли и ее значение — символы, изображения, идею сходить в 
гастроном. Это верхний левый сектор.
     В то время как у меня появляется эта мысль, существуют, конечно же, 
соответствующие изменения, происходящие в моем мозгу, — увеличение доли 
допамина, уровень ацетилхолина в синапсах подскакивает, усиливаются 
бета-мозговые волны или происходит что-то иное. Это наблюдаемое поведение моего 
мозга. Его можно проверить опытным путем, определить с научной точки зрения. И 
это — верхний правый сектор.
     Кроме того, моя внутренняя мысль имеет смысл только по отношению к моему 
культурному фону. Если бы я говорил на другом языке, то мысль состояла бы из 
других символов и имела бы другое значение. Если бы я жил в примитивном 
племенном обществе миллион лет назад, то у меня даже не могло бы возникнуть 
мысли «пойти в гастроном». Она могла бы быть такой: «Настало время убить 
медведя». Дело в том, что все мои мысли возникают в определенном культурном 
фоне, придающем моим индивидуальным мыслям структуру, смысл и контекст, и я 
даже не был бы в состоянии «говорить сам с собой», если бы я не жил в 
сообществе людей, которые могут говорить со мной.
     Так что сообщество одной культуры служит внутренним фоном для любых 
индивидуальных мыслей, которые могли бы у меня возникнуть. Мои мысли не просто 
влетают мне в голову из ниоткуда; они возникают в сознании из культурного фона. 
Однако, хотя я мог бы чуть-чуть выйти за пределы этого фона, я никогда не мог 
бы полностью избежать его влияния, и без него, возможно, в моей голове никогда 
не могли бы зародиться мысли. Случаи «мальчика-волка» — людей, воспитанных 
животными, показали, что человеческий мозг, лишенный культуры, не может 
самостоятельно мыслить в словесной форме. Наше «я» — далеко не автономная и 
самостоятельная монада, как считали в эпоху Просвещения.
     Проще говоря, мои индивидуальные мысли существуют только на фоне языка и 
смыслов культуры, без которых я не могу вообще создать ни одной индивидуальной 
мысли. И этот фон — моя культура, мое мировоззрение, мое жизненное пространство 
— которое является нижним левым сектором.
     Но и сама культура не является бестелесной, подвешенной в идеалистическом 
воздушном пространстве. У нее есть и материальные компоненты, так же как у моих 
собственных индивидуальных мыслей есть материальные составляющие в мозге. 
Каждое культурное событие имеет свой социальный коррелят. К этим социальным 
компонентам относятся типы технологии, производственные силы (садоводство, 
аграрное, индустриальное производство и т. д. ), конкретные учреждения, 
записанные кодексы и образцы поведения, геополитические пространства (города, 
деревни, государства) и так далее. И эти материальные, социальные, опытным 
путем определимые компоненты, которые называются социальной системой 
действительности, помогают нам определить типы культурного мировоззрения.
     Поэтому моя «индивидуальная мысль», на самом деле, обладает по крайней 
мере этими четырьмя измерениями, этими четырьмя аспектами: намерение, поведение,
 культура и социум. И все движется по кругу: социальная система будет оказывать 
сильное влияние на культурное мировоззрение, которое устанавливает ограничения 
индивидуальным мыслям, которые я мог бы создавать, а они находят отражение в 
физиологии мозга. И вы можете идти по этому кругу в любом направлении. Все 
секторы переплетены друг с другом. Они определяются через свою взаимосвязь. 
Каждый из них является как причиной, так и следствием других секторов.
     В: Значит, все индивидуальные холоны имеют эти четыре аспекта?
     КУ: Да, у каждого холона есть эти четыре аспекта, эти четыре сектора. 
Индивидуальный холон не существует только в одном или другом секторе. Дело 
именно в том, что каждый индивидуальный холон связан со всеми четырьмя 
секторами, с этими четырьмя сторонами своего существа. Это напоминает алмаз с 
четырьмя сторонами, или четырьмя гранями.
     Конечно, эти четыре стороны могут быть очень сложными и смешанными, но, по 
крайней мере, в любом холоне можно выделить эти четыре грани. И это особенно 
справедливо для более высоких уровней, для более сложных состояний сознания, и 
я предполагаю, что мы сможем в этом убедиться.
    
    
    
    Форма вещей будущего
    
     В: Мы начали эту беседу с разговора о преобразовании вообще, а также о 
любом возможном будущем преобразовании в частности.
     КУ: Эта трансформация уже происходит, с нами или без нас. Но если мы хотим 
быть на борту, если мы хотим сознательно обнаружить присутствие этих 
эволюционных потоков в нашем собственном бытии, если мы хотим сознательно 
присоединиться к Духу-в-действии, то эти четыре сектора помогут нам лучше 
Ориентироваться. Они могут дать нам больше представления об окружающих событиях,
 о течениях, уже существующих вокруг нас и в нас.
     Мы могли бы сказать, что Дух проявляется как все четыре сектора сразу. Дух 
— это не только более высокое «я», не только Гея, не только понимание, не 
только сеть жизни, не только общая сумма всех объективных явлений и не только 
трансцендентное сознание. Скорее, Дух существует как явление, происходящее 
одновременно во всех четырех секторах, или во всех четырех известных углах 
Космоса, каждый из которых необходимо строго исследовать.
     Так что я полагаю, что мы хотим поговорить о том, как эта будущая 
трансформация и более высокие стадии Духа будут проявляться во всех четырех 
секторах. Что такое более высокое «я»? Что есть более сложная работа мозга? 
Какие преобразования ждут тело, а также разум? Что такое более высокая, или 
более глубокая, культура? Как она выражается в современных социальных системах? 
Что такое развитое сознание? Как оно связано с новыми социальными институтами? 
Где можно найти возвышенное?
     Как мы можем способствовать возникновению нового во всех секторах, а не 
только в области сознания? Так как все трансформации либо появятся вместе, либо 
не будут появляться вообще.
     В: Это сложная задача.
     КУ: Да, это сложная задача. Высшие, или более глубокие, стадии развития 
сознания показывают мне более глубокие изменения во мне самом, в индивидуальном 
поведении, в культуре и в социуме — намерение, поведение, культура, 
социальность — все четыре сектора.
     Если мы не примем это во внимание, то преобразование начнется без нас. 
Эволюция произойдет, она уже происходит, а мы будем сидеть в нашем любимом 
секторе, объясняя другим людям, что у нас есть новая парадигма, и эволюция 
пройдет мимо нас. Мы прекратим участвовать в жизни четырех секторов, потеряем 
связь с силами, которые уже находятся в игре. И мы все равно окажемся в будущем,
 но все его загадки, тайны, новые течения не будут активированы в нашем 
собственном существе. Мы станем мусором, прибитым к берегу этого необычного 
потока. Мы ошибочно будем считать свои опоры своей свободой, наше 
несовершенство и наши раны откроются навстречу новому миру, и мы будем истекать 
кровью перед лицом улыбающегося и славного будущего.

Глава 6


    Две руки Бога
    
     В: Истина нас освободит. Но вы предполагаете, что в каждом секторе своя 
истина!
     КУ: Да, но, на самом деле, это хорошие новости. Понимая эти различные 
истины и признавая их, мы можем более точно настроиться на волну Космоса. 
Высшим результатом могло бы даже быть достижение единства со Всем, или 
непосредственное осознание Космоса. Это кажется вам невозможным? Скорее всего, 
это не так. Но я думаю, что сначала мы должны понять эти истины, чтобы они 
начали говорить с нами, в нас, через нас.
     Эти истины лежат в основе всего восстания постмодерна. Они являются ключом 
к внутренним измерениям; они красноречиво говорят на языках тайных богов и 
ангелов; они указывают на сердце холона в целом, и приглашают нас в этот 
внутренний мир. Они суть противоядие от скучного и увядающего мира, который 
уходит уже сегодня. Мы могли бы даже сказать, что эти четыре типа истины — 
четыре лица Духа, который проявляется в мире феноменов.
     На рисунке 6—1 вы можете видеть небольшую подборку различных теоретиков, 
которые отнесены каждый к одному из секторов с его особой правдой. Будет 
полезно обсудить примеры каждого вида истин.

Левосторонний путьПравосторонний путь• Интерпретация• Монологичность• 
Герменевтика• Эмпирика, позитивизм• Осознание• Форма

Индивидуальный путь
Зигмунд Фрейд
Карл Г. Юнг
Жан Пиаже
Ауробиндо
Плотин
Гаутама Будда
Б. Скиннер
Джон Уотсон
Джон Локк
Эмпиризм
Бихевиоризм
Физика, биология,
неврология и т. д.Коллективный путь
Томас Кун
Вильгельм Дильтей
Жан Гебсер
Макс Вебер
Ханс Георг Гадамер
Теория систем
Талкотт Парсонс
Огюст Конт
Карл Маркс
Джерард Ленски
Рисунок 6—1. Некоторые ученые и мыслители,
работы которых развивают представления
о каждом секторе

    
    
    Разум и мозг
    
     В: Хорошо, начнем вот с этого: у вас есть разум — ваш жизненный опыт, 
образы, символы, чувства, перечисленные в верхнем левом секторе, и мозг в 
верхнем правом. Значит, вы утверждаете, что разум и мозг — не одно и то же?
     КУ: Можно гарантировать, что они тесно связаны. Но в настоящий момент мы 
должны допустить, что во многом они очень сильно отличаются друг от друга. И мы 
должны понимать эти различия и пробовать объяснить их.
     Например, когда физиологи мозга изучают человеческий мозг, они описывают 
его составные части и компоненты — нервную систему, различные синапсы, 
нейромедиаторы вроде серотонина и допамина, динамику электрических волн и так 
далее. Все это — объективные, или внешние, свойства человека. Даже если мозг 
находится «внутри» человеческого организма, специалист по физиологии мозга 
познает его только объективным, или внешним, способом.
     Но вы сами не можете даже увидеть ваш мозг как объект, если, конечно, вы 
не разрежете себе череп и не возьмете зеркало. Это единственный способ, при 
помощи которого вы можете увидеть свой мозг. Но вы можете ощущать свой разум и 
непосредственно, прямо сейчас испытывать его действие. Разум — это то, как ваше 
понимание выглядит изнутри; ваш мозг — это просто то, как оно выглядит с 
внешней точки зрения.
     Ваш мозг напоминает большой разрезанный грейпфрут. Но ваш разум совсем его 
не напоминает. Ваш разум выглядит как ваше непосредственное восприятие мира 
здесь и сейчас — изображения, импульсы, мысли.
     В: Но как на счет идеи о том, что они, на самом деле, есть одно и то же, 
ведь мы так и не выяснили, как это продемонстрировать?
     КУ: Давайте посмотрим на самого эксперта по мозгу, а именно, на 
специалиста по физиологии мозга. Физиолог мозга может знать очень многое о моем 
мозге — он может подключить меня к машине, снимающей электроэнцефалограммы, он 
может пользоваться ультразвуковым сканированием, а также рентгеновским 
аппаратом. Он может составить карту физиологии мозга, определить уровни 
медиаторов — он может узнать, что делает каждый атом моего мозга, и все равно 
он не будет знать ни одной мысли из моего разума.
     И если он хочет узнать то, о чем я думаю, то у него есть один и только 
один способ: он должен поговорить со мной. Нет никакого другого пути, следуя 
которому он или кто-нибудь другой могут узнать, о чем я действительно думаю, 
что у меня в мыслях. И если я не захочу высказать свои мысли, то вы никогда не 
сможете узнать неповторимого содержания моих индивидуальных мыслей. Конечно, вы 
можете пытать меня и вынудить меня говорить — но суть не меняется: вы 
вынуждаете меня говорить.
     Так что вы можете знать все о моем мозге, и это ничего не скажет вам о 
неповторимом содержании моего разума, которое вы можете узнать только из 
разговора со мной. Другими словами, вы должны участвовать в диалоге, а не вести 
монолог; вы должны принимать участие в интерсубъективной коммуникации, а не 
просто изучить меня как объект эмпирического исследования, что ни к чему вас не 
приведет.
     Как мы видим, ко всем измерениям правой стороны действительно можно 
получить доступ только благодаря этому эмпирическому пристальному взгляду, 
который объективирует феномен рассмотрения и создает эмпирическую картографию. 
Ведь в этом случае вы изучаете только внешние, поверхностные аспекты холона, 
которые можно подтвердить опытным путем, феномены правой стороны, вроде мозга.
     Но к явлениям, связанным с левой стороной, доступ можно получить только 
при помощи коммуникации и интерпретации, «диалога» и «диалогического» подхода, 
которые не обращают внимание на внешнее, а проникают во внутреннее. Не 
объективность, а интерсубъективность. Не поверхность, а глубина.
    
    
    Левый и правый путь
    
     В: Это приводит нас непосредственно к различию между левым и правым 
принципами.
     КУ: Да. С самого начала поисков новых знаний, как на Востоке, так и на 
Западе, все подходы можно разделить на две большие категории — внутреннее и 
внешнее, левое и правое. Мы находим этот раскол в психологии (Фрейд против 
Уотсона), в социологии (Вебер против Комте), в философии (Хайдеггер против 
Локка), в антропологии (Тэйлор против Ленски), в лингвистике (герменевтика 
против структурализма) и даже в богословии (Августин против Фомы Аквинского)!
     Иногда можно встретить подходы, которые объединяют в себе и левосторонний, 
и правосторонний принцип, и я рекомендовал бы вам придерживаться именно их, но 
в основном вы сможете найти только жестокую войну между этими двумя подходами. 
Поэтому я считаю крайне важным понять вклад двух этих путей в наше понимание 
условий существования человека, ведь оба они совершенно незаменимы.
     И, как мы скоро увидим, фактически невозможно понять более высокие 
духовные события, не принимая во внимание оба этих подхода.
    
    
    Монологический взгляд: ключ к правому пути
    
     В: Давайте рассмотрим каждый путь по отдельности. Правый путь...
     КУ: ... это все, что находится справа, все процессы и феномены на правой 
половине рисунка 5—2. Это объекты или явления, которые могут быть изучены 
опытным путем, чувствами или их продолжениями: микроскопами, телескопами, 
фотоаппаратами, чем угодно. Все это — поверхности, которые можно увидеть. Их 
положение определяется однозначно. Вы не должны говорить ни с одним из них. Вы 
должны только наблюдать их объективное поведение. Вы можете наблюдать поведение 
атомов, клеток, поселений, людей, обществ или экосистем.
     В: Вы называете это «монологическим взглядом».
     КУ: Да, все явления правой стороны монологичны, это означает, что их можно 
наблюдать в режиме монолога. Вам не нужно пытаться достичь их внутренней 
стороны, их сознания. Вам не нужен диалог, взаимный обмен на уровне глубины, 
потому что вы смотрите только на поверхность.
     Если вы придете в лабораторию для того, чтобы сделать снимок мозга, то 
техники в лаборатории будут говорить с вами только тогда, когда без этого не 
обойтись. «Вы не могли бы подвинуть вашу голову вот сюда?» Техников не заботит 
ваша внутренняя глубина, потому что они хотят всего лишь получить образ ваших 
поверхностей, даже если эти поверхности находятся «внутри» вас, это просто 
объекты. Когда лаборанты делают этот объективный снимок вашего мозга, видят ли 
они действительный ваш образ? Видят ли они вас вообще?
     Нет, к вам относятся только как к объекту пристального монологического 
взгляда, а не как к субъекту коммуникации, и именно это делает эмпирическую 
медицину настолько дегуманизированой. Техник в лаборатории хочет видеть вас 
только правым способом, а не левым, только ваши поверхности, но не ваше 
сознание, ваши чувства, ваши смыслы, ценности, намерения, надежды, пути к 
спасению. Только факты, мадам. Только внешнее. И этого достаточно. Это 
полностью приемлемо. Это и есть ваш мозг. Но вы никогда не сможете увидеть 
разум, если будете идти этим путем.
     В: Феминистки всегда жалуются на то, что они являются объектом 
пристального мужского взгляда.
     КУ: Это то же самое. Женщины часто жалуются на то, что были превращены в 
объект, в данном случае, в сексуальный объект мужского взгляда. Но это то же 
самое явление, тот же самый монологический взгляд. Вам не дают быть субъектом 
общения и делают объектом наблюдения, куском плоти, объектом без глубины. «Он 
никогда не говорит со мной». И женщины по понятным причинам реагируют на это.
     В эмпирическом и научном правостороннем пути нет ничего ошибочного; просто 
этот путь — не все, что у нас есть. Все это эмпиризм, монологический взгляд, 
бихевиоризм, сверкающие поверхности и одноцветные объекты — ничего внутреннего, 
никакой глубины, никакого сознания.
     Я не хочу слишком забегать вперед, но мы уже можем в нескольких словах 
упомянуть о том, что темной стороной парадигмы Просвещения было ее стремление 
быть только эмпирической. Это привело к разрушению левого измерения Космоса и 
господству правого пути — внутренняя глубина была преобразована в видимые 
поверхности. Парадигма Просвещения считала, что обычная картография этой 
эмпирической протяженности и была всем доступным и достоверным знанием. Она не 
учитывала самого картографа — сознание, внутреннее левостороннее измерение. 
Спустя столетие или два она в ужасе пробудилась, потому что поняла, что живет 
во Вселенной без ценностей, без смысла, намерений и глубины — она обнаружила 
себя в лишенной качеств Вселенной, управляемой монологическим взглядом, в 
жутком мире техника из лаборатории. И с этого, конечно же, началось восстание 
постмодернизма.
     В: Это часть нашего дальнейшего разговора (см. главу 7). Мы говорили о 
различиях между левым и правым путями.
     КУ: Да, как мы уже говорили, если вы посмотрите на рисунок 5—2, вы увидите,
 что каждый холон справа можно, так или иначе, увидеть опытным путем. У всех у 
них однозначно определенное положение, потому что это физические и материальные 
проявления всех холонов. И так с каждым феноменом правого пути: вы можете 
указать на него пальцем и сказать: «Вот оно». Вот мозг, клетка, город или 
экосистема. И даже субатомные частицы существуют как вероятности, которые могут 
быть обнаружены в данном месте и в данное время!
     Но ничто на левой стороне не может быть так просто увидено описанным выше 
способом, потому что ни один из аспектов левой части Космоса не имеет 
однозначно определенного положения. Вы можете указать на мозг, на скалу, на 
город, но вы не можете указать на зависть, гордость, сознание, ценность, 
намерение или желание. Где же желание? Покажите мне его. Вы не можете этого 
сделать тем способом, которым вы можете указать на скалу, потому что эти 
феномены относятся к внутреннему измерению и не имеют однозначно определенного 
положения.
     Это не означает, что они не реальны! Это означает только то, что они не 
имеют однозначно определенного положения, и поэтому вы не можете увидеть их при 
помощи микроскопа, телескопа или любого сенсорно-эмпирического устройства.
     В: Так как же можно достигнуть или «увидеть» эту внутреннюю глубину?
     КУ: Здесь к работе подключается интерпретация. Все правосторонние пути 
предполагают участие восприятия, а все левосторонние пути предполагают участие 
интерпретации.
     И для этого есть простая причина: поверхности можно увидеть, но глубину 
следует уже интерпретировать. Когда мы с вами говорим, вы не просто смотрите на 
некоторую поверхность, некоторое улыбающееся лицо, некоторый эмпирический 
объект. Вы хотите знать, что происходит внутри меня. Вы не только наблюдаете за 
тем, что я делаю, вы также хотите знать, что я чувствую, что я думаю, что 
происходит внутри меня, в моем сознании.
     Поэтому вы задаете мне какие-то вопросы, получаете ответы и пытаетесь 
интерпретировать то, что я имею в виду. В каждом предложении вы должны 
интерпретировать его значение. Что же он имеет в виду под этим? О, я понимаю, 
вы имеете в виду вот это. И так далее.
     И нет никакого другого способа, кроме интерпретации, достигнуть моей 
глубины. Мы должны говорить, и вы должны интерпретировать значение разговора. 
Это совершенно неизбежно. И даже если бы вы были великим экстрасенсом и могли 
бы полностью читать мои мысли, то вам все равно пришлось бы еще выяснить 
значение моих мыслей, все равно пришлось бы еще проинтерпретировать то, что вы 
прочитали.
     В: Это очень отличается от пристального монологического взгляда.
     КУ: Да, интерпретация полностью отличается от наблюдения за некоторыми 
поверхностями с определенным положением. Глубина не сидит на поверхности и не 
ждет, чтобы ее заметили! О глубине необходимо говорить, и этот разговор должен 
интерпретироваться.
     Именно поэтому все на левой половине рисунка 5—2 нуждается в некоторой 
интерпретации. И интерпретация — это единственный способ, которым мы можем 
понять глубину друг друга. Так что у нас есть очень простое различие между 
правым и левым путями: поверхности можно увидеть, а глубина должна 
интерпретироваться.
     В: Это очень точное различие!
     КУ: Да. И именно поэтому, как мы увидим далее, правый путь всегда 
спрашивает: «Что оно делает?», тогда как левый путь всегда спрашивает: «Что это 
означает?»
     Это необыкновенно важно, потому что здесь перед нами предстают два 
совершенно разных подхода к сознанию и к его пониманию. Оба пути являются 
одинаково сильными способами познания, но они должны быть тщательно 
уравновешены и объединены. И это, в свою очередь, определит наше приближение к 
более высоким стадиям эволюции сознания, как в индивидуальном, так и в 
коллективном развитии, их уравновешивание непосредственно связано с нашим 
духовным развитием.
     Мы имеем дело, если можно так сказать, с правой и левой руками Бога, или с 
двумя способами проявления Духа в мире.
    
    
    Что означает этот сон?
    
     В: Возможно, вы приведете некоторые примеры этих двух путей? Начнем с 
психологии.
     КУ: Психоанализ в основе своей является левосторонним, или 
интерпретативным, подходом, а классический бихевиоризм — правосторонним, или 
эмпирическим. В психоанализе обо всем говорит название главной книги Фрейда 
«Толкование сновидений». Сон — это внутренне событие. Он состоит из символов. 
Эти символы можно понять только путем интерпретации. Что же означает сон? Одно 
из открытий Фрейда заключалось в том, что сон не случаен, наоборот, он содержит 
скрытый смысл, который можно проинтерпретировать и понять.
     Поэтому самым простым обобщением метода Фрейда можно считать фразу 
«разговор, то есть диалог излечивает»! Диалог, а не монолог, означает, что мы 
должны научиться глубже и адекватнее интерпретировать свою глубину. Нас 
наводняют симптомы, такие как нервозность или желание, которые захватывают наше 
сознание. Почему я так подавлен? Каковы причины и смысл этого состояния? И 
поэтому в курсе психоанализа я учусь смотреть на свои сны, симптомы, 
беспокойство, желания так, чтобы они имели смысл. Я учусь интерпретировать их 
так, чтобы они проливали свет на мое внутреннее состояние.
     Возможно, я найду внутри себя тайную злость на потерянного отца, и эта 
злость проявляется как депрессия. Я бессознательно неправильно интерпретировал 
этот гнев как депрессию. И поэтому во время терапии я учусь интерпретировать 
эту депрессию более правильно, то есть учусь переводить «печаль» как «безумие». 
Я вступаю в контакт с этим раздраженным фрагментом своей глубины, который я сам 
пытался от себя спрятать, неправильно его интерпретируя и отвергая.
     И чем более точно я представляю себе свою глубину, тем больше я могу 
видеть, что «печаль» действительно является «безумием», и тогда симптомы 
становятся легче, а депрессия проходит. Я более точно интерпретирую свою 
глубину, и поэтому глубина перестает нападать на меня в форме болезненных 
симптомов.
     В: Значит, это пример интерпретирующего подхода левой стороны для 
индивидов. Это подход из верхнего левого сектора.
     КУ: Да. И это относится не только к психоанализу. Все виды «излечения при 
помощи разговора», от когнитивной терапии, межличностного общения и юнговского 
психоанализа до гештальт-терапии и анализа через взаимодействие, основаны 
только на этом принципе, а именно, на попытках найти более адекватную 
интерпретацию внутренней глубины. Более точный способ поиска значения моих снов,
 симптомов, манеры поведения, жизни, моего существа в целом.
     Моя жизнь — это не просто ряд объективных событий, разложенных передо мной 
наподобие камней, имеющих точное местоположение, на которые я должен смотреть, 
пока не увижу их поверхности более ясно. Жизнь включает в себя ряд субъективных 
составляющих, которые я должен понять и самостоятельно проинтерпретировать. У 
нее есть не только поверхности; у нее есть также глубина. И в то время как 
поверхности могут быть увидены, глубина должна интерпретироваться. И чем более 
правильно я могу интерпретировать свои собственные глубины, тем более понятной 
станет мне моя жизнь. Чем яснее я могу видеть и понимать ее, тем меньше 
реальность сбивает меня с толку, причиняет мне боль своей непрозрачностью.
     В: А как насчет тех видов индивидуальной терапии, которые находятся в 
верхнем правом секторе? Что вы можете сказать о внешнем подходе к человеку?
     КУ: Теории из верхнего правого сектора, вроде бихевиоризма или 
биологической психиатрии, самых крайних и радикальных подходов типа лоботомии, 
не хотят иметь абсолютно никакого отношения к интерпретации и глубине, 
внутренней стороне жизни и намерениям. Их совершенно не заботит то, что 
происходит «внутри», в этом «черном ящике». Многие из таких подходов даже 
считают, что глубины не существует. Они интересуются исключительно тем, что 
видно: эмпирическим, внешним поведением.
     Поэтому в бихевиоризме вы просто находите заметный стимул, который вы 
укрепляете или подавляете. Ваша внутренняя жизнь никак не учитывается; ваше 
сознание просто не требуется. В бихевиоризме врач проектирует внешние условия, 
которые будут усиливать желательный ответ и подавлять нежелательный.
     Точно так же в биологической психиатрии врач будет управлять вашим 
сознанием при помощи препаратов, таких как прозак, ксанакс, элавил, которые 
стабилизируют ваше поведение. Многие психиатры назначают лекарства уже после 
первой консультации, а затем только периодически проверяют ваше состояние, 
общаются с вами один раз в месяц, чтобы удостовериться, что лечение имеет 
желаемый эффект. Конечно, некоторые психиатры, приверженные старым традициям, 
будут иногда практиковать лечение разговором, но многие этого не делают, и это 
«чистый пример» верхнего правого сектора.
     В этой чисто биологической психиатрии, как и в чистом бихевиоризме, не 
требуется вашего присутствия. Таким образом, не делается никаких попыток понять 
симптомы. Не производится никакой общей интерпретации ваших проблем. Не 
делается никаких попыток улучшить ваше понимание собственного существа.
     В: Тем не менее я так понимаю, что вы не осуждаете эти внешние подходы.
     КУ: Нет, это было бы не совсем верно. У каждого холона есть эти четыре 
аспекта, эти четыре сектора. Эмпиризм и бихевиоризм — превосходные методы для 
описания внешних сторон холонов. Я полностью поддерживаю их, пока они не 
выходят за свое поле деятельности.
     Проблема, конечно же, состоит в том, что они не могут охватить все. И 
поэтому часто приходится осуждать их, ведь обычно они отрицают не только 
важность, но и само существование других секторов.
     У вас депрессия не потому, что вам не хватает нужных ценностей, смыслов и 
радостных событий в жизни, а потому, что вы испытываете недостаток в серотонине,
 хотя даже постоянное снабжение вашего мозга серотонином при помощи аппарата не 
будет способствовать появлению нужных вам ценностей.
     Другими словами, моя депрессия может быть вызвана отсутствием отца, а 
внешним соответствием данного явления может быть низкий уровень серотонина в 
мозгу, и назначение прозака может до некоторой степени улучшить баланс 
серотонина. Это очень хорошее и иногда чрезвычайно полезное воздействие. Но 
прозак ни в коем случае не может помочь мне понять мою внутреннюю боль, 
интерпретировать ее так, что она будет иметь для меня смысл и станет полностью 
понятной. И если вы не заинтересованы в этом, если вы не заинтересованы в 
понимании собственной глубины, то тогда ваши цели могут быть достигнуты только 
при помощи прозака.
     Но если вы желаете понять собственную глубину и более точно 
проинтерпретировать ее, то вы должны будете поговорить с кем-то, с человеком, 
который уже видел эти глубины прежде и помогал другим более точно 
интерпретировать их. В этом интерсубъективном диалоге с психотерапевтом, 
который будет держать вас за руку и поможет найти путь более адекватной 
интерпретации, вы войдете в круг интерсубъективной глубины. Чем более ясно вы 
сможете проинтерпретировать и сформулировать эту глубину, тем меньшей проблемой 
вы станете для себя самого, тем более ясным станете вы для себя самого, тем 
более прозрачным будете.
     Подобные методики также способны высвобождать разрушающий личность 
энергетический потенциал, что способствует излечению депрессий.
    
    
    Социология против культурного понимания
    
     В: А что насчет коллективного? Что вы можете сказать о подходах нижних 
левого и правого секторов? Культурное и социальное? Одно связано с 
интерпретацией, другое — с эмпирическими методами?
     КУ: Да. Как и психология, социология почти с самого возникновения 
разделилась на два огромных лагеря: интерпретирующий (левая половина) и 
натуралистический, или эмпирический (правая половина). Первый исследует 
культуру или культурные смыслы (смыслы — принятое в философии выражение) и 
пытается понять их изнутри. Второй исследует социальную систему, или социальные 
структуры и функции извне, используя только позитивистские и эмпирические 
методы. И, конечно, первый лагерь спрашивает: «Что это означает?», тогда как 
второй: «Как это действует?»
     В: Давайте рассмотрим их по очереди.
     КУ: Понимание смыслов культуры — вопрос интерпретации. Вы должны изучить 
язык, вы должны погрузиться в культуру, узнать значение различных ее методов. 
На этом принципе основаны герменевтические науки о культуре, работы философов 
Вильгельма Дильтея, Макса Вебера, Мартина Хайдеггера, Ханса-Георга Гадамера, 
Поля Рикёра, Клиффорда Гирца, Мэри Дуглас, Карла-Отто Апеля, Чарльза Тэйлора, 
Томаса Куна.
     Подходы этих авторов предполагают сочувствие, необходимость делиться 
опытом, разговор — они являются диалогическими, интерпретирующими. Они хотят 
прийти к пониманию глубины, а не только внешнего поведения. Они хотят 
проникнуть внутрь черного ящика и достигнуть левосторонних измерений. И 
единственный способ, которым это можно сделать, заключается в интерпретации.
     Эмпирические общественные науки изучают поведение обществ несколько 
отстраненным образом. Они учитывают коэффициенты рождаемости, способы 
производства, типы архитектуры, процент самоубийств, суммы денег в обращении, 
демографию, миграцию населения, типы технологии и так далее, только внешние 
характеристики, никаких внутренних ценностей. Большинство таких статистических 
данных может быть собрано без необходимости говорить с людьми другой культуры. 
Здесь нет никаких черных ящиков.
     Поэтому эти подходы в основе своей являются монологичными, эмпирическими, 
бихевиористическими. Вы не исследуете внутренний мир или глубину культуры. А 
если вы и изучаете смыслы или ценности, вы будете представлять их почти 
полностью зависимыми от социальной системы. Представители позитивистской, 
натуралистической, эмпирической социальной науки — Огюст Конт, Карл Маркс, 
Толкотт Парсонс, Николас Луманн, Герхард Ленски и так далее.
     В: Вы приводите пример с Танцем дождя хопи. Он показывает, чем отличаются 
левый и правый пути.
     КУ: Левосторонний интерпретирующий подход хочет узнать, каков смысл Танца 
дождя. Когда люди племени участвуют в танце, что он означает для них? Почему 
они ценят его? И поскольку интерпретирующий исследователь становится 
«участвующим наблюдателем», он начинает понимать, что Танец дождя — это в 
значительной степени выражение почтения священной природе, а также способ 
попросить эту священную природу благословить землю дождем. И он знает, что это 
так, потому что он услышал это непосредственно от участников ритуала, потому 
что в итоге достиг с ними взаимного понимания.
     Правосторонний путь обращает внимание на то, что функция танца — 
поддерживать определенный стандарт поведения социальной системы, традиции 
племени (группы). Он не интересуются тем, какой: смысл вкладывают в него 
участники. И исследователь с таким подходом придет к выводу, что танец, 
несмотря на то, что говорят его участники, на самом деле является способом 
создания социального единства в системе общественных действий племени. Другими 
словами, танец обеспечивает социальную интеграцию.
     В: Насколько я понимаю, вы говорите, что оба подхода правильны.
     КУ: Да. Это левосторонний и правосторонний подходы к одному и тому же 
коллективному холону. Левая сторона стремится понять значение танца, его 
внутренний смысл и ценность, которые могут быть поняты только при помощи 
погружения в культуру. А правая сторона стремится понять социальные функции 
танца в наблюдаемом поведении социальной системы, и они могут быть определены 
только при дистанцировании от системы.
    
    
    Герменевтика
    
     В: Интерпретация — это смысл герменевтики.
     КУ: Да. Герменевтика — искусство и наука интерпретации. Герменевтика 
возникла как способ понимания самой интерпретации, потому что когда вы 
интерпретируете текст, есть хорошие и плохие способы понимания.
     В герменевтике существенно важной является также интерпретация символов и 
новых терминов.
     Томас Кун вызвал бурную и противоречивую реакцию, когда ввел понятие 
парадигмы как набора убеждений, ценностей и техник, разделяемых членами 
научного общества. Он протестовал против второстепенных контекстов, управляющих 
интерпретациями. Чарльз Тэйлор произвел сенсацию публикацией своего эссе 
«Интерпретация и науки о человеке», демонстрировавшего, что интерпретация 
религиозных и литературных текстов является необходимым условием для понимания 
культурных движений.
     Пожалуйста, помните об этом, даже если вы не являетесь сторонником 
герменевтики. Она есть ключ ко всем измерениям левой стороны. Левая сторона 
состоит из глубин, а интерпретация — это единственный способ понять глубину. 
Как сказал бы Хайдеггер, интерпретация везде на пути вниз.
     В: Но эмпирики говорят, что интерпретация не объективна и поэтому не 
отражает «действительной реальности».
     КУ: Если вы хотите узнать смысл трагедии «Гамлет», вы должны прогнать ее и 
интерпретировать текст.
     Верно, это не совсем объективный процесс. Но это и не субъективная 
фантазия. Это очень важно, потому что представители эмпирической науки всегда 
утверждают, что если нечто не подтверждено опытным путем, тогда это вообще не 
верно. Это не так. Просто нужно помнить о том, что есть хорошие и есть плохие 
интерпретации «Гамлета». Например, «Гамлет» написан не о радостях мести. Это 
плохая интерпретация, так как это неправильно.
     В: Значит, есть критерии достоверности для интерпретаций?
     КУ: Да. Тот факт, что левостороннее измерение нуждается в интерпретации, 
не означает, что оно совершенно произвольно или безосновательно, или что оно 
является только плодом субъективной фантазии. Есть хорошие и плохие 
интерпретации, истинные и ложные, или искаженные, интерпретации, интерпретации, 
которые более адекватны и которые менее адекватны.
     И правильность интерпретации может быть определена сообществом тех людей, 
которые изучали эту же глубину. Как я говорил, смысл «Гамлета» не в том, чтобы 
показать радость мести. Эта интерпретация будет отклонена сообществом людей, 
которые читали текст и изучали его, то есть сообществом тех, кто вошел во 
внутреннее пространство «Гамлета», кто разделяет эту глубину.
     Даже если вы создадите свою собственную интерпретацию «Гамлета», эта 
интерпретация будет основана на фактах вашего личного жизненного опыта. В любом 
случае интерпретация не является совершенно произвольной!
     Это интерпретативное знание столь же важно, как и эмпирическое. В 
некотором отношении даже более важно. Но, конечно же, оно требует несколько 
большего умения, фантазии и творчества, чем простая очевидность пристального 
монологического взгляда.
    
    
    Все интерпретации основаны на контексте
    
     В: Вы говорите о том, что важной особенностью интерпретации является ее 
связь с контекстом.
     КУ: Да. Первое правило интерпретации заключается в том, что все связано со 
мной, все связано с определенным контекстом. Например, значение слова «лук» 
различно во фразах «лук Одиссея» и «лук-порей». Важно то, что контекст помогает 
определить правильность интерпретации.
     И сам этот контекст существует в своих контекстах. Продвигаясь в этом 
направлении дальше, мы входим в «круг интерпретации». Причина этого явления в 
том, что есть только холоны, и холоны вложены друг в друга: холоны более 
низкого уровня вложены в более глубокие холоны, контексты вложены в другие 
контексты, и так бесконечно.
     Поэтому все смыслы зависят от контекста, а контексты безграничны. И это 
делает интерпретацию очень сложным предприятием. Деррида и представители школы 
деконструкции, конечно, сделали многое для понимания этой «скользящей» природы 
смысла. Но, впадая в крайности, сторонники деконструкции просто отрицают 
единство смысла — это другой пример крайнего конструктивизма, превращающегося в 
чистый нигилизм.
     Мы не должны следовать этому пути. Вложенные друг в друга холоны, 
постоянное наличие контекста просто означает, что при интерпретации значения мы 
всегда должны обращать внимание на культурный контекст. И чем больше таких 
контекстов, как на пути вверх, так и на пути вниз, мы в состоянии учесть, тем 
более богатой будет наша интерпретация.
    
    
    Интерпретация нечеловеческого
    
     В: Значит, интерпретация применима и к нечеловеческому миру? Ее можно 
применять к холонам, не связанным с человеком?
     КУ: Да, если вы хотите узнать их внутренний мир, интерпретацию нужно 
применять. Если вы хотите понять внутренний мир любого холона, как же еще вам 
поступать?
     Когда вы общаетесь с вашей собакой, вы ведь интересуетесь не только ее 
внешним поведением. Так как у людей и у собак есть похожая лимфатическая 
система, у них также есть общее эмоциональное жизненное пространство. Вы можете 
чувствовать, когда ваша собака грустит, напугана, счастлива или голодна. И 
большинство людей умеет взаимодействовать с внутренним миром животных. Такие 
люди хотят разделить их внутренние чувства. Когда их собака счастлива, они 
легко разделят это счастье. Но для этого требуется интерпретация чувств их 
собаки. Конечно, это не речевая или лингвистическая коммуникация; но это 
сопереживание и понимание внутреннего мира животного, его глубины, его уровня 
сознания, который, может быть, и не столь же глубок, как ваш, но тем не менее 
не является абсолютно нулевым.
     Так осуществляется сочувствующая интерпретация. И собака делает то же 
самое по отношению к своему хозяину — каждый участник этого диалога пытается 
попасть в резонанс с внутренним миром другого. В такие моменты вы разделяете 
общее жизненное пространство, в данном случае общее эмоциональное жизненное 
пространство. Вы, конечно, отражаете его в понятиях, чего не может сделать 
собака. Но основные эмоции у вас с ней довольно одинаковы, и вы знаете об этом. 
Вы можете интерпретировать внутренние чувства вашей собаки и иметь какое-то 
отношение к этим чувствам. В этом и заключается весь смысл заведения собаки, не 
так ли?
     Конечно, чем ниже по уровню холон, или чем меньше у него глубины, тем 
меньше его уровень сознания и тем меньше его внутренний мир, и вы можете 
интерпретировать и разделить меньше его чувств. Но некоторые люди прекрасно 
общаются и со своими любимыми камнями, что, я полагаю, поможет вам кое-что 
понять.
     В: Значит, так как человек и собака разделяют своего рода общее жизненное 
пространство, в данном случае эмоциональное пространство, то они в некоторой 
степени могут интерпретировать друг друга?
     КУ: Правильно. Общее жизненное пространство обеспечивает общий контекст, 
который позволяет провести интерпретацию, поделиться чем-то. Как мы уже 
говорили, любая интерпретация требует контекста, и в этом случае этим 
контекстом является общее эмоциональное пространство.
     Конечно же, мы также разделяем все более низкие жизненные пространства в 
холархии: физическое (например, гравитация), растительное (жизнь), пространство 
рептилий (голод). Так как у нас есть остатки нервной системы рептилий, мы можем 
также разделять общий контекст с ящерицами, но это не столь увлекательно, не 
так ли? Чем меньше глубины, тем меньше у нас общего.
     В: Значит, когда мы достигаем уже чисто человеческих контекстов...
     КУ: ...да, когда мы начинаем общаться с людьми, в дополнение к более 
ранним пространствам (клетки, нервная система рептилий, лимфатическая система 
млекопитающих) появляются новые, более сложные пространства познания, языка и 
культуры. И наши взаимные интерпретации основываются уже на этих общих 
культурных ценностях (нижний левый сектор). Никак иначе коммуникация 
происходить не может.
     В: И эти пространства развиваются.
     КУ: Да, все четыре сектора развиваются, и развитие идет в соответствии с 
двадцатью принципами. Относительно жизненного пространства, мировоззрения и 
культуры — нижнего левого сектора — мы видели, что мировоззрение эволюционирует 
от архаичного до магического, мифического, рационального и экзистенциального, с 
возможностью появления в будущем еще более высоких типов мировоззрения. Каждое 
из этих мировоззрений задает типы возможных интерпретаций Космоса.
    
    
    Духовная интерпретация
    
     В: В чем важность интерпретации духовного опыта?
     КУ: Приведите пример.
     В: Скажем, у меня есть непосредственный опыт внутреннего озарения, 
ослепляющий экстаз, лишающий разума опыт внутреннего света.
      156         Краткая история всего
     КУ: Сам этот опыт действительно прямой и непосредственный. Вы могли бы 
даже стать единым с этим светом. Но потом вы выходите из этого состояния и 
хотите рассказать об этом. Вы хотите поговорить об этом. Вам также захочется 
обдумать такой опыт наедине с собой. И здесь вы должны будете 
проинтерпретировать его и понять, чем же был этот глубокий опыт. Что это был за 
свет? Это был Иисус Христос? Это был разум Будды? Был ли это архетип? Ангел? 
Может быть, это было НЛО? Или это было только некоторое временное состояние 
мозга? Что это было? Бог? Наркотическая галлюцинация?
     Вы должны интерпретировать! И если вы решите, что это был подлинный 
духовный опыт, тогда придет время задуматься о его форме. Аллах? Кетер? 
Кундалини? Савикальпа-самадхи? Юнговский архетип? Идея Платона? Это не какая-то 
незначительная или вторичная проблема, не просто теоретический вопрос и не 
просто академическое упражнение разума. Совсем наоборот. То, как вы 
проинтерпретируете этот опыт, определит ваше мнение о нем, ваше отношение к 
другим людям в свете этого опыта, согласование этого опыта с мировым и с вашей 
внутренней системой ценностей и верований, а также те способы, которыми вы 
будете говорить об этом с другими и сами об этом думать. И ваша интерпретация 
определит ваше будущее отношение к этому свету!
     И как все интерпретации — независимо от того, является ли их объектом 
«Гамлет» или внутренний свет — они делятся на хорошие и плохие. И в этой 
интерпретации вам тоже необходимо будет действительно понять произошедшее с 
вами и не совершить ошибку.
     Вы должны объяснить этот опыт, извлечь из него смысл. Если вы не сможете 
его правильно проинтерпретировать, то это может, с большой вероятностью, 
довести вас до безумия. Вы не будете в состоянии соединить его с остальной 
частью вашего существа. Вы не будете знать, что он означает. Ваша собственная 
необыкновенная глубина может пугать и смущать вас, потому что вы не можете 
правильно ее проинтерпретировать.
     В: Значит, интерпретация — это важная часть духовного или 
сверхсознательного опыта.
     КУ: Да, определенно. Многие люди сегодня обладают такого рода духовным или 
сверхсознательным опытом высших или более глубоких стадий эволюции сознания. У 
них есть эти необыкновенные интуитивные прозрения, но они не знают, как их 
интерпретировать. И эти неадекватные интерпретации прерывают их дальнейшее 
развитие, пускают его под откос.
     В: Приведите, пожалуйста, примеры «плохих» интерпретаций. Как мы можем 
сказать, что данная интерпретация неудачна?
     КУ: Помните, что одно из основных правил интерпретации состоит в том, что 
весь смысл связан с контекстом. Поэтому при любой попытке интерпретировать 
духовный опыт такого вида необходимо быть уверенным, что контекст, по отношению 
к которому мы интерпретируем опыт, настолько полон, насколько это возможно. 
Другими словами, необходимо быть уверенным, что интерпретация проведена с 
учетом всех четырех секторов. Следует стремиться к «четырехсекторному» 
представлению, к интерпретации в контексте Космоса во всех его измерениях.
     Сегодня чаще происходит так, что большинство людей пытаются 
интерпретировать свой духовный опыт, основываясь на фактах, принадлежащих 
только к одному сектору, а иногда только к одному уровню одного сектора! Это 
опустошает другие секторы и лишает интерпретацию полноты, нарушает целостность 
внутреннего опыта.
     В: Например?
     КУ: Многие люди интерпретируют свой духовный опыт в основном в терминах 
только верхнего левого сектора — они считают, что этот опыт относится к более 
высокому «я», более развитому сознанию, к архетипам, образцам энграмм, к заботе 
о душе, внутреннему голосу, трансцендентальному пониманию и так далее. Они 
склонны полностью игнорировать культурные, социальные и поведенческие 
компоненты. Поэтому полнота их понимания страдает из-за чересчур сильного 
внимания к высшему «я», которое нарушает связи опыта с другими секторами. В 
итоге опыт интерпретируется нарциссически, как простое расширение их самости. 
Интеллектуальные течения Новой эпохи изобилуют такими неполными типами 
интерпретации. Нарциссические интерпретации духовного опыта могут привести к 
болезненному состоянию по типу «мания величия».
     Другие считают такой опыт в основном продуктом работы мозга — верхнего 
правого сектора. Они пытаются интерпретировать этот опыт как результат 
исключительно взаимодействия тета-волн мозга, обильного выброса эндорфина, 
синхронизации полушарий и так далее. Такая интерпретация также полностью лишает 
опыт культурных и социальных компонентов, не говоря уже о самих внутренних 
состояниях сознания. Это слишком объективный и технологический подход.
     Третьи, особенно теоретические экологи «новой парадигмы», пытаются 
интерпретировать этот опыт главным образом в терминах нижнего правого сектора. 
«Высшая реальность» для них — это эмпирическая сеть жизни. При таком подходе 
они могут, например, интерпретировать духовный опыт как встречу с 
инопланетянами.
     Четвертые пытаются интерпретировать этот опыт как проявление коллективного 
культурного сознания и будущего изменения мировоззрения, то есть в терминах 
нижнего левого сектора. Они не обращают внимания на работу индивидуального 
сознания.
     В: Все эти подходы являются только частичными...
     КУ: Все эти «односекторные» интерпретации могут содержать зерно истины, но 
они упускают из внимания ряд важных моментов. И так как они не включают в себя 
опыт других секторов, они ограничивают изначальный духовный опыт. Они очень 
плохо раскрывают эту духовную интуицию при помощи фрагментарных понятий. И эти 
фрагментарные интерпретации не способствуют дальнейшему развитию духовного 
опыта. Скорее частичные интерпретации склонны прерывать сам духовный процесс.
     В: Значит, смысл в том...
     КУ: Так как Дух-в-действии проявляется во всех четырех секторах, то 
адекватная интерпретация духовного опыта должна принимать во внимание все 
четыре сектора. У нас есть не только различные уровни — материя, тело, разум, 
душа и дух, — но и четыре варианта проявлений каждого из этих уровней: 
намерение, поведение, культура и социум.
     Эта точка зрения, включающая в себя все уровни и все секторы, становится 
особенно важной, когда мы начинаем рассматривать высшие или более глубокие 
стадии эволюции и развития человека — дальнейшие стадии эволюции сознания и 
развития общества. Если нас в будущем действительно ждет трансформация, основой 
ее будут эти высшие, более глубокие уровни, а к ним, в их богатстве и полноте, 
можно получить доступ только при условии понимания истин различных типов, 
которые раскрываются для нашего освобождения.
     Поэтому весь смысл, я думаю, в том, что мы хотим оказаться в состоянии 
сочувствующей гармонии со всеми аспектами Космоса. Мы хотим понять истины 
каждого сектора. И мы начинаем делать это, когда замечаем, что каждая из них 
говорит с нами своим уникальным голосом. Если мы будем слушать внимательно, то 
можем услышать каждый из этих голосов, шепотом говорящих о своей истине и 
объединяющихся в гармоничном хоре, мягко зовущем нас домой.
     Мы все больше оказываемся в объятиях всепоглощающего Космоса, в самом 
центре космического сознания.
     Но мы должны слушать очень внимательно.

Глава 7


    В гармонии с Космосом
    
     В: Мы должны слушать очень внимательно. Вы имеете в виду все четыре типа 
истины?
     КУ: Истина, в самом широком смысле, означает гармонию с реальностью. 
Подлинное соприкосновение с истинным, правильным и прекрасным. Не так ли?
     И это означает, что мы также можем не иметь гармонии с реальностью. Мы 
можем потеряться, запутаться, ошибаться, быть не правыми в наших оценках. Мы 
можем не понимать истину и не иметь с ней контакта, не осознавать правильное и 
не чувствовать красоту.
     Поэтому человечество в ходе своего развития, пройдя болезненным путем проб 
и ошибок, обнаружило различные способы, при помощи которых мы можем проверить 
наличие у себя гармонии с Космосом. Различные способы, благодаря которым мы 
можем увидеть, близки ли мы к правде или потерялись в ошибках. Понимаем ли мы 
подлинное благо, или искажаем его. Видим ли мы красоту или движемся в сторону 
деградации.
     Другими словами, человечество в муках и трудах попыталось создать ряд 
условий истинности, которые могли бы помочь нам определить, находимся ли мы в 
гармонии с реальностью, соответствуют ли наши представления Космосу во всем его 
богатстве и разнообразии.
     В: Значит, условия истинности...
     КУ: ...условия истинности — это способы непосредственной связи с Духом, 
способы правильного и гармоничного понимания Космоса. Условия истинности 
вынуждают нас встретиться лицом к лицу с действительностью; они охлаждают наши 
эгоистические фантазии и представления; они требуют подтверждения наших идей 
порядком, существующим в Космосе; они вынуждают нас выйти за пределы своего 
сознания!
     В: Может быть, мы могли бы подвести краткое резюме для каждого из четырех 
секторов? Что такое эти четыре истины и каковы требования истинности для них?

Внутренние
(левосторонний путь)Внешние
(правосторонний путь)СубъективныеОбъективныеИндивидуальныйПравдивость
Искренность
Доверие
Целостность


ЯИстина
Соответствие
Представление
Истинное высказываниеКоллективныйМы

Справедливость
Культурное соответствие Взаимопонимание
Правота

Функциональное соответствие 
Сеть теории систем
Структурный функционализм
Соответствие социальной системеИнтерсубъективныеИнтеробъективные
Рисунок 7—1. Условия истинности

     КУ: Они перечислены на рисунке 7—1. И как только мы кратко их рассмотрим, 
я обещаю показать вам очень, очень простой способ их обобщить!
    
    
    Истина высказываний
    
     В: Есть ли простое определение «истины»?
     КУ: Большинство людей под истиной понимают истинность каких-либо 
представлений о мире. Простая картография или простое соответствие. Я делаю 
утверждение или формирую высказывание, которое относится к факту нашего 
физического мира. Например, я мог бы сказать: «снаружи идет дождь». Теперь мы 
хотим узнать, верно это или нет. Мы хотим знать законность или «статус 
истинности» этого утверждения. Поэтому мы просто идем на улицу и смотрим: если 
там действительно идет дождь, мы говорим, что высказывание «снаружи идет дождь» 
является истинным высказыванием.
     В: Или истинным суждением.
     КУ: Да. Это простая процедура, которую выполняет картограф. Мы проверяем, 
соответствует ли суждение фактам объективного мира, точно ли отражает карта 
реальную территорию. Обычно все несколько более сложно: мы могли бы пробовать 
опровергнуть карту, и если мы не можем найти опровергающего примера, то мы 
предполагаем, что она достаточно точна. Но основная идея заключается в том, что 
при проверке истинности представлений или высказываний таким способом мы 
вынуждены соотносить утверждение о мире с объективной реальностью, и оно должно 
довольно точно соответствовать этим объектам, процессам или явлениям.
     В: Значит, истина высказываний в основном имеет дело только с внешними 
характеристиками и относится к правостороннему методу?
     КУ: Да, верно. И верхний, и нижний правые секторы включают в себя 
наблюдаемые, эмпирические, внешние стороны холонов. Все они имеют однозначно 
определяемое местоположение. Эти холоны можно легко наблюдать, и, таким образом,
 при помощи истины высказываний мы связываем наши утверждения с этими объектами,
 процессами или явлениями (данная теория также называется корреспондентской 
теорией истины).
     Все это достаточно справедливо и необходимо, и я никак не отрицаю общую 
важность эмпирического представления мира. Только это не вся история, и даже не 
самая интересная ее часть.
    
    
    Правда
    
     В: Итак, объективное положение дел — мозг, планеты организмы, экосистемы — 
можно представить при помощи эмпирической картографии. Эти эмпирические карты 
являются вариациями на тему «идет дождь». Объективными суждениями.
     КУ: Да. Но если мы посмотрим на верхний левый сектор, то есть на 
внутреннее пространство холонов человека, то мы обнаружим там уже совершенно 
другие условия истинности. Мы больше не спрашиваем о том, идет ли снаружи дождь.
 Вопрос стоит так: говорю ли я вам правду или лгу, когда я утверждаю, что 
снаружи идет дождь.
     Вы видите, что здесь дело не в том, соответствует ли карта объективной 
территории, а в том, можно ли доверять картографу. И проблемой является 
установление не столько объективной, сколько внутренней истины. Я хочу сказать, 
что вы всегда можете проверить и увидеть, идет ли снаружи дождь. Вы можете 
сделать это сами. Но единственный способ, которым вы можете узнать нечто о моем 
внутреннем мире, о моей глубине, как мы уже видели, заключается в диалоге. И 
когда я говорю вам нечто о моем внутреннем состоянии, я могу говорить вам 
правду, а могу и лгать. У вас нет никакого другого способа понять мой 
внутренний мир, кроме разговора, диалога и интерпретации, а я могу существенно 
исказить, скрыть своей внутренний мир или ввести вас в заблуждение, говоря 
проще, я могу лгать.
     Итак, если на правостороннем пути мы пользуемся критериями истинности для 
справедливых высказываний, или просто «истиной», как ее можно сокращенно 
называть, то на левостороннем пути мы должны использовать совершенно другие 
критерии: правды, искренности, честности или доверия. Дело тут не столько в 
объективной истине, сколько в субъективной правде.
     В: Два совершенно различных критерия: истина и правда.
     КУ: Да, правильно. И это вовсе не такой очевидный вопрос. Внутренние 
события относятся к области сознания, а не к объективным положениям вещей. Как 
мы уже видели, доступ к ним можно получить только при помощи коммуникации и 
интерпретации, а никак не при помощи пристального монологического взгляда.
     И в процессе общения я могу преднамеренно лгать вам. По совершенно 
различным причинам я мог бы попытаться исказить свое внутреннее пространство, я 
мог бы попытаться заставить его казаться чем-то другим, чем оно есть в 
действительности. Все левостороннее измерение может легко разбиться о стену 
обмана.
     Кроме того, и это очень важно, я могу лгать сам себе. Я могу попытаться 
скрыть некоторые стороны своего внутреннего мира от себя самого. Я могу делать 
это преднамеренно, а могу делать это «подсознательно». Но, так или иначе, я 
могу неправильно интерпретировать свою собственную глубину, я могу лгать себе о 
своем собственном внутреннем мире.
     И «бессознательное» — это отчасти то место, в котором собрана вся моя ложь 
о себе. Возможно, я начал лгать себе по причине сильной травмы черепа. Или, 
возможно, я научился этому у моих родителей. Или, может быть, я должен был 
создать защитный механизм против еще более болезненной правды.
     Но в любом случае мое бессознательное — это место, в котором собрана моя 
ложь о себе, все моменты, когда я был не совсем честен с собой, неправильно 
интерпретировал свою субъективную глубину, свое внутреннее состояние, свои 
глубокие желания и намерения. Бессознательное — это место лжи.
     В: Когда мы говорили о психоанализе и техниках интерпретации в психологии, 
вы сказали, что их цель состояла в том, чтобы научить пациента более правдивой 
интерпретации.
     КУ: Да, смысл «глубинной психологии» и терапии заключается в том, чтобы 
помочь людям более верно интерпретировать себя. Левый путь — это, конечно же, 
интерпретация, гак что неудивительно, что правдивая или более адекватная 
интерпретация является главным критерием во время терапии.
     Пример, который мы использовали в нашем разговоре, касался «грусти» и 
«безумия» по поводу отсутствия отца. Это означает, что в некоторый момент в 
моей детской жизни я начал интерпретировать гнев как депрессию. Возможно, я был 
разгневан на своего отца, потому что его не было рядом. Но этот гнев очень 
опасен для ребенка. Что, если во время этого гнева он действительно мог бы 
убить своего отца? Может быть, этого гнева не должно было быть, потому что, в 
конце концов, я люблю своего отца. Поэтому я начинаю испытывать гнев по 
отношению к себе. Вместо того чтобы бить отца, я начинаю бить себя. Я начинаю 
обвинять себя, считать себя плохим и несчастным. Это и есть депрессивный опыт.
     Так или иначе, я неправильно проинтерпретировал свой внутренний мир, я 
исказил свою глубину. Я начал называть гнев «печалью». И я всегда несу эту ложь 
в себе. Я не могу сказать себе правду, потому что это открыло бы мне глаза на 
такую большую боль, как желание убить отца, которого я люблю, и поэтому я 
предпочел бы лгать себе всю жизнь. Так я и делаю. Моя «тень», мое 
«бессознательное», содержит теперь в себе эту ложь, становится центром 
неискренности, тем местом внутри меня, которое я скрываю от самого себя.
     И так как я лгу себе, а затем забываю, что это ложь, то я буду лгать и вам,
 даже не зная этого. Я, вероятно, буду даже казаться в этом очень искренним. На 
самом деле, если я последовательно лгал себе, то теперь я буду честно думать, 
что говорю правду. И даже если вы подвергнете меня тесту на детекторе лжи, он 
все равно покажет, что я говорю «правду». Как и все эмпирические тесты.
     И, наконец, так как я неправильно интерпретировал свою собственную глубину,
 я буду часто неправильно интерпретировать вашу. Я отказываюсь от чего-то в 
моей собственной глубине, я подавляю или отчуждаю это, и поэтому я буду 
искажать интерпретацию этой части внутреннего мира, как в себе, так и в других. 
Мои интерпретации будут смешаны с ложью, основаны на неискренности. Если я 
неправильно интерпретирую себя, то я буду часто неправильно интерпретировать 
вас.
     И вы будете думать про себя: «Откуда же он это взял?»
     В: Значит, различные техники терапии, основанные на интерпретации, вроде 
психоанализа, гештальт-терапии или юнговского психоанализа, помогают войти в 
контакт со своей глубиной и более правдиво проинтерпретировать ее?
     КУ: Да, точно. Их суть не в составлении более точной карты объективного 
мира, а в снятии сопротивления, проникновении в ваши внутренние глубины и более 
правдивая интерпретация этой глубины по отношению к другим, а самое главное — 
по отношению к вашему опыту.
     Это позволит вашей глубине начать соответствовать вашему поведению. Ваши 
слова и ваши действия будут совпадать. Вы будете «делать то, что говорите и что 
действительно хотите сделать». Люди обычно называют такое состояние 
целостностью. Вы будете чувствовать, что такой человек не будет лгать вам, 
потому что он не лжет себе.
     Конечно, если вы живете в мире техника из лаборатории, в мире эмпириков, 
бихевиористов, теоретиков систем, в мире кибернетики и монологического абсурда, 
вам не нужно особенно заботиться о внутренней правоте. Вас вполне устраивает 
монологическая истина, объективная поверхность, эмпирическое поведение, сеть 
систем. Вам не нужно иметь дела с внутренней глубиной, а значит, и с правдой, 
потому что на эмпирической карте нет ничего, что хоть отдаленно соответствовало 
бы правдивости!
     Правда, как вы понимаете, не имеет однозначно определенного положения в 
пространстве, и она не является просто эмпирическим положением дел, поэтому ее 
нельзя обнаружить ни на одной из эмпирических карт. Ни на карте физика, ни на 
карте биолога, ни на карте невропатолога, ни на карте ученого, занимающегося 
теорией систем, ни на карте нашей экосистемы. Это дело левой стороны, а не 
правой!
     Но тем не менее на левой стороне существует ваш внутренний жизненный мир, 
ваше подлинное понимание, ваша собственная глубина. И если вы начнете 
осознавать глубину вообще, то вы узнаете эту глубину в пас и в других при 
помощи правдивости, искренности и доверия.
     Очень важный момент: путь к глубине заблокирован ложью и обманом. И когда 
вы направляетесь в сторону своей глубины, вы должны пройти через первый 
блокпост на этом пути: вы должны противостоять обману и лжи, в том числе в 
самом себе.
     Именно поэтому по этой области можно путешествовать только при помощи 
правды. И именно этими препятствиями работают все терапии, основанные на 
принципе интерпретации. Они дают вам возможность сделать более правдивые 
интерпретации вашей собственной внутренней глубины. И более адекватным ваше 
собственное поведение.
     В: Однако в различных терапевтических практиках Левой стороны применяются 
различные типы интерпретаций.
     КУ: Да, и это очень долгий разговор. Я могу сказать только то, что 
различные основанные на интерпретации методы терапии отличаются один от другого,
 прежде всего тем, насколько глубоко заходит их интерпретация. Как мы говорили, 
левый верхний сектор — это спектр сознания, или различные уровни развивающегося 
сознания. И разные терапии позволяют охватить различные уровни этого спектра, 
они используют свой любимый уровень как основную точку отсчета, вокруг которой 
они строят свои интерпретации.
     Как мы уже видели, все интерпретации зависят от контекста, и у каждой 
психотерапевтической практики есть свой любимый контекст, в пределах которого 
они строят свои интерпретации. Это не означает, что они неправильны, мы просто 
должны всегда понимать их контекст, их любимый уровень. Мы должны использовать 
их интерпретации в зависимости от ситуации.
     Фрейдисты подчеркивают эмоциональный и сексуальный уровень; специалисты по 
когнитивной терапии акцентируют внимание на вербальном; трансперсональные 
психологи сосредотачиваются на духовном. Но все они, прежде всего, противостоят 
неправильной интерпретации, лжи и самообману, при помощи которых мы скрываем от 
себя правду об этих измерениях, борются с ложью и искажениями, затуманивающими 
наши подлинные эмоции, наше чувство собственного достоинства, нашу духовную 
природу.
     В: Значит, полная модель будет своего рода суммой всех этих техник, 
принадлежащих к различным уровням спектра сознания, самых эффективных для 
каждого уровня направлений интерпретации?
     КУ: Да, создание такой полной психотерапевтической модели — одна из 
актуальных задач современности, над которой сегодня работают многие 
исследователи (мы обсуждали их во второй части). Превосходное введение в эту 
область знания — работа Роджера Уолша и Франсез Воган «Пути за пределы Эго».
     Но я придерживаюсь об интерпретирующих терапиях левой стороны другого 
мнения: как только мы лишаем их присущей им исключительности или частичности, 
заключающейся в принадлежности к единственному уровню, в них появляется нечто 
очень важное. И это важное может многое сказать нам о различных слоях нашего 
«я» — нашего сознания — а также о правильных интерпретациях, при помощи которых 
мы можем получить доступ к этим измерениям.
     Ведь удивительный факт нашей жизни состоит в том, что одна истина не в 
состоянии вас освободить, вас освободит правда.
     В: Что вы можете сказать о нижнем левом секторе?
     КУ: Важнее всего здесь то, что субъективный мир расположен в 
интерсубъективном пространстве, в пространстве культуры, и именно эта 
интерсубъективность позволяет возникать субъективному миру. Без этого 
культурного фона мои собственные индивидуальные мысли не имели бы вообще 
никакого смысла. У меня даже не было бы инструментов, пригодных для 
интерпретации своих собственных мыслей, я бы даже не мыслил, я был бы 
«мальчиком-волком». Другими словами, субъективный мир неотделим от 
интерсубъективного пространства, и это одно из главных открытий теоретиков 
постмодерна или постпросвещения.
     Поэтому здесь, в левом нижнем секторе, условие истинности — не столько 
объективная истина высказываний и не столько субъективная правда, а 
интерсубъективное соответствие. Этот культурный фон обеспечивает общий контекст,
 по отношению к которому будут получать некоторое значение мои собственные 
мысли и интерпретации. И поэтому критерий истинности здесь предполагает 
«культурное соответствие» этому фону.
     В: Так в чем же именно состоит цель этого условия истинности?
     КУ: Цель здесь — взаимное понимание. Мы не обязательно должны соглашаться 
друг с другом, но мы, по крайней мере, можем понять друг друга? Потому что если 
этого не произойдет, мы никогда не сможем существовать в общем культурном 
пространстве. Разве можем вы и я организовать наше субъективное пространство 
так, чтобы видеть одно и то же, без всяких различий? Мы можем найти общее 
культурное пространство, которое позволит существовать коммуникации. Мы можем 
найти культурное соответствие между нами, что-то, что имеет значение для нас 
всех. Это должно случиться, иначе любая коммуникация становится вообще 
недоступной!
     В: Значит, цель здесь — не столько картография объективной истины, и не 
столько правдивость, а достижение взаимного понимания?
     КУ: Да. У этой цели много, очень много смыслов. Если мы собираемся жить на 
одном пространстве, перед нами возникает необходимость договориться о моральных 
нормах и этике. И нам также нужно создать общие законы. А также мы оказываемся 
перед необходимостью создать какую-то личность, которая объединяет наши 
индивидуальные характеры, своего рода коллективную личность, мыслителя, лидера, 
который поможет осуществлению наших законов и защитит нашу моральную этику.
     Все это включено в понятие культурного соответствия, общего пространства, 
законности и справедливости. Я описал этот фон так, как будто это был своего 
рода контракт, который вы и я сознательно заключили, как общественный договор, 
и иногда он формируется именно так. Иногда мы просто достигаем взаимного 
соглашения, например, по поводу возрастного ценза или ограничения скорости на 
дороге. Это часть культурного соответствия, того, как мы договариваемся об 
общих правилах и смыслах, позволяющих нам всем соответствовать друг другу.
     Но большая часть этого культурного соответствия не является сознательным 
договором; большая его часть находится настолько глубоко на заднем фоне, что мы 
едва ли о ней знаем. (Это одна из главных тем Хайдеггера. ) Но суть в том, что 
у нас нет никакой возможности выйти за пределы этой интерсубъективной сети, 
которая в первую очередь позволяет появиться субъективному миру!
     Самым замечательным во взаимном понимании является не то, что я могу взять 
простое слово, например, слово «собака», показать на реальную собаку и сказать: 
«Я имею в виду вот это». Действительно замечательно то, что вы знаете то, что я 
имею под этим в виду! Забудьте про простое эмпирическое указание! Вместо этого 
обратите внимание на интерсубъективное понимание. Оно просто удивительно. Его 
наличие означает, что мы с вами можем, до некоторой степени войти во внутреннее 
пространство друг друга. Мы с вами можем иметь общую глубину. Когда мы 
указываем на истину и расположены говорить правду, мы можем достигнуть 
взаимного понимания. Это чудо. Если Дух существует, вы можете начать искать его 
здесь.
     В: Значит, это культурное соответствие или справедливость.
     КУ: Да, общая справедливость, совершенство, законность. Как мы достигаем 
общего блага? Что для нас является настолько правильным и общепринятым, что мы 
все можем жить в одном и том же культурном пространстве с общими 
представлениями о справедливости? Как мы можем организовать наше субъективное 
пространство так, чтобы оно вписывалось в сеть общего интерсубъективного 
пространства, общего жизненного пространства, общей культуры, от которой мы все 
зависим в нашем субъективном существовании?
     Это не то же самое, что организация объектов в однозначном «реальном» 
пространстве! Скорее, это организация субъектов в коллективном внутреннем 
пространстве культуры. И главный принцип здесь — уже не просто правда и не 
просто истина, а благо.
     В: Итак, как вы утверждаете, культурное соответствие или справедливость 
включает в себя этику, мораль и законы, группы, или коллективные личности, 
культурные пространства и контексты и так далее.
     КУ: Да, все это мы уже обобщали при помощи понятия «общее мировоззрение», 
или жизненное пространство, которое мы также назвали «культурой», левым нижнем 
сектором. И помните, что это культурное пространство существует для всех 
холонов, не зависимо от того, насколько они сложны. Так что на всех уровнях 
Космоса существует интерсубъективность, вплетенная в саму его ткань. Это не 
просто Дух во «мне», не просто Дух в «этом», не просто Дух в «них», а Дух в 
«нас», во всех нас.
     И, как мы увидим, когда мы вернемся к экологической этике, мы хотим 
достигнуть большей справедливости для всех разумных существ, более стабильного 
блага для всех нас.
    
    
    Функциональное соответствие
    
     В: Каково различие между верхним и нижним правыми секторами? Вы сказали, 
что условия истинности в них различны.
     КУ: Верхний правый сектор — внешнее пространство индивидуумов, нижний 
правый сектор — внешнее пространство систем. Поэтому принципом верхнего правого 
сектора является истина высказываний в самом строгом смысле: суждение относится 
к единственному факту. Но в нижнем правом секторе, суждение относится к 
социальной системе, главным критерием в которой является функциональное 
соответствие, или взаимодействие различных холонов в общей объективной системе.
     В: Но разве нижний левый сектор не говорит также о системах? Вы утверждали,
 что культурное соответствие — это приспособление человека к общему культурному 
фону. Разве это не та же самая теория систем?
     КУ: Нет, это не так, и причина, по которой это не так, вся история 
восстания постмодернизма против модернистской культуры эпохи Просвещения. В 
некотором смысле, революция постдекартовской науки ясно указывает на то, почему 
теория систем является только новым проявлением картезианского дуализма в его 
худшем варианте. Понимание этого составляет самую сущность эволюции к эпохе 
постмодернизма.
     В: Давайте углубимся в этот вопрос, потому что он, очевидно, противоречит 
тому, что говорят сами теоретики систем. Они утверждают, что они преодолевают 
фундаментальную парадигму Просвещения.
     КУ: Как раз наоборот. Фундаментальная парадигма Просвещения, как мы уже 
видели, была парадигмой представления, картографии, монологического взгляда, и 
теоретики систем только продолжают ее еще дальше. Они не преодолевают ее, они 
клонируют ее.
     Верно, что и правый, и левый нижние секторы имеют дело с «системами» в 
широком смысле этого слова, потому что нижняя половина связана с коллективным 
измерением. Но нижний левый сектор описывает эти системы изнутри, с внутренней 
стороны. В него включаются сознание, ценности, мировоззрение, этика, 
коллективные личности. А нижний правый сектор описывает систему в объективных, 
или внешних, терминах извне. Для него не важно, как коллективные ценности 
интерсубъективно передаются во взаимном понимании. Скорее в нем требуется знать,
 как объективные выражения этих ценностей функционально согласованы в общей 
социальной системе, имеющей простое и однозначное положение в пространстве.
     Итак, в теории систем вы не найдете ничего об этических стандартах, 
интерсубъективных ценностях, моральных предпочтениях, взаимном понимании, 
правдивости, искренности, глубине, целостности, эстетике, интерпретации, 
герменевтике, красоте, искусстве, возвышенном. Откройте любое исследование по 
теории систем, и вы не найдете даже упоминания о чем-то подобном. Все, что вы 
найдете, — объективные, или внешние, формы всех этих внутренних феноменов. В 
теории систем вы можете найти биты информации, переносимые по каналам связи, 
кибернетические системы обратной связи, процессы внутри процессов динамических 
сетей, созданных монологическим взглядом, точки внутри множества точек 
бесконечных процессов, каждая из которых имеет простое местоположение, но не в 
индивидууме, а в социальной системе и в совокупности объективных процессов.
     И все это истинно! И все это совершенно не учитывает внутреннее 
пространство в его собственных терминах, действительно пережитый опыт, ценности 
и «жизненное пространство», уделяя все внимание коллективной правой стороне и 
полностью разрушая левую сторону.
     В: Но почему вы не можете просто сказать, что теория систем — это 
объективная реальность, а субъективные аспекты являются просто ее частями, 
частями общей сети. И эта сеть, по определению, включает в себя все.
     КУ: По внешнему определению! Эта общая сеть всегда имеет простое и 
однозначное положение! В системном подходе раскол между субъектом и объектом 
«устраняется» путем сведения всего субъективного мира к объектам в 
«холистической» системе. То есть происходит редукция (сведение сложного к 
простому) всех субъективных и интерсубъективных феноменов до интеробъективного 
соответствия, функционального соответствия, монологического соответствия.
     А это и есть фундаментальная парадигма Просвещения. Именно поэтому многие 
теоретики, например, Тэйлор, Фуко и Хабермас, указывали на то, что теория 
систем есть только продолжение того же самого редукционистского кошмара — все 
явления из левой стороны сведены к явлениям правой стороны и включены в общую 
систему, общую сеть.
     В: Вы называете это тонким редукционизмом.
     КУ: Да, тонкий редукционизм. О полном редукционизме мы уже все знаем: он 
сводит все явления к уровню атомов верхнего правого сектора. Это очень грубый 
подход. Тонкий редукционизм активно борется с таким подходом. Но эта борьба 
немедленно принимает форму тонкого редукционизма: все аспекты левой стороны 
сводятся к соответствующим им правосторонним феноменам. На правой стороне 
господствует общий принцип функционального соответствия и системный подход, 
поэтому кажется, что в итоге получается очень целостный и комплексный метод. Но 
при этом происходит разрушение всего внутреннего мира Космоса, жизненного 
пространства всех холонов.
     Объективные системы и системы систем — атомы являются частями клеток, 
клетки являются частями организмов, организмы являются частями экосистем, 
экосистемы составляют биосферу, и так далее. Другими словами, функциональное 
соответствие. Условие истинности нижнего правого сектора заключается в том, как 
индивидуальные холоны функционально вписываются в целостную систему, как каждый 
занимает свое место во взаимосвязанной сети, являющейся первичной реальностью. 
Поэтому представитель теории систем всегда говорит о коллективных системах — 
Гея, экосистема, взаимосвязанная сеть взаимодействий, сеть жизни, карта 
информационных потоков, созданная объективными методами, планетарная федерация 
или глобальная сеть, и так далее. Все выражено в объективных и монологических 
терминах.
     Все это истинно, но все это совершенно не учитывает левостороннего 
измерения. Так что представители теории систем успешно борются с грубым 
редукционизмом, но они не могут ни на шаг выйти за рамки монологического 
безумия тонкого редукционизма, который, как более чем ясно показали недавние 
исследования, является подлинной основой мировоззрения эпохи Просвещения.
     В: Теория систем действительно претендует на то, чтобы быть монологической 
наукой.
     КУ: Да, и мы даже не спорим с ними. Их подход полностью правилен. И это 
уже говорит о многом.
     В: Будет ли различие между левым нижним сектором и его принципом 
культурного соответствия и правым нижним сектором с его принципом 
функционального соответствия таким же, как у двух подходов к Танцу дождя?
     КУ: Да, оно очень похоже. Левосторонний подход к изучению сообществ 
предполагает как наблюдение, так и участие, и пытается понять явление изнутри. 
Помните о том, что критерием истинности в нижнем левом секторе является 
взаимное понимание? И вы будете пытаться осуществить его, становясь участвующим 
в процессе наблюдателем. Вы пытаетесь проникнуть к внутреннему смыслу, 
разделяемому сообществом. И вы понимаете его только в том случае, если 
воспроизводите культурное соответствие: понимание значения танца основано на 
том, как он вписывается в общий фон культурных ценностей и методов. И 
участвующий наблюдатель, герменевтический интерпретатор мог бы понять, как мы 
уже говорили, что Танец дождя — часть священного ритуала почитания природы. Это 
его внутреннее значение, которое вы понимаете, погружаясь непосредственно в 
культурный фон этого сообщества. Он дает вам единое жизненное пространство или 
общий контекст, по отношению к которому вы теперь можете делать точные 
интерпретации.
     А обычный классический ученый или обычный представитель теории систем не 
будет интересоваться ничем подобным, его не интересует внутреннее значение 
ритуала. Теорию систем скорее волнует функция этого танца в общей социальной 
системе. То, что означает этот танец для исполняющих его людей, не столь важно. 
Действительно важно, с точки зрения теории систем, что танец является частью 
объективной социальной системы, и эта объективная система разными способами 
влияет на поведение его индивидуальных участников. Подлинная функция танца — 
обеспечить автоматическое самовоспроизводство системы. Танец, таким образом, 
является одной из попыток системы общества поддержать свою целостность, свое 
функциональное единство. И именно эту задачу выполняет коллективный ритуал, 
вокруг которого организуется социальное единство. Это можно понять, наблюдая 
танец с объективистской, «эмпирической» или позитивистской позиции, объективной 
и монологической.
     В: Но, как я полагаю, вы снова не считаете один из этих подходов 
правильным, а другой неправильным.
     КУ: По-моему, они оба являются правильными. Один подход исследует 
социокультурные холоны изнутри, а другой извне. Один изучает культурное 
соответствие феноменов во внутреннем пространстве — наше взаимное понимание или 
интерсубъективность; другой — функциональное соответствие объектов в целостной 
объективной системе, интеробъективность. Один использует герменевтику, или 
интерпретацию внутренней глубины, другой пользуется методом 
эмпирически-аналитического наблюдения, или объективного анализа наблюдаемого 
поведения. «Что это значит?» против «Как это действует?»
     Оба эти подхода имеют право на существование, они взаимосвязаны друг с 
другом. На самом деле, это левая и правая руки Духа, который проявляет себя в 
мире коллективного. Но, увы, эти две академические дисциплины не могут хорошо 
уживаться друг с другом, и этой ненужной борьбы мы вполне могли бы избежать.
    
    
    Заключение: Четыре Лица Духа
    
     В: Хорошо, итак, у нас есть четыре различных сектора, в каждом свой тип 
истины, у каждого свой голос. И в каждом секторе есть свои требования к 
истинности, различные условия истинности, которые перечислены на рисунке 7—1.
     КУ: Да. Все они являются приемлемыми формами знания, потому что они 
основаны на подлинных свойствах четырех аспектов каждого холона. И поэтому все 
четыре варианта условий истинности могут быть проверены, могут быть 
подтверждены или отклонены сообществом принимающих их людей. В каждом секторе 
есть свои требования законности, которое осторожно, при помощи системы сдержек 
и противовесов, помогают нам достигать достоверного знания. Все они могут быть 
фальсифицированы в своих секторах, что помогает устранить ложные требования при 
помощи примеров и свидетельств из этой области (поэтому давайте будем впредь 
игнорировать претензии любого сектора на уникальность и незаменимость его 
собственных условий фальсифицируемости, а следовательно, и на монополию в 
знании истины!).
     Человечество, за столетия и тысячелетия своего существования, очень 
болезненным методом проб и ошибок узнало основные принципы этих условий 
истинности.
     В: Именно это делает их настолько важными.
     КУ: Без всякого сомнения. Эти истины — золотой запас всего человечества, 
добытый с трудом через кровь, пот и слезы, пройдя сквозь многочисленные ошибки 
и заблуждения. Человечество медленно, но все более и более верно, в течение 
более чем миллиона лет его истории, постигало умение отделять истину от 
заблуждения, совершенство от предвзятости, красоту от уродства, правду от 
обмана. Ведь в конечном счете эти четыре истины есть просто четыре лица Духа, 
который проявляется в мире феноменов. Условия истинности — те пути, при помощи 
которых мы входим в контакт с Духом, обретаем гармонию с Космосом. Как мы 
сказали в начале этой дискуссии, условия истинности вынуждают нас обращать 
внимание на окружающую действительность; они ограничивают наши личные фантазии 
и способы деятельности; они требуют согласия с остальной частью Космоса; они 
вынуждают нас выходить за пределы своего эго. Это система сдержек и 
противовесов космической Конституции.
     Следуя этими путями истины, мы включаемся в потоки Космоса, мы становимся 
частью потоков, которые выносят нас за пределы нашей личности, за пределы 
нашего существа и вынуждают нас все более сдерживать свои эгоистические 
претензии по мере того, как мы опускаемся все глубже, к более глубоким истинам. 
От гармонии к искуплению и единству: до тех пор, пока внезапно мы не осознаем 
наше собственное подлинное Лицо, которое улыбалось нам в каждом условии 
истинности, которое все время мягко, но настойчиво шептало нам: пожалуйста, 
помни истину, пожалуйста, помни добро и, пожалуйста, помни прекрасное.
     Эти шепчущие из каждого угла Космоса голоса говорят нам: позвольте истине, 
правде, совершенству и красоте сиять светом пронзительной Пустоты, которая 
никогда не покидает и никогда не может нас покинуть.

Глава 8


    Добро, истина и красота
    
     В: Я хочу перейти к более высоким, или надличностным, стадиям развития 
сознания. Но, прежде чем мы сделаем это, давайте выясним вот что: вы сказали, 
что есть очень простой способ подвести итог разговору об этих четырех секторах, 
об их истинах и критериях законности, обо всем этом!
     КУ: Да. Вот основные различия: все на правой стороне может быть описано на 
языке «это». Все содержимое верхнего левого сектора может быть описано на языке 
«я». И все, что присутствует в левом нижнем секторе, может быть описано на 
языке «мы».
     В: Я, мы и это. Это достаточно просто.
    
    
    Большая Тройка
    
     В: Эти три языка перечислены на внутренних углах рисунка 7—1.
     КУ: Да. Язык «это» — объективный, нейтральный, приспособленный для 
описания поверхностей без глубины. Это стандартный язык эмпирических, 
аналитических и системных наук, от физики и биологии до экологии и кибернетики, 
от позитивистской социологии до бихевиоризма и теории систем.
     Другими словами, это монологический язык. Он представляет собой монолог по 
поводу поверхностей, по поводу «это». Это-язык описывает объективные внешние 
стороны явлений и отношения между ними, наблюдаемые поверхности и модели, 
которые могут быть замечены при помощи органов чувств или их инструментальных 
расширений, не зависимо от того, находятся ли эти эмпирические поверхности 
«внутри» нас, как, например, мозг или легкие, или «вне» нас, как, например, 
экосистемы. Даже информация, проходящая по информационным каналам, может быть 
описана на это-языке. Информация, на самом деле, определяется как отрицательная 
энтропия. Вашего присутствия для описания языка информации не требуется.
     Язык «я», с другой стороны, обязательно предполагает ваше присутствие, 
ваше сознание, ваше субъективное понимание. Все в верхнем левом секторе может 
быть описано на языке «я», на языке внутренней субъективности. Субъективный 
компонент любого холона — это «я»-компонент.
     Конечно, это «я», самость или субъективность становится все более развитой 
с увеличением глубины — у обезьяны больше самости, чем у червя, — но суть в том,
 что этот компонент «я» в любом случае не может быть описан на языке «это». 
Подобное описание превратило бы субъект в простой объект, все мы инстинктивно 
сопротивляемся этому, и сопротивляемся довольно настойчиво. Субъекты должны 
быть поняты, тогда как объектами просто управляют.
     В: Техники из лаборатории...
     КУ: Да, это один из примеров. Ваше «я» рассматривается как «это». 
Относится ли это к индивидам или к коллективным субъектам большой и прекрасной 
сети, люди инстинктивно понимают, что такое пренебрежение опасно.
     В: А каков третий язык?
     КУ: Третий язык, или язык «мы», относится к левому нижнему сектору, к 
культурному, или интерсубъективному, измерению. Верхний левый сектор 
представляет собой видение мира с точки зрения «я»; нижний левый сектор — это 
мир с точки зрения «мы». Это коллективное мировоззрение, которое наследуется 
вместе с определенным временем и местом рождения в какой-то культуре. Конечно, 
мировоззрения развиваются, и поэтому мы уже рассматривали архаичное, магическое,
 мифическое и рациональное мировоззрения.
     Итак, у нас есть эти три фундаментальных языка, и они весьма различны, так 
как относятся к различным областям. Нежелание различать эти языки вызвало 
огромное количество споров и неразберихи.
     В: Вы называете их «Большой Тройкой».
     КУ: Да. Большая Тройка — это упрощенная версия четырех секторов, в которой 
оба сектора правой стороны рассматриваются как объективное внешнее «это». 
Поэтому для простоты эти четыре сектора можно иногда считать как три, как 
Большую Тройку — я, мы и это.
     Значит, когда мы говорим, что каждый индивидуальный холон состоит из 
четырех секторов, в более простой форме представляет собой Большую Тройку, мы 
имеем в виду, что у каждого холона есть эти аспекты или стороны, которые могут 
быть описаны только на различных языках. И причина, по которой мы не можем 
свести ни один из этих языков к другим, есть та же самая причина, по которой мы 
не можем сводить ни один из секторов к другим. Поэтому мы можем описать холон 
адекватно и полно только в том случае, если мы используем все три языка для 
описания всех его секторов. Не следует ставить один сектор или один язык в 
привилегированное положение, что, конечно же, обычно и происходит.
     В: Итак, Большая Тройка. Вы указали на огромное число соответствий внутри 
этой тройки, например, мораль, наука и искусство, или платоновские понятия 
Благо, Истина и Прекрасное.
     КУ: Да. Вот только некоторые из многочисленных форм Большой Тройки:

Я(верхний левый сектор):
сознание, субъективность,
самость и самовыражение
(включая искусство и эстетику), правдивость, искренность.
Мы(нижний левый):
этика, мораль, мировоззрение,
общий контекст, культура;
интерсубъективное значение,
взаимное понимание,
общепринятое, справедливость.
Это(правая сторона):
наука и техника, объективная  природа,
эмпирические формы
(включая мозг и социальные системы),
логическая истина
(функциональное соответствие).
     Наука — эмпирическая наука — имеет дело с объектами, с «этим», с 
эмпирическими закономерностями. Мораль и этика касаются «нас» и нашего 
интерсубъективного мира. Искусство связано с прекрасным с точки зрения 
наблюдателя, «Я». И, по существу, это укладывается в платоновские представления 
о Благе (мораль, «мы»), Истине (в смысле логической, или объективной истины) и 
Прекрасном (эстетическое измерение, которое воспринимается каждым «Я»).
     Большая Тройка — это также три мира Карла Поппера: физический (это), 
ментальный (я) и мир культуры (мы). Кроме того, Большая Тройка — три требования 
достоверности Хабермаса: объективная истина, субъективная правда и 
интерсубъективная справедливость.
     В качестве примера огромной исторической важности, Большая Тройка 
обнаруживается в очень влиятельной трилогии Канта — «Критика чистого разума» 
(объективная наука), «Критика практического разума» (наука о морали) и «Критика 
способности суждения» (эстетическое суждение и искусство). Можно привести 
множество примеров, но все они будут иллюстрацией общего принципа Большой 
Тройки.
     В: Хорошо, я хочу очень ненадолго вернуться к фундаментальной парадигме 
Просвещения, а также ко всей эпохи «современности», и я хочу, чтобы вы 
объяснили ее с позиции Большой Тройки.
     Я думаю, что это очень важно, потому что все подходы в рамках «новой 
парадигмы» утверждают, что они смогли преодолеть парадигму Просвещения, а вы 
продолжаете считать, что все они являются полным продолжением этой парадигмы. 
Вы считаете, например, что теория систем по-прежнему следует парадигме 
Просвещения. Итак, в терминах Большой Тройки, что такое фундаментальная 
парадигма Просвещения?
     КУ: О, это довольно легкая задача. Фундаментальная парадигма Просвещения 
сводила все «я» и все «мы» к «это». Господствовавшая в эпоху Просвещения точка 
зрения утверждала, что всю действительность можно описать на «это»-языке, 
который один может быть «подлинно реальным». При этом Большая Тройка сводилась 
к одной большой поверхности, описываемой при помощи «это»-языка. Другими 
словами, все измерения левой стороны сводились к правой стороне — тонкий 
редукционизм. Это понятно?
     В: Произошел отказ от сознания и морали в пользу науки?
     КУ: Да, в некотором смысле так. Но лучший способ понять отрицательные 
стороны современности и Просвещения состоит в том, чтобы сначала понять 
положительные их стороны. Каждая стадия эволюции, как вы помните, развивается 
«диалектически», каждое новое развитие приносит как хорошие новости, так и 
плохие. И мы уделили внимание некоторым плохим новостям, но это не имеет почти 
никакого смысла, если мы не будем говорить о соответствующих хороших новостях. 
Поэтому я хотел бы кратко рассказать о хороших новостях, иначе мы будем 
заниматься просто антимодернистской риторикой, которая никуда нас не приведет.
    
    
    Хорошие новости: различия в Большой Тройке
    
     В: Хорошо, мне просто любопытно, могут ли эти «хорошие новости» по поводу 
современности также быть выраженными в терминах Большой Тройки?
     КУ: Да. С точки зрения многих теоретиков, от Вебера до Хабермаса, хорошие 
новости по поводу современности заключаются в том, что этой эпохе впервые в 
истории удалось провести различия внутри Большой Тройки. То есть провести 
различие между искусством, моралью и наукой; или «Я», культурой и природой. Эти 
области больше не были сплавлены в единое целое, что приводило только к 
путанице и замешательству.
     Мы, представители современной эпохи, считаем эти различия само собой 
очевидными и поэтому склонны забывать, что в предыдущем мифологическом 
мировоззрении искусство, наука и религиозная мораль никак не были разделены 
между собой. Это была не интеграция, просто отсутствие различий! Очень большая 
разница.
     Вот один из моих любимых примеров. Существовало очень высоко оцененное с 
научной точки зрения и общепринятое «опровержение» открытия Галилеем спутников 
Юпитера: «Есть семь отверстий, которые были даны животным в области головы, 
через них воздух проходит внутрь тела, чтобы просвещать, согревать и питать его.
 Каковы же части этого микрокосмоса? Две ноздри, два глаза, два уха и рот. 
Поэтому в небесах, или в макрокосмосе, есть две почитаемые звезды, две 
неблагоприятные, два светила и Меркурий, колеблющийся и безразличный. Из этого 
и из многих других подобий в природе, вроде семи металлов, которые было бы 
утомительно перечислять, мы заключаем, что число планет обязательно должно быть 
равно семи».
     В: Семь отверстий тела означают, что должно быть семь планет.
     КУ: Да. Другими словами, субъективное и объективное пространства настолько 
плохо различались между собой, что предполагалось, будто происходящее в одном 
должно управлять тем, что случается в другом. Субъективное и культурное 
пространства также почти не различались, поэтому если вы не были согласны с 
религией Церкви, с общим культурным фоном, то вы не только становились еретиком,
 вы оказывались еще и политическим преступником. Церковь могла бы осудить вас 
за ересь, а государство за измену, потому что эти области еще не различались!
     Другими словами, во всех этих случаях области «я», «мы» и «это» не были 
четко разграничены. Они не были объединены; они просто еще не были разграничены.
 А это большая разница.
     Сейчас я понимаю, что есть некоторые теоретики «новой парадигмы», которые 
стремятся представить эту мифическую неразличимость как своего рода рай холизма,
 но я думаю, что ни один из них не смог бы жить в той атмосфере. Большинство их 
представлений, относящихся к «новой парадигме», было бы немедленно объявлено 
ересью, а сами они были бы обвинены в измене, а для таких ситуаций 
мифологические имперские культуры во всем мире изобрели разнообразные орудия 
пыток. Другими словами, я считаю, что они или не очень хорошо информированы, 
или не очень искренни в своем восхвалении предшествующего мифологического 
мировоззрения.
     В: Значит, Просвещение, или эпоха современности, впервые внесло различия в 
Большую Тройку.
     КУ: Да, в довольно широком смысле. Три «Критики» Канта — прекрасный пример 
в этом отношении.
     Это действительно был количественный скачок в возможностях человека. И 
именно поэтому беспрецедентное внесение различий в Большую Тройку — различие 
между искусством, моралью и наукой — было названо Вебером и Хабермасом 
достоинством современности, и я полностью с ними согласен. «Достоинство», так 
как области «я», «мы» и «это» могли теперь порождать свое собственное знание 
без сильного влияния или даже наказания со стороны других областей. Вы могли 
посмотреть в телескоп Галилея, не будучи сожженным на костре. И все это были 
действительно хорошие новости.
     Внесение различий в Большую Тройку принесло огромные выгоды. Вот только 
некоторые из них:
* Различие между самостью («я») и культурой («мы») непосредственно повлияло на 
возникновение демократии, в которой каждый человек имел право голоса и не 
подавлялся жесткой иерархией церкви или государства. В масштабе планеты — 
распространение либеральных и демократических форм государственного устройства.
* Различие между разумом  («я»)  и  природой («это») внесло свой вклад в 
освободительные движения, в том числе в освобождение женщин и рабов, потому что 
биологическая сила больше не давала права угнетать других. Либеральный феминизм 
и борьба за отмену рабства стали широко распространенными движениями во многих 
культурах.
* Различие между культурой («мы») и природой («это») привело к расцвету 
эмпирических наук, медицины, физики и биологии, развитию экологических наук, 
потому что истина больше не находилась под властью государственной и церковной 
мифологии.
     В: Значит, либеральная демократия, феминизм, экологические науки, отмена 
рабства — все это хорошие новости эпохи современности, и все они 
непосредственно связаны с внесением различий в Большую Тройку? А что насчет 
плохих новостей?
    
    
    
    Плохие новости: распад Большой Тройки
    
     КУ: Мы уже видели, что один из двадцати принципов эволюции заключается в 
том, что развитие идет при помощи разделения и интеграции. Хорошие новости 
эпохи современности состояли в том, что она научилась различать элементы 
Большой Тройки; плохие новости состояли в том, что она еще не знала, как их 
объединить. Поэтому достоинство современности начало постепенно становиться ее 
бедой: в Большой Тройке не только появились различия, она начала распадаться.
     И это, на самом деле, были очень плохие новости. Так как ее элементы 
распались, и Большая Тройка больше не была гармонично уравновешена, ее части 
начали поглощаться более агрессивными подходами из области «это».
     Таким образом, по различным причинам, о которых мы можем поговорить 
отдельно, быстрый прогресс в зоне «это», активное развитие эмпирической науки и 
техники начали затмевать не столь быстрое развитие в зонах «я» и «мы». Наука 
начала вытеснять сознание и мораль.
     Значительный и бесспорный прогресс в эмпирических науках, который 
произошел при переходе от эпохи Ренессанса к Просвещению, привел к выводам, что 
вся действительность может быть рассмотрена и описана на монологическом 
«это»-языке, в объективных научных терминах. И наоборот, если что-то не могло 
быть изучено и описано объективным, эмпирическим методом, оно не могло 
считаться «действительно реальным». Большая Тройка была сведена к «Великой 
Единице» научного материализма, внешним пространствам, объектам и системам.
     И поэтому подходы области «это» начали колонизировать области «я» и «мы». 
Все знание должно было быть объективным «это»-знанием, так что вся реальность 
начала рассматриваться как совокупность объектов, без субъектов, сознания, 
самости, морали, добродетели, ценностей, внутренних пространств и глубины. 
Измерения «я» и «мы» левой стороны были сведены к правостороннему измерению 
Большого «это».
     В: Большая Тройка была сведена к Большой поверхности.
     КУ: Да, и этот проект первоначально казался очень важным и нужным, 
особенно потому, что в каждом холоне действительно есть объективная сторона! 
Каждый элемент на левой стороне обладает соответствующей парой в эмпирической и 
объективной действительности, в мире правой стороны (что вы можете легко 
увидеть на рисунке 5—2). И даже если у меня есть опыт «выхода за пределы тела», 
ему соответствуют какие-то изменения в человеческом мозге!
     И так как эмпирические и монологические исследования по своей сути гораздо 
убедительнее спорной интерпретации, интерсубъективной герменевтики и чуткого 
взаимного понимания, то весь смысл изначально был сведен к эмпирическому миру, 
знание было ограничено областью объективного, или измерениями правой стороны.
     Именно так поступила фундаментальная парадигма Просвещения. Поиск знания 
для рационального эго сводился к тому, чтобы просто нанести на карту мир или 
выразить его на «это»-языке. Ричард Рорти очень точно назвал этот процесс 
«зеркалом природы».
     В: Парадигма картографии, парадигма представления.
     КУ: Да, и она совершенно не учитывала картографа и его внутренний мир в 
целом. Интерпретация ей не требовалась; мир был просто очевиден и «задан 
наперед». И этот мир с однозначным положением объектов необходимо было просто 
нанести на карту.
     С точки зрения эпохи Просвещения природа была совершенно гармоничной и 
взаимосвязанной системой, большой системой, состоящей из множества «это», и 
знание заключалось в терпеливом нанесении на карту «это»-системы при помощи 
эмпирического «это»-языка. Большая и полностью гармоничная «это»-система была 
фундаментальной и абсолютной основой радикального Просвещения.
     В: Но ученые, принадлежащие к «новой парадигме», настоятельно твердят о 
том, что самой фундаментальной темой в парадигме Просвещения был ее атомизм. И 
они собираются преодолеть его, заменяя его холизмом или теорией систем.
     КУ: Да, они действительно так считают, и это совершенно неверно. Я не знаю,
 кто начал говорить эту чушь, но она действительно не имеет никакого смысла.
     В: Я заложил параграф в книге, где вы рассказываете об этом, и я хочу 
прочитать это для нашей аудитории.
     Эти поверхностные холисты, например, считают, что во многом «отрицательное 
наследие» Просвещения — это его атомизм и разделительная онтология. Но атомизм 
не был главной темой эпохи Просвещения. Как мы в подробностях увидим далее, и 
что ясно, фактически, для каждого историка этого периода, главным вопросом 
Просвещения была «гармония взаимосвязанного порядка бытия», гармония системы, 
которая лежала в основе всех идей, от великой «невидимой руки» Адама Смита, 
великого «порядка взаимосвязи» Джона Локка до «гармоничной целостности, 
состоящей из взаимосвязанных существ» реформаторов и деистов.
     Вот лишь несколько примеров: Чарльз Тэйлор в своей работе представляет 
неоспоримое заключение ученых, состоящее в том, что «для мысли эпохи 
Просвещения природа как целостная взаимосвязанная система объективной 
реальности, в которой в естественных условиях взаимосвязано существовали все 
организмы, включая человека, стала основной моделью, проектом счастливого 
общества, а следовательно, и блага. Просвещение создало модель природы, в том 
числе и человеческой природы, как гармоничного целого, части которого 
совершенно сочетались друг с другом, и «единство порядка рассматривалось как 
взаимосвязанная сеть, призывающая к действиям, направленным на формирование 
гармоничного целого». Как сказал Папа Александр, говоря за все то поколение: 
«Такова великая гармония мира, которая возникает на основе Порядка Союза и 
полного Согласия вещей; где малое и большое, где слабый и могущественный, 
созданы для служения [друг другу], а не для страдания; для развития, а не для 
борьбы. Части связаны с Целым; все служат и служат всем; ничто не находится в 
одиночестве».
     Уже «Энциклопедия», детище эпохи Просвещения, выражала мысль, что «в 
природе все взаимосвязано», и Лавджой указывает на то, что «они имели привычку 
красноречиво беседовать на темы совершенства Универсальной Системы» («Пол, 
Экология, Духовность», стр. 131-132).                                           
                  
     КУ: Да, главной темой Просвещения была концепция великой «сети жизни», 
великого взаимосвязанного порядка существ, каждое из которых было взаимосвязано 
со всеми другими. Действительно, существовало несколько чудаков атомистов, 
считавших себя последователями Демокрита. Но они не затрагивали главные и 
центральные темы ученых эпохи Просвещения, как совершенно ясно демонстрируют 
эти исследователи.
     В: Так что же было подлинно «отрицательным наследием» Просвещения?
     КУ: Как мы уже говорили, концепция «сети жизни» эпохи Просвещения 
действительно была целостной и взаимосвязанной, но она признавала наличие 
холархии только в правосторонних измерениях. Она не признавала наличие холархии 
на левой стороне в ее собственных терминах. Это разрушило Большую Тройку и 
превратило ее в Большую Единицу, разрушило взаимосвязи измерений «я», «мы» и 
«это» и превратило их в поверхностную систему только переплетенных между собой 
«это».
     Из всей Большой Тройки сознания, культуры и природы только чувственно 
воспринимаемая природа теперь была реальна, и все достоверное знание должно 
было быть простым отражением этой единственной реальности. Парадигма отражения. 
Зеркало природы. Крах Космоса.
     Теория систем — не избавление от этого отрицательного наследия эпохи 
Просвещения, она является продолжением того же самого кошмара!
     В: Часть поверхности.
     КУ: Да, Мэмфорд назвал это Вселенной, лишенной качеств. «Это»-язык 
полностью лишен понятий о ценности, он абсолютно нейтрален и связан с 
количеством, а никак не с качеством. Поэтому если вы описываете все в терминах 
количества, объективного внешнего облика, сетевых процессов и системных 
переменных, то вы вообще не придете к качественным различиям — вы получите 
Вселенную, лишенную качеств.
     Помните, все на правой стороне имеет простое и однозначное положение в 
пространстве, которое может быть большим или меньшим, но никогда не может быть 
лучшим или худшим. Отсутствие предубеждений лучше, чем ограниченный фанатизм, 
но камень не лучше планеты. Так как правая сторона связана с физическим 
измерением, ее феномены могут легко быть определены и подсчитаны. Вы получаете 
количества, а не моральные нормы. И хотя число семь может быть больше числа три,
 оно не лучше его. Таким образом, если вы начинаете рассматривать весь мир как 
объект — холистический или какой-то другой — вы полностью лишаете его ценностей.
 Вы лишаете Космос качеств.
     И когда вы с этим покончили, вы делаете паузу, чтобы осмотреться, и 
понимаете, к величайшему ужасу, что стоите посреди плоской и увядшей Вселенной, 
без смысла, глубины, интерпретации, красоты, совершенства, достоинства, в 
которой нет ничего возвышенного. Только совокупность холистических «это» в 
функциональном соответствии.
     В: Известное замечание Альфреда Уайтхеда: «Унылое дело, беззвучное, 
лишенное цвета и запаха; просто движение материала, бесконечное и 
бессмысленное».
     КУ: Да, к которому он добавил следующее: «Таким образом, современная 
философия полностью разрушена». Как только вы переходите от внутреннего к 
внешнему, от разума к мозгу, от сострадания к серотонину, вы переходите от 
ценности к отсутствию ценностей, от смысла к бессмыслице.
     И если вы думаете, что великая «это»-область есть единственная реальность, 
то тогда вы будете утверждать, что все ценности и все смыслы «просто 
субъективны». То есть что это личный выбор каждого, не связанный с независимой 
действительностью. Вы не будете видеть, что Космосу свойственна глубина. Вы не 
будете видеть, что Космосу присущи ценности. Вы не будете видеть, что сознание 
является одной из частей Космоса.
     Все это теперь отрицается и стирается из сверкающего многоцветного мира. И 
после того, как вы тщательно вычистили Космос от следов сознания, качеств и 
ценностей, вы не должны удивляться, что ваш собственный внутренний мир начинает 
выглядеть унылым и пустым. Жаловаться на такое положение дел — то же самое, что 
убить своих родителей, а затем жаловаться, что вы остались сиротой. Этот 
поверхностный редукционизм еще более коварен, если вы являетесь; представителем 
теории систем, потому что тогда вы думаете, что вы открыли все связи и всю 
сущность большой «это»-системы. Вы думаете, что описали всю действительность, 
что поняли целое, вы думаете, что находитесь на пути к истине, тогда как, на 
самом деле, вы буквально теряете разум.
    
    
    Задача эпохи постмодерна: интеграция Большой Тройки
    
     В: Так в чем же заключается преодоление отрицательного наследия эпохи 
Просвещения?                   
     КУ: Итак, во-первых, преодолеть отрицательные аспекты Просвещения не 
означает заменить монологический атомизм монологическим холизмом, поверхностной 
теорией систем. Атомизм и системный холизм являются разными видами 
правостороннего редукционизма, хотя один из них — жесткий редукционизм, а 
другой тонкий. При этом мы не должны сводить эту задачу к регрессии в 
мифическое или магическое представление Большой Тройки, в которых «я», культура 
и природа еще не различались между собой. Мы должны сохранить достоинства эпохи 
современности, и в то же самое время попытаться преодолеть ее проблемы и ошибки.
 Достоинством было различие между элементами Большой Тройки, ошибкой — ее 
распад.
     Итак, если современность сумела понять разницу между частями Большой 
Тройки в широком масштабе, делом эпохи постмодерна является их объединение. 
Различие и интеграция являются течениями эволюции, они лежат в основе двадцати 
принципов, и мы сегодня находимся перед очень сложной и насущной проблемой.
     В: Задача постмодерна?
     КУ: Да. Это не означает, что все, называемое постмодерном, является 
попыткой интеграции. Большая часть идей эпохи постмодерна регрессивна, они 
пытаются вернуть жизнь различиям и противоречиям эпохи современности, 
возвращаясь к задаче дифференцирования Большой Тройки. Чаще всего за этим 
скрывается просто нарциссическая уловка, которая придает большей части 
постмодернизма вид увлеченного только собой дискурса.
     Но более значительные течения постмодерна от Гегеля до Хайдеггера, от 
Хабермаса до Фуко и Тэйлора пытаются внести в картину некоторое равновесие во 
многом за счет одинакового отношения к науке, мора-пи и эстетике и отказа от 
сведения всех этих областей к одной в оргии теоретического насилия.
     Итак, теперь совершенно точно ясно, что мы будем изучать: возможные 
способы объединения разума, культуры и природы в мире постмодерна. По-другому 
об этом можно сказать как о возможности понимания природы Духа во всех четырех 
секторах, воскрешение в памяти четырех лиц Духа, или просто Большой Тройки, и 
таким образом почувствовать в себе гармонию и расположение к Благу, Истине и 
Красоте.
    
    
    Большая Тройка Духовности
    
     В: Здесь мы начинаем уже затрагивать духовные темы. Вы связываете Большую 
Тройку с понятиями Будды, Дхармы и Сангхи. Будда был великим учителем 
духовности, Дхарма — это та истина, которую он понял, а Сангха — сообщество тех 
людей, которые пытаются ее реализовать в жизни.
     КУ: Да, это также Большая Тройка, потому что развитие сознания 
продолжается, и оно переходит в более высокие, сверхсознательные или 
трансперсональные области. Здесь я использовал буддистские термины, но могут 
быть использованы и другие.
     В: Давайте кратко рассмотрим их по одному.
     КУ: На рисунке 5—2 перечислены только некоторые ступени развития среднего 
или коллективного сознания до современного рационального сознания (обозначенных 
как «формоп» и «визуальная логика» в верхнем левом секторе).
     Но выше этих стадий находятся трансрациональные, надличностные или более 
духовные стадии развития человека, о которых, я полагаю, мы поговорим уже 
достаточно скоро. И я считаю, что эти явления более высокого уровня также имеют 
место во всех четырех секторах. Или, проще говоря, в Большой Тройке. Это более 
сложное развитие можно наблюдать в областях «я», «мы» и «это». И высшее я — это 
Будда, высшее мы — Сангха и высшее это — Дхарма.
     В: Например?
     КУ: Мы можем сказать об этом несколькими способами.
     Когда вы полностью правдивы по отношению к себе самому, вы постепенно 
осознаете и признаете, что вы есть Будда, вы — Дух. Ведь все, что противоречит 
этому — ложь, ложь нашего эго, ложь отдельно существующей самости, противоречие 
перед лицом бесконечности. Самые глубокие прорывы вашего сознания связывают вас 
непосредственно с Духом, с высшим сознанием. «Не я живу, Христос живет во мне» 
— это то же самое, что сказать: мое высшее «я» является Христом. Это не 
состояние, которое вы впервые испытываете, а просто ощущение бесконечности, 
которое вы познаете в себе и признаете, — вы предельно правдивы по отношению к 
себе, когда заявляете: «Я есть Будда», высшая Красота.
     И высшей точкой культурного соответствия или справедливости является 
утверждение: «Мы все являемся членами Сообщества Духа». Все разумные существа — 
все холоны, фактически, имеют природу Будды — обладают глубиной, сознанием, 
внутренней ценностью. Дух, а значит, и мы все, являемся членами совета всех 
существ, мистической церкви, высшим «Мы». Что дает нам высшую этику и 
представление о конечном Добре.
     И полная объективная истина заключается в том, что все существа являются 
совершенными проявлениями Духа, или Пустоты, мы все есть лишь проявления 
высшего «Это», или Дхармы. Это и является окончательной Истиной.
     Высшее «Я», высшее «Мы» и высшее «Это» — Будда, Сангха и Дхарма.
     В: Именно поэтому понимание четырех секторов, или Большой Тройки, 
настолько важно для понимания более высоких или духовных уровней развития?
     КУ: Да, я думаю, это так. Проявление Духа во всех четырех секторах 
одинаково, и поэтому все четыре сектора (или просто Большая Тройка) должны 
приниматься во внимание, чтобы понимание сущности Духа было полным и целостным.
     В: Будда?
     КУ: Мы еще не говорили об этих более высоких стадиях верхнего левого 
сектора, но в них очень важно то, что они раскрывают глубокие или более высокие 
стадии сознания. Суть их в том, что индивидуальное «я» обнаруживает себя единым 
с Духом, как бы вы ни называли этот процесс. Буддисты сказали бы, что 
индивидуальное «я» открывает свою истинную природу — Пустоту, и после этого 
изолированное и отчужденное «я» соединяется со своим ясным, прозрачным 
основанием сущего во всех его проявлениях. Суфии называют это Высшей Личностью, 
единством души и Бога. В Дзэне мы услышим об истинном «я», или о не-я, или об 
отсутствии какой бы то ни было личности, об исконной Пустоте, являющейся 
источником всех форм.
     Сейчас мне действительно не важно, как вы будете интерпретировать эту 
высшую личность. Так, как вам больше нравится и как вы считаете нужным. 
Очевидно только то, что человек сам обнаруживает исконное и не поддающееся 
определению Основание, и его собственная личность обретает связь с этим 
Основанием и Космосом в целом. Высшее «я», которое можно представить как 
отсутствие всякой самости, — это природа Будды, или разум Будды, в каждом 
холоне, в каждом разумном существе. Высшая личность, высшее я — это Будда. 
Верхний левый сектор.
     В: Дхарма?
     КУ: Дхарма говорит о Духе как об объективном факте, как об объективном 
положении дел. Высшее «Это» Космоса — Дхарма, Истина, или объективная сущность 
всех холонов. Условие всех условий, Природа всей природы, Сущность всех холонов 
— это Дхарма, объективная Истина, которая состоит в том, что все холоны, как 
они есть, являются совершенными проявлениями Пустоты, или Духа. И это — высшая 
Истина!
     В: А Сангха?
     КУ: Слово «сангха» означает «собирать» или «сообщество». Это измерение 
«мы» Духа. В мистических терминах христианства это Церковь, мистическое 
сообщество Христа. Это интерсубъективный круг реализации, культура 
Божественного. Нижний левый сектор.
     Дело в том, что так как Дух одновременно проявляется во всех четырех 
секторах, или в Большой Тройке, мы можем субъективно считать Дух своим 
собственным «разумом Будды», «Я» Духа, Красотой. И мы можем описывать Дух 
объективно как Дхарму, или «Это» Духа, высшую Истину. Также мы можем говорить о 
Духе с культурной точки зрения как о Сангхе, «Мы» Духа, конечном Добре.
     Эти четыре сектора, или Большая Тройка, являются суммой различных 
проявлений Духа, проявлений Пустоты. Когда Пустота входит в наш мир, она 
является одновременно субъектом и объектом, каждый из которых может быть как 
единственным, так и множественным. И это дает нам четыре сектора, или просто 
Большую Тройку. Так что Дух может быть описан — и должен быть описан — на всех 
трех языках, «я», «мы» и «это».
     И каждая из этих областей развивается. Это означает, что каждый мир все 
больше открывает свою духовную природу и все больше и больше ее осознает. И на 
высших уровнях этого развития, «Я», «Мы» и «Это» подходят все ближе и ближе к 
своей собственной истинной природе. Каждый из них сияет светом Основания, 
которым они и являются.
     И в том сияющем понимании каждое «Я» становится Богом, каждое «Мы» 
становится самым искренним почитанием Бога, а каждое «Это» становится самым 
лучшим храмом Бога.

ЧАСТЬ 2
Дальнейшее развитие Духа-в-действии



Глава 9


    Эволюция сознания
    
     В: Я хочу обсудить эволюцию сознания от самых низких до самых высоких 
стадий, духовных или трансперсональных.
     КУ: Это стадии развития нашего внутреннего «Я», которое движется к высшей 
идентичности. От подсознательного к самосознанию и сверхсознанию — внутренне 
раскрытие Духа, необыкновенный путь сознания, полет одинокого к Единому.
     Одна из упрощенных карт этого полного развития — рисунок 9—1. Но позвольте 
мне сначала обратить ваше внимание на то, что теперь мы обсуждаем только 
верхний левый сектор, внутренние стадии развития сознания. То есть мы не 
говорим, например, о соответствующих изменениях в верхнем правом секторе. Мы не 
обсуждаем изменения в структуре мозга, лимфатической системе, коре головного 
мозга, в видах волн, испускаемых мозгом (альфа-, бета-, тета- или 
дельта-состояния), не говорим о синхронизации полушарий, о патологических 
дисфункциях передаточных нейронов, и так далее.
     Кроме того, мы не обращаем внимания на великие течения культуры (нижний 
левый сектор) или социальные структуры (нижний правый), которые не отделимы от 
развития индивидуального сознания, хотя эти секторы также очень важны. Что 
хорошего выйдет из приспособления нашего «Я» к культуре, которая сама уже 
больна? Что хорошего в том, чтобы быть хорошим нацистом? Разве это здоровое 
сознание? Или в нацистском обществе единственным нормальным человеком можно 
считать только того, кто соответствует системе?
     Все это очень важные темы. Патология — уродство или «болезнь» — в любом 
секторе будет отражаться на всех остальных секторах, потому что у каждого 
холона есть все четыре стороны его сущности. Поэтому общество с отчуждающим 
способом производства (нижний правый сектор), предлагающее низкую заработную 
плату за дегуманизирующий труд, будет вызывать понижение чувства собственного 
достоинства у рабочих (верхний левый сектор), а также ухудшение работы химии 
мозга (верхний правый), что могло бы, например, вылиться в злоупотребление 
алкоголем как один из методов самолечения. Точно так же культурное 
мировоззрение, которое обесценивает женщин, будет в качестве следствия 
порождать тенденцию понижения личных способностей женщин и ухудшение работы их 
мозга, что может привести к мысли о необходимости использовать препарат вроде 
прозака.
     Повредите один из секторов, и патологические процессы начнутся во всех 
четырех. Но сейчас мы временно оставим без внимания все это — семейную терапию, 
химию мозга и его состояния, культурный и социальный анализ. Мы сосредоточим 
все свое внимание только на левом верхнем секторе.
     Только не думайте, что другие секторы незначительны! На самом деле, если 
задуматься, мы быстро придем к идее, согласно которой индивидуальные 
«патологии» рассматриваются как верхушка огромного айсберга, который включает в 
себя мировоззрение, социальные структуры и культурный доступ к глубине. 
Индивидуальная терапия не столь незначительна, но во многих случаях она 
вторична. Но пока мы можем сосредоточить свое внимание на верхнем левом секторе.

    
    
    Более высокие стадии развития


Рисунок 9—1. Основные ступени сознания (снизу вверх)

     В: Краткое резюме левого верхнего сектора представлено на рисунке 9—1.
     КУ: Да. Если Вы сравните его с рисунком 5—2, то вы увидите, что рисунок 
5—2 доходит только до «визуальной логики», которая является шестой стадией на 
рисунке   9—1. Причина этого в том, что на рисунке 5—2 в список внесены только 
стадии среднего сознания, до настоящего времени существовавшие в коллективной 
истории. Соответственно, в него не вошла ни одна из высших или более глубоких 
стадий, показанных на рисунке 9—1.
     В: Поэтому мой вопрос заключается в следующем: имел ли некто, кто жил в 
прошлом, скажем, в мифическую аграрную эпоху, доступ к этим более высоким 
стадиям?
     КУ: Почему же нет? В любую эпоху некоторые люди по уровню развития 
находятся выше среднего показателя, а некоторые ниже. Нижний левый сектор — 
просто средний уровень в этой области.
     В каждом обществе есть, можно так сказать, определенный средний уровень, 
вокруг которого организованы этика культуры, нормы, правила и основные 
институты, и этот средний уровень обеспечивает основу для единства культуры, а 
также социальную интеграцию в рамках этого общества. Этот средний уровень 
культуры действует на индивидуальное сознание как магнит. Если вы ниже среднего 
уровня, то он подтягивает вас вверх. Если вы пробуете выйти на уровень выше, он 
будет сдерживать вас. Культурный средний уровень действует как сдерживающий и 
стабилизирующий фактор развития, который доводит сознание до среднего 
вероятного уровня развития.
     В: Значит, в любой культуре есть различие между средним уровнем и наиболее 
передовым уровнем сознания?
     КУ: Да, правильно. Предположим, например, что через пятьсот лет антрополог 
будет изучать Америку, обнаружит работы Кришнамурти и решит, что все в Америке 
были похожи на Кришнамурти. Конечно, это кажется наивным, но именно так 
поступают многие теоретики новой эпохи с культурами прошлого. Они берут 
представителя культуры с самым развитым уровнем сознания, скажем, жреца или 
шамана, и просто говорят, что в среднем каждый в то время мыслил как шаман, что 
сто тысяч лет назад каждый был шаманом. Но ведь сто тысяч лет назад почти не 
было шаманов. Шаман, возможно, был один на все племя, это был очень редкий и 
одаренный человек, и большинство людей не обладало его уровнем понимания. На 
самом деле, большинство людей боялось символической власти и силы шамана, они 
не обладали ключом к этому более высокому уровню понимания, а шаман имел к нему 
прямой доступ.
     Поэтому первое, что я попробовал сделать, когда начал изучать эти эпохи 
прошлого, это определить средний уровень понимания архаичного, магического, 
мифического, рационального, экзистенциального человека, а второе — тщательно 
изучить редких, элитных, одаренных людей, которые поднялись в развитии выше 
этого среднего уровня, часто ценой очень больших усилий, и открыли высшие или 
более глубокие, уровни понимания (шаманы, йоги, святые, мудрецы). Эти высшие, 
или более глубокие уровни понимания, на самом деле, то же самое, что на рисунке 
9—1 мы называем экстрасенсорным, тонким, причинным и недуальным уровнями 
развития сверхсознания.
    
    
    Лестница, человек, представление
    
     В: Я хочу обсудить эти четыре более высоких стадии развития сознания. Они 
действительно похожи на лестницу, как это показано на рисунке 9—1? В чем 
состоят их различия?
     КУ: Рисунок 9—1 действительно напоминает лестницу, которая смущает многих 
людей, считающих, что модели развития всегда должны иметь «линейный график». Но 
это неправильное понимание способа функционирования модели.
     Лучше всего представлять себе схему, изображенную на рисунке 9—1, как ряд 
концентрических кругов или вложенных друг в друга сфер, каждая из которых 
превосходит и включает в себя предшествующую. Это один из примеров холархии 
актуализации, каждый уровень которой сначала раскрывается, а затем охватывает 
предшествующий ему уровень, рисунок 9—1 — это просто один из срезов этого 
концентрического пирога. Вы могли бы нарисовать всю эту схему как 
концентрические круги, и именно так я и сделал на рисунке 2—2, если вы помните. 
Фактически, рисунок 9—1 — это просто немного расширенная версия рисунка 2—2: 
материя (сенсорно-двигательный уровень), тело (эмоциональный и жизненный), 
разум (от представляющего разума до визуальной логики), душа (экстрасенсорный и 
тонкий уровни) и дух (причинный и недуальный). И, как мы увидим далее, эта 
великая холархия сознания лежит в основе великих мировых традиций мудрости, 
которые можно обнаружить повсеместно, в любых культурах.
     Но что гораздо более важно, эти девять уровней, или концентрических кругов,
 имеют дело только с одной третьей частью действительного развития сознания. И 
даже если мы называем схему на рисунке 9—1 «лестницей», есть ведь еще человек, 
который по ней поднимается, а также есть различные представления, свои для 
каждой ступени, и ни один из этих процессов не является просто линейным и 
постепенным!
     В: Итак лестница, человек, представление. Давайте начнем с лестницы, или с 
концентрических кругов.
    
    
    Основные структуры: лестница
    
     КУ: Они изображены на рисунке 9—1. Эти девять уровней или кругов — 
основные структуры сознания.
     Нет необходимости в том, чтобы помнить все эти стадии, но мы все же должны 
здесь их перечислить: чувства и восприятие (сенсорно-физический), импульсы и 
образы (образно-эмоциональный), символы и понятия (представляющий разум), 
жесткие правила (разум правила/роли, или «коноп», сокращение для 
«конкретно-операционный»), формально-рефлексивный, или формально-оперативный 
(«формоп»), и визуально-логический (интегральный). Затем идут более высокие или 
трансперсональные стадии: экстрасенсорная, тонкая, причинная и недуальная. 
(Бумага, на которой нарисована диаграмма, — это «самая высокая» стадия, которая,
 на самом деле, не является стадией вообще, а представляет собой недуальное 
(недвойственное) и пустое Основание всего этого развития. )
     Мы можем подробнее обсудить все их немного позже. Они представляют собой 
только некоторые из главных вех в развитии сознания. Этот список ни в коем 
случае не является исчерпывающим, скорее он представляет собой только 
репрезентативный пример.
     В: Если на самом деле эти уровни представляют собой вложенные друг в друга 
сферы, то почему вы рисуете их как лестницу?
     КУ: Метафора лестницы здесь очень полезна, потому что она показывает, что 
основные компоненты сознания сменяют друг друга посредством дискретных стадий, 
и если вы разрушите более низкую ступень, все более высокие ступени будут вам 
недоступны. В чем эта метафора лестницы действительно терпит неудачу, так это в 
том, что каждая более высокая стадия не находится выше предыдущей, а скорее 
охватывает ее, примерно, как клетка охватывает молекулы, которые, в свою 
очередь, включают в себя атомы. Как я уже говорил, это холархия вложенных 
уровней. Но сам я часто использую метафору лестницы, потому что я хочу особенно 
подчеркнуть тот факт, что развитие предполагает некоторые уровни.
     Например, в развитии образы появляются раньше, чем символы, а те 
предшествуют понятиям, которые должны появиться раньше правил, и так далее (как 
это показано на рисунках 5—2, 5—3 и 9—1). Этот порядок неизменен. Никакие 
социальные условия не могут изменить эту последовательность, и нам не известно 
ни одно общество, в котором эта последовательность была изменена. Эта холархия 
встречается повсеместно во всех культурах, и из нее нет никаких исключений. Так 
же, как вы должны знать слова, прежде чем вы сможете строить предложения, и вы 
должны научиться строить предложения, прежде чем вы научитесь писать текст, эти 
основные холоны должны быть основаны на своих предшественниках. Именно в этом 
причина того, почему порядок не может быть изменен; более высокие ступени 
опираются на нижние, и в иллюстрации этого метафора лестницы оказывается очень 
полезной.
    
    
    Человек, который поднимается вверх
    
     В: Итак, это основные ступени на лестнице понимания, или уровни в холархии 
понимания.
     КУ: Да. Но подлинные действия происходят не там. И даже если мы грубо 
представим это развитие основных структур как «лестницу», нам необходим человек,
 который будет подниматься по этой лестнице. Это и есть наше «Я». Иногда его 
называют личностью (объективно, или на «это»-языке, его можно называть 
личностью; с субъективной точки зрения, это — человек, «Я», самоощущение. Я 
использую оба языка).
     В: Значит, у этой самости, или личности, есть свои собственные 
особенности?
     КУ: Да, «Я», самость, человек имеет определенные особенности и способности,
 которые нельзя найти на самой лестнице. Но личность отождествляется со 
ступеньками лестницы, и это порождает различные типы идентичности и на 
различных стадий внутреннего роста, до тех пор, пока «я» не доходит до конца 
лестницы и не растворяется в полной Пустоте. Но мы уже немного забежали вперед. 
Дело в том, что лестница и человек, который по ней поднимается, — очень разные 
вещи!
     В своей книге «Трансформации сознания» я перечисляю следующие особенности 
личности: идентификация, организация, воля или внимание, защита, метаболизм и 
навигация.
     Нет необходимости углубляться в эту тему, но я могу просто упомянуть о том,
 что «навигация», например, связана с четырьмя движущими силами, которые есть у 
каждого холона, в том числе и холона «я», а именно, организация и 
взаимодействие, самопреодоление и самораспад (регресс). На каждой ступени 
развития личности у него есть эти четыре основные возможности выбора пути, 
которым пойдет его развитие. Слишком большая или слишком маленькая доля любой 
из этих четырех движущих сил — и процесс развития личности приобретет черты 
патологии, и тип патологии зависит от того, на какой из девяти основных 
ступеней происходит поломка.
     В: Значит, на любой стадии, когда «я» поднимается вверх по этим основным 
ступеням развития, могут возникать отклонения?
     КУ: Да, «я» может подниматься вверх по лестнице расширяющегося сознания, 
но важно то, что на любой ступени оно может потерять руку или ногу!
     Если на любой стадии развития что-то идет не так, как надо, какие-то 
аспекты личности могут оказаться поврежденными или «остаться позади». Эту 
остановку на более раннем уровне развития сознания называют подавлением, 
разобщением или отчуждением. «Я» может потерять руку или ногу на любой стадии, 
и следствием этой потери будет патология, характерная для того уровня, на 
котором произошла потеря.
     И поэтому можно наблюдать различные примеры патологий: психоз, паранойя, 
невроз, экзистенциальный или духовный кризис. Характер этого отклонения зависит 
от того, в каком месте произошел «несчастный случай».
     Скоро я приведу вам некоторые конкретные примеры патологий сознания. Пока 
же суть в том, что хотя эти основные структуры растут и развиваются, наше «я» 
должно самостоятельно подниматься на ступени расширяющегося понимания, и на 
любой ступени оно может сделать неправильный шаг и получить очень серьезные 
повреждения.
    
    
    Точка опоры
    
     В: Вы называете каждый из этих шагов точкой опоры.
     КУ: Да, основываясь на очень важной линии исследований, проведенных такими 
учеными и клиницистами, как Маргарет Малер, Отто Кернберг, Ганс Коут, Гертруда 
и Роберт Бланк, не говоря уже о первых работах Юнга по вопросам 
индивидуализации. Понятие точки опоры описывает важный процесс 
дифференцирования и интеграции, который постоянно происходит в ходе развития 
человека.
     Точка опоры — это просто важный этап на дороге вашего развития. То, как 
личность человека справится с этими этапами, в каждом случае, определяет его 
последующую судьбу.
     В: Значит, девять основных структур означает, что существует девять 
соответствующих точек опоры или шагов?
     К. У: Да, правильно. Человек должен подняться на каждую ступень на этой 
лестнице, и этот его шаг и есть точка опоры для этой стадии.
     Так что каждая точка опоры имеет структуру 1—2—3. Один, «я» развивается 
или подходит к новому уровню понимания, и оно отождествляется с этим уровнем, 
становится «единым» с этим уровнем. Два, личность начинает выходить за пределы 
этой стадии, отличаться от нее, деидентифицироваться с ней или превосходить ее. 
Три, она отождествляется с новыми и более высокими уровнями и центрами в себе. 
Новая ступень опирается на предыдущие ступени, поэтому они должны быть включены 
в общий процесс развития, и эта интеграция, или включение, — третья и 
заключительная фаза каждой конкретной точки опоры (эти фазы изображены на 
рисунке 9—2).
     Поэтому вы легко можете запомнить точку опоры, ведь у каждой из них есть 
одна и та же структура 1—2—3: отождествление, выход за пределы, интеграция; 
соединение, разделение, включение; понимание, преодоление, объединение.
     И если с этими процессами что-нибудь идет не так, как надо, на любой 
ступени, тогда вы получаете сломанную ногу или что-то подобное. И внешний вид 
шрама, полученного после этой травмы, будет зависеть от того, как выглядел мир, 
когда была получена эта травма. И вообще, чем ниже ступень, тем более серьезной 
будет патология.
    
    
    Появление новых миров: изменение представления
    
     В: Итак, у нас есть лестница и ее основные ступени, у нас есть «я» или 
человек, который идет по этой лестнице вверх, и его точки опоры. Он создает 
различные представления?

ЛЕСТНИЦА:ЧЕЛОВЕК:ПРЕДСТАВЛЕНИЕ:основные ступени понимания.
Как только они появляются,
они остаются и существуют
как основные блоки
или холоны сознания.он поднимается вверх
по основным ступеням понимания.
Каждый шаг на пути
— это точка опоры,
последовательный процесс,
состоящий из
(1) соединения/отождествления,
(2) разделения/выхода за пределы,
(3) включения/интеграции.изменение взглядов
на себя и других
на каждой ступени,
включает различные 
самоотождествления, 
потребности и 
представления о морали.
Рисунок 9—2. Лестница, человек, представление

     КУ: Да, на каждой ступени движения развития существуют различные 
представления о мире, различные взгляды на свое «я» и на других, иными словами, 
различные мировоззрения. Мир выглядит по-разному — и является разным! — на 
каждой ступени развития. Как мы постоянно видели, различные жизненные 
пространства, новые миры, возникают только в ходе эволюции сознания, нет просто 
заданного наперед мира, который мы монологически отражаем!
     И здесь я особенно хочу подчеркнуть тот факт, что на каждой ступени мы 
получаем новый тип самоидентификации, новые потребности нашего «я» и новую 
моральную позицию (см. рис. 9—3). Все это — различные аспекты различных миров, 
которые раскрываются на каждой новой ступени понимания.
     Так что это — только набросок. Лестница с ее основными ступенями 
понимания; человек и его точки опоры; различные представления о мире на каждой 
ступени. Лестница, человек, представления.
     В: Теперь, пожалуйста, приведите несколько конкретных примеров.
     КУ: Эта модель развития сознания основана на работах примерно шестидесяти 
или семидесяти ученых и мыслителей Востока и Запада. Рисунок 9—3 представляет 
троих из них: Абрахама Мэслоу, Джейн Левингер и Лоренса Колберга. Я использовал 
их как примеры просто потому, что они достаточно известны.
     В: Обоснуйте это для меня. Возьмите пример осознания правила/роли и 
проиллюстрируйте этот пример для каждой из колонок.
     КУ: Сознание правила/роли — это способность, которая начинает развиваться 
у детей возраста около семи лет. Эта способность заключается в умении 
формировать в уме сложные правила и принимать на себя социальные роли. Ребенок 
начинает понимать, что он или она — это не только тело с его импульсами и 
желаниями, но также и социальное существо, член коллектива.
     Поэтому «я» на этом уровне представляет собой сознание правила/роли. Это 
его центральная самоидентичность. В этом для него заключается основной смысл. У 
него возникает ощущение соответствия этим правилам и ролям, и поэтому, как вы 
можете видеть в колонке Левингер, самоидентификация на данном этапе — это 
конформист. И, по той же самой причине, главная потребность «я» ребенка на этом 
этапе — потребность в принадлежности к группе, которую вы можете видеть в 
колонке Мэслоу. Аморальная позиция «я» на данном этапе состоит просто в поиске 
одобрения со стороны других, и это вы можете найти в колонке Колберга.
     В: Это движение поперек таблицы «Лестница, человек, взгляды».
     КУ: Да, в целом это так. Я надеюсь, вы понимаете, что в данном случае мы 
имеем дело с очень большим упрощением, но это всего лишь общая идея.
     В: А если развитие продолжается?
     КУ: Если развитие продолжается, то «я» в конечном счете преодолеет эти 
представления, и вновь попытается расширить свое понимание. Чтобы сделать это, 
оно должно перестать идентифицироваться с текущей стадией или преодолеть ее — 
этот шаг соответствует фазе 2 точки опоры — и затем начать процесс 
отождествления со следующей, более высокой ступенью — это фаза 3, или обретение 
новой точки опоры, и процесс повторяется еще раз. До тех пор, конечно, пока 
развитие не начнет останавливаться.
     В: Теперь поговорим об этих меняющихся взглядах. Они, в общем-то, подобны 
соответствующим стадиям, правильно? Левингер, Колберг и Мэслоу говорят о 
стадиях.
     КУ: Да, но в очень общем смысле, что ставит в тупик многих критиков. Все 
ученые, предлагающие свои модели развития, практически без исключений, создают 
подобные иерархии стадий, а также похожие на эту лестницу холархии роста и 
развития: Колберг, Кэрол Гиллиган, Ганс Вернер, Жан Пиаже, Р. Пек, Хабермас, 
Роберт Селман, Эрик Эриксон, Ж. М. Болдуин, Сильвано Ариети, а также 
гностические традиции от Плотина и Падмасамбхавы до Ши-и и Фа-чанг. И все они 
представляют эту лестницу в виде холархии, потому что именно такая структура 
соответствует их данным. Эти стадии — результат эмпирических, 
феноменологических и интерпретационных опытов, а также множества полученных в 
ходе исследований данных. Эти люди группируют материал так не потому, что они 
любят лестницы.
     Но в отношении этих холархий есть важное дополнение. Даже в наиболее 
сильных версиях, как у Колберга, «я» человека на любом случайно взятом периоде 
его развития будет приблизительно на 50 процентов находиться на одном уровне, 
на 15 процентов — на уровне выше данного и на 25 процентов — на один уровень 
ниже. Личность человека никогда не находится просто «на одной стадии». И более 
того, существуют всевозможные регрессы, спирали, временные продвижения вперед, 
пиковый опыт, и так далее.
     В: То есть тот, который находится выше среднего уровня сознания.
     КУ: Да, это немного похоже на то, что мы говорили о культуре: в ней есть 
средний уровень, или центр тяжести, и некоторые из ее членов находятся выше 
него, а некоторые ниже. Подобным образом, личность имеет, если можно так 
выразиться, свой собственный средний уровень, что означает, что некоторые 
компоненты ее внутреннего пространства могут находиться выше, а некоторые ниже 
этого внутреннего центра тяжести. Другими словами, человек, который поднимается 
по лестнице, больше похож на каплю, чем на дискретное единство — он как бы 
«размазан» по основным сферам расширяющегося сознания.
ЛЕСТНИЦАЧЕЛОВЕКПредставлениеОсновные структуры (уровни)Масло
(личные потребности)Левингер
(самочувствие)
Колберг (моральные стадии)Чувственно-физическийТО-1
(физиологические)Аутизм
Симбиоз

(до-моральные)Образно-эмоциональныйТО-2Начальный импульсивный
0. магическое желаниеПредставляющий разумТО-3БезопасностьИмпульсивный
Самозащита
I. до-конвенциональные1. наказание / подчинение
2. наивный гедонизм

3. одобрение других
4. закон и порядокРазум правила / ролиТО-4ПринадлежностьКонформизм Сознательный 
конформизм
II. конвенциональныеФормально-рефлексивныйТО-5СамооценкаСознание
ИндивидуализмIII. пост-конвенциональные5. личные права
6. личные принципы сознанияВизуально-логическийТО-6СамореализацияАвтономия
Интеграция
ЭкстрасенсорныйТО-7СамопреодолениеКолберг также
предлагает седьмую,
более высокую стадию:
7. универсально-духовнаяТонкийТО-8Самопреодоление
ПричинныйТО-9Самопреодоление

Рисунок 9—3. Некоторые примеры лестницы, человека и представлений

    
    
    Патология
    
     В: Вы сказали, что «я» может получить повреждения на любом уровне, 
потерять руку или ногу.
     КУ: Да, некоторые аспекты человека, который взбирается по этой лестнице, 
могут застрять на более низких ступеньках. И эти небольшие капли отделяются от 
основной части и продолжают существовать на этих более низких стадиях.
     В: Это подавление.
     КУ: Да, в самом общем смысле. В качестве примера мы можем взять уровни 
морали. Как вы можете видеть на рисунке 9—3, низшие и более ранние стадии 
морального развития являются эгоцентрическими, самовлюбленными, 
«ориентированными только на себя». «Я» крайне склонно к импульсивности и 
гедонизму. Это доконвенциональные стадии Колберга. Средние стадии называются 
конвенциональными, потому что, как мы только что видели, они обладают высоким 
уровнем конформизма — являются продуктом соглашения. Более высокие стадии 
называются постконвенциональными, потому что они начинают выходить за рамки 
обычной, или конформистской, морали, и вместо этого стремятся к универсальному 
плюрализму и защите индивидуальных прав. Еще выше них находятся 
«пост-постконвенциональные», или духовные, стадии, до которых мы уже скоро 
доберемся.
     Таким образом, если по какой-то причине на более ранних стадиях есть 
какая-то постоянная и серьезная травма, скажем, на доконвенциональной стадии, 
полученная в течение первых трех или четырех лет жизни, тогда будет происходить 
следующее.
     Так как центр тяжести «я» находится на этой доконвенциональной, 
импульсивной стадии, то некоторые аспекты этого импульсивного «я» могут 
отторгаться или остаться на этих стадиях. Если этот разрыв будет очень 
серьезным, саморазвитие со скрежетом остановится. Но чаще всего «я» будет, 
хромая, идти дальше, сохраняя в себе этот разрыв. Личность будет продолжать 
развиваться, «я» будет подниматься на основные ступени и расширять свои 
возможности понимания, оставаясь, однако, раненым или поврежденным. У него 
может быть уже много ран, но оно все равно будет продолжать подниматься вверх.
     И тем не менее какие-то стороны импульсивного «я» были отколоты и остались 
внизу. Эти отколотые части не продолжают двигаться вверх, не растут и не 
развиваются. Скорее они застревают у самого основания лестницы. И у них 
остается моральное мировоззрение стадии 1, так как в этом примере именно там 
произошло разделение. Они остаются на моральной стадии 1, даже если остальная 
часть нашего «я» продолжает расти и развиваться. Так что эти отколотые части 
остаются совершенно нарциссическими, эгоцентрическими, полностью ушедшими в 
себя и в целом склонными к импульсивному поведению, основанному на немедленном 
удовлетворении желаний. Они продолжают интерпретировать мир в пределах тех 
категорий, которые доступны им на этой примитивной или архаичной стадии 
развития сознания.
     И если большая часть «я» продолжает движение вперед, эта небольшая 
отколотая часть остается позади и может являться причиной последующих неврозов 
или даже психозов. Большая часть человека достигает довольно высоких стадий 
развития, но малая часть «я» по-прежнему исповедует нарциссическое и 
архаическое мировоззрение, обладает до конвенциональными потребностями, 
импульсами и моральными установками.
     Внутренний конфликт между главной частью, которая уже может быть на 
моральной стадии 2, 3, 4, и той маленькой частью, которая осталась на первой 
стадии, может быть поистине разрушительным. Это не внешний конфликт, это 
гражданская война. Или, говоря другими словами, патология.
     И, как вы увидите, одна из наших целей заключается в том, чтобы остановить 
эту гражданскую войну.
    
    
    Стадии духовного развития
    
     В: Но разве это означает, что человек должен достичь понимания всех более 
низких уровней, скажем, с первого по шестой, прежде чем он сможет достичь более 
высоких духовных стадий развития?
     КУ: Люди могут получить духовный опыт, или так называемый пиковый опыт, 
почти на любой стадии своего роста. Основные структуры сознания, от самых 
низких до самых высоких — это те возможности, которые заложены в каждом 
человеке. Поэтому вы можете достигать более высоких измерений в различных 
условиях. Это могут быть моменты восторга, сексуальной страсти, стресса, 
сказочных мечтаний; сознания, находящегося под действием психотропных веществ; 
даже психотические нервные срывы.
     Но взгляните на то, что происходит. Скажем, человек находится на стадии 
морального развития номер три Колберга. И предположим, что у него был 
интенсивный духовный опыт, созерцание определенных явлений тонкого уровня, 
сильный внутренний свет. Это может глубоко изменить жизнь человека и открыть 
ему новые миры, новые измерения, новые способы понимания.
     А возможно, это приведет к внутреннему преображению, или новому этапу 
развития сознания. То есть, если вы протестируете этого человека на его уровень 
развития морали, вы можете обнаружить, что он, на самом деле, перешел с уровня 
морали 3 на уровень морали 4. А больше и некуда двигаться! Эти стадии 
невозможно обойти стороной или пропустить, так же как невозможно перейти сразу 
от атома к клеткам, минуя молекулы. Так что человек на третьей моральной стадии,
 имеющий глубокий духовный опыт, может иметь мотивы для перехода на следующую 
стадию, в данном случае, на стадию 4. Он ни при каких обстоятельствах не может 
сразу перейти от уровня 3 до уровня 7.
     Эти подлинно духовные или трансперсональные стадии развития (стадия 7 
Колберга и выше) зависят в своем развитии от всех предыдущих событий на стадиях 
6, 5, 4, 3, и так далее. Каждая из этих нижестоящих стадий вносит нечто 
абсолютно незаменимое, что необходимо для проявления сознания стадии 7, И хотя 
человек может иметь временный опыт более высоких измерений, сам он все еще 
должен расти, эволюционировать и развиваться, чтобы постоянно приспосабливаться 
к этим высшим или более глубоким измерениям.
     В: Вы приводите цитату из Ауробиндо: «Духовное развитие повинуется логике 
последовательного развития; она может сделать новый важный шаг, когда 
предыдущий важный уровень был достаточно хорошо освоен: хотя через определенные 
незначительные стадии можно перепрыгнуть во время быстрого подъема, сознание 
затем должно возвратиться назад, чтобы быть уверенным, что пройденная точка 
опоры надежна и готова к новому шагу; большая или резкая скорость (развития, 
что действительно весьма возможно) не устраняет сами шаги или потребность в 
последовательном преодолении стадий».
     КУ: Да. Одна из важных проблем в области трансперсональной психологии 
заключалась в том, что в самом начале она сосредоточивала свое внимание только 
на пиковом опыте. У вас было эго, которое было очень плохим, и у вас было 
что-то, что не было эго, которое было очень хорошим. Часто считалось, что это 
не принадлежащее к области эго сознание является Богом.
     И поэтому у вас в распоряжении была только эта модель преобразования с 
одним шагом: вы переходите от аналитичного, рационального и докучливого эго 
прямо к безграничному, свободному и космическому сознанию Бога. Избавившись от 
эго, вы становитесь Богом. Все, абсолютно все, что не было эго, являлось Богом.
     А теперь мы, конечно же, знаем, что многие из не связанных с эго состояний,
 на самом деле, полная ерунда: это доэгоистические, дорациональные, 
доличностные кошмары. Таким образом, многие из теорий, рекомендующих вам 
стремиться к не-эго, в действительности рекомендуют вам регресс, а не развитие. 
Это обычная ошибка с «до» и «после»: состояние до-эго перепутано с состоянием 
пост-эго, потому что оба они являются не-эго.
     Это наивное представление о полном преобразовании за один шаг сегодня 
объединилось с мировоззрением поверхности, поэтому «космическое сознание», 
прихода которого мы все ожидаем, для его последователей означает просто 
движение от надоевшего всем ньютонового эго по направлению к сети всего живого, 
новой физике и единому с Геей сознанию. Мы должны стать едиными с поверхностью, 
получить просветление, и это спасет планету.
     Увы, это никогда не было так просто. Мы не можем перейти от желудя сразу к 
лесу за один квантовый прыжок. Во всяком развитии есть свои стадии, в том числе 
и в человеческом. Эти основные стадии — я перечислил только девять из них, но 
это лишь уточняющее обобщение — основаны на огромном количестве эмпирических, 
феноменологических, интерпретационных, умозрительных культурных представлений. 
Мы все еще исследуем эти стадии, и по-прежнему есть много вопросов, на которые 
нужно ответить. Но эта «одношаговая» модель преобразования безнадежно наивна.
     Итак, люди могут иметь духовный опыт высших стадий и достигать максимума 
своего развития, но они все же должны закрепить этот опыт в своей собственной 
структуре. Они должны расти и развиваться до такого состояния, когда они 
действительно смогут постичь ту глубину, которую открывает перед ними пиковый 
опыт. Они должны пройти путь от желудя до дуба, если они собираются стать 
едиными с лесом.
    
    
    Религия поверхности
    
     В: Значит, пиковый опыт — это отчасти опыт «просмотра»; можно увидеть лишь 
проблеск новых измерений, которые человек еще не в состоянии удержать в 
сознании?
     КУ: Да. И есть еще одна проблема, которая, на самом деле, еще более опасна.
 Лестница может вести выше, чем человек готов на нее подняться. Технически это 
означает, что познавательное развитие необходимо, но не достаточно для 
морального развития.
     Это, например, означает, и все мы знаем такие случаи, что человек может 
иметь доступ к пятому уровню рациональности, то есть он может быть невероятно 
умным и все еще находиться на первой моральной стадии. Таковы очень яркие 
нацисты. Лестница ведет гораздо выше, и человек, по-прежнему привязанный к 
более низким стадиям, может с нее просто сорваться (или спуститься по 
собственному желанию). Одно дело наслаждаться видом более высоких уровней, и 
совсем другое дело действительно жить там!
     И то же самое может случиться с духовными опытами. Люди могут временно 
получить доступ к некоторым очень высоким ступеням лестницы или кругам 
понимания, но они отказываются полностью жить на этих уровнях, они, на самом 
деле, могут даже не захотеть туда подниматься. Их средний уровень будет 
оставаться еще очень низким, и в результате этого опыта может даже понизиться.
     Но если они хотят жить в соответствии со своим духовным опытом, они должны 
будут расти и развиваться. Они должны будут начать развивать свои способности, 
расширяться по уровням холархии, действительно жить на более высоких уровнях 
сознания. Их средний уровень должен будет переместиться по направлению к этим 
более глубоким или более высоким сферам сознания; простое «идеализирование» 
этих уровней в теоретической болтовне и религиозных беседах ни к чему 
положительному не приведет.
     Так что вы можете иметь очень мощный пиковый опыт, или сатори. Но потом 
проходят дни, недели, месяцы, и куда уходит его энергия? Что происходит с этим 
опытом? Где он теперь? Ваше «я», ваш средний уровень может постигнуть этот опыт 
только в соответствии с его собственной структурой, его собственными 
способностями, его текущей стадией развития. Духовный опыт не может позволить 
вам пропустить какие-то стадии роста и развития, от которого зависит устойчивая 
духовная реализация. Развитие, как говорил Ауробиндо, может быть ускорено, но 
его существенные этапы нельзя просто перескочить.
     В: Среди исследователей, работающих в рамках «новой парадигмы», существует 
сильное сопротивление этому понятию стадий.
     КУ: Да, это то же самое, что и сопротивление понятию иерархии или холархии.
 Некоторые из этих возражений являются искренними и имеющими смысл, и мы должны 
принять их во внимание. Но если вы отрицаете наличие стадий роста и холархию, 
тогда вы должны объяснить множество тех свидетельств, которые указывают на 
холархическое развитие, а для того, чтобы опровергнуть эту гипотезу, требуется 
объяснить, почему исследователи продолжают находить эти холархии во многих не 
связанных друг с другом культурах. Я еще не видел ни одной успешной попытки 
сделать это.
     Однако отчасти сопротивление этим понятиям ведется из-за менее искренних 
причин. Многие американцы не считают привлекательной идею стадий и 
постепенности, потому что мы в Америке не любим гипотезы о наличии степеней 
глубины. Мы — живое воплощение поверхности. Мысль о том, что кто-то где-то еще 
мог бы быть более высокоразвит или более глубок, чем я, просто невыносима.
     Так что мы предпочитаем «духовность», которая принимает человека любого 
уровня, независимо от того, насколько мы посредственны, и дает нам процесс «с 
одним шагом», который доставляет нас прямо Богу, немедленно, как в 
микроволновой печи. Эго по-прежнему остается плохим, а «Бог» или «Богиня» 
становится просто новым концептуальным представлением или парадигмой, которую 
мы можем запомнить и повторять как мантру. Картограф изучает новую карту, и это 
считается духовным преобразованием. В мире поверхности вам необходим Бог 
поверхности.
     Поэтому многие парадигмы поверхности так «легкомысленны» — они не требуют 
подлинного преобразования, только изучение этой новой парадигмы «одного шага», 
своего рода посещение универсального магазина. Вы только повторяете, что вы 
едины с этой великой сетью, и вы спасены. И вы будете настойчиво отрицать, что 
есть какие-то более высокие стадии!
     В: Я все время сталкиваюсь с этими предубеждениями против холархии. Против 
нее все настроены очень воинственно.
     КУ: В религии поверхности, как и во всех эзотерических религиях, есть Бог 
и Дьявол. И если вы определяете Бога как нечто плоское и лишенное иерархии, 
тогда холархия должна стать новым Дьяволом. И, как в большинстве 
фундаменталистских религий, в ней есть свои Инквизиторы, и это довольно 
неприятная компания.
    
    
    Фрейд и Будда
    
     В: Итак, соглашаясь, что эта холархия уровней сознания существует, мы 
продолжаем говорить о том, что более высокие стадии могут искажаться за счет 
подавлений на более низких стадиях, то есть о внутренних гражданских войнах.
     КУ: Да, я с вами согласен. Если «я» будет подавлять какие-то свои 
внутренние проявления, то у него останется меньше сил для дальнейшего развития 
и эволюции. И, рано или поздно, это приведет развитие к остановке.
     Я не хотел бы делать такие простые расчеты, но в качестве грубого примера 
предположим, что наше «я» при рождении имеет 100 единиц способности к 
совершенствованию. И на раннем этапе развития от него отделилась маленькая 
капля на моральной стадии номер один, скажем, размером в 10 единиц способности. 
Оно достигает второй стадии развития с 90 единицами способности.
     Итак, от «я» остается уже только 90 процентов, так как 10 процентов его 
способностей застревают на первой стадии. Это небольшое количество энергии 
отправляется в основание лестницы, и 10 процентов потенциала используются на то,
 чтобы заставить весь организм действовать согласно архаичным желаниям, 
импульсам и интерпретациям.
     И дальше все больше, так как рост и развитие продолжаются. Дело в том, что,
 к тому времени, когда «я» достигает взрослого возраста, оно, возможно, уже 
потеряло 40 процентов своего потенциала в результате таких расколов и обрело 
большое количество маленьких, спрятанных глубоко внутри личностей. И эти 
небольшие фрагменты личности остаются на том уровне развития, которое они имели,
 когда были подавлены.
     Поэтому внутри вас живет очень много маленьких варваров, бегающих где-то у 
основания лестницы и требующих, чтобы их покормили, приласкали, обогрели, и они 
становятся очень противными, если их не покормить. Они начинают кричать и 
вопить, кусаться и царапаться, и, так как ваше сознание даже не знает, что они 
там есть, вы интерпретируете это внутреннее волнение как депрессию, навязчивые 
идеи, беспокойство, иные признаки невроза, что совершенно не правильно.
     В: Значит, это также препятствовало бы дальнейшему росту?
     КУ: Да, дело в том, что эти разобщенные элементы «я», эти небольшие, 
спрятанные в глубине личности, которые цепляются за мировоззрения более низких 
уровней, потребляют определенное количество вашей энергии. В то время как они 
используют энергию самостоятельно, вы защищаетесь от них, и тратите свою 
энергию на эту защиту. И довольно скоро вы можете исчерпать всю энергию.
     И конечно, весьма вероятно, что это будет мешать более высокому или 
трансперсональному развитию. Предположим, чтобы достичь экстрасенсорного или 
тонкого уровня развития сознания, требуется 65 единиц. Если у вас осталось 
только 60 единиц в запасе, вы не сможете сделать этого. Именно поэтому мы хотим 
объединить Фрейда и Будду, мы хотим объединить «глубинную психологию» с высшим 
осознанием.
     На самом деле, для этого сейчас в человеческом развитии настал очень 
благоприятный момент, потому что первый раз в истории у нас есть возможность 
доступа как к Фрейду, так и к Будде. Важные открытия современного Запада, такие 
как понятие психодинамического бессознательного, которое нигде до этого не 
употреблялось, могут быть объединены с мистическими или умозрительными 
традициями Востока и Запада, и на этой основе может быть создан подход с 
«полным спектром» рассмотрения реальности.
     В: Цель объединения Фрейда и Будды заключается в том, чтобы освободить те 
40 единиц вашего сознания, которые попали в ловушку на нижних уровнях развития, 
и использовать их для того, чтобы достигнуть более высоких уровней?
     КУ: Как правило, да. Если вы не будете дружить с Фрейдом, вам будет 
тяжелее добраться к Будде.
     «Глубинная психология», в действительности, это «мелкая» психология, так 
как она имеет дело с самыми низкими уровнями холархии, но именно по этой 
причине эти узкие и нарциссические мировоззрения могут наносить такой большой 
вред.
     Смысл в том, что при помощи «глубинной психологии» мы можем повторно войти 
в контакт с этими холопами нижних уровней и открыть их сознанию, после чего 
будет высвобожден их энергетический потенциал, они будут освобождены, 
интегрированы в постоянно продолжающийся процесс развития сознания. «Я» 
перестанет отдавать свои силы на движение в обратную сторону, к начальным 
уровням вашего понимания. Освобожденные уровни сознания могут воссоединиться с 
вашей основной личностью, и после этого ваше «я» будет иметь 70 или 80 единиц 
своих изначальных возможностей.     С этой энергией «я» сможет продолжить свой 
рост в надличностные области развития.
     И если это случится, и трансперсональный рост будет проходить с большой 
интенсивностью, то в некоторый момент вы обнаружите, что не только поднимаетесь 
по лестнице, но и спускаетесь с нее. Как сказал бы Мастер Дзэн, вы находитесь 
наверху стофутового столба, и все же вам нужно сделать еще один шаг. Как вы 
сможете спуститься со столба высотой в сто футов? Вы делаете еще один шаг, и 
где же вы окажетесь?
     Когда Вы спускаетесь с лестницы, вы движетесь в свободном падении в 
Пустоте. Внешнее и внутреннее, субъект и объект — все теряет свой смысл. Вы 
больше не «здесь», наблюдая мир, который «там». Вы не смотрите на Космос, вы и 
есть Космос. Перед вами Единая Вселенная, яркая и очевидная, сияющая и ясная, в 
которой нет ни внутреннего, ни внешнего, бесконечный свет великого совершенства,
 спонтанного опыта. Само Божественное искрится в каждом взгляде и звуке, и вы 
просто являетесь им. Солнце сияет не над вами, а внутри вас, галактики 
рождаются и умирают, и все это внутри вашего сердца. Время и пространство 
являются не более чем мерцающими образами на фоне сияющей Пустоты, и вся 
Вселенная теряет свой вес. Вы можете проглотить Млечный путь одним большим 
глотком, взять Гею в свою ладонь и благословить ее, и все это будет самой 
обычной вещью в мире, так что вы об этом даже не задумаетесь.

Глава 10


    На пути к глобальному: часть 1
     
     В: Мы много слышим о «глобальной перспективе», или «глобальном сознании». 
Большинство подходов в рамках «новой парадигмы» подчеркивают, что мы сегодня 
живем в планетарной сети, и нам необходима глобальная системная карта, на 
которой мы могли бы видеть эту глобальную территорию.
     КУ: Единая карта глобального пространства — это одно, а картограф, 
способный начертать такую карту, — совсем другое. Глобальная перспектива не 
является врожденной; младенец не рождается с ней; у человекообразных обезьян ее 
также не было. Глобальная перспектива — это редкая, элитная, необычная точка 
зрения очень большой глубины, и существует относительно немного людей, которые 
действительно имеют доступ к этой глубине (чем больше глубина, тем меньше 
пространство). Поэтому именно через понимание развития и появление глобального 
сознания мы можем в действительности начать мыслить в соответствии с «новой 
парадигмой», если именно это является целью.
     Но в этой глобальной системной карте не написано абсолютно ничего о том, 
как идет внутреннее развитие у самого картографа. Но это, безусловно, и есть 
самая важная проблема. Поэтому, когда теоретики «новой парадигмы» выдвигают 
свою глобальную системную карту, она может только показать, как человек должен 
развиваться до такого состояния, в котором он уже сможет обладать глобальным 
сознанием. Подлинные духовные или трансперсональные состояния появляются как 
раз внутри этой глобальной перспективы, когда Дух начинает познавать свое 
собственное глобальное измерение.
     В: Я как раз хочу об этом поговорить. Мы обсуждали это в абстрактных 
терминах: лестница, человек, представление. Но я хотел бы рассмотреть 
конкретные примеры этого развития по направлению к глобальному измерению. 
Давайте поднимемся на самый верх лестницы! Начнем с начала.
    
    
    Первичная матрица
    
     КУ: Давайте на некоторое время считать рождение началом. Младенец при 
рождении является в основном сенсорно-двигательным организмом, холоном, в 
структуре которого есть клетки, молекулы, атомы, и эти подхолоны он уже 
превзошел и включил в себя.
     Но младенец не обладает языком, логикой или способностью рассказывать; он 
еще не понимает историческое время и не может ориентироваться во внутреннем 
психологическом пространстве. Он в основном отождествляет себя с 
сенсорно-физическим измерением, или стадией номер один на рисунке 9—1.
     «Я» может ориентироваться, главным образом, только в самом низком и самом 
основном измерении из всех, материальном и сенсорно-двигательном. Фактически, 
личность в значительной степени отождествляется с сенсорно-двигательным миром, 
настолько, что она еще не может провести различия между внутренним и внешним. 
Физическое «я» и физический мир сплавлены воедино, они еще не дифференцированы.
     Это раннее состояние часто называют «первичной матрицей», потому что это 
изначальная матрица, которая будет подвергаться осмыслению в ходе последующего 
развития. О ней также говорят как о первичном аутизме, изначальном нарциссизме, 
океанической, протоплазменной стадии, отсутствии дуализма, неразделенности, и 
так далее.
     Мы видели, что каждая точка опоры имеет форму последовательного процесса 
из трех стадий: «я» сначала отождествляется с этой ступенью, затем оно 
дистанцируется от нее и превосходит этот уровень, а потом включает его в свой 
внутренний мир. И эта первичная матрица — просто фаза 1 первой точки-опоры — 
«я» находится в сплавленном состоянии с сенсорно-двигательным миром, как 
внутренним, так и внешним.
     В: Это первичное состояние неразделимости лишено дуальности субъекта и 
объекта?
     КУ: Оно находится даже ниже этой дуальности. Многие романтики любят видеть 
в этом первичном состоянии своего рода прообраз космического сознания, 
мистического единства с миром, отсутствия противоположностей, и так далее. Но 
это первичное состояние сплавленности не преодолевает противоречие между 
субъектом и объектом; оно просто не может провести различие между ними. Это 
первичный нарциссизм, в котором физический мир поглощается аутичным сознанием, 
весь младенец — это рот, весь мир — пища. Эти отношения целиком физические.
     В этом состоянии еще нет ничего духовного. Личность не может исполнять 
какую-то социальную роль; она заперта в своей собственной эгоцентрической 
оболочке и испытывает недостаток в интерсубъективной любви и сострадании. 
Поскольку она не может провести различие между физическим внутренним и 
физическим внешним миром, это состояние довольно «широкое», но крайне 
неглубокое. Таким образом, это состояние не более свободное, а менее свободное, 
чем последующие. Это самое неглубокое и самое тесное сознание, которое вы 
только можете себе представить!
     И, наконец, это первичное состояние не может принимать на себя другие роли.
 Таким образом, у «я» нет познавательных способностей, позволяющих ему увидеть 
мир глазами других и занять на время их позицию — оно воспринимает только 
непосредственные впечатления из сенсорно-двигательного измерения, глубоко 
нарциссичного. Поэтому «я» на этой стадии не способно на подлинную любовь, оно 
не может действительно любить кого-то, пока оно не способно понять точку зрения 
другого человека и, возможно, даже поставить ее выше своей собственной. Так что 
здесь нет никакого сострадания, никакой подлинной любви, никакой терпимости, 
благожелательности или альтруизма.
     Поэтому во многих и многих вопросах это состояние первичного сплава — 
полная противоположность подлинного духовного понимания, сострадания и любви. И 
все же некоторые ученые все еще полностью захвачены этим состоянием тотальной 
самовлюбленности, нехватки любви и сострадания и считают его своим идеалом. Я 
полагаю, что они видят в этом интенсивном нарциссизме нечто, что совпадает с их 
собственными желаниями; это характерная черта нашего времени.
    
    
    Родовая травма
    
     В: Что вы можете сказать насчет предшествующего внутриматочного состояния? 
Вы включаете его в вашу модель?
     КУ: Свидетельства по поводу внутриматочного развития и родовой травмы 
очень противоречивы. Но я тем не менее считаю, что часть из них справедлива, 
поэтому я называю эти еще более ранние события точкой опоры ноль.
     Как и все точки опоры, у нее также есть основная трехшаговая структура: 
начальное единство с маткой, затем болезненный процесс отделения (на самом деле,
 это и называется родовой травмой), потом идет период интеграции холона в 
качестве отдельного (постутробного) организма. В этой точке младенец выходит на 
первую ступень — «точку опоры номер один», он теперь отождествляет себя 
физическим миром, находящимся вокруг него.
     Станислав Гроф очень много писал про эти подфазы процесса рождения, 
которые он называет основными перинатальными матрицами. Проведенные им 
исследования помогают прийти к выводу, что травма, полученная на любой из этих 
подфаз, может привести впоследствии к патологическому комплексу. И, наоборот, 
во время сильного стресса, при определенном типе дыхания (так называемом 
холотропном) или под воздействием определенных наркотиков «я» может вернуться к 
этой точке опоры и вновь переживать ее различные подфазы и травмы, что может 
облегчить состояние человека. Исследования Грофа очень интересны и 
познавательны, и если вы интересуетесь этими проблемами, я рекомендую вам их 
прочитать.
    
    
    Ложное «я»
    
     В: Значит, полученная в процессе рождения травма могла сформировать 
патологический комплекс, который будет влиять на все последующее развитие?
     КУ: Да, но это только один пример более общей закономерности, которая 
заключается в том, что травма, полученная на любой из точек опоры, может 
сформировать патологический комплекс, который будет «заражать» все последующее 
развитие. Как; мы уже говорили, «я» может сделать неудачный шаг на любой из 
этих примерно девяти точек опоры, и тип полученной в итоге патологии зависит от 
ступени, на которой произошел несчастный случай.
     В: Как это?
     КУ: Когда «я» подходит к новой ступени развития сознания, на каждой 
ступени оно встречается с процессом, состоящим из трех подфаз. И что-то может 
пойти не так, как надо, на любой из этих подфаз: на этапе отождествления, 
дифференцирования или интеграции. «Я» может зациклиться на стадии 
отождествления, в итоге мы имеем фиксацию, проблему одной из подфаз. Или же «я» 
может потерпеть неудачу в различении, на этапе 2 точки опоры, оно может 
оказаться не в состоянии четко и ясно отличать уровни, и поэтому не суметь 
установить стабильную границу уровней. «Я» может также потерпеть неудачу в 
интеграции, или на третьем этапе точки опоры, и оно не сможет включить в себя 
предыдущий уровень, а будет отчуждать, отделять и подавлять его. Оно не будет 
преодолевать и включать, оно будет отделять и подавлять.
     Если этот несчастный случай произошел, если мы имеем «дефект подфазы» на 
любом уровне, тогда патология создает повреждение в сознании, которое будет 
затем искажать все последующее развитие человека. Как крупица песка, которая 
попадает в формирующуюся жемчужину, это дефект нарушает порядок всех 
последующих слоев, деформирует и искажает их.
     В: На пути развития «я» потеряло руку или ногу.
     КУ: Да, теперь в подсознании есть какие-то вещи, которые оно не допускает 
в сознание или не признает. «Я» начинает скрывать их от себя. Другими словами, 
оно начинает лгать себе. Система ложного «я» начинает доминировать над «я» 
реальным, которое существует в сознании в любой момент времени, но теперь оно 
отрицается, искажается или подавляется. Подавление в основном заключается в 
сокрытии того, что на самом деле находится в сознании.
     В любом случае у человека формируется личное бессознательное. И это 
бессознательное частично является местом, в котором сосредоточена ложь. Как мы 
до этого говорили, некоторые части сознания отколоты — «небольшие капли», 
маленькие «я», маленькие субъекты заключены в темную подкорку. Эти небольшие 
капли остаются на том уровне развития, которое они имели, когда были отколоты и 
подверглись отчуждению. Они продолжают отождествляться с тем уровнем, на 
котором они подавлялись.
     Поэтому некоторые ваши возможности, которые теперь отделены от вас, 
начинают съедать вашу энергию и ваше внимание. Так возникает утечка и 
одновременно препятствие для дальнейшего роста и развития. Это тяжесть прошлого,
 которое должно было быть прожито сознательно. Но вместо этого оно оказывается 
упрятанным в подсознание, защищенным ложью, и оно начинает терроризировать 
сознание.
     В: И психотерапия обращает внимание на эту ложь.
     КУ: Интерпретирующие терапии — психоанализ Фрейда, Юнга, гештальт-терапия 
и когнитивная терапия — действительно борются с ложью. Теми способами, которыми 
мы уже обсуждали (см. главу 7).
     Поэтому, когда мы проходим через эти стадии расширяющегося понимания, мы 
должны изучать эти переходы к новым точкам опоры и обращать внимание на то, что 
в них может быть неправильно, потому что именно такие проблемы препятствуют 
появлению глобального понимания.
    
    
    Точка опоры 1: штриховка физического «я»
    
     В: Итак, мы начинаем наше развитие с точки опоры номер один.
     КУ: Да, «я» находится в полном единстве с сенсорно-двигательным миром, в 
состоянии первичного сплава или первичного нарциссизма. Личность на этом этапе 
центрирована вокруг физического, она сплавлена с материальным измерением, с 
физиосферой. Но в возрасте приблизительно четырех месяцев младенец начнет 
проводить различие между физическими ощущениями в своем теле и в окружающей 
среде. Младенец кусает простыню, и это не больно; кусает свой большой палец, и 
это больно. Он понимает, что между одеялом и большим пальцем есть различие. 
Поэтому он начинает вступать в фазу дистанцирования от точки опоры номер один, 
которая обычно заканчивается где-нибудь на первом году, обычно в возрасте 
приблизительно 5—9 месяцев, согласно исследованиям пионера в этой области 
Маргарет Малер.
     Она называет эту фазу «штриховкой» — физическое «я» выделяется из этой 
первичной матрицы (другими словами, эта штриховка — фаза 2 точки опоры 1). Эта 
штриховка и есть «подлинное рождение» физического «я».
     Мелани Кляйн, Эдит Якобсон, Рене Шпиц и Маргарет Малер подробно изучили 
этот самый ранний период дифференциации. Именно женщины особенно остро 
чувствуют эти ранние стадии, не так ли?
     Так или иначе, эта штриховка — рождение физического «я». Если «я» терпит 
неудачу на этой стадии — если оно продолжает отождествляться с первичной 
матрицей, тогда оно не может сказать, где заканчивается тело и начинается стул. 
У него появляется так называемый адуализм, который является одной из главных 
характеристик психоза. И именно поэтому почти все исследования указывают на то, 
что многие действительно серьезные патологии — психозы, шизофрения, серьезные 
эмоциональные расстройства — происходят от проблем, связанных с самой первой 
точкой опоры, точкой опоры номер один. Итак, мы начинаем видеть, что 
определенный тип патологии связан с некоторым уровнем, на котором происходит 
нарушение.
     В: Некоторые из них перечислены на рисунке 10—1.
     КУ: Да. При психозе можно наблюдать серьезное искажение действительности, 
которое часто проявляется как адуализм, или неспособность установить физические 
границы личности (точка опоры 1); часто ему сопутствуют галлюцинации, связанные 
с основными образами и мыслями; нарциссический обман отношения; сознание не в 
состоянии поместиться в физическом теле; собственное «я» и «я» других часто 
путаются между собой. Может также возникать просвет тонкого или 
трансперсонального понимания, но это случается довольно редко и чаще всего 
также очень сильно искажается.


причинныйТО-9причинная патологиямистика бесформенноготонкийТО-8тонкая патология
божественный мистицизмэкстрасенсорныйТО-7экстрасенсорные расстройстваприродная 
мистика
(шаманизм и т. п. )кентаврический
(визуально-логический)ТО-6экзистенциальные патологииэкзистенциальная терапия
формально-рефлексивный
(формоп)ТО-5личностные неврозыинтроспекцияправило / роль
(коноп)ТО-4патология сценария и ролиролевой анализ
(через игру и т. п. )представляющий разумТО-3психоневрозытехники раскрытия
образно-эмоциональныйТО-2нарциссизм и пограничныепатологии формирующие 
структуру техникичувственно-физическийТО-1психозыфизиологические техники
(инсулиновый шок и т. п. )первичная матрицаТО-0Перинатальные патологии
интенсивная регрессивная терапияосновные структуры сознаниясоответ-
ствующие
точкихарактерные патологиивиды терапии
Рисунок 10—1. Структуры сознания вместе с точками опоры, патологиями и 
соответствующими терапиям
    
    
    Точка опоры 2: рождение эмоционального «я»
    
     В: Но если с точкой опоры номер один все хорошо?
     КУ: Если «я» удалось относительно хорошо пройти эту точку опоры, то 
младенец выходит к точке опоры номер два, эмоционально-образной. Поскольку 
младенец закончил с точкой опоры 1, он установил реалистичные границы своего 
физического «я», но он все еще не провел границы своего эмоционального «я». Так 
что он может выделить свое физическое «я» из физической окружающей среды, но 
все еще не может выделить свое эмоциональное «я» из эмоциональной среды, и это 
означает, что его эмоциональное «я» отождествляется с теми, кто находится 
вокруг него, особенно с матерью (начальная фаза отождествления точки опоры 2).
     Так как в предыдущем физическом состоянии сплавленности не было ничего 
«глубокого», нет никакой значительной глубины и в этом эмоциональном состоянии 
отождествления, даже несмотря на то, что оно также напоминает это 
привлекательное «целостное единство с миром». Почти все исследователи 
единодушны в том, что это состояние все еще является крайне эгоцентрическим, 
или нарциссическим. Как сказала Малер, «я» на этой стадии рассматривает мир как 
свою устрицу. «Именно потому, что он не может отделить себя от эмоционального и 
жизненного мира вокруг него, «я» младенца относится к миру как к продолжению 
себя — что с технической точки зрения есть склонность к нарциссизму».
     Этот тип жесткого нарциссизма — который на данной стадии является нормой, 
а не патологией — не означает, что младенец эгоистично думает только о себе, 
напротив, он вообще неспособен к размышлениям о себе. Он не может отделить себя 
от мира, эмоционального мира, и поэтому он думает, что-то, что чувствует он сам,
 чувствует и мир вокруг него, то, что требуется ему, хочется и миру вокруг него,
 то, что видит он, видит и мир. Ребенок играет в прятки, просто закрывая глаза 
ладонями: он думает, что если он вас не видит, то и вы не можете видеть его; 
его собственная точка зрения для него является единственной существующей.
     «Я» на этой стадии — просто естественно-импульсивное «я». Оно находится в 
единстве со всем жизненно-эмоциональным измерением бытия, как внутренним, так и 
внешним. Его влекут потоки его эмоциональной и биологической жизни, и оно не 
отличает себя от этих экологических потоков существования. Его личность на 
данной стадии является биоцентрической или экоцентрической, она сплавлена с 
биосферой снаружи и внутри.
     И именно потому, что «я» слито с природой, биологией, импульсами, 
жизненно-эмоциональной сферой, оно не может подняться над вышеупомянутым 
единством и увидеть, что его точка зрения — не единственная существующая в мире.
 Биоцентричность приводит к крайней эгоцентричности, и мы постоянно будем с 
этим сталкиваться.
     «Я» и его представления об объектах все еще слиты воедино. Это создает 
особую «магическую» и самовлюбленную атмосферу, которая так распространена на 
данном этапе развития человека.
     Но в возрасте приблизительно 15—24 месяцев эмоциональное «я» уже начинает 
отделять себя от эмоциональной окружающей среды. Малер называет это 
«психологическим рождением младенца». Ребенок на данном этапе фактически 
рождается как отдельное эмоциональное и чувствующее «я» (человек переходит от 
начальной фазы отождествления точки опоры 2 в среднюю фазу дифференцирования). 
Младенец начинает осознавать тот факт, что он является отдельным существом, 
живущем в отдельном от него мире. Это удар по чувству единения матери и ребенка.

     В: Эта стадия отличается от «штриховки».
     КУ: Да. Точка опоры 1 — это штриховка, или рождение физического «я». Точка 
опоры 2 — рождение эмоционального «я». В точке опоры номер два пробуждается 
действительно отдельное «я», со всеми радостями и всем ужасом и страданием, 
которые из этого следуют.
     В: Многие исследователи считают эту точку началом глубокого отчуждения. 
Они называют это основной ошибкой, изначальным дуализмом, расколом между 
субъектом и объектом, началом фрагментарного сознания...
     КУ: О да, я знаю об этом. Очень большое количество трудов было написано 
про это отделение и «потерю» предыдущего эмоционального единства. Этот момент 
считается изгнанием из первоначального рая, началом великого отчуждения, 
началом человеческой трагедии.
     Большинство этих исследователей просто путают отделение с разобщением. 
Отделение — необходимая и неизбежная часть эволюционного развития, важный шаг 
на пути к достижению более высокой интеграции. Но эти теоретики рассматривают 
любое отделение не как этап, предшествующий более высокому уровню интеграции, 
но как жестокое разрушение предшествующей гармонии, как будто дуб в чем-то 
является ужасным нарушением изначальной гармонии желудя.
     Только то, что «я» не знает о страдании, еще не означает, что оно обладает 
внутренним духовным счастьем. Нехватка понимания не означает присутствие рая!
     В: Но романтики об этой ранней стадии отсутствия различий думают 
совершенно иначе. Они приписывают ей множество положительных достоинств, они 
считают потерю тождественности с миром, тождественности с матерью большим горем.

     КУ: Да, они путают отождествление со свободой. Это полная 
противоположность. Сплавленность — это заключение; вы полностью во власти всего,
 что вы еще не успели преодолеть. Но, конечно, этот трансцендентальный рост 
очень сложен, подчас болезнен. Окружающий мир — жестокое место, и когда люди 
узнают это, они страдают. Мир явлений, или мир сансары, является местом 
отчуждения. И когда младенец узнает об этом, он очень сильно страдает. Это 
болезненно, но это взывает к нашему пробуждению.
     Это похоже на обморожение. Сначала нет никаких ощущений вообще; все 
кажется прекрасным, вы находитесь в раю безо всякой боли. Вы больны, но только 
не знаете об этом. Затем происходит потепление, появляются чувства и эмоции, и 
становится больно, как в аду. Эти теоретики путают «адскую боль» с «причиной 
болезни».
     В точке опоры 2 включается осознание болезни сансары. Того факта, что как 
отдельное чувствующее и эмоциональное существо, вы не имеете никакой защиты от 
стрел своенравной фортуны. Скоро вам придется жить в мире боли, страдания и 
кошмаров, и у вас есть два, и только два, выбора: отступить к предшествующей 
стадии единства, в которой еще не было никакого понимания этого отчуждения — 
это будет смерть или психическое заболевание — или продолжить рост и развитие, 
пока это отчуждение не будет преодолено в духовном пробуждении.
     Но исследователи из числа ретроромантиков просто восхваляют предшествующее 
состояние обморожения и считают его прообразом Божественного пробуждения, 
своего рода бессознательным Раем. Но состояние сплавленности — это не 
бессознательный Рай, это бессознательный Ад. В точке опоры 2 этот ад начинает 
осознаваться, все дело только в этом. Это очень большой прогресс.
     В: И даже несмотря на то, что точка опоры 2 —довольно «несчастливый» этап?
     КУ: Да, горько-сладкий. Много слез, неудовлетворенных желаний. Но 
предыдущее состояние бесчувственности, отсутствия дуальности, невежества, 
отнюдь не является счастьем.
     Когда мы пробуждаемся как отдельное эмоциональное «я», со всеми радостями 
и всеми ужасами, которые сопутствуют этому процессу, мы, на самом деле, 
преодолеваем предыдущее состояние единства. Мы до некоторой степени 
пробуждаемся. Мы приобретаем большую глубину и большее сознание, и у этого 
процесса есть своя собственная внутренняя ценность, внутренняя полезность. Но, 
как и на всех стадиях роста, есть цена, которую надо заплатить за каждое 
расширение сознания. Это диалектика движения вперед.
     В: Хорошо, а если на этой точке опоры все идет относительно неплохо?
     КУ: Позвольте мне сначала сказать о том, что если нечто идет не так, как 
должно быть, на этой точке опоры, то есть хуже, чем нормальный беспорядок, 
который для нее характерен, тогда «я» либо остается в состоянии сплавленности 
на этой эмоционально нарциссичной стадии (так называемые нарциссические 
индивидуальные отклонения), либо начинает, но не заканчивает процесс отделения, 
и в результате возникает своего рода разобщение, (так называемые пограничные 
расстройства). Мы находим точно такую же общую классификацию и этиологию у 
Коута, Мастерсона, Кернберга, Малер, Стоун и Джедо, и это только немногие.
     В любом случае у такой личности не существует никаких реалистичных 
эмоциональных границ. Поэтому при нарциссических и пограничных расстройствах 
человек испытывает недостаток в ощущении связанности своего «я», и это, 
возможно, главная определяющая характеристика этих патологий. «Я» или 
рассматривает мир как продолжение себя (нарциссизм), или постоянно тяжело 
переживает вторжения со стороны внешнего мира (пограничные расстройства). Эту 
патологию называют пограничной, потому что она находится на границе между 
психозом и неврозом. Также ее иногда называют «устойчивым непостоянством». 
Растущее «я» переживает болезненный раскол при переходе к следующим ступеням 
развития.
    
    
    Точка опоры 3: рождение концептуального «я»
    
     В: Но если на точке опоры 2 все проходит хорошо?
     КУ: Если все идет относительно хорошо, то «я» больше не отождествляет себя 
исключительно с эмоциональным уровнем. Оно начинает преодолевать этот уровень и 
отождествляться с сознательным или концептуальным «я», которое является началом 
точки опоры номер три и представляющего сознания. Представляющее сознание Пиаже 
назвал до-операционным сознанием. Это сознание заполнено изображениями, 
символами и понятиями. Вы можете увидеть их все, например, на рисунке 5—3.
     Образы начинают появляться приблизительно в возрасте 7 месяцев. Образ 
более или менее похож на тот объект, который он представляет. Если вы закроете 
глаза и представите себе собаку, то изображение в значительной степени будет 
походить на реальную собаку. Это образ. Символ, с другой стороны, представляет 
объект, но совершенно его не напоминает внешне, и это гораздо более сложная 
познавательная задача. Символ «Фидо» представляет мою собаку, но он совершенно 
не похож на мою собаку. Символы появляются на втором году жизни, обычно вместе 
с такими словами, как «ма» или «папа», и эта способность развивается очень 
быстро. Символы доминируют в сознании в возрасте примерно от 2 до 4 лет.
     После этого периода начинают появляться понятия. Если простой символ 
представляет единственный объект, понятие представляет целый класс объектов. 
Слово «собака» представляет всех собак, а не только Фидо. Появляется 
возможность решения более сложных задач. Понятия доминируют в сознании в период 
с 4 до 7 лет. Конечно, все это — основные структуры, и как только они 
появляются в сознании, они остаются в нем как основные способности, всегда 
доступные сознанию.
     Но только после появления понятий начинает появляться особенное 
сознательное, или концептуальное, «я». Когда «я» начинает отождествляться с 
этим концептуальным разумом, мы приходим к точке опоры номер три. «Я» теперь 
представляет собой не только связку впечатлений, импульсов и эмоций, оно 
является также совокупностью символов и понятий. Оно входит в лингвистический 
мир, ноосферу, и это, мягко говоря, все меняет. Оно прошло от физиосферы в 
точке опоры 1 через биосферу точки опоры 2, и теперь оно входит в ноосферу с ее 
точкой опоры 3.
    
    
    Каждый невроз — экологический кризис
    
     В: Что, по-вашему, является одной из самых важных вещей в этом новом 
лингвистическом «я»?
     КУ: Это новое «я» существует в ноосфере, а ноосфера может подавлять 
биосферу. На индивидуальном уровне это проявляется как невроз; на коллективном 
— как экологический кризис.
     Другими словами, лингвистический мир — действительно новый мир, новое 
жизненное пространство. Здесь «я» может думать о прошлом и планировать будущее; 
оно может начать управлять функциями своего тела; оно может начать представлять 
себе в сознании некоторые вещи, которые не ощущаются органами чувств. Так как 
оно может представлять будущее, оно может страдать от беспокойства, а так как 
оно может думать о прошлом, оно может чувствовать раскаяние, вину и сожаление. 
Все это части его нового жизненного пространства, лингвистического мира, 
ноосферы.
     Ноосфера превосходит биосферу, и она может не только преодолевать и 
включать, она может подавлять, искажать и отрицать.
     В: И как выглядит подавление на индивидуальном уровне?
     КУ: На индивидуальном уровне результат подавления ноосферой биосферы 
называется психоневрозом, или просто неврозом. Разум может подавлять природу, 
как внешнюю (экологический кризис), так и внутреннюю (либидо).
     Психоневроз, или просто невроз, означает, что возникло довольно устойчивое,
 связное когнитивное «я», и это сознательно-концептуальное «я» (эго) может 
подавлять или отделять некоторые свои физические силы или импульсы. Эти 
подавляемые или искаженные импульсы, обычно связанные с сексом или агрессией, 
проявляются потом в скрытых и болезненных формах и известны как симптомы 
невроза. Другими словами, каждый невротический симптом — миниатюрный 
экологический кризис.
     В: Очень интересно, почему подавление и классические неврозы возникают в 
точке опоры номер три?
     КУ: Вы видели, что в предыдущих пограничных случаях подавление еще не 
столь очевидно. Ведь тогда «я» не стало еще достаточно сильным, чтобы подавлять 
что-либо! «Я» не может подавлять свои эмоции, скорее оно полностью подавлено 
ими, потеряно в них, затоплено ими. Нет никакого «подавляемого 
бессознательного», которое можно вывести на поверхность, потому что, во-первых, 
еще нет никакого подавления, и именно поэтому это состояние часто называют 
«до-невротическим».
     Поэтому терапии, направленные на излечение пограничных состояний (точка 
опоры 2), известны как создающие структуру практики — они помогают хрупкому «я» 
дифференцировать и стабилизировать свой внутренний мир и создать структуру. 
Терапии невротического уровня (точка опоры 3), напротив, являются практиками 
раскрытия невроза, они стремятся ослабить барьер подавления и повторно войти в 
контакт с импульсами и эмоциями, которые были подавлены более сильным 
невротическим «я».
     В: Часто невроз рассматривается в качестве защитного механизма.
     КУ: Как показал Волан, защитные механизмы являются частью иерархии 
развития. Типичный защитный механизм точки опоры 1 — это проективное 
отождествление, в котором «я» и другой в значительной степени неразделимы. 
Типичные защитные механизмы точки опоры 2 включают в себя разделение и 
объединение (отождествление «я» и объекта представления, разделение на 
всегда-хорошие и всегда-плохие объекты). Устойчивое подавление либидо и 
агрессии — типичный защитный механизм точки опоры 3, и все эти защитные 
механизмы уступают «самой здоровой» защите из всех, сублимации, что на языке 
психоанализа просто означает преодоление.
     В: Значит, защитные механизмы — часть холархии?
     КУ: Да, я в этом уверен. Защитные механизмы, когда они работают в 
естественном и обычном режиме, напоминают психологическую иммунную систему. Они 
помогают поддерживать целостность и стабильность границ «я».
     Но, как это всегда случается, хорошего может быть слишком много. Защитные 
механизмы могут стать аутоиммунным расстройством — «я» начинает нападать на 
себя и самоуничтожаться. Армия защитников превращается в подавляющую 
государственную полицию. «Я» начинает защищаться против боли и ужаса, заключая 
в тюрьму своих собственных граждан. Это снижает его собственные возможности, 
закрывает его глаза. Человек начинает лгать. Независимо от того, каков 
«уровень» этой лжи, — раскол или слияние, отчуждение или подавление — «я» 
скрывает часть своего внутреннего мира от себя, лжет себе, становится 
непрозрачным для себя.
     Вместо подлинного «я» начинает развиваться ложное «я». Начиная уже с точки 
опоры 1 (некоторые сказали бы «с точки опоры 0») развивающееся «я» может начать 
дистанцироваться от некоторых сторон своего собственного существа, от слишком 
угрожающих, слишком болезненных или слишком разрушительных проявлений своей 
личности. Оно делает это, используя защитные механизмы, доступные ему на 
текущем уровне развития. Неадекватная ложь (психозы), бессознательная ложь, 
невротическая ложь (пограничные расстройства, неврозы). И «бессознательное» в 
самом общем смысле является просто местом скопления прячущейся лжи.
     В: Так что же происходит с этим ложным «я»?
     КУ: Ложное «я» на любом уровне может управлять всей жизнью человека, если 
он все время идет хромой походкой по пути внутренней неискренности. Однако чаще 
всего ложное «я» в некоторый момент времени разрушается — это так называемый 
«срыв». Тогда человек встает перед необходимостью выбора: отдохнуть, 
восстановиться и вернуться к той же самой ложной траектории развития; притупить 
проблему при помощи алкоголя или наркотиков; сознательно избрать те действия, 
которые помогут избежать проблемы; или изучить свою ложную жизнь, обычно при 
помощи психотерапевта, который поможет ему более правдиво интерпретировать 
внутренние намерения.
     В: Интерпретирующие терапии, или левосторонние практики.
     КУ: Да. В безопасной окружающей среде, окруженный сочувствием, участием и 
пониманием, человек может начать говорить правду о своем внутреннем мире, не 
опасаясь за возможные последствия. Возможно, это будет происходить под гипнозом.
 Ложь — сопротивление правде — подвергается интерпретации, с ее помощью 
раскрывается скрытая боль, ужас и мучения, и ложное «я» медленно сгорает в огне 
правдивого понимания. Правдивое внутреннее пространство раскрывается в 
интерсубъективном круге заботы и сострадания, который освобождает подавленные 
импульсы и позволяет им присоединяться к развитию сознания. Красота подлинного 
«я» начинает просвечивать сквозь оболочку ложного, и внутренняя радость новой 
глубины — награда, которую «я» дарит само себе.
     Сейчас мы обсудили только три первые точки опоры и те патологии, которые 
развиваются на этих уровнях: психоз, пограничные расстройства, невроз. Но те же 
самые общие феномены проявляются в течение всего развития, даже в более высоких 
надличностных областях. На любом уровне развития мы можем существовать как 
действительное «я» в искренности или как ложное «я» в обмане. И различные 
уровни лжи порождают различные типы патологии.
    
    
    Ранние мировоззрения: архаичное, магическое, мифическое
    
     В: Теперь мы рассмотрели точку опоры 3 и получили представление о трех 
главных уровнях развития сознания, каждому из которых соответствует свое 
мировоззрение.
     КУ: Да. Мировоззрение, как мы уже говорили, — это образ Космоса, 
полученный при взгляде на него с какой-то ступени развития сознания. Когда вы 
обладаете доступом только к восприятиям и импульсам, как для вас выглядит 
Космос? Мы называем это мировоззрение архаичным. Когда к нашим способностям 
добавляются изображения и символы, Космос уже выглядит иначе. Магия. Когда 
добавляются правила и роли, как начинает выглядеть Космос? Он представляет 
собой мифический мир. Когда же появляется формально-операциональное сознание, 
что вы начинаете видеть вокруг себя? Рациональный мир. И так далее.
     В: Почему бы вам кратко не описать все ранние мировоззрения, и затем мы 
сможем перейти к более высоким уровням.
     КУ: «Архаичный» — это термин, который включает в себя множество феноменов. 
Он кратко представляет все предыдущие дочеловеческие стадии развития. Архаичным 
называется общее мировоззрение точки опоры 1. В основе своей это 
сенсорно-двигательное мировоззрение.
     В: А магия?
     КУ: Когда начинают появляться образы и символы, приблизительно в период 
точки опоры 2, они еще не очень четко различаются от представляемых ими понятий.
 Таким образом, возникает идея, что при помощи манипулирования образами можно 
манипулировать самими объектами. Если я создаю образ человека, а затем протыкаю 
его булавкой, то с этим человеком должно произойти что-то плохое. Ребенок живет 
в магическом мире, в котором эти связи столь же реальны, как и остальные. 
Совсем как в магии.
     Подобным же образом, так как «я» и другое еще не полностью разделены, 
ребенок населяет мир объектами, которые имеют ментальные характеристики — 
магическое мировоззрение анимистично. Облака движутся, потому что они гонятся 
за вами, хотят увидеть вас. Дождь идет, потому что небо хочет вас умыть. Гром 
гремит, потому что небо разозлилось на вас лично. Разум и мир еще не до конца 
разделены, поэтому их характеристики часто путаются. И внутреннее, и внешнее 
одинаково нарциссичны и эгоцентричны.
     В: А что насчет мифологии?
     КУ: Когда развитие переходит к точке опоры 3, ребенок начинает понимать, 
что он не может упорядочить мир вокруг себя средствами магии. Он прячется за 
подушкой, но другие люди его все равно находят! Что-то здесь не так. Магия 
больше не помогает. «Я» не может магически управлять миром вокруг себя в 
соответствии со своими фантазиями. Но оно думает, что, возможно, кто-то другой 
может это делать, поэтому на сцену выходит весь пантеон богов, богинь, фей и 
демонов, в котором каждый из них может по собственному усмотрению нарушать 
определенные законы природы. Ребенок просит своих родителей превратить этот 
отвратительный шпинат в конфету. Он просто не понимает, что материальный мир не 
функционирует таким образом.
     И в это время ребенок развивает достаточно сложное мифологическое 
мировоззрение, в котором присутствует множество различных стихийных сил, 
управляющих миром, и каждая из них обращает внимание на эго ребенка. Если на 
предыдущей магической стадии ребенок думает, что он сам в силах изменить мир 
магией своего слова, то теперь он пытается угождать богам и силам природы, 
которые могут изменить мир, часто в худшую сторону. С этими силами ведется 
постоянная «торговля»: если я съем весь мой обед, то хорошая сила излечит мою 
зубную боль.
     Это мифическое мировоззрение начинается на уровне представляющего разума и 
продолжается на следующей главной стадии разума — стадии «правила/роли». Затем 
на стадии рационального мировоззрения оно пропадает. «Я» уже понимает, что 
изменить действительность можно, только работая над этой проблемой 
самостоятельно: никто не собирается спасать вас при помощи магии или мифов.
     Вы можете видеть эти общие соответствия на рисунке 5—2. Мировоззрения 
перечислены в нижнем левом секторе, потому что они коллективно управляют 
индивидуальным восприятием в пределах своих рамок. (Позже мы обсудим, обладают 
ли магическое или мифическое мировоззрения подлинно духовными аспектами. См. 
главу 11. )
    
    
    Точка опоры 4: рождение ролевого «я»
    
     В: Хорошо, итак, мы переходим к точке опоры 4. К основной структуре, 
которую вы называете разумом «правила/роли».
     КУ: Да. Это примерно то же самое, что Пиаже назвал 
конкретно-операциональным сознанием («коноп»), которое появляется в возрасте 
около 6—7 лет и доминирует в сознании примерно до возраста 11—14 лет. 
«Конкретно-операциональное сознание» звучит очень сухо, но у него очень богатые,
 мощные возможности. Оно обладает способностью формировать умственные правила и 
сознательно принимать иные роли. И это очень важно — ребенок, наконец, учится 
принимать на себя роль другого.
     Есть известный эксперимент, проведенный Пиаже и Инхельдером, который 
впервые позволил очень ясно определить этот феномен. Я приведу вам его 
упрощенную версию. Если вы возьмете шар, выкрашенный красным с одной стороны и 
зеленым с другой, поместите его между собой и ребенком, а затем зададите 
ребенку два вопроса: «Какой цвет ты видишь?» и «Какой цвет вижу я?», дети на 
предыдущей стадии ответят на оба вопроса одинаково. Таким образом, если ребенок 
будет смотреть на зеленую сторону, то он правильно скажет, что он видит зеленый,
 но он также скажет, что вы тоже видите зеленый цвет. Он не знает, что вы 
видите другую, красную сторону. Он не может встать на ваше место или попытаться 
увидеть мир вашими глазами. Ребенок все еще замкнут в рамках своей собственной 
точки зрения, которая еще очень эгоцентрична, очень доконвенциональна.
     Но на конкретно-операциональной стадии ребенок совершенно правильно 
скажет: «Я вижу зеленый цвет, а вы видите красный». На данном этапе развития 
ребенок может принять роль другого. И это огромный шаг на пути к глобальному, 
на пути к тому, чтобы быть способным понять точку зрения целого мира. Ребенок 
идет в правильном направлении, он начинает понимать, что его точка зрения — не 
единственная в мире!
     Поэтому вся его моральная позиция целиком меняется с эгоцентричной или 
доконвенциональной на конвенциональную и часто довольно конформистскую — 
«хорошо то, что одобряет мама или друзья». Следующая стадия изменения морали по 
Колбергу — «стадия закона и общественного порядка», или, согласно Левингеру, 
«сознательный конформизм». Вы можете видеть их на табл. 9—3.
    
    
    Парадигмальный сдвиг
    
     В: Изменение во взглядах.
     КУ: Это полное изменение мировоззрения, изменение парадигмы, если вам так 
больше нравится, и, как и в случае трех предыдущих ступеней или трех предыдущих 
изменений парадигмы, оно предполагает глубокое изменение идентичности человека, 
его совести, морали, потребностей, и это лишь немногое. Эти изменения во 
взглядах перечислены на рисунке 9—3.
     В: Так значит, каждая из девяти стадий развития сознания фактически 
представляет собой изменение парадигмы?
     КУ: В широком смысле да. Следовательно, типичный взрослый человек в нашей 
культуре уже пережил приблизительно пять или шесть основных изменений парадигмы,
 изменений мировоззрения: от архаичного, магического, мифического до 
рационального и экзистенциального. Вы и я уже прошли через эти революции в 
сознании, и хотя мы можем не помнить деталей этих событий, сторонние 
наблюдатели сообщили бы нам о психологических землетрясениях.
     Мы имеем склонность вычеркивать эти землетрясения из сознания. Существует 
очень много забавных историй об этом. Если вы соберете детей, находящихся на 
дооперациональной стадии, прямо на их глазах перельете воду из низкого стакана 
в высокий стакан и спросите их, в каком стакане больше воды, то они совершенно 
точно скажут вам, что в высоком стакане воды больше. И это даже при том, что 
они видели, как вы перелили то же самое количество воды из одного стакана в 
другой. Они не могут «сохранить представление об объеме». Определенные 
«очевидные» вещи, которые мы видим, они не видят и не могут видеть — они живут 
в другом жизненном пространстве. Независимо от того, сколько раз вы перельете 
то же самое количество воды из одного стакана в другой, они будут настаивать, 
что в высоком стакане воды больше. Это так для «чистого» и «неискаженного» 
восприятия детей.
     Если несколько лет спустя, после того, как у них уже появилось 
конкретно-операциональное сознание, вы повторите этот эксперимент, дети всегда 
будут говорить, что в обоих стаканах одно и то же количество воды. Они могут 
сохранять представление об объеме в сознании, и переливание воды их не запутает.
 У них есть внутреннее правило, которое выполняет этот процесс автоматически 
(конкретно-операциональное правило). И если вы покажете им видеозапись их более 
раннего периода, когда они говорили, что в высоком стакане больше воды, то они 
будут отрицать, что это были они! Они решат, что вы изменили эту запись. Они 
просто не могут вообразить, что кто-то может быть настолько глупым, чтобы 
думать, что в высоком стакане больше воды.
     Итак, их парадигма полностью изменилась, и ничего подобного уже не 
осталось в их понимании. «Я» теперь будет по-иному толковать каждый отдельный 
слуг чай своей жизненной истории с точки зрения нового мировоззрения. Оно 
полностью перепишет свою историю с позиции новой и более высокой парадигмы.
     Поэтому они, как и все мы, ретроспективно перечитываем более ранние 
события нашей жизни с этой новой точки зрения, и мы склонны думать, что этой 
точки зрения мы придерживались с самого начала. Когда мы думаем о себе в 
возрасте 4 или 5 лет, думаем о наших родителях, родственниках и друзьях, мы 
представляем себе, что они думали о нас, как они относились к определенным 
вещам, что приходило им на ум. Но, на самом деле, мы не могли делать ничего 
подобного в то время! Мы в том возрасте не могли принять на себя роль другого. 
Поэтому мы автоматически (и бессознательно) «перечитываем» всю нашу жизнь с 
перспективы недавно появившегося мировоззрения и представляем себе, что все это 
существовало с самого начала!
     Само собой разумеется, это полностью искажает действительно происходившее 
в более ранние периоды. Память — это последнее, на что вы можете опираться при 
рассказе о вашем детстве. И это приводит к всевозможным проблемам. Романтики 
воображают, что детство — это замечательное время, когда вы видели мир точно 
таким же, как теперь, только он казался вам удивительно доброжелательным и 
непосредственным, миром радости и свободы. Архаичное мировоззрение лишено 
дуализма и представляет собой райское состояние, магическое — это полный 
волшебства мир чудес, мифическое предоставляет человеку широкие духовные 
возможности, и, черт возьми, все это так изумительно и свободно. Тогда как они, 
романтики, которые обладают доступом к более высокому уровню мировоззрения, 
основанному на рефлексивном понимании, просто читают историю задом наперед, и 
если бы они могли бы действительно видеть этот период (например, на 
видеозаписи), они начали бы отрицать, что это вообще реально!
    
    
    
    
    Сатанинское насилие и НЛО
    
     В: Так можно ли как-то возвратить воспоминания детства?
     КУ: Впечатления различных событий детства, конечно, присутствуют в 
сознании как своего рода последствия травм души. И эти впечатления сохраняют 
мировоззрение того уровня, которым обладал человек, когда они были получены, 
обычно архаичное или магическое.
     Но когда эти впечатления вспоминаются взрослыми людьми, они 
интерпретируются полностью в терминах более высокого уровня мировоззрения, 
которым они теперь обладают. Всевозможные нынешние заботы могут быть сведены к 
этим изначальным впечатлениям, поэтому кажется, что эти заботы окружали нас с 
самого начала. Все выглядит совсем не так, будто вы даете иное толкование этим 
ранним впечатлениям, потому что это делается подсознательно или бессознательно, 
и поэтому вы видите только доступный сознанию результат этой обширной работы 
пересмотра.
     В определенных интенсивных состояниях регрессии — при использовании 
психотерапии, некоторых практиках медитации, под воздействием гипноза или 
определенных наркотиков, при каких-то интенсивных усилиях — можно получить 
доступ к этим изначальным впечатлениям (при этом более высокая парадигма 
временно отходит в сторону). Но даже в этом случае через несколько минут более 
высокий уровень мировоззрения вновь начинает господствовать, и тогда люди 
начинают «перечитывать» эти впечатления. И мы должны быть очень осторожны 
относительно этого.
     В: Сатанинское ритуальное насилие над детьми?
     КУ: Да, это один из примеров. Не важно, что ФБР не нашло ни одного 
свидетельства ритуальных убийств детей. Эти люди искренне полагают, что такое 
случилось с ними. Они не чувствуют, что они сами это выдумывают. Эти 
впечатления могут быть очень яркими, очень похожими на реальность. Эти люди 
легко пройдут испытание на детекторе лжи, потому что это переделывание 
воспоминаний произошло бессознательно.
     Сансара — очень жестокое место. Сансару можно метафорически описать как 
царство ритуального насилия. В основе своей это механизм террора. И люди должны 
справиться с этим кошмаром. Один из самых простых путей состоит в том, чтобы 
сказать себе, что это ритуальное насилие имеет место в вашей личной истории. 
Поэтому вы начинаете искать в вашем детстве «воспоминания» и в конечном счете с 
небольшой помощью дружески настроенного психотерапевта, оказываетесь абсолютно 
уверены: вы видели маму с ножом мясника. Изначальное впечатление, вероятно, 
передано достаточно верно: у мамы был нож, она разрезала индейку на день 
Благодарения, и это впечатление совершенно реально. Но оно было бессознательно 
переделано, и теперь вы представляете себя индейкой. А иногда вам самим хочется 
взяться за нож, и вы с легкостью находите оправдание своему желанию.
     В: Похищения пришельцами? Похищения НЛО? Все эти истории имеют очень 
похожую структуру. Те же самые события продолжают происходить вновь и вновь. 
Похищение, медицинские эксперименты, анализ кала и сбор спермы, возвращение на 
землю, часто с посланием для человечества. И это действительно меняет жизнь 
этих людей.
     КУ: Я думаю, что изначальные впечатления могли бы относиться к точке опоры 
2, точке опоры 1 или даже точке опоры 0. Но они очень сильно изменены 
бессознательным. Возможно, даже оказываются затронутыми некоторые архетипы Юнга 
— Юнг полагал, что НЛО были спроектированными архетипами. НЛО и анальный 
осмотр: здесь Фрейд встречается с Юнгом.
     Многие люди искренне верят во все это. Возможно, в эти впечатления был 
внесен даже какой-то более высокий духовный опыт. Но сами впечатления сохраняют 
черты очень эгоистического мировоззрения. Представьте себе: человечество входит 
в новую фазу развития под руководством нового инопланетного интеллекта. И из 
всех людей во всем мире именно вы выбраны для передачи этого сообщения. 
Пришельцы собирают вашу сперму или яйцеклетки, потому что они планируют с 
помощью этого материала создать новую расу. И вы должны стать отцом или матерью 
этой новой расы. Для этого требуется приход нового Спасителя или новое 
непорочное зачатие.
     Вы не можете стать еще более нарциссичным или эгоцентричным, чем в данном 
случае. По-моему, были пробуждены некоторые очень глубокие феномены точки опоры 
2 (или более ранней стадии), а затем они слились с современными «данными» о 
спасении планеты. Намерение заслуживает уважения, но оно не может скрыть 
проявления изначальной идеи во всех этих фантазиях: вы — центр нового мира, 
отец или мать новой и более высокоразвитой расы.
     Итак, изначальное и достаточно реальное впечатление переделывается с 
учетом взрослого опыта, после чего оно приобретает некоторые черты подлинности 
и даже пугающую живость. В сознании сохраняются существенные характеристики 
мировоззрения точки опоры 2 (или более ранней стадии), а именно, ее интенсивный 
нарциссизм, но только переработанный, часто при помощи доброжелательного, 
стремящегося вам помочь психотерапевта, в мощную парадигму спасения мира с 
вашим участием.
     В: Разве здесь нет никаких духовных компонентов?
     КУ: Мы пока не говорили ни об одной из более высоких стадий развития, но 
всегда возможно, что некоторые подлинно духовные измерения будут временно 
«доступны» в пиковом опыте, а затем будут переведены в термины, соответствующие 
фиксации в точке опоры 2. Так они будут вписаны в парадигму «спасения мира», 
придуманную субъектом, часто совместно с психотерапевтом. И в ней все будет 
представляться абсолютно реальным и бесспорным. Как мы уже говорили, эти люди 
могут пройти тест на детекторе лжи, потому что они совершенно искренни в своих 
заблуждениях. Они не смогли определить ложь, глубинное искажение реальности, 
которое преобразует впечатления в факты.
     Врачи, которые проводили исследования этих явлений, могли действительно 
стать первыми наблюдателями этих новых форм истерических синдромов, 
появляющихся как признак нашего неспокойного времени. Некоторые из них 
позволили живости впечатлений убедить себя в том, что они имели дело с фактами. 
По крайней мере, они способствовали распространению этой массовой истерии, и 
это, по понятным причинам, бросило тень на всю профессию и дало повод для 
горьких взаимных обвинений.
     Я подозреваю, что ритуальное сатанинское насилие над детьми и похищение 
людей НЛО — примеры того, что случается с недостоверными фактами в культуре, 
которая отрицает духовную реальность, это потери на пути к глобальному сознанию,
 души, выброшенные на берег острова неискренности, невежества и лжи.

Глава 11


    На пути к глобальному: часть 2
     
     В: Мы обсуждали внутренние преобразования, которые происходят «на пути к 
глобальному», и проблемы, которые могут помешать появлению глобального сознания.

     КУ: Да, и мы достигли пункта, в котором происходит изменение парадигмы от 
доконвенциональных к конвенциональным способам понимания — от точки опоры 3 к 
точке опоры 4, и характерной чертой этого сдвига является способность принимать 
на себя роль другого. И в этой эволюции мы видим постоянное уменьшение доли 
эгоцентризма. Общее направление развития людей, телос человеческого развития, 
заключается в движении к все менее и менее эгоцентрическим состояниям.
     Архиважной битвой во Вселенной всегда была борьба развития против 
эгоцентризма. Движущая сила эволюции, направленная на увеличение глубины, есть 
та же самая сила, которая стремится преодолеть эгоцентризм, найти более широкие 
и глубокие единства, создать более мощные союзы. Молекула преодолевает 
эгоцентризм атома. Клетка преодолевает эгоцентризм молекулы. И никогда эта 
тенденция не была более очевидной, чем в человеческом развитии.
    
    
    Развитие против эгоцентризма
    
     В: Значит, развитие заключается в непрерывном уменьшении эгоцентризма?
     КУ: Да, в непрерывном децентрировании. Говард Гарднер дает прекрасный 
обзор исследований в этой области, и я хочу прочитать вам короткую цитату из 
его работы.
     Он начинает с указания на тот факт, что развитие вообще отмечено 
«снижением эгоцентризма». Он пишет: «Маленький ребенок полностью эгоцентричен, 
это не означает, что он эгоистично думает только о себе, наоборот, что он 
совершенно не способен к размышлениям. Эгоцентричный ребенок не способен 
отделить себя от остальной части мира; он не отделяет себя от других или от 
объектов мира. Таким образом, он чувствует, что другие разделяют его боль или 
его удовольствие, что его бормотание будет всегда понятно, что его точку зрения 
разделяют все люди, что даже животные и растения являются его собеседниками. Во 
время игры в прятки он «спрячется» для всех людей, потому что его эгоцентризм 
не дает ему возможности признать, что другие знают о его местоположении. Все 
развитие человека можно рассмотреть как постоянное уменьшение доли эгоцентризма 
в сознании...»
     В: Так нарциссизм или эгоцентризм наиболее ярко выражены в точке опоры 1, 
а затем его доля постоянно уменьшается?
     КУ: Да, точно. Поскольку разделение — самая первая способность сознания, 
самовлюбленность — его самое худшее качество! Этот эгоцентризм уменьшается, 
когда личность младенца переходит от физиоцентрической стадии к биоцентрической,
 то есть от точки опоры 1 к точке опоры 2. Ребенок уже не рассматривает 
физический мир как продолжение себя, потому что физическое «я» и физический мир 
теперь разделены.
     Но эмоциональное «я» и эмоциональный мир еще не разделены, и поэтому весь 
его эмоциональный мир для него является продолжением «я»: эмоциональный 
нарциссизм переживает пик своего развития. Биоцентрическое или экологическое 
«я» точки опоры 2 все еще является, таким образом, глубоко эгоцентрическим. Что 
чувствует ребенок, то чувствует и мир.
     Этот нарциссизм уменьшается еще раз с появлением концептуального «я» 
(точка опоры 3). Личность все еще не может брать на себя роль другого, поэтому 
«я» по-прежнему в значительной степени нарциссично, доконвенционально и 
эгоцентрично.
     Я иногда говорю об этом затухающем нарциссизме как о переходе от 
физиоцентрической к биоцентрической, а затем и к эгоцентрической стадии, 
понимая при этом, что все три стадии являются эгоцентрическими в общем смысле, 
но доля нарциссизма все меньше и меньше. И все же эгоцентрическая перспектива 
подвергается еще одному радикальному изменению с появлением способности 
принимать на себя роль другого. И в этой точке эгоцентрическая стадия сменяется 
социоцентрической.
    
    
    Точка опоры 4 (продолжение): Социальные описания жизни
    
     В: Другими словами, точка опоры 4.
     КУ: Да. На данном этапе для меня становится крайне важным не то, насколько 
я соответствую своим импульсам, а то, насколько я соответствую своей роли или 
ролям, своей группе, группе друзей-одногодок, или, в более широком масштабе, 
как я соответствую законам и нормам поведения своего государства, своего народа.
 Я теперь могу брать на себя роль другого, и то, как я соответствую этой роли, 
является крайне важным. Я еще раз подвергся децентрации, снова преодолел 
очередной уровень и обладаю пониманием того, что мое эго — не единственное эго 
во Вселенной.
     Эта социоцентрическая позиция является важным преобразованием, или 
парадигмальным сдвигом, предыдущих ярко выраженных эгоцентрических позиций 
первых трех точек опоры. Но обратите внимание: в точке опоры 4 забота и участие 
расширяются от масштабов «я» до группы — но не далее! Если вы принадлежите моей 
группе, то есть моему племени, моей мифологии, моей идеологии, тогда вы также 
«спасены». Но если вы принадлежите другой культуре, другой группе, другой 
мифологии, поклоняетесь другому богу, тогда вы прокляты.
     Такая позиция, ставящая общество в круг основных приоритетов, все еще 
очень этноцентрична: забота и участие ограничены рамками моей культуры и моей 
группы, и за их пределы не распространяются.
     Поэтому я называю эту конвенциональную или социоцентрическую позицию 
термином мифическая принадлежность. Мировоззрение точки опоры 4 все еще 
является мифологическим, и, следовательно, забота и участие распространяются 
только на людей, принадлежащих к той же самой мифологии, той же самой идеологии,
 той же самой расе, той же самой вере, той же самой культуре — но не далее. 
Если вы участник моего мифа, то вы — мой брат, моя сестра. В противном случае 
вы можете убираться к черту.
     Другими словами, я могу децентрироваться от моего эго к моей группе, но я 
не могу выйти за пределы своей группы. Моя группа — единственная группа во 
Вселенной. Я еще не могу перейти от социоцентрической и этноцентрической 
позиции к подлинно космополитичной, универсальной или глобальной точке зрения — 
к децентрированной, универсальной, плюралистической позиции. Но шаг за шагом я 
продвигаюсь в этом направлении! Я нахожусь на пути к глобальному, и каждая 
стадия этого путешествия отмечена уменьшением эгоцентризма и нарциссизма, 
преодолением более мелочного и раскрытием глубины. Децентрирование, преодоление,
 уменьшение эгоцентризма — так много слов для одного И того же явления, одного 
и того же телоса развития.
     Постконвенциональная, глобальная или космополитичная позиция — это уже 
следующая точка опоры, точка опоры 5.
     В: Хорошо, тогда давайте сначала покончим с точкой опоры 4. Личность 
осуществляет переход с эгоцентрического на социоцентрический уровень.
     КУ: Давайте. «Я» больше не полагается только или прежде всего на свое тело 
и свои непосредственные импульсы. Оно входит в мир ролей и правил. «Я» получает 
доступ к всевозможным сценариям, или изученным ролям и правилам, которые оно 
должно играть на сцене жизни.
     Большинство этих сценариев полезны и совершенно необходимы: это те 
средства, посредством которых вы выходите за пределы собственного внутреннего 
мира и попадаете в круг интерсубъективной культуры, круг заботы и участия, 
связи и ответственности. Вы видите мир глазами другого человека и получаете 
доступ к более широкому сознанию, которое выходит за границы индивидуального 
внутреннего мира.
     Но некоторые из этих сценариев искажены, ложны или неадекватны, и мы 
называем это сценарием «патологии». У каждого человека имеется множество этих 
ложных и искаженных социальных ролей, масок и мифов: «я ужасный человек, я 
бесполезен, я никогда не могу сделать ничего правильно». Все это искаженные 
сценарии и роли, которые оказывают пагубное и вредное влияние на человека.
     Проще говоря, это ложь. Эти ложные сценарии — просто форма лжи на данном 
уровне, и ложное «я» живет этой социальной ложью. Они никак не связаны с самим 
«я», каким оно могло бы быть в мире культуры, они не связаны со всеми 
положительными ролями, которые «я» могло бы принять в игре, если бы оно не 
продолжало говорить себе, что оно чего-то не может.
     В: Именно с этим и стремятся работать когнитивные терапевты.
     КУ: Да, а также семейная терапия, групповой психоанализ и яркая новая 
школа транзактной терапии, и это лишь немногие. Это не только возвращение назад 
в прошлое и попытка вскрытия каких-то похороненных эмоций или импульсов. Это 
скорее попытка прямого нападения на эти ложные и искаженные сценарии и правила 
игры. Эти сценарии просто не верны, они не основаны на существующих 
свидетельствах — это ложь и мифы. Они связаны с мифическим мировоззрением, 
которое не будет открывать себя рациональному рассудку.
     Например, Арон Бек, пионер в области когнитивной терапии, обнаружил, что в 
большинстве случаев депрессии, люди верят в некоторые ложные сценарии, они 
создают для себя неправильные установки и руководствуются ими в своем поведении.
 Когда у нас депрессия, мы рассуждаем совершенно неправильным способом. «Если 
один человек не любит меня, это означает, что никто не будет меня любить. Если 
я потерплю неудачу в этом конкретном деле, это означает, что я буду терпеть 
неудачи во всем. Если я не получу эту работу, моя жизнь закончена. Если она не 
будет любить меня, то никто больше не будет меня любить». И так далее.
     Теперь предположим, что эти ложные сценарии берут начало в более ранней 
точке опоры, возможно, в точке опоры 3 или точке опоры 2, может быть, и раньше. 
Психоаналитик, сторонник «раскрывающих методов» может вернуть вас назад к этим 
более ранним травмам, чтобы узнать, почему человек создает эти мифы и ложные 
установки.
     Но специалист по когнитивной терапии будет просто атаковать эти мифы в 
настоящем времени. Человека попросят проконтролировать свой внутренний диалог и 
найти эти мифы, а затем открыть их для разума и внимания. «Хорошо, если я не 
получу эту работу, я полагаю, это не означает, что моя жизнь закончена».
     В: Большая часть психотерапевтов, кажется, работает на этом уровне.
     КУ: В значительной степени это так. Самый типичный психотерапевт — ваш 
обычный интерпретирующий психоаналитик — будет использовать смесь методов точки 
опоры 3 и точки опоры 4. В значительной степени такая терапия — это просто 
разговор о ваших проблемах, и психотерапевт будет искать в вашем сознании любые 
искаженные сценарии, которые говорят вам, что вы являетесь плохим человеком, 
что вы бесполезны, что вы неудачник, и так далее. Ложное «я», основанное на 
мифах и обмане, берет на себя ответственность за вашу жизнь. И врач помогает 
вам искоренять эти ложные сценарии и заменять их более реалистическими 
интерпретациями вашего внутреннего мира, более правдивыми интерпретациями вашей 
глубины, чтобы ложное «я» могло уступить место действительному «я».
     Эти психотерапевты могут не использовать такие термины, как «сценарий», 
«мифы», «транзактный анализ» и так далее, но в целом именно это необходимо для 
борьбы с проблемами на уровне точки опоры 4, уровне патологии сценария и роли. 
Мифы вызывают симптомы; покажите эти мифы вашему сознанию, и симптомы исчезнут. 
Идея в том, что если вы будете думать по-другому, то вы начнете чувствовать 
по-другому.
     Но если в процесс замешаны какие-то сильные чувства, эмоции или импульсы, 
с которыми человек не может справиться или которые не может признать, тогда 
психотерапевт часто переключается на «раскрывающие методы». Что вы чувствуете 
по этому поводу? Что вы сейчас ощущаете? Психотерапевт может обратить внимание 
на то, что есть определенные чувства, импульсы, фобии, которые вам самому 
неудобны, — отголоски определенных «похороненных эмоций», и тогда он будет 
работать над раскрытием этих подавляемых эмоций, как бы они ни назывались.
     Так что типичная психотерапия обычно представляет собой смесь анализа 
сценариев точки опоры 4 и раскрывающего анализа точки опоры 3, хотя различные 
психотерапевты будут применять совершенно разнообразные инструменты и методы к 
одному процессу.
     Патологии точки опоры 1 обычно настолько серьезны, что их лечением 
занимаются традиционные психиатры, которые прописывают медикаментозное лечение. 
А с проблемами точки опоры 2 обычно имеют дело терапевты, которые 
специализируются на создающих структуру методах. Эти техники были разработаны 
Кернбергом, Коутом, Мастерсоном, а также Гертрудой Бланк и Робертом Бланком, 
часто упоминаются также инновационные исследования Маргарет Малер, которое мы 
кратко обсуждали ранее. Методики лечения патологии точки опоры 0 созданы 
Станиславом и Кристиной Гроф.
    
    
    Точка опоры 5: космополитичное или зрелое эго
    
     В: Что приводит нас к точке опоры 5.
     КУ: Примерно в возрасте 11—15 лет у людей нашей культуры появляется 
способность к формально-операциональному пониманию (на рисунке 5—1 это 
«формоп»). Если конкретно-операциональное сознание может работать в конкретном 
мире, формально-операциональное сознание может производить операции над самими 
мыслями. Оно не только думает о мире, оно может думать о самом мышлении.
     Есть также классический эксперимент, при помощи которого Пиаже имел 
обыкновение определять это чрезвычайно важное изменение парадигмы, или уровня 
сознания. Вот он в упрощенной версии: человеку дают три стакана с чистой 
жидкостью и говорят, что они могут быть смешаны таким образом, что приобретут 
желтую окраску. Затем этого человека просят добиться того, чтобы жидкость 
окрасилась в желтый цвет.
     Дети с конкретно-операциональным сознанием просто начнут смешивать 
жидкости вместе случайным образом. Они будут продолжать делать это, пока они не 
наткнутся на правильную комбинацию или не бросят это. Другими словами, как 
следует из названия, они будут выполнять конкретные действия — с их точки 
зрения, они должны решить задачу каким-то конкретным способом.
     Подростки с формально-операциональным сознанием сначала создадут общую 
картину задачи, поймут, что они должны пробовать смешать содержимое стакана А с 
содержимым стакана В, затем А с С, затем В с С, и так далее. Если вы спросите 
их об этом, то они скажут что-то вроде: «Я должен пробовать все возможные 
комбинации один раз». Другими словами, у них в сознании уже есть алгоритм или 
формальная схема, которая позволяет им знать, что необходимо испробовать все 
возможные комбинации.
     В: Мне это все еще кажется довольно сухим и абстрактным.
     КУ: На самом деле, все как раз наоборот. Это означает, что человек может 
начать строить в воображении различные возможные миры. «Что если... » и «как 
будто... » впервые появляются в сознании, и благодаря этому человек попадает в 
дикий мир истинного мечтателя. Ему открываются всевозможные виды 
идеалистических возможностей, сознание человека позволяет ему мечтать о вещах, 
которых еще нет, и рисовать будущие миры идеальных возможностей, а также 
работать над тем, чтобы изменить мир согласно этим мечтам. Вы можете 
представить себе то, чего еще нет, но что все же могло бы быть! Юность — это 
самое счастливое время и не только из-за сексуального развития, но и потому, 
что оку сознания открываются возможные миры. Это «эпоха разума и революций», 
эпоха дерзновенных проектов, предшествующих открытиям.
     Кроме того, размышление о своих мыслях означает возможность появления 
подлинного самоанализа. Внутренний мир впервые открывается перед мысленным 
взором; психологическое пространство становится новой и захватывающей 
территорией. Видения хороводом пляшут в голове, и впервые они исходят не от 
внешней природы, не от мифического бога, не от другого человека, но каким-то 
странным и удивительным способом они возникают из внутреннего голоса.
     Так как вы можете думать о своем мышлении, вы можете начать обсуждать роли 
и правила, которые на предыдущей стадии вы принимали без всяких возражений. 
Ваша моральная позиция меняется с конвенциональной на постконвенциональную (см. 
рисунок 9—3. ) Вы можете критиковать свое собственное конвенциональное общество.
 Поскольку вы можете «размышлять о мышлении», вы можете также «определять 
нормы». Вы могли бы перестать соглашаться с нормами, или могли бы полностью не 
согласиться с ними. Но важно то, что вы можете тщательно исследовать многие из 
них. Вы просто больше не отождествляетесь с ними, и поэтому вы можете отойти от 
них на некоторое необходимое расстояние. До какой-то степени вы преодолеваете 
их.
     Это, конечно, тот же самый процесс 1—2—3 при переходе от точки опоры 4 к 
точке опоры 5. В точке опоры 4 вы начинаете с отождествления с 
конвенциональными ролями и правилами, вы еще слиты с ними (и таким образом 
отдаете себя на их милость как истинный конформист). Затем вы начинаете 
отличаться от них или преодолевать их, получаете немного больше свободы и 
движетесь к следующей более высокой стадии (точка опоры 5), после чего вы все 
еще должны будете интегрировать в свой внутренний мир эти социальные роли — вы 
можете быть отцом и не потеряться в этой роли. Но в целом вы уже отошли, или 
дифференцировались, от полного отождествления со своими социоцентрическими 
ролями, и теперь вы можете начать более тщательно исследовать адекватность или 
уместность вашей социоцентрической и этноцентрической точки зрения, которую 
раньше вы не могли и подвергнуть сомнению.
     Проще говоря, вы перешли от социоцентрической к космополитической позиции. 
Еще одно уменьшение доли нарциссизма. Новое децентрирование, новое преодоление. 
Вы хотите знать, что правильно и справедливо не только для вас и похожих на вас 
людей, а для всех народов. Вы занимаете постконвенциональную, глобальную или 
космополитическую позицию. И, что не менее важно, вы очень близко подходите к 
подлинно духовному или трансперсональному раскрытию.
     Итак, в ходе этого преобразования от социоцентризма к космополитизму «я» 
еще раз подвергается децентрации: моя группа — не единственная группа во 
Вселенной, мое племя — не единственное племя, мой Бог — не единственный Бог, 
моя идеология — не единственная идеология. Я перешел от эгоцентрической к 
этноцентрической позиции, включив свое эго в группу; теперь я перехожу от 
этноцентрической к космополитической позиции, включая свою группу в мир.
     Это очень трудный этап преобразования! Но когда он удается (что вообще-то 
происходит довольно редко: чем больше глубина, тем меньше пространство), тогда 
мы имеем первую действительно универсальную, глобальную или космополитическую 
позицию.
     В самый первый раз за всю историю развития сознания мы приходим к 
космополитическому и глобальному мировоззрению. Какое же длинное путешествие! 
Какая ухабистая дорога, но эта дорога — драгоценная тропа к глобальному 
пониманию.
     Все дальнейшие и более высокие уровни развития основываются на этой 
космополитической платформе. Это необратимое изменение. Как только вы увидите 
мир с глобальной точки зрения, вы уже не сможете смотреть на него иначе. Вы 
никогда не сможете вернуться назад.
     Дух в первый раз за всю эволюцию посмотрел на мир вашими глазами и увидел 
глобальный мир, мир полностью децентрированный от меня и моего, мир, который 
требует заботы, участия и сострадания. Этот Дух, однако, проявляется только в 
голосах тех людей, кто имеет храбрость жить в этом космополитическом 
пространстве и защищать его от посягательств людей с мелочными целями и 
интересами.
    
    
    Разнообразие и мулътикультурализм
    
     В: Это непосредственно связано с моральной позицией. Именно поэтому эта 
точка опоры называется постконвенциональной. Если обычная этика социоцентрична, 
постконвенциональная этика космополитична, основана на принципах универсального 
плюрализма.
     КУ: Да, правильно.
     В: Это то же самое, что мультикультурализм?
     КУ: Ну, здесь мы должны быть очень осторожны. Термин «мультикультурализм» 
говорит о наличии культурного разнообразия. Но эта позиция точки опоры 5 — 
очень редкое, очень элитное и очень непростое достижение. Посмотрите на тот 
путь, который мы прошли, чтобы добраться до этой космополитической стадии!
     Возможно, вы сами находитесь на переходном этапе от эгоцентрической и 
этноцентрической к космополитической перспективе, и поэтому вы легко поймете, 
что все люди должны иметь равные условия и равные возможности при приеме на 
работу, независимо от расы, пола или веры. С этой позицией универсального 
плюрализма вы действительно являетесь мультикультурным и постконвенциональным 
человеком. Проблема в том, что большинство людей не разделяет ваш космополитизм.
 Они все еще находятся на эгоцентрической или этноцентрической стадии. Поэтому 
вы будете считать всех людей равными и свободными, но они абсолютно не будут 
отвечать вам на это той же самой любезностью.
     Так что обычно во взглядах мультикультурлистов очень много странных 
противоречий. Для начала, они утверждают, что не имеют отношения к элите или 
что они антиэлитарны. Но способность достичь постконвенционального или 
космополитического уровня очень редка, а следовательно, очень элитарна. Одно 
социологическое исследование показало, что только 4 процента населения Америки 
на самом деле достигают этой высокой стадии развития. Так что 
мультикультурализм — очень элитарная позиция, которая утверждает, что она не 
является элитарной. Другими словами, она начинает лгать по поводу своих 
собственных свойств, и это приводит к некоторым очень неприятным последствиям.
     В: Например?
     КУ: Мультикультурализм действительно основан на очень благородной идее 
равного и справедливого отношения ко всем людям. Но достижение такой степени 
развития сознания является очень редким феноменом. Оставляется без внимания сам 
процесс развития, который позволяет человеку достичь позиции универсального 
плюрализма. А затем результаты такого развития распространяются на людей, 
которые самостоятельно еще не достигли этого уровня и которые поэтому очень 
хотят приобщиться к вашей прекрасной универсальной и плюралистической позиции, 
но способны вытирать о вас ноги на всем пути к ней.
     Поэтому мультикультуралисты несколько смущенно утверждают, что мы должны 
рассматривать всех людей и все культурные движения как полностью равные, так 
как ни одна позиция не лучше другой. Но тогда как они смогут объяснить, почему 
нужно избегать быть похожими на нацистов или ку-клукс-клановцев?
     Ответ, конечно, в том, что не каждая позиция в действительности одинакова 
и равноценна. Космополитизм лучше этноцентризма, а он лучше эгоцентризма, 
потому что каждое следующее измерение обладает большей глубиной. Нацисты и 
ку-клукс-клан — этноцентрические движения, основанные на специфической 
мифологии превосходства расы, и с космополитической позиции мы понимаем, что 
они имеют примитивное мировоззрение.
     Но типичный мультикультуралист не может позволить себе сделать такой вывод,
 потому что он будет отрицать какое-то различие между всеми моральными 
позициями — все позиции равны, осуждение не разрешается!
     И конечно они становятся совершенно нетерпимыми по отношению к тем, кто с 
ними не соглашается. Они знают, что занимают очень благородную позицию, и 
отчасти это действительно так, но поскольку они не понимают, как они до нее 
добрались, они просто пытаются насильно протолкнуть свои взгляды в сознание 
других людей. Все люди равны! Никакая моральная позиция не лучше другой! И, 
таким образом, мы начинаем при помощи порочной нетерпимости бороться во имя 
терпимости, при помощи цензуры выступать в защиту сострадания. Полиция мысли, 
утверждающая, что она знает лучше, и бессмысленная политкорректность становятся 
оружием людей, принадлежащих к элите и пытающихся объявить вне закона каждого, 
кто считает себя элитой. Это было бы забавно, но, на самом деле, это очень 
печально.
     В: Значит, такое поведение связано с патологией этой стадии?
     КУ: Да, я думаю, что это так. Как только вы приходите к космополитическим 
взглядам, как только вы начинаете тщательно исследовать свою собственную 
культуру и получаете возможность дистанцироваться от ее социоцентрических или 
этноцентрических предубеждений, когда вы делаете это, тогда кем вы становитесь? 
Кто вы без всех этих старых и удобных ролей? Как вы можете представить свою 
собственную личность? Чего вы хотите от жизни? Кем вы хотите быть? Кто вы 
такой? Эриксон назвал это состояние «личностным кризисом», и оно, возможно, 
является главной «патологией», или «болезнью» этой точки опоры.
     И многие мультикультуралисты являются жертвами этого личностного кризиса. 
Так как их официальная позиция состоит в том, что элитаризм любого вида плох, и 
так как их подлинное «я», на самом деле, является элитарным, они должны лгать 
себе по поводу своего подлинного «я».
     Они начинают с утверждения, что каждый должен оцениваться справедливо, без 
привязки к определенному этносу или культуре, и приходят к высказыванию, что 
вообще никто не должен оцениваться, что все моральные позиции эквивалентны. 
Конечно, кроме их собственной позиции, которая является высшей в мире, не 
допускающем превосходство одной позиции над другой (упс... ). Поэтому мы 
получаем элитарную позицию, которая отрицает свой собственный элитаризм, то 
есть они лгут себе по поводу своего подлинного мировоззрения. Так формируется 
система ложного «я» этого уровня. И все это называется личностным кризисом.
     Это типичная проблема точки опоры 5, патология взрослеющего разума, 
пойманного в ловушку лжи на данной точке опоры. Такая патология является 
настоящим бедствием современности, утверждающей, что она смогла преодолеть и 
ниспровергнуть ее, но все еще совершенно не нашедшей выхода из этой ловушки. 
Наша эпоха по-прежнему занимается массовым самообманом.
     В: Это мне что-то напоминает. В частности, новояз Оруэлла и полицию мыслей.
 Но эта точка зрения, кажется, довольно распространена. Многие университеты 
полностью ею захвачены.
     КУ: Да, американские университеты сегодня, кажется, специализируются на 
этом. Все это, на самом деле, вносит свой вклад в возвращение Америки к 
племенной идеологии, поощряя любые эгоцентрические и этноцентрические распри и 
политику раскола, политику нарциссизма. Все позиции равны, а это означает, что 
каждая доконвенциональная и этноцентрическая точка зрения получает поддержку. 
Америка стоит перед возможностью своего собственного личностного кризиса, но я 
полагаю, что это уже другой разговор.
    
    
    Точка опоры 6: тело и разум — интеграция кентавра
    
     В: Это приводит нас к последней «ортодоксальной» стадии, или самой высокой 
стадии, которую традиционные исследователи склонны признавать реальной.
     КУ: Да, к точке опоры 6. Основная структура на данном этапе — визуальная 
логика, вы можете увидеть ее на нескольких рисунках, например, 5—1 и 10—1.
     Визуальная, или сетевая, логика — особый тип синтезирующего и 
объединяющего понимания. Формально-операциональное сознание может синтезировать 
и объединять события многими способами, но оно все еще обладает своего рода 
дихотомической логикой или—или, которая напоминает аристотелевскую двузначную 
логику.
     Но интегральные возможности визуальной логики могут складывать части в 
целое и видеть всю сеть взаимодействий. Когда она используется в объективном 
пространстве или на правой стороне Космоса, она создает общую объективную 
теорию систем. Но когда она является основанием подлинного внутреннего 
преобразования (которое не может быть полностью описано в терминах логики 
теории систем и которое является очень редким!), тогда она создает подлинно 
целостную индивидуальность. Когда средний уровень «я» отождествляется с 
визуальной логикой, когда человек полностью живет на этом уровне, тогда мы 
получаем очень высокоразвитую целостную личность, «я», которое действительно 
может жить в глобальном мире, а не просто говорить о нем.
     Можно назвать «я» на этой стадии кентавром, который представляет собой 
объединение разума и тела, ноосферы и биосферы в относительно автономном «я», 
что, однако не означает, будто это «я» изолировано или эгоцентрично. Скорее это 
«я» включено в сеть ответственности и взаимной заботы.
     В: В разговоре об этой стадии вы часто обращались к исследованию Джона 
Бругтона, хотя он и не очень хорошо известен.
     КУ: Да, некоторые исследователи очень тщательно изучили данный этап 
развития личности — Левингер и Селман, Хабермас, Эриксон и Мэслоу, например. Но 
мне всегда нравились выводы, которые сделал Бругтон: на данном этапе «разум и 
тело являются опытом целостного «я».
     Эта фраза кратко выражает общий смысл всего исследования. Прежде всего «я» 
на данном уровне знает как о разуме, так и о теле из своего опыта. Таким 
образом, наблюдающее «я» начинает преодолевать и разум, и тело и получает 
возможность знать о них как об объектах своего понимания, иметь некоторый опыт 
этих явлений. Это уже не только разум, который созерцает мир; это наблюдающее 
«я», которое созерцает как разум, так и мир. Это очень важное достижение, и, 
как мы увидим, на более высоких стадиях эта способность только усиливается.
     Именно потому, что наблюдающее «я» начинает преодолевать разум и тело, оно 
одновременно начинает объединять разум и тело. Таким образом, получается 
«кентавр».
     Итак, на этой точке опоры, мы имеем тот же самый процесс, состоящий из 
трех стадий, который мы видели на любой другой точке опоры, а именно, начальное 
отождествление, дифференцирование и итоговая интеграция. В данном случае 
существует начальное отождествление с формально-рефлексивным (операционным) 
разумом (точки опоры 5). Затем наблюдающее «я» начинает осознавать свое отличие 
от разума и воспринимать его как объект. Так как «я» больше не отождествляется 
исключительно с разумом, оно может объединить разум с другими компонентами 
сознания, а именно с телом и его высшими энергетическими импульсами. 
Следовательно, на стадии кентавра, разум и тело являются опытом 
интегрированного «я».
    
    
    Безумие отсутствия перспективы
    
     В: Вы также называете стадию кентавра экзистенциальным уровнем.
     КУ: Да, на данном этапе человек действительно полностью самостоятелен, по 
крайней мере, на этом витке своего развития. У него больше нет слепой веры в 
конвенциональные роли и правила общества. Он больше не этноцентричен и не 
социоцентричен, он на пути к космополитичному пространству.
     В: Эту стадию также можно отнести к космополитичным?
     КУ: Все уровни, которые находятся выше формально-операционального сознания 
(точка опоры 5) являются космополитичными, или глобальными, — все они основаны 
на постконвенциональных ценностях и универсальном подходе. Высшие или более 
глубокие стадии просто все больше и больше раскрывают эту внутреннюю свободу, 
когда «я» переходит к подлинно духовному опыту.
     Но здесь мы уже забегаем немного вперед. На уровне кентавра, на 
экзистенциальном уровне, вы больше не эгоцентричны и не этноцентричны. Вы уже 
глубоко погрузились в космополитическое измерение, в котором, как показывают 
мультикультуралисты, вы можете очень плохо воспользоваться этой новой свободой.
     В: Вы называете эту новую свободу «отсутствием перспективы».
     КУ: Да, пользуясь терминологией Жана Гебсера, Визуальная логика объединяет 
все возможные перспективы, и поэтому автоматически она не дает никакой точке 
зрения возобладать над другими. Это и есть отсутствие перспективы. Когда вы 
начинаете принимать во внимание все возможные мнения, ваша собственная точка 
зрения растворяется в других, вы теряете свою перспективу, вы теряете свои 
ориентиры.
     И поэтому вы можете очень быстро потеряться в этом новом аперспективном 
сознании визуальной логики, ведь теперь все точки зрения становятся 
относительными и зависящими друг от друга, пропадает всякое абсолютное 
основание, пропадает то место, в котором ваш разум может остановиться и 
сказать: «Я нашел свой дом».
     Но тот факт, что все мнения являются относительными, не означает, что 
вообще никакая точка зрения не имеет преимуществ над другими. То, что все 
перспективы относительны, не говорит о том, что некоторые из них не могут быть 
всегда относительно лучше, чем другие! Космополитизм лучше, чем этноцентризм, и 
гораздо лучше, чем эгоцентризм, потому что каждый высший уровень более глубок, 
чем его более мелкие предшественники.
     Но, забывая об этом и сосредотачивая свое внимание просто на 
относительности перспектив, вы впадаете в безумие отсутствия перспективы, ваша 
воля и способность суждения разбиты параличом неопределенности. «Все 
относительно, так что нет чего-то лучшего или худшего, и никакая позиция не 
лучше, чем другая». Упуская из внимания тот факт, что сама эта позиция 
утверждает, будто она все-таки лучше, чем ее альтернативы, — стандартное 
противоречие представлений. Мультикультуралисты иногда достигают этого уровня 
визуальной логики, и обычно немедленно впадают в безумие отсутствия перспективы,
 невозможности принять определенное мировоззрение, определить смысл жизни. 
Потом они передают это отсутствие перспективы прилежным, ничего не 
подозревающим студентам.
     Лишенное перспективы пространство визуальной логики просто означает, что 
Дух смотрит на мир с бесконечно необъяснимой точки зрения; это не говорит о том,
 что со временем он становится слепым. Перед нашими глазами развертывается 
просто еще один этап децентрирования, преодоление продолжается, формируется 
новая спираль эволюции, уводящая еще дальше от эгоцентризма.
    
    
    
    На краю трансперсонального
    
     В: Значит, есть и хорошие новости относительно этой экзистенциальной 
стадии или стадии кентавра?
     КУ: Да. Одна из особенностей подлинного «я» на стадии кентавра состоит в 
том, что оно больше не покупается на обычные и конвенциональные утешения, или, 
как говорил Кьеркегор, «я» больше не может успокоить себя тривиальным. 
Появление этого более подлинного или экзистенциального «я» — основная задача 
точки опоры 6.
     Ограниченное «я» должно умереть — магия его не спасет, мифические боги 
тоже оказываются бессильными, рациональная наука не в состоянии сохранить его 
прежним, и столкновение с этим неприятным фактом является частью его подлинного 
становления. Эта тема была одним из постоянных поводов для размышления М. 
Хайдеггера. Осознание своей смертности и ограниченности является одним из 
этапов поиска собственного подлинного «бытия-в-мире».
     Экзистенциалисты прекрасно проанализировали это подлинное «я», «я» уровня 
кентавра, его особенности, его способ бытия, его позицию по отношению к миру, и 
самое важное, они проанализировали общепринятую ложь и упрощенную веру, которые 
мешают проявлению этой подлинности. Мы лжем себе по поводу своей смертности и 
ограниченности, создавая символы бессмертия, — тщетные попытки победить время и 
сделать свое существование вечным на каких-то мифических небесах, в некотором 
рациональном проекте, в великих художественных произведениях, через которые мы 
выражаем свою неспособность встретиться лицом к лицу со смертью. Мы лжем себе 
по поводу ответственности за свой собственный выбор, предпочитая видеть себя 
пассивной жертвой внешних обстоятельств. Мы обманываем себя, говоря о богатстве 
настоящего времени, в то время как на самом деле просто проецируем свое 
внимание на прошлую вину или несбывшиеся желания. Мы лжем себе по поводу своей 
фундаментальной ответственности, скрываясь в стадном мировоззрении, теряясь в 
другом. Вместо подлинного или действительного «я» мы живем в нашем ложном «я», 
создавая все новые проекты обманов, чтобы скрыться от отвратительной правды 
существования.
     Этот тип подлинно экзистенциального сознания важен не только сам по себе, 
он важен и как предпосылка для вхождения в трансперсональное пространство, не 
обремененное мифами, магическими ожиданиями, эгоцентрическими и 
этноцентрическими маниями величия.
     В: Но в работах экзистенциальных авторов — Сартра, Камю — присутствует 
настолько мрачная атмосфера!
     КУ: Да, это классическое состояние экзистенциального страха, отчаяния, 
тоски, опасения чувства заброшенности, дрожи, страха перед смертельной болезнью 
— ведь вы потеряли все свои утешительные мифы и иллюзии! Страх в 
экзистенциальном смысле — это не физический страх, это метафизический ужас, 
потрясение человеческого прозрения.
     Так как экзистенциалисты не осознают, что существует еще более высокий 
уровень сознания, они застревают на экзистенциальном мировоззрении, которое 
ограничивает их восприятие в пределах данного горизонта.
     Поэтому для них становится своего рода делом чести встретить эти серые 
экзистенциальные кошмары с ужасной серьезностью. А если вы будете утверждать, 
что есть какие-то способы понимания, которые выходят за пределы 
экзистенциальной тоски, тогда, по мнению экзистенциалистов, вы начинаете 
впадать в безумное и неискреннее опровержение своей смертности, строите новые 
проекты бессмертия, отходите от подлинности, впадаете в упрощенную веру. Любая 
попытка пробиться к более высокому горизонту встречается ледяным взглядом и 
ужасными обвинениями в «неподлинности», которые повисают у вас над головой. 
Если вы начинаете улыбаться, то вы, вероятно, неискренни, потому что вы 
нарушили священный круг бесконечного отчаяния.
     В: Сплавленность с кентавром, отождествление с кентавром и его 
экзистенциальным мировоззрением — это первая фаза точки опоры 6.
     КУ: Да, я думаю, это так. И это экзистенциальное мировоззрение становится 
вашей позицией по отношению ко всей действительности. Чем больше тоски вы 
можете выразить, чем сильнее вы будете скрежетать зубами, демонстрируя 
космическое безумие, тем вы более подлинны. Но в любом случае вы никогда, 
никогда, никогда не должны позволять им видеть улыбку на вашем лице, иначе это 
сразу же обнаружит вашу неподлинность.
     Вся суть экзистенциального кризиса в том, что вы еще не находитесь на 
трансперсональном уровне, но вы уже больше не связаны с личностным. Вся личная 
область начала терять свой привлекательный аромат, начала становиться 
совершенно бессмысленной. И поэтому, конечно, больше нет причин улыбаться. Что 
же есть хорошего для человека, ведь он все равно обречен умереть? Зачем вообще 
жить на личном уровне?
     Это озабоченность значением, растущей нехваткой смысла жизни является 
главной особенностью патологии точки опоры 6, а также экзистенциальной терапии.
     Но интересно, что кентавр, по всем ортодоксальным стандартам, должен быть 
счастлив, полон жизни и радостен. В конце концов это целостное и 
самостоятельное «я», как вы можете видеть на рисунке 9—3. Да ведь по всем 
стандартам это «я» должно все время улыбаться! Но почему-то гораздо чаще оно не 
улыбается. Оно глубоко несчастно. Оно целостно, самостоятельно и, несмотря на 
это, несчастно.
     «Я» испытало все, что может предложить личное пространство, и этого 
оказалось недостаточно. Мир начал становиться плоским и лишенным смысла. 
Никакой опыт больше не прельщает. Ничто больше не удовлетворяет сознание. Ни к 
чему больше не стоит стремиться. Не потому, что кто-то не в состоянии получить 
эти награды, но как раз потому, что каждый смог насладиться ими по-царски, 
испытал все и нашел все это недостаточным.
     И поэтому, естественно, эта душа не очень часто улыбается. Для нее все 
утешения теперь кажутся кислыми. Мир стал плоским и бессмысленным как раз тогда,
 когда душа достигла своего самого большого триумфа. Великолепный банкет 
состоялся и прошел; и над всем этим тихо усмехается смерть. Праздник является 
эфемерным, даже в его самой великой красоте. Вещи, которым мы когда-то могли 
предавать так много значения, так сильно желали их и связывали с ними большие 
надежды, растаяли в воздухе, испарились в какой-то странный момент после долгой 
и одинокой ночи. Что я могу восхвалять и чем я могу восхищаться? Кто услышит 
мои призывы о помощи? Где я найду силы духа, чтобы противостоять мечам и копьям,
 которые ежедневно направлены в мою сторону? И почему я вообще должен пробовать 
защититься? Все ведь возвратится в пепел. Бороться или сдаться, это больше не 
имеет значения, потому что все мои жизненные цели могут тихо истекать кровью 
вплоть до момента смерти, наполненного страхом и отчаянием.
     Это душа, для которой все желания стали бледными, бессмысленными и 
анемичными. Это душа, которая столкнулась с существованием и полностью им 
насытилась. Это душа, для которой личное измерение стало совершенно плоским и 
лишенным смысла. Другими словами, это душа, находящаяся НА КРАЮ 
ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОГО.

Глава 12


    Царство сверхсознания: часть 1
     
     В: Мы можем теперь перейти к трансперсональным или сверхсознательным 
областям. Мы закончили описание развития на уровне кентавра. О нем вы сказали, 
что на этом уровне наблюдающее «я» осознает свой разум и свое тело и таким 
образом начинает преодолевать их.
     КУ: Да, даже ортодоксальные исследования подтверждают это, и мы приведем 
несколько примеров из Бругтона и Левингера. Ко времени стадии кентавра 
наблюдающее «я» может осознавать свой разум и свое тело, что означает, что оно 
действительно начинает в некотором очень важном смысле преодолевать их. 
Поскольку развитие сознания продолжается, оно открывает в себе все большие 
глубины, или высоты. Что такое это наблюдающее «я»? Как глубоко или как высоко 
оно на самом деле может забраться?
     Ответ, который дают на этот вопрос все великие мистики и мудрецы мира, 
состоит в том, что это наблюдающее «я» движется непосредственно к Богу, к Духу, 
к Божественному. В самой глубине своего сознания вы встречаетесь с 
бесконечностью.
     Это наблюдающее «я» обычно называют «Я» с большой буквы, или Свидетелем, 
или чистым Присутствием, или чистым пониманием, или сознанием как таковым. И 
это «Я», или чистый Свидетель, является прямым лучом Божественного. Высшее «Я» 
— это Христос, это Будда, это сама Пустота: таковы удивительные свидетельства 
величайших мистиков и мудрецов мира.
    
    
    Там, где кончается разум
    
     В: Свидетель — это то, что нас ждет в будущем?
     КУ: Не совсем, потому что сознание не является тем, чему еще предстоит 
появиться. Это «Я», или Свидетель, присутствовал с самого начала как одна из 
канонических форм понимания на любой стадии развития, через которые проходили 
холоны, было ли это ощущением, импульсом, эмоциями, символами, разумом, но его 
присутствие становится все более и более очевидным по мере роста и преодоления 
препятствий. Другими словами, этот Свидетель, это сознание как таковое, 
является просто глубиной и внутренним миром любого холона. Как мы уже говорили, 
глубина — это сознание, и глубина не имеет какого-то конца. Но с увеличением 
глубины больше проявляется истинная природа сознания.
     У людей на стадии кентавра этот наблюдающий Свидетель все менее 
отождествляется с телом и разумом — он превзошел их и включил в себя — и 
поэтому теперь он может просто наблюдать за ними. Вот почему и разум, и тело 
являются «опытом интегрированного «я».
     В: «Я» начинает преодолевать их.
     КУ: Да. И в этом нет ничего оккультного или загадочного. Мы уже видели, 
что личность меняет свое отождествление — сначала с материей, затем с телом и 
разумом — и каждое состояние предполагает децентрирование или отказ от 
отождествления с предыдущим измерением. И на стадии кентавра сознание просто 
продолжает этот процесс и начинает отказываться от отождествления с самим 
разумом, и именно поэтому оно может наблюдать разум, видеть разум, ощущать его. 
Разум больше не является субъектом; он начинает становиться объектом. Объектом 
наблюдающего «Я», Свидетеля.
     И там, где кончается разум, начинаются мистические, умозрительные и 
йогические традиции. Они связаны с наблюдающим «Я», которое начинает 
преодолевать разум и движется к трансментальным, надментальным или 
сверхсознательным состояниям. Или трансрациональным, трансэгоистическим, 
трансперсональным.
     Умозрительные традиции основаны на ряде экспериментов с сознанием: что 
будет, если вы начнете исследовать этого Свидетеля до самого его основания? Что 
будет, если вы начнете вопрошать до предела, все глубже и глубже проникая в сам 
источник понимания? Что будет, если вы выйдете за пределы вашего разума, в 
глубину сознания, которое не ограничено эго или человеческим «я»? Что вы там 
найдете? Что вы найдете в качестве повторяемого, воспроизводимого эксперимента 
в сознании?
     «Есть тонкая сущность, которая проникает во все слои реальности» — так 
начинается один из самых известных ответов на этот вопрос. «Это подлинная 
реальность всего того, что есть, и основание всего сущего. Эта сущность есть 
все. Эта сущность есть реальность. И вы, вы есть это».
     Другими словами, это наблюдающее «Я» в конечном счете раскрывает свой 
собственный источник, который есть сам Дух, сама Пустота. И именно поэтому 
мистики утверждают, что это наблюдающее «Я» — луч Солнца, который освещает 
сияющую Бездну, окончательное Основание, от которого зависят все явления 
Космоса. Ваше личное «я» пересекается с «Я» Космоса и сливается с ним в высшей 
личности, которая охватывает весь мир явлений. Эта высшая личность уничтожает 
узлы отдельных «я» и растворяет их в свете.
     Так завершается путь от материи через разум к Духу. В каждом случае 
сознание, или наблюдающее «Я», перестает отождествляться с неглубокими и более 
обширными измерениями и открывается навстречу более глубоким, пока, наконец, 
оно не достигает своего собственного окончательного обоснования в самом Духе.
     И стадии трансперсонального роста и развития являются стадиями движения 
этого наблюдающего «Я» к его подлинному месту обитания — к пространству чистого 
Духа, или чистой Пустоты, основанию, пути и цели всего сущего.
    
    
    Трансперсональные стадии сознания
    
     В: Итак, эти стадии трансперсонального развития... что же это такое? У 
духовного развития также есть уровни?
     КУ: Да, это так. Изучая эти более высокие стадии, мы обращаемся к опыту 
довольно небольшого числа выдающихся мужчин и женщин, живших в прошлом и 
живущих сегодня, которые сопротивлялись системе, боролись со средним и 
нормальным, прорывались к новым и более высоким сферам понимания. В этих 
поисках они объединялись в маленькие группы людей, настроенных на духовное 
развитие (сангхи). Они создавали методы, практики и парадигмы, проводили 
внутренние эксперименты, раскрывающие эти более высокие жизненные пространства, 
которые позволили бы другим воспроизвести полученные ими результаты, проверив и 
подтвердив (или опровергнув) полученные ими данные. И они оставили нам свои 
карты этих внутренних путешествий, с важным замечанием, что одно лишь 
выучивание карты наизусть не принесет результата, так же как изучение карты 
Багамских островов не заменит подлинного пребывания там.
     Поэтому мы будем исследовать все эти карты и пути, оставленные великими 
традициями изменения сознания Востока и Запада. Некоторые пути описаны более 
полно, чем другие; некоторые специализируются на определенном уровне, некоторые 
вообще не учитывают уровни; некоторые делят уровни на множество подуровней.
     На основе этого обширного культурного сопоставления, укорененного в 
практике, мы попытаемся создать «образ мастера», который достигает высших 
уровней сознания. Эти основные структуры более высокого уровня присутствуют в 
каждом из нас как некоторые возможности, но они ожидают нашего подлинного 
духовного роста и развития.
     В: Расскажите об основных стадиях трансперсонального развития.
     КУ: Некоторые традиции настолько сложны, что в них существуют буквально 
сотни мелких подуровней различных стадий и компонентов развития сознания. Но, 
основываясь на существующих исследованиях, можно с уверенностью сказать, что 
существует по крайней мере четыре основных стадии трансперсонального развития.
     Эти четыре стадии я называю экстрасенсорной, тонкой, причинной и 
недуальной (вы можете видеть их на рисунке 9—1; недуальный уровень — это бумага,
 на которой нарисована диаграмма, и я объясню вам это буквально через 
мгновение). Это основные структуры, и поэтому, конечно, каждой из них 
соответствует свое особое мировоззрение, которые я называю, соответственно, 
природным мистицизмом, божественной мистикой, мистикой бесформенного и 
недуальной мистикой.
     В: Так почему же они являются стадиями развития?
     КУ: Сами основные структуры — довольно дискретные, различимые уровни. Их 
мировоззрения очень определенны, и они легко и безошибочно различаются друг от 
друга. У каждого из них своя архитектура и свой способ понимания, каждому 
соответствует свой уровень развития личности, свое моральное состояние, свои 
потребности, и так далее.
     Но, как всегда, подлинные действия остаются не за самой «лестницей». Всю 
работу выполняет тот человек, который поднимается по этой «лестнице» — реальная 
нагрузка ложится на его личность и точки опоры, которые создаются на этом 
подъеме. «Я» может испытать пиковый опыт более высокого уровня, а затем 
отступить на ту стадию, которая соответствует его среднему уровню развития. И 
наоборот, ощущения более высоких уровней могут настолько разрушить структуру 
личности, что она регрессирует к более ранним точкам опоры, на которых есть 
какая-то фиксация, подавление или незаконченные дела. Когда эго человека 
начинает разрушаться на более высоких уровнях, на поверхность выплывают эти 
проблемы более ранних уровней.
     В: Значит, в действительности развитие «я» на трансперсональных стадиях не 
линейно?
     КУ: Нет, это не так. Факт заключается в том, что высшие основные структуры,
 как и все основные структуры, выстроены в форме лестницы, то есть как 
концентрические сферы или вложенные холархии уровней, однако это не означает, 
что рост сознания протекает строго линейно. В процессе развития существует 
множество спадов, подъемов и спиралей.
     Тем не менее средний уровень развития сознания имеет тенденцию 
организовываться вокруг преобладающей основной структуры. То есть «я» будет 
отождествлять свой средний уровень с этой структурой; она будет его «домом», 
его главной точкой опоры, вокруг которой будет располагаться большинство 
восприятий, моральных норм, намерений, мотиваций, и так далее. Таким образом, 
если само «я» может испытывать спады и подъемы, его средний уровень будет 
двигаться через эти высшие основные структуры по постоянно возрастающей средней 
линии.
     В: Разные традиции обычно говорят о различных стадиях.
     КУ: Да, и представители традиции это знают. Во всех традициях есть свои 
стадии роста и развития, им известны особенности каждой стадии; они могут 
определить продвижение и могут определить регресс. И, как говорили Ауробиндо, 
Плотин и Да Авабхаса, хотя прохождение через эти стадии действительно можно 
ускорить, миновать какую-либо стадию невозможно. Пиковый опыт может продвинуть 
вас вперед, вы переживете сильный сдвиг понимания, но после этого вы должны 
будете вернуться и найти основание этого опыта. Иначе вы станете, так сказать, 
«слишком неустойчивым»: вы все время будете двигаться вверх и вверх, не имея 
под собой основания и какой-то связи с более низкими структурами, с разумом, 
телом, землей и чувствами.
    
    
    Точка опоры 7: экстрасенсорный уровень
    
     В: Итак, переходим к первой из этих трансперсональных стадий — 
экстрасенсорной.
     КУ: По моему мнению, экстрасенсорный уровень просто означает стадию 
перехода от обычной, всем понятной действительности — сенсорно-двигательной, 
рациональной и экзистенциальной — к подлинно трансперсональным уровням. На 
экстрасенсорном уровне часто происходят не поддающиеся объяснению 
паранормальные события, но это не его главная отличительная черта. Определяющей 
характеристикой, глубинной структурой этого психического уровня является 
понимание, которое больше не ограничено индивидуальным эго или кентавром.
     В: Приведите, пожалуйста, несколько примеров.
     КУ: На экстрасенсорном уровне человек может временно раскрыть границы 
отдельного «я» (эго или кентавра) и обрести единство со всем 
сенсорно-двигательным миром — так называемый природный мистицизм, или 
астрально-медиумная область. Вы прогуливаетесь на природе, вы расслаблены, 
границы вашего сознания расширены, вы смотрите на красивую гору, и бам! — 
внезапно наблюдатель пропадает, остается только гора, и вы едины с этой горой. 
Вы не находитесь здесь, глядя на гору, которая там. Есть только гора, и кажется,
 что она видит сама себя или что вы смотрите на нее изнутри. Гора ближе к вам, 
чем ваша собственная кожа.
     Говоря другими словами, нет никакого разделения между субъектом и объектом,
 между вами и естественным миром, находящимся «там». Внутри и снаружи — эти 
слова не имеют больше никакого значения. Вы по-прежнему можете совершенно точно 
сказать, где заканчивается ваше тело и начинается окружающая среда, это не 
адуализм психотика и не «воскрешение в совершенной форме», характерное для 
психотического адуализма. Это ваше собственное высшее «я» на стадии точки опоры 
7, и его можно назвать Эко-ноэтическим «Я»; некоторые называют его Общей или 
Мировой Душой. Это фаза отождествления точки опоры 7. Вы — «природный мистик», 
медиум.
     В: Но это похоже на резкий переход: от индивидуального кентавра до 
единства со всей природой как она есть. Я не вижу здесь постепенного 
эволюционного развития.
     КУ: На самом деле, здесь нет вообще никакого скачка. Я думаю, что многие 
люди ошибаются в этом, потому что мы говорим о переходе личности от 
«индивидуального» комплекса разума и тела к «целому миру», и этот переход 
действительно выглядит довольно резким.
     Но все случается совсем не так. Посмотрите, что участвует в этом скачке на 
самом деле. В космополитичном кентавре сознание уже совершило переход от 
материальной личности (точка опоры 1) через биологическое измерение (точка 
опоры 2) к личности, обладающей разумом (точка опоры 3). Это изначальное 
разумное «я», как и предыдущие две точки опоры, очень эгоцентрично и 
нарциссично. Но в точке опоры 4 личность меняет эгоцентрическое (или связанное 
с «я») мировоззрение на социоцентрическое (или связанное с группой). Здесь 
сознание человека уже преодолевает свои индивидуальные аспекты. Само понимание 
и сама ваша личность теперь основывается на культурных ролях, коллективных 
личностях и общих ценностях. Это больше не телесная личность, это ролевая 
личность.
     Таким образом, когда вы говорите: я отец, я мать, я муж, я жена, я инженер,
 я учитель, у меня есть конкретная цель, — это уже отождествления, вышедшие за 
уровень тела. Это уже выходит за пределы индивидуального тела и его ощущений, и 
вы попадаете в пространство интерсубъективных ролей, ценностей и целей. 
Большинство из того, что вы называете вашим «я», вообще не является 
эгоцентрическим, это культурные и социальные отождествления. Когда вы ощущаете 
свое «я», вы на самом деле ощущаете круг интерсубъективных интересов и событий, 
и вы не существуете только в границах вашей кожи, вы существуете в этом 
культурном пространстве. Ваша личность децентрирована, трансцендентна и просто 
связана с телом. Не существуя в этом культурном пространстве, вы не можете даже 
подумать о том, кто вы есть, и этот круг уже выходит за пределы границ вашей 
кожи!
     На рациональном уровне точки опоры 5 ваша личность еще раз децентрируется 
или расширяется, преодолевая любые этноцентрические или социоцентрические черты 
своего мировоззрения, и обретает вместо этого постконвенциональное или 
космополитическое сознание. Вы начинаете отождествляться с глобальной 
перспективой. Осознание себя только этноцентричным человеком причиняет вам боль.
 Вас смущают этноцентричные разговоры. Вы снова децентрируетесь, преодолеваете. 
Ваша подлинная личность проходит через стадию космополитизма и существует в 
пространстве глобального понимания, находит свою идентичность в круге всех 
людей.
     Отсюда остается только маленький шаг до фактического опыта вашей подлинной 
личности, до отождествления не только со всеми людьми, но и со всеми живыми 
существами. Глобальное, или космополитичное, понимание просто снимает с себя 
еще один слой одежд, сбрасывает свои антропоцентрические предубеждения и 
ощущает себя единым со всеми разумными существами. Так у вас возникает ощущение 
Души Мира.
     От космополитизма до Мировой Души, таким образом, всего лишь маленький шаг,
 если принимать во внимание то, что уже произошло за период развития 
сознательной личности. Это простое и естественное продолжение эволюционного 
процесса, отождествление и включение в себя, развитие и преодоление. Каждое 
новое явление — децентрирование, преодоление, которое обнаруживает, что все 
большая часть «внешнего» мира является «внутренним», или частью нашего 
собственного существа.
     Однажды утром молекулы проснулись и обнаружили, что атомы стали частью их 
собственного существа. И клетки также проснулись однажды утром, чтобы понять, 
что молекулы действительно вошли в них и стали частью их собственного 
внутреннего мира. Вы также могли бы пробудиться однажды утром и понять, что 
природа является частью вашего существа, что она буквально находится внутри вас.
 Вы — не часть природы, природа — часть вас. И именно по этой причине вы 
относитесь к природе так же, как относитесь к своим легким или своим почкам. 
Спонтанная экологическая этика исходит из самого вашего сердца, и вы уже 
никогда не сможете снова смотреть на реку, лист, оленя, малиновку так, как 
смотрели раньше.
     Пока у вас нет такого опыта, это будет казаться очень сверхъестественным и 
далеким. Вы могли бы спросить об этом астронавтов с «Аполлона».
     В: Значит, это действительно естественное движение вперед.
     КУ: Да, очень естественное. Как я уже говорил, это выглядит как 
радикальный разрыв — от кентавра к миру — потому что мы склонны думать об 
индивидуальном кентавре, будто он связан только с телесным пониманием. Но 
единственная стадия, на которой сознание действительно связано с телом, — точка 
опоры 2. Каждая последующая стадия уже довольно далеко выходит за пределы 
простой физической личности!
     Из попыток определить это трансперсональное понимание как однофазный 
переход от «заключенного в оболочку из кожи эго» к Мировой Душе не вышло ничего,
 кроме неприятностей. Этот процесс не может быть одноступенчатым, в нем по 
крайней мере семь шагов! Существует по крайней мере семь точек опоры, семь 
важных изменений парадигмы, которые приводят вас к осознанию присутствия Души 
Мира!
    
    
    Глубинная экология и экофеминизм
    
     В: Представители глубинной экологии уделяют большое внимание этому 
Эко-ноэтическому «Я» и считают его очень важным.
     КУ: Да, и в очень большой степени я являюсь почитателем их работ. Они 
несут важное для современного мира послание: мы должны понять, что наше «я» 
может вместить в себя всю природу и относиться к ней с тем же благоговением, с 
каким мы относимся к собственному существу.
     Но именно здесь начинаются неприятности: они берут опыт Эко-ноэтического 
«Я», Мировой Души, и сводят его к правому нижнему сектору, к «великой сети» — 
эмпирическому правостороннему холизму, функциональному соответствию, что 
полностью разрушает левостороннее измерение. Эти теоретики сводят Космос к 
монологической карте социальной системы, которую они обычно называют Геей, 
поверхностной карте, которая игнорирует шесть или семь глубоких внутренних 
трансформаций. Это приводит их к тому, что они даже ставят такую глобальную 
систему выше всего остального.
     Следовательно, верно и противоположное, и благородная интуиция 
Эко-ноэтического «Я» сводится к «великой сети поверхности». Но это как раз и не 
является опытом Эко-ноэтического «Я». В опыте природной мистики вы не ощущаете 
себя узлом в этой сети. Вы ощущаете себя всей сетью. Вы делаете то, чего не 
делает ни одна сеть — вы избегаете «привязанности» к сети, преодолеваете ее и 
становитесь единым со всем миром. Вы более не являетесь только узлом, или 
закрепленным за вами местом.
     Поэтому объяснение этого опыта в терминах «сети жизни» — это просто плохой 
способ его интерпретации. Экомаскулинисты предпочитают понятия теории систем, 
экофеминисты обычно отказываются от этой теории, так как считают ее слишком 
маскулинной. Вместо нее они выбирают эко-сентиментализм и понятия об отношениях,
 но обе эти теории одинаково укоренены в монологической индустриальной 
парадигме.
     И если вы принимаете эту поверхностную парадигму, то вы начинаете считать, 
что единственный способ изменить мир — это убедить всех остальных людей 
согласиться с вашей картой, забывая о том, что картографу необходимо пройти еще 
шесть или семь главных стадий для того, чтобы добраться до состояния, в котором 
это согласие будет естественным.
     В: То же самое верно и относительно мультикультуралистов.
     КУ: Да, и мультикультуралисты, и глубинные экологи забывают, что только 
преодоление может привести вас к этому возвышенному состоянию. Они не только 
опрометчиво отказываются от преодоления (которое является подлинным путем!), но 
и разрушают все эти стадии своим представлением об «одношаговой» трансформации: 
согласитесь с моей картой Геи, и вы будете спасены. И поэтому 
мультикультуралисты становятся очень нетерпимыми, утверждая, что все потоки 
сети одинаково важны, но отрицая те потоки, которые с ними не согласны.
     Вместо этого мы должны принимать во внимание внутренние измерения — мы 
должны учитывать не только правосторонние области, но и левосторонние. Мы 
должны учитывать лингвистический и культурный фон, методы интерпретации, 
множество стадий эволюции сознания, стадии морального развития и 
децентрирования, условия истинности для объективного мира, правды и социальной 
справедливости, холархию степеней глубины, иерархию развивающихся 
отождествлений личности и методы преодоления. Все эти феномены левостороннего 
измерения отсутствуют на правосторонней и монологической карте Геи!
     И именно по этой причине вы не найдете ни одного достойного обсуждения 
любого из этих фактов в книгах по глубинной экологии, экофеминизму или 
экофилософии. Но без этих фактов вы никогда не сможете построить Новый мир, 
потому что вы не будете знать, как посадить людей в лодку и указать им 
правильный путь.
     В: Значит, опыт Эко-ноэтического «Я» может быть абсолютно подлинным, но 
затем он объясняется или интерпретируется неадекватно?
     КУ: Да, я думаю, что это так. И мы хотим спасти глубокую интуицию 
Эко-ноэтического «Я» и сообщество всех живых существ, предоставив возможность 
для более адекватной интерпретации, основанной на всех четырех секторах Космоса 
и не сводящей все секторы к нижнему правому сектору, или «Гее». Продвижение 
этой редукционистской карты «новой парадигмы» в качестве главного принципа 
изменений просто отклоняет внимание людей от левосторонних измерений, в которых 
и происходит подлинное преобразование.
     В: Так смысл ваших слов в том, что необходимо помнить о левостороннем 
пути!
     КУ: Да, именно так. Мы не хотим быть пойманными холистической картой 
поверхности. Как мы уже видели, холистическая карта поверхности — 
фундаментальная парадигма Просвещения. Это тонкий редукционизм. Он сводит левую 
сторону к правой. Он сводит все «я» и «мы» к соответствующим формам «этого»; 
разрушает все внутренние глубины и преобразует их во внешние пространства; 
сводит все ценности к функциональной пригодности; редуцирует все 
транслогические и все диалогические феномены к монологическим.
     Теми или иными способами, большинство теоретиков экофилософии полностью 
связаны с парадигмой Просвещения. Я знаю, что они говорят, будто у них есть 
радикально новая парадигма, но, на самом деле, ей уже два или три столетия. Она 
не работала тогда, она не будет работать и теперь. Эти «эко-холистические» 
подходы в течение нескольких столетий обещали новое преобразование, но они 
никогда не выполняли своего обещания. Это, наверное, самая длинная прелюдия к 
трансформации в истории.
     Возможно, некоторые из них действительно обладают подлинной интуицией 
Эко-ноэтического «Я». Но они склонны сводить все к поверхности и говорить об 
эволюции и экологии в терминах монологической правосторонней концепции. Это не 
способствует глобальному научному преобразованию, а скорее поощряет возврат к 
племенной культуре и регрессию фрагментов сознания на более низкие уровни. И 
поэтому эти подходы часто оказываются вовсе доконвенциональными, что тайно 
поощряет укрепление эгоцентрического сознания.
    
    
    Энграмма и основной скелет
    
     В: Я хочу возвратиться к этому, когда мы будем обсуждать поверхность и 
религию Геи (см. 3 часть). Но мы говорили об Эко-ноэтическом «Я» и вы сказали, 
что это одна из форм данного психического уровня развития сознания. Каковы же 
другие?
     КУ: Все события экстрасенсорного уровня имеют одну общую черту: одной 
ногой они находятся в обычном, личном мире, а другой ногой — в 
трансперсональном мире. Поэтому, насколько бы эти различные экстрасенсорные 
явления не отличались друг от друга, они действительно обладают определенной 
общей глубинной структурой: начинающееся преодоление обыденной реальности, 
преодоление обычных представлений о теле, разуме и культуре.
     К событиям экстросенсорного уровня могут быть отнесены некоторые явления, 
связанные с медитативными состояниями начального уровня; шаманские видения и 
путешествия; пробуждение энергии Кундалини (и раскрытие целой экстрасенсорной 
анатомии тонких каналов, энергий и сущностей); поглощающее личность ощущение 
сверхъестественного; спонтанные духовные пробуждения; переживание глубоких 
травм прошлого, в том числе родовой травмы; отождествление с различными 
природными проявлениями — растениями, животными — до отождествления со всей 
природой (космическое сознание, природная мистика и Мировая Душа).
     В: Откуда вы знаете, что эти явления действительно существуют?
     КУ: Когда наблюдающее «Я» начинает преодолевать состояние кентавра, 
появляются более глубокие или более высокие измерения сознания, и на их основе 
возникает новое мировоззрение, или жизненное пространство. Все пункты в этом 
списке — объекты, которые могут быть непосредственно восприняты в этом новом 
экстрасенсорном мире. Они настолько же реальны в экстрасенсорном жизненном 
пространстве, насколько камни реальны в сенсорно-двигательном мире, а понятия — 
в жизненном мире сознания.
     Если сознание пробуждается или развивается до этого уровня, вы просто 
начинаете чувствовать эти новые объекты так же легко, как вы воспринимаете 
песок в сенсорном мире или образы в мире предметного сознания. Они просто даны 
сознанию, они просто воспринимаются им, и вы не должны тратить время на попытку 
выяснить, подлинно реальны они или нет.
     Конечно, если ваше экстрасенсорное сознание не пробуждено, тогда вы не 
сможете видеть ничего из этого, так же как камень не может увидеть образы 
сознания. И вы, вероятно, будете говорить неприятные вещи о тех людях, которые 
действительно видят их.
     В: Значит, экстрасенсорный уровень — просто некое место, жизненное 
пространство, в пределах которого могут происходить множество различных новых 
явлений?
     КУ: Это верно для любого жизненного пространства. Эти основные структуры 
сознания, которое я выделяю, от самого низкого до самого высокого уровня, на 
самом деле, являются только скелетом очень богатой и сложной действительности. 
И для того, чтобы одеть этот скелет плотью деталей, необходимо провести большую 
и важную работу как в нижних, так и в более высоких областях.
     Возьмите, например, работу Говарда Гарднера о множественности мышления. Ее 
основная идея в том, что развитие предполагает не какую-то одну способность, а 
наличие множества относительно независимых способностей (от музыкальных и 
артистических до математических и спортивных, и так далее), и я считаю, что она 
вполне справедлива. Мы также можем представить себе глубину этих связанных с 
развитием способностей. Они будут совпадать с теми самыми основными структурами 
развития сознания, но это относительно отдельные качества, которые развиваются 
в соответствии со своей собственной логикой. Ни одна из них не подавляется, и я 
очень поддерживаю этот подход.
     Если вы посмотрите на рисунок 9—1, то вы увидите, что каждая из основных 
структур имеет свое продолжение в виде кривой линии развития. Поэтому то, что 
сенсорно-двигательное познание, например, названо уровнем 1, вовсе не означает, 
что развитие этого уровня останавливается с переходом на уровень 2. Напротив, 
поскольку сенсорно-двигательное измерение включено в более высокие этапы 
развития, со временем у человека могут появляться некоторые новые чрезвычайно 
сложные сенсорно-двигательные способности. Тезис о «психических факторах 
спортивных состязаний», например, сегодня признан почти всеми. Как на основании 
документов и исследований показал Майкл Мерфи, многие великие спортсмены и 
балерины во время демонстрации входят в очень глубокие экстрасенсорные 
состояния, и это позволяет им совершать почти невероятные действия.
     В: Как различные типы личности соответствуют уровням развития сознания?
     КУ: Большинство типов личности и характеров могут и действительно 
встречаются на всех уровнях сознания (кроме самых низших). Самые простые и 
самые известные типы личности, вероятно, это интроверт и экстраверт. Это не 
уровни сознания, это типы, которые сохраняются на каждом уровне. Так что вы 
можете быть, например, на уровне 4 и быть интровертом или экстравертом.
     В: А что насчет энграммы?
     КУ: Это то же самое. Энграмма делит личности на девять основных типов. Эти 
девять типов — не уровни сознания. Это типы индивидуальности, которые 
существуют на всех уровнях сознания. Так что у нас есть девять типов личности 
на каждом из приблизительно девяти главных уровней сознания — и после этого вы 
можете начать понимать, как выглядит модель действительно многомерного и 
полного спектра сознания.
     Когда личность начинает расти и развиваться на первых трех точках опоры, 
она обычно задерживается на одном из девяти типов энграммы, предпочтения в 
значительной степени зависят от главного защитного механизма эго на тот период, 
а также от врожденных особенностей человека. Этот тип сохраняется и доминирует 
над сознанием примерно до точки опоры 7, или до начала трансперсональной стадии,
 где он начинает преобразовываться в мудрость или во внутреннюю сущность 
человека.
     В: И что же это означает?
     КУ: Эта идея основана на одном из центральных тантрических представлений, 
которое можно найти во многих учениях от суфизма и до буддизма: если вы входите 
в более низкое или даже травматическое состояние с ясным сознанием, тогда это 
состояние преобразуется в соответствующую мудрость. Так, если вы с пониманием 
погружаетесь в страсть, вы найдете в ней сострадание. Если вы с пониманием 
погружаетесь в гнев, то вы найдете ясность. И так далее. Традиции по-разному 
понимают эти преобразования, но вы можете увидеть в этих представлениях общий 
смысл, который, как я думаю, весьма точен. Также и во время развития типы 
энграмм начинают преобразовываться в соответствующую им сущность или мудрость.
     Энграмма не полностью покрывает тонкое измерение и вообще не захватывает 
причинное. Но она действительно содержит в себе эту начальную трансперсональную 
мудрость, и поэтому она может быть очень мощным инструментом в хороших руках. 
Сами энграммы были в значительной степени созданы Оскаром Ишазо. Элен Палмер 
много работала над ними, а Дон Рисо недавно начал использовать различные типы 
энграмм вместе со спектром сознания, что я, конечно же, поддерживаю. «Алмазный 
метод» Хамида Али связан с энеаграммами и суфизмом, но добавляет в это учение 
свои собственные полезные инструменты и интересные точки зрения.
     Непосредственно сейчас энграммы популяризируются в Америке и используются 
как прототип новой психологической настольной игры «Хочешь найти свое «я»? 
Выбери число!», хотя этот проект является очень неудачным.
     В: Значит, типы и уровни описывают горизонтальное и вертикальное измерения 
и одинаково важны?
     КУ: Да. Для более высоких уровней я мог бы привести пример подхода к 
шаманизму Роджера Уолша. Уолш принимает основные высшие уровни — 
экстрасенсорный/тонкий, причинный и недуальный, и он использует их как 
вертикальный масштаб. Затем он добавляет очень сложный горизонтальный масштаб, 
анализируя для этого дюжину переменных на каждом из этих уровней, таких как 
легкость контроля, пробуждения, эмоции или способность концентрироваться. Он, 
таким образом, выстраивает многомерную сеть для анализа трансперсональных 
состояний, и эта сеть очень сильно расширяет наше знание в данной области.
     Итак, все это были примеры того, как одеть плотью деталей основной скелет, 
о котором я говорил. И тот факт, что мы сосредотачиваем свое внимание только на 
развитии этого скелета, не означает, что другие аспекты, о которых сейчас шла 
речь, не так важны.
    
    
    Точка опоры 8: тонкий уровень
    
     В: Так как продолжается эта общая эволюция от экстрасенсорного уровня к 
тонкому?
     КУ: Когда мы говорим о «тонком» уровне, мы просто имеем в виду процессы, 
которые являются более тонкими, чем обычное, бодрствующее массовое сознание. К 
ним относятся внутренний свет и звуки, архетипы и образы, очень тонкие потоки 
благословения и познания (шабд, нада), длительные эмоциональные состояния любви 
и сострадания, а также тонкие патологические состояния, которые можно назвать 
только космическим ужасом, злом и страхом. Как всегда, так как наше развитие 
диалектично, этот тонкий уровень — вовсе не рай на тропическом океанском берегу.

     Этот общий тип мистики мы называем мистикой божественного, потому что на 
этом уровне пробуждается наша собственная Архетипическая Форма: союз с Богом 
или Богиней, единение с сагана Брахманом, состояние савикальпа самадхи, и так 
далее. Это единение или слияние с Божественным — союз с Богом, как бы он ни 
назывался, — является началом или фазой отождествления точки опоры 8.
     Это уже не только природная мистика, не только союз с естественным миром 
природы, который буддисты называют Нирманакая, но более глубокое единение с 
тонкими измерениями Самбхогакаи, внутреннего тела благословения или тела 
трансформации, которое преодолевает и включает в себя область естественного, но 
не ограничено ей. Мистика природы уступает место мистике божественного.
     В: Действительно ли любой из этих более высоких уровней уже существует во 
всех людях до своего проявления? Они лежат где-то внутри и ждут возможности 
проявиться?
     КУ: Они существуют, но в не полностью сформированном виде. Глубинные 
структуры этих более высоких уровней как возможности присутствуют во всех людях,
 насколько мы можем сказать. Когда эти глубинные возможности развиваются, 
создаются их действительные поверхностные структуры, они формуются всеми 
четырьмя секторами. Таким образом, поверхностные структуры создаются и 
формуются через намерение, поведенческие, культурные, и социальные модели.
     Классический пример этого уровня — человек испытывает опыт интенсивного 
внутреннего света, относящегося к уровню тонких ощущений (возможно, в опыте 
клинической смерти). Христианин мог бы видеть свет в образе Христа, ангела или 
святого, буддист мог бы видеть его как самбхогакаю, или тело счастья Будды, 
последователь Юнга мог бы видеть его как архетипический опыт высшего «Я», и так 
далее. Как мы уже говорили, любая глубина должна интерпретироваться, и 
интерпретации не возможны без целого набора второстепенных контекстов, 
предоставляющих сознанию многие инструменты анализа, без которых интерпретация 
не возможна. Внутренний индивидуальный фон, культурный фон, а также социальные 
институты одинаково принимают участие в интерпретации этого опыта глубины. Это 
неизбежно.
     Так что эти высшие структуры не похожи на маленькие сундуки с сокровищами, 
похороненные в вашей душе и ждущие, что рано или поздно вы их выкопаете. 
Глубинные структуры даются сразу, а поверхностные структуры — нет, и поэтому 
«я» необходимо прибегать к помощи интерпретации, которая не может совершаться 
без различных контекстов. А эти контексты изначально не существуют в вашей 
душе!
     Но если мы откажемся от этой крайности, это не будет означать, что мы 
совершим противоположную ошибку и впадем в крайний конструктивизм. Изначальная 
реальность этого тонкого опыта внутреннего света не построена культурой 
совершенно произвольно, потому что эти опыты происходят во множестве культур во 
всем мире, и, во многих случаях, когда культурный фон официально отрицает или 
запрещает подобного рода опыт, он время от времени все равно имеет место.
     Итак, тот факт, что этот опыт подвергается интерпретации, вовсе не 
означает, что он является целиком продуктом культуры. Когда вы наблюдаете 
восход солнца, вы также подвергаете интерпретации этот опыт, возможно, 
романтической, возможно, рациональной, но это не означает, что солнце прекратит 
существовать, если ваша культура исчезнет!
     Нет, это онтологически подлинные события. Они действительно существуют. В 
их основе лежат реальные события. Но эти события не существуют в 
сенсорно-двигательном жизненном пространстве, они не существуют также и в 
рациональном мире, они не существуют и в экзистенциальном мире. Поэтому вы не 
можете найти свидетельств, подтверждающих их, ни в одном из этих жизненных 
пространств! Они существуют в тонком мире, и подтверждающие их свидетельства 
можно найти именно там.
    
    
    
    
    
    Юнг и архетипы
    
     В: Вы говорили, что этот тонкий уровень является уровнем архетипов, но я 
знаю, что под «архетипом» имеете в виду нечто другое, нежели архетипы Юнга.
     КУ: Правильно. Это очень сложная тема, и я не думаю, что у нас есть 
достаточно времени, чтобы полностью ее изложить. Архетипы Юнга являются 
основными, коллективно наследуемыми образами или символами, лежащими в основе 
магических и мифических измерений человеческого понимания. Их ни при каких 
условиях не следует путать с феноменами экстрасенсорного и тонкого уровней.
     В: Что такое юнговский архетип?
     КУ: Типичный юнговский архетип — основной наследуемый образ, или форма в 
душе. Эти основные или изначальные образы представляют собой отражение очень 
общего, очень типичного опыта, которому люди подвержены повсюду: опыт рождения, 
материнства, отцовства, тени, мудрого старца, обманщика, эго, анимус и анима 
(мужское и женское начала), и так далее.
     Миллионы миллионов прошлых встреч с этими типичными ситуациями, если можно 
так выразиться, впечатали эти основные образы в коллективную душу человеческого 
рода. Вы можете найти эти основные изначальные образы во всем мире, и особенно 
богатый источник архетипов представляют собой великие мифы со всего мира.
     Так как элементарные формы этих мифических изображений изначально 
вкладываются в каждую индивидуальную душу, затем, когда вы встречаетесь, скажем,
 с вашей матерью, вы относитесь к ней не только как к вашей собственной особой 
матери.   У вас есть архетип, или основной образ, который миллионы лет 
материнской заботы отпечатали в вашей душе. Так что вы общаетесь не только с 
вашей матерью, вы взаимодействуете с мировой Матерью, с Великой Матерью, и этот 
архетипический образ может поэтому оказывать на вас такое воздействие, которое 
совершенно не связано с тем, что ваша настоящая мать делает, или, возможно, не 
делает по отношению к вам.
     Поэтому в классическом юнговском психоанализе вы должны анализировать и 
интерпретировать не только ваше собственное индивидуальное бессознательное, или 
определенные события, которые случились с вами в вашей собственной жизни, с 
вашими собственными родителями, с вашей собственной тенью, и так далее. Вы 
также должны анализировать и интерпретировать коллективный уровень, состоящий 
из архетипического материала.
     Предположим, по каким-то причинам у вас активизирован архетип Пожирающей 
Матери — например, из-за тяжелой родовой травмы. Возможно, ваша настоящая мать 
любит вас и достаточно к вам внимательна. И все же вы напуганы тем, что вы 
можете быть полностью захвачены этими отношениями, поглощены эмоциональной 
близостью, разорваны личной близостью. Вашим восприятием управляет не образ 
вашей настоящей матери, а архетип. И эта энергия особенно сильно проявляется в 
снах: возможно, большой черный паук пытается вас съесть.
     Поэтому наиболее правильное, что вы могли бы сделать при анализе этого 
коллективного уровня архетипов, — это заняться исследованием великой мировой 
мифологии, потому что мифы являются хранилищем более ранних типичных (и поэтому 
архетипичных) событий, включая те, которые относятся к матери вообще. Другими 
словами, это даст вам фон для интерпретации этих изначальных образов, и поэтому 
вы будете в состоянии более искренне и правдиво раскрыть суть этих образов, а 
значит, более ясно интерпретировать свою глубину. Вы будете в состоянии 
отдалиться от их удушающей власти над вашим сознанием, а затем сможете сделать 
их частью вашей повседневной жизни. Таким образом, вы обойдетесь без помощи 
психоаналитика.
     В: Значит, архетипы Юнга являются собранием основных, коллективных, 
типичных событий, характерных для всего человеческого рода?
     КУ: Да, в целом это так. И на этом уровне я полностью согласен с 
юнговскими архетипами. Я почти полностью согласен с большинством положений 
теории Юнга, и в этом определенном отношении я считаю себя последователем его 
учения.
     Но важный момент заключается в том, что коллективное бессознательное не 
обязательно трансперсонально. Большинство юнговских архетипов, как я уже 
говорил, являются просто архаичными образами, лежащими в основе магических и 
мифических представлений. Они характеризуют переход сознания между уровнями 
точек опоры 2, 3 и 4. В них нет ничего трансрационального или 
трансперсонального. Важно понять, что такое эти «архетипы», чтобы 
дифференцироваться от них и интегрировать их в свое существо (преодоление и 
включение), но сами они не являются источником трансперсонального или подлинно 
духовного понимания. На самом деле они главным образом представляют собой 
регрессивные токи в понимании, ведущие в сторону от более высокого уровня 
развития к тому, что должно быть преодолено, а не просто включено.
     Суть в следующем: только потому, что нечто является коллективным, оно не 
обязательно будет трансперсональным. Существуют коллективные доличностные 
структуры (магический и мифический уровни), коллективные личные структуры 
(рациональный и экзистенциальный уровни), и коллективные надличностные 
структуры (экстрасенсорный и тонкий уровни). «Коллективный» просто означает, 
что данная структура присутствует повсеместно, как способность чувствовать, 
воспринимать, испытывать импульсы, эмоции, и так далее. Это не обязательно 
трансперсональный уровень; он может быть просто коллективным или общим.
     В: Ну а как насчет очень популярных книг, таких как работы Джин Болен 
«Богиня в каждой женщине» и «Бог в каждом мужчине»? Они, безусловно, основаны 
на мифологических мотивах или архетипах, и все-таки это духовная литература, не 
так ли?
     КУ: В зависимости от того, что вы называете «духовным». Если вы имеете в 
виду трансперсональный уровень, то нет, я не думаю, что эти книги посвящены 
надличностному опыту. Мне нравятся эти книги, но в них есть лишь совсем немного 
действительно трансперсонального или подлинно духовного опыта. В этих книгах 
представлен замечательный обзор всех «архетипических» богов и богинь, которые 
унаследованы как мужчинами, так и женщинами, от постоянной и терпеливой Гестии 
до сексуальной и чувственной Афродиты и сильной и независимой Артемиды. Но эти 
боги и богини не являются трансперсональными способами понимания или подлинным 
мистическим светом, они есть просто собрание типичных и повседневных образов 
«я» и личных ролей, доступных мужчинам и женщинам. Это просто понятия (точка 
опоры 3) и роли нашего «я» (точка опоры 4), которые представляют общие и 
типичные черты характера, разделяемые большинством мужчин и женщин во всем мире.

     И эти мифические роли очень полезны вот в каком смысле: возможно, как 
женщина, вы не знаете о вашей собственной способности быть сильной и 
независимой. Возможно, вы должны наладить более тесный контакт с Артемидой в 
вас. Читая различные мифы и истории об Артемиде, вы можете легко получить 
доступ к этому уровню архетипов в вашей собственной душе и, таким образом, 
заставить эти способности проявиться в вашей собственной жизни. Это потрясающий 
опыт.
     Но он никак не связан с трансперсональным. Это просто мифическая роль, 
персона, тип отношений эго. Это не уровень транс-эго. Коллективный архетип не 
принадлежит к области трансперсонального. Отчасти, массовая духовная анемия в 
стране вызвана тем, что столь прозаический опыт, как вхождение в контакт с 
сильным эго Артемиды, находящимся в коллективном бессознательном человека, 
называют трансперсональным или духовным. На самом деле, это довольно грустно.
     В: Так есть хотя бы какие-то юнговские архетипы, которые были бы 
трансперсональными или трансрациональными?
     КУ: Большинство юнговских архетипов представляют собой мифические образы и 
являются доличностными или, по крайней мере, дорациональными (магический и 
мифический уровни). Некоторые юнговские архетипы относятся к личной стадии (эго,
 персона), и лишь немногие из них неопределенно трансперсональны (мудрый старец,
 высшее «Я», мандала). Но и эти «трансперсональные» архетипы довольно блеклы по 
сравнению с тем, что нам действительно известно о надличностных уровнях.
     В качестве одного из примеров можно взять восемнадцать стадий подлинно 
трансперсонального роста, выделенных в традиции тибетского буддизма Махамудра. 
Они представляют собой очень детальные описания стадий развития высшего уровня 
трансперсонального понимания. И ни одна из этих стадий не имеет отношения ни к 
одному из классических мифов мира. Вы не найдете этих стадий в мифах о Зевсе, 
Гекторе или Красной шапочке.
     Причина этого в том, что эти восемнадцать стадий развития сознания, на 
самом деле, описывают очень редкий, нетипичный, необычный, трансперсональный 
опыт перехода через экстрасенсорные, тонкие и причинные области. Они не 
описывают коллективное, а также не возникают на основе, типичного, массового и 
повседневного опыта, и поэтому эти стадии нельзя найти в архаичных, магических 
и мифических структурах, а следовательно, нельзя обнаружить ни в одной 
всемирной архетипической мифологии. Гера, Деметра, Златовласка, Артемида, 
Персефона, Ганзель и Гретель никогда не достигали таких уровней! И поэтому Вы 
никогда не найдете этих более высоких стадий у Роберта Бло, Джеймса Хиллмана, 
Эдварда Эдингера, Марии-Луизы фон Франц, Уолтера Одаджника или любого 
последователя и продолжателя теории Юнга.
     В: Это вызвало много путаницы в религиозных исследованиях, потому что в 
течение долгого времени Юнг был единственным авторитетом в этой области. Если 
вы интересовались психологией и духовностью, то вы были последователем Юнга.
     КУ: В значительной степени это так. Юнговские мифические архетипы 
достаточно реальны, и они очень важны, как я уже сказал. Но Юнг последовательно 
терпел неудачи в том, чтобы тщательно разделить доличностные, личностные и 
надличностные компоненты своих архетипов, и так как все три уровня, по его 
мнению, бессознательно наследуются человеком, то постоянно возникала путаница 
между коллективным («архетипическим») и трансперсонапьным, духовным и 
мистическим.
     И именно поэтому последователи Юнга сегодня поддерживают очень 
регрессивные течения в психологии. Сознание просто разделено на две больших 
области: личную и коллективную. И тенденция заключается в том, чтобы брать 
любой коллективный феномен и называть его духовным, мистическим, 
трансперсональным, тогда как большинство из таких явлений относятся к доличным, 
дорациональным, доконвенциональным и регрессивным стадиям.
     Поэтому некоторые очень популярные теоретики, уставшие от границ 
постконвенциональных, космополитичных и рациональных точек зрения, рекомендуют 
регрессивный откат в эгоцентрическое, жизненно-импульсивное, полиморфное, 
призрачно-эмоциональное состояние. Другими словами, они рекомендуют точку опоры 
2. Они называют эту точку опоры 2 «душой». Они хотели бы, чтобы мы жили на этом 
уровне. Но это весьма болезненно. Бесполезно искать Дух как раз на тех уровнях, 
которые не просто не преодолевают эго, но вообще мешают его появлению.
     В: Так что же такое «подлинные» архетипы?
     КУ: Для всех традиций, начиная с неоплатоников на Западе и заканчивая 
Ведантой и Махаяной на Востоке, «подлинные» архетипы — это тонкие семена-формы, 
от которых зависят все явления. В глубоких состояниях умозрительного созерцания 
каждый начинает понимать, что весь Космос появляется прямо из Пустоты, из 
изначальной Чистоты, из ниргуна Брахман, из Дхармакаи, и первые Формы, которые 
появляются из этой Пустоты, — это основные Формы, от которых все последующие 
формы зависят в своем существовании.
     Эти Формы и есть подлинные архетипы, что в переводе означает «изначальные 
модели» или «первичные формы». Существует Свет, бледными тенями которого 
являются все остальные огни, существует Счастье, несовершенными копиями 
которого являются все менее значительные радости, существует Сознание, простыми 
отражениями которого являются все отдельные сознания, существует изначальный 
Звук, тихим эхом которого являются все остальные звуки. Это и есть подлинные 
архетипы.
     Когда мы находим такие утверждения у Плотина, Асанги, Гараб Дорже, 
Абхинавагупты или Шанкары, мы уверены, что это не просто теоретические догадки 
или метафизические постулаты. Это непосредственные, основанные на опыте 
откровения, напрямую идущие из тонкого измерения действительности. Хотя они 
интерпретируются в соответствии с культурными фонами этих философов, они 
исходят из этой глубинной онтологической реальности, этого тонкого жизненного 
пространства.
     И если вы хотите знать, о чем на самом деле говорят эти мыслители, тогда 
вы должны изучить практику, методы или парадигму развития сознания и 
самостоятельно принять участие в эксперименте. Эти архетипы, истинные архетипы, 
постигаются в ходе медитации, и вы не сможете понять их, не осуществив 
эксперимента. Это не образы, существующие в мифическом пространстве, это не 
философские понятия, существующие в рациональном мире; это медитативный опыт, 
существующий в тонком жизненном опыте.
     Только этот эксперимент раскроет архетипические данные, а затем вы сможете 
сами проинтерпретировать их значение. И, согласно самым общепринятым 
интерпретациям, вы увидите перед собой изначальные канонические формы и 
основания всего мира явлений. Вы будете смотреть прямо в Лицо Божественного. 
Как сказал Эмерсон, пусть входящие сюда снимут обувь, потому что здесь 
начинается мир внутреннего Бога, живущего в каждом из нас.

Глава 13


    Царство сверхсознания: часть 2
     
     В: Вы сказали, что при помощи архетипов можно взглянуть в Лицо 
Божественному, соприкоснуться с первичными Формами Божественного. Самые 
современные исследователи считают все это, в лучшем случае, «простой 
метафизикой», данные которой не могут быть проверены.
     КУ: Во-первых, вы сами должны выполнить этот эксперимент и самостоятельно 
оценить полученные данные. Тогда вы сможете их проинтерпретировать. Если вы не 
осуществите этот эксперимент, не выполните необходимой медитации или не войдете 
в нужную парадигму, тогда вы не будете обладать данными, необходимыми для 
интерпретации.
     Если вы возьмете человека с магическим или мифическим мировоззрением и 
попробуете объяснить ему, что сумма квадратов катетов прямоугольного 
треугольника равна квадрату гипотенузы, то вы не добьетесь значительного успеха.
 То, что вы делаете, не имеет места в эмпирическом мире. Катет и гипотенуза не 
являются объектами жизненного пространства данных уровней. И все же вы были бы 
правы. Вы провели вычисления в вашем собственном сознании, и ваши 
математические результаты могут быть проверены всеми теми, кто сможет повторить 
тот же самый эксперимент. Это очень общее, очень легко передаваемое и очень 
понятное знание: результаты этого опыта существуют в рациональном жизненном 
мире и могут быть легко проверены каждым, кто научится делать этот эксперимент.
     То же самое верно и в отношении любых других внутренних экспериментов в 
сознании, из которых медитация является одним из самых старых, наиболее 
проверенным и наиболее часто воспроизводимым. Если вы не имеете достаточной 
подготовки, чтобы осуществить данный эксперимент, пожалуйста, не высмеивайте 
тех, кто может это выполнить.
     И, безусловно, самая общераспространенная интерпретация тех, кто видел эти 
данные, такова: вы находитесь лицом к лицу с Божественным.
    
    
    Точка опоры 9: причинный уровень
    
     В: Вы упоминали о том, что эти тонкие Формы или архетипы появляются 
непосредственно из Пустоты, из причинного уровня, который является следующей 
стадией, точкой опоры 9.
     КУ: Когда, в качестве определенной медитации, вы стремитесь познать 
наблюдающее «Я», Свидетеля, до самого его источника в чистой Пустоте, тогда в 
сознании вообще не возникает никаких объектов. Это отдельное, осознаваемое 
состояние сознания, а именно, полное угасание (санскрит) или прекращение, в 
разных традициях известное как нирвикальпа самадхи, джнана самадхи, айин, 
забвение, нирод, классическая нирвана.
     Это причинное, отдельное состояние, которое часто уподобляется состоянию 
глубокого сна, лишенного сновидений, за исключением того, что это состояние — 
не просто пустота, а скорее совершенная полнота. И это состояние воспринимается 
именно так — как бесконечное растворение в полноте Бытия, которое настолько 
полно, что никакое явление не может вместить всей этой полноты. Поскольку оно 
никогда не может быть воспринято как объект, это чистое «Я» есть чистая Пустота.

     В: Это все очень абстрактно. Не могли бы вы быть более конкретны?
     КУ: Вы осознаете себя в этот момент, не так ли?
     В: Я думаю, да.
     КУ: А если я спрошу вас: «Кто вы такой?», вы начнете описывать себя: вы — 
отец или мать, муж или жена, друг; вы адвокат, клерк, преподаватель, менеджер. 
У вас есть свои склонности, вы что-то любите и не любите, вы предпочитаете 
определенную пищу, вы более склонны к определенным импульсам и желаниям, и так 
далее.
     В: Да, я перечислил бы все, что я о себе самом знаю.
     КУ: Вы перечислили бы «все, что вы о себе самом знаете».
     В: Да.
     КУ: Все то, что вы знаете о самом себе, — это объекты вашего сознания. Это 
образы, идеи, понятия, желания или чувства, которые доступны вашему сознанию, 
не так ли? Все это объекты вашего сознания.
     В: Да.
     КУ: Все эти объекты вашего сознания совершенно точно не являются 
наблюдающим «Я». Все то, что вы знаете о самом себе, совершенно точно не 
является вашим подлинным «я». Это не Наблюдатель; это просто вещи, которые 
могут быть им заменены. Все эти объекты, которые вы описываете, когда вы 
«говорите о себе», вообще не являются вашим подлинным «я»! Это только очередные 
объекты, не важно, внутренние или внешние, это не подлинный Созерцатель этих 
объектов, это не ваше подлинное «я». Поэтому, когда вы описываете себя, 
перечисляя все эти и подобные объекты, вы в конечном счете перечисляете все 
свои ошибочные отождествления, всю ложь о себе, все то, чем вы в 
действительности не являетесь.
     Так кто же такой этот подлинный Созерцатель? Кто или что такое это 
наблюдающее «Я»?
     Рамана Махарши назвал этого Свидетеля «Я-Я», потому что он знает об 
индивидуальном «я» человека, или его самости, но самого его нельзя увидеть или 
познать. Так что же такое этот «Я-Я», этот причинный Созерцатель, это чистое 
наблюдающее «Я»?
     Это глубоко внутреннее «Я» созерцает как внешний мир, так и все ваши 
внутренние мысли. Этот Созерцатель видит эго, видит тело и видит естественный 
мир. Все эти феномены выставлены «перед» этим Свидетелем напоказ. Но самого 
Созерцателя нельзя увидеть. Если вы видите что-либо, то это всего лишь еще один 
объект. И эти объекты есть как раз то, чем этот Свидетель не является.
     Поэтому, задавая себе вопрос «Кто я такой? Кто или что есть этот 
Созерцатель, которого никто не может увидеть?», вы постепенно перестаете 
отождествляться со всеми объектами, которые вы видите или можете увидеть.
     «Я», Созерцатель или Свидетель — это не какая-то определенная мысль, 
потому что ее я могу представить как объект. Это не какое-то специфическое 
ощущение, потому что и его я осознаю как объект. Наблюдающее «Я» — это не тело, 
не разум, не эго, так как «Я» может созерцать все это как объекты. Что же 
смотрит на все эти объекты? Что в вас прямо сейчас смотрит на все эти объекты, 
смотрит на природу и ее пейзажи, смотрит на тело и его ощущения, смотрит на 
разум и его мысли? Что смотрит на все это?
     Попробуйте почувствовать свое «я» прямо сейчас, ощутите свое присутствие и 
обратите внимание на то, что это «я» — только другой объект вашего сознания.
     Это даже не реальный предмет, не реальное «я», это только еще один объект 
вашего сознания. Это маленькое «я», и его мысли проходят перед вами точно так 
же, как облака проплывают по небу. И что такое подлинное «я», которое наблюдает 
за всем этим? Наблюдает за всеми вашими маленькими «я»? Кто или что это такое?
     По мере того как вы возвращаетесь обратно в эту чистую Субъективность, к 
этому чистому Наблюдателю, вы перестаете отождествлять его с объектами: вы не 
можете отождествлять его с объектами, потому что это не объект! Это не то, что 
вы можете увидеть. Скорее, когда вы спокойно воспринимаете все на этом уровне 
развития сознания, наблюдаете, как мимо проплывают мысли, впечатления и явления 
природы, вы можете начать замечать, что ваше ощущение в этот момент есть просто 
ощущение свободы, легкости, ощущение не привязанности к любым наблюдаемым 
объектам. Вы ничего не видите, вы просто находитесь в пространстве внутренней 
свободы.
     Перед вашим взором проплывают облака, проплывают ваши мысли, ваши 
физические ощущения, и вы не отождествляетесь ни с одним из них. Вы есть 
открытость, ясность, Пустота, пространство, в котором появляются и уходят все 
эти объекты. Облака приходят и уходят, ощущения приходят и уходят, мысли 
приходят и уходят, и вы не являетесь ни одной из них; вы являетесь этим 
пространством свободы, той Пустотой, той открытостью, в которой все явления 
возникают, остаются ненадолго и уходят.                                
     Поэтому этот чистый Свидетель — не то, что можно увидеть! Попытка увидеть 
Свидетеля или понять его как объект является просто очередной игрой со временем.
 Свидетель не существует в потоке времени; это пространство полной Свободы, в 
котором этот поток возникает. Так что вы не можете схватить его и сказать: «Ага,
 я его вижу!» Вы, скорее, можете увидеть не Наблюдателя, а то, что он видит. 
Когда вы осознаете себя этим высшим «Я», вы можете ощущать только полную 
Пустоту, полную Свободу, или то место, в котором появляются все эти маленькие 
субъекты и объекты. Эти субъекты и объекты определенно могут быть замечены, но 
тот, кто их созерцает, не может быть замечен среди них. Так как тот, кто их 
наблюдает, полностью свободен от них, эта крайняя Свобода не связана с их 
суетой, желаниями, опасениями и надеждами.
     Конечно, мы склонны отождествляться с этими индивидуальными субъектами и 
объектами, и проблема состоит именно в этом! Мы являемся этим пространством 
Свободы, но мы сами отождествляем себя с несвободными и ограниченными объектами 
и субъектами, которые могут быть нами замечены. Все эти маленькие личности 
страдают, и ни одна из них не похожа на нашу подлинную сущность.
     Патанджали дает классическое определение привязанности как «отождествления 
Видящего с объектами созерцания», с маленькими субъектами и объектами. 
Противоположностью ей является пробуждение или осознание Пустоты, из которой 
они все возникают.
     Итак, когда мы являемся этим чистым Свидетелем, мы не воспринимаем этого 
Свидетеля как объект. Что-то, что вы можете увидеть, в любом случае не он. 
Скорее «Я» — это полное отсутствие любых субъектов или объектов, это 
освобождение от всех отождествлений. У того, кто пребывает в состоянии чистого 
Свидетеля, возникает ощущение отсутствия основания или Пустоты, и оно 
«воспринимается» не как объект, но как пространство Свободы, освобождения от 
сковывающих отождествлений с этими маленькими субъектами и объектами, которые 
находятся в потоке времени и разрушаются этим агонизирующим потоком.
     Когда вы достигаете состояния чистого Созерцателя, чистого Свидетеля, вы 
становитесь невидимыми. Вас нельзя заметить. Никакая часть вашего существа не 
может быть замечена, потому что вы больше не объект. Ваше тело можно увидеть, 
ваш разум также можно увидеть, можно посмотреть на окружающую вас природу, но 
вы не являетесь ни одним из этих объектов. Вы есть чистый источник понимания, 
вы не отождествляетесь ни с чем из того, что возникает в вашем сознании. Вы 
присутствуете как чистое сознание.
     Объекты возникают в сознании, они остаются ненадолго и исчезают, они 
приходят и уходят. Они возникают в пространстве, они плывут во времени. Но 
чистый Свидетель не возникает и не исчезает. Он не возникает в пространстве, он 
не движется во времени. Он существует так, как он есть, он вечен, вездесущ и 
неизменен. Он никогда не входит в поток времени, пространства, рождения и 
смерти. Он бесконечен во времени и пространстве, так как является самой чистой 
Пустотой, в которой существуют время и пространство.
     Следовательно, этот чистый Созерцатель находится вне жизни и смерти, вне 
времени и пространства, вне суеты и движения, даже вне самого Большого взрыва. 
Это не означает, что чистое «Я» существовало в какое-то время до Большого 
взрыва, но оно существовало до появления самого времени. Просто оно никогда не 
входило в этот поток. Оно знает о времени и, таким образом, свободно от времени 
— оно совершенно бесконечно. И так как оно бесконечно, оно вечно, что не 
означает постоянство и неизменность во времени, а говорит о свободе от времени 
в целом.
     Оно никогда не рождалось, оно никогда не умрёт. Созерцающее «Я» никогда не 
входит в этот временный поток. Эта полная Свобода — великое Нерожденное, о 
котором Будда сказал: «Есть Нерожденное, еще не созданное и не сотворенное. 
Если бы не было этого Нерожденного, еще не созданного и не сотворенного, то не 
было бы и освобождения от рождения, создания, сотворения». Находиться в этом 
пространстве Свободы — то же самое, что находиться в этом великом Нерожденном, 
в этой полной Пустоте.
     И поскольку оно нерожденное, оно Бессмертно. Ваше «Я» не было создано 
вместе с вашим телом, поэтому оно не погибнет, когда умрет ваше тело. Оно не 
будет продолжать жить после смерти вашего тела, скорее оно вообще никогда не 
входило в поток времени. Оно не будет жить после вашего тела, оно живет и до, и 
после вашего тела, всегда. Наблюдающее «Я» не продолжается во времени вечно, 
оно существует вне потока времени.
     Пространство, время, объекты — все это просто проходит мимо. Но вы 
являетесь Свидетелем, чистым Созерцателем, который сам по себе есть чистая 
Пустота, чистая Свобода, чистая Открытость, великая Пустота, в которой 
возникают все явления, никогда вас не затрагивающие, не соблазняющие, не 
травмирующие и не утешающие.
     И так как существует эта великая Пустота, это великое Нерожденное, вы 
можете действительно получить освобождение от круга рождений и созиданий, от 
страдания, связанного с пространством, временем и объектами, от мира слез, 
называемого сансарой.
     В: Я могу немного почувствовать это, когда вы говорите.
     КУ: Большинство людей могут довольно быстро найти контакт со Свидетелем. 
Жить в этой Свободе — нечто совершенно другое.
     В: Как же этот Свидетель связан с причинным уровнем?
     КУ: Свидетель и есть этот причинный уровень. Он сам по себе является 
чистой Пустотой. И если во время упражнений по йоге вы будете стремиться 
достичь главного источника существования, проникнуть в чистую Субъективность 
этого Наблюдателя, то тогда все объекты и субъекты просто перестанут появляться.
 И этот опыт носит название нирвикальпа, или угасание, состояние, которое 
действительно может быть достигнуто в йоге, особое и отличающееся от других 
состояние (на самом деле, это фаза отождествления точки опоры 9). Здесь мы 
имеем дело с чистой мистикой бесформенного — все объекты, даже Бог как одна из 
воспринимаемых форм, исчезают, поэтому мистика божественного уступает место 
мистике бесформенного.
     Поскольку все возможные объекты еще не возникли, это состояние полной, 
непроявленной и чистой Пустоты. То, что вы действительно «видите» в таком 
состоянии, — это бесконечное ничто: это просто означает, что оно слишком Полно, 
чтобы содержаться в любом объекте, субъекте, образе или звуке. Это чистое 
сознание, чистое понимание, предшествующее любым явлениям: субъектам и объектам,
 феноменам внешнего мира, холонам, вещам, вообще чему-либо.
     Не обязательно искать Свидетеля теми особенными способами, которые 
предусмотрены в йоге. Этот опыт может быть приобретен разными путями, но в 
любом случае он действительно указывает на наше истинное «Я». Именно поэтому 
многие традиции, такие как Йогачары в Буддизме, просто отождествляют Пустоту с 
Сознанием. Свидетель, или само чистое Сознание, — не вещь, не процесс, не 
качество, не сущее, в конечном счете оно не поддается определению, все, что 
можно о нем сказать, — это есть чистая Пустота.
     В: Почему этот уровень называют «причинным»?
     КУ: Поскольку Свидетель является опорой, причиной или творящим основанием 
всех низших измерений. Помните, мы вслед за Уайдхедом говорили о том, что 
высший метафизический принцип — творческое стремление к новому? Творческий 
потенциал — часть основания Вселенной. Так или иначе, посредством некоторого 
чудесного творческого акта появляются новые холоны. Я обычно говорю: «из 
Пустоты», но вы можете называть это начало творческим основанием всего сущего, 
если хотите. Некоторые говорят о Боге или Богине, некоторые о Дао, Брахмане, 
Кетер, Ригпе, Дхармакае, Маат или Ли. Более научно ориентированные люди склонны 
говорить просто о вселенской способности «самопреодоления», как это делает Янч. 
Это прекрасно. Абсолютно не важно, как это назвать. Смысл в том, что появляется 
материя. Удивительно! Чудесно, как бы это ни называли.
     Пустота, творчество, холоны — именно с этого мы начали наш разговор в 
главе 1. Эти холоны возникают как субъект и объект, в единичной и в 
множественной форме, то есть во всех четырех секторах, и они следуют этим 
двадцати принципам, которые являются просто моделями возникновения и эволюции 
всех явлений, возможностями Пустоты, возможностями Дхармакаи, потенциалом 
Божественного. И уже на основе порядка, задаваемого двадцатью принципами, 
продолжается эволюционное развитие всех холонов, возвращающихся к своему 
источнику.
     Этот порядок воплощает творческое движение к большей глубине, более 
мощному сознанию, большему развитию, и эволюционное развитие в конечном счете 
достигает своего собственного бесконечного основания в чистой Пустоте.
     Та же самая Пустота в виде Сознания постоянно присутствовала в жизни как 
внутренняя глубина каждого холона. Со временем эта глубина все больше и больше 
теряла свою форму, пока не потеряла ее полностью. На этом этапе глубина 
становится бесконечностью, время — вечностью, внутреннее пространство — 
пространством вообще, сущность — самим Божественным: основанием, путем и 
осуществлением Пустоты.
    
    
    Недуальный уровень
    
     В: Значит, этот причинный уровень действительно является абсолютным концом 
развития? Правда ли, что это конец времени, конец развития, конец истории? 
Заключительная «точка Омега»?
     КУ: Да, многие традиции считают это состояние полного раскрытия высшим и 
окончательным, а значит, и концом всего развития и эволюции. И это финальное 
состояние отождествляется с полным Просветлением, окончательным освобождением, 
чистой нирваной.
     Но, согласно традиции Недуализма, это еще не «заключительный уровень». 
Потому что в некоторый момент времени, когда вы уже достигли состояния чистого 
Созерцания, смысл того, чтобы быть Свидетелем «здесь», полностью исчезает, и 
Свидетель оказывается всем тем, что он видел. Причинный уровень уступает дорогу 
недуальному, а мистика бесформенного уступает место недуальной мистике. «Форма 
есть Пустота, и Пустота есть Форма».
     Говоря технически, вы перестаете отождествляться даже со Свидетелем, а 
затем объединяете его со всеми явлениями. Другими словами, вторая и третья фазы 
точки опоры 9 приводят нас к точке опоры 10. Она, на самом деле, не является 
отдельной точкой опоры или уровнем, но есть действительность или Таковость всех 
уровней, всех состояний, всех условий.
     И в этом заключается второй и самый глубокий смысл Пустоты: она не 
является особым или отдельным состоянием, она есть реальность всех состояний, 
Сущность всех состояний. Вы переходите от причинного уровня к отсутствию 
дуальности вообще.
     В: Пустота имеет два значения?
     КУ: Да, и это может очень сильно запутывать читателей. С одной стороны, 
как мы только что видели, это отдельное, опознаваемое состояние сознания, а 
именно, полное поглощение индивидуального «я», или угасание (нирвикальпа 
самадхи, айин, джнана самадхи, нирод, классическая нирвана). Это отдельное 
причинное состояние.
     Второе значение таково, что Пустота является не просто специфическим 
состоянием среди прочих состояний, а скорее самой реальностью, Сущностью или 
условием всех состояний. Не определенное состояние среди других, но сама 
действительность или условие всех состояний, высоких или низких, священных или 
светских, обычных или экстраординарных.
     В: Мы уже обсуждали особое, причинное состояние; теперь переходим к 
Недуальному.
     К. У: Да, «опыт» этой лишенной двойственности Реальности подобен опыту 
единения с природой, который мы обсуждали раньше, за исключением того, что 
прежде это единство переживалось с внешней Формой, а теперь мы говорим о 
единении со всеми тонкими Формами в настоящем времени. Говоря словами буддизма, 
это уже не только мистика Нирманакая, или мистика природы, и не только 
Самбхогакая, или тонкая мистика божества, а также не только причинная или 
бесформенная мистика Дхармакая, это Свабхавикакая — объединение всех трех из 
них. Она находится уже за пределами мистики природы, мистики божества, и 
бесформенной мистики, это реальность или Сущность каждого уровня, и, таким 
образом, она объединяет их все в одном месте. Она охватывает полный спектр 
сознания, преодолевает и включает в себя все.
     В: Снова все это кажется довольно далеким. Нет ли более прямого способа 
поговорить о недуальной мистике?
     КУ: Ощущение становления Созерцателем или Свидетелем повсеместно 
связывается с исчезновением «я». Вы не смотрите на небо, вы и есть небо. Вы 
можете почувствовать небо. Оно больше не находится «там». Как сказали бы в Дзэн,
 вы можете выпить океан одним большим глотком, вы можете проглотить весь Космос,
 потому что понимание больше не раздроблено на наблюдающий субъект здесь и 
наблюдаемый объект там. Осталось только чистое созерцание. Сознание и его 
предмет — не две сущности.
     Все продолжает возникать от момента к моменту — весь Космос возникает 
заново секунда за секундой, но нет никого, кто наблюдал бы это, есть только 
возникновение, непосредственный светящийся жест великого совершенства. Чистая 
Пустота Свидетеля оказывается Единством с каждой Формой, которую мы созерцаем, 
и это одно из основных значений «недуальности».
     В: Вы не могли бы сказать еще более определенно?
     КУ: Хорошо, входя в состояние Наблюдателя, вы просто покоитесь в чистом 
сознании — вы не есть объект, который может быть увиден, не природа, не тело, 
не мысль, вы просто есть чистое сознание наблюдения. И в этом состоянии вы 
можете получить определенное «ощущение» — ощущение свободы, легкости, обширного 
пространства. Когда вы находитесь в этом состоянии, вы «ощущаете» Свидетеля как 
обширное пространство. Если вы посмотрите, скажем, на гору, то вы можете 
заметить, что восприятие Свидетеля и восприятие горы — одно и то же восприятие. 
Когда вы «ощущаете» ваше чистое «я» и когда вы «ощущаете» гору, это одно и то 
же чувство.
     Другими словами, реальный мир не дается вам дважды: один раз там, один раз 
здесь. Эта «двойственность» очень точно выражает значение «дуализма». 
Действительность дается нам один раз, непосредственно, у нее одно ощущение, 
один вкус, и она совершенно полно присутствует в этом одном вкусе, она не 
разделяется на наблюдающего и наблюдаемое, на субъект и объект, на отдельные 
фрагменты. Это то единое, которому неизвестно множественное. Вы можете 
почувствовать гору; она имеет тот же самый вкус, что и ваше «Я»; она не «там» и 
не отражается потом в «здесь», поскольку дуальность не присутствует в 
непосредственности реального опыта. Реальный опыт не содержит никакой 
двойственности, до того, как вы его разрежете: подлинный опыт, сама 
действительность не являются «двойственными». Вы остаетесь собой, и гора 
по-прежнему остается горой, но вы и гора являетесь двумя сторонами одного и 
того же опыта, который является в тот момент единственной реальностью.
     Если вы расслабитесь и мысленно погрузитесь в ваш действительный опыт, то 
ощущение отдельности от мира постепенно уйдет; вы не будете больше проходить 
мимо жизни; вы не будете иметь опыт, вы внезапно станете самим опытом. Вы не 
будете находиться «здесь», глядя на объекты «там», здесь и там станут едины, 
так что вы больше не попадете в ловушку « здесь».
     И поэтому вы внезапно перестанете быть «разумом и телом». Неожиданно это 
единство рушится, и теперь ветер дует не на вас, но через вас, внутри вас. Вы 
не смотрите на гору, вы и есть гора, гора ближе к вам, чем собственная кожа. Вы 
есть это, и, следовательно, вас уже нет, есть только этот светящийся экран, 
время от времени озаряющийся вспышками света. Отдельное «я» уже нигде не найти.
     Все ощущения «веса» пропадают, потому что не вы находитесь в Космосе, а 
Космос находится в вас, и вы становитесь чистой Пустотой. Вся Вселенная — 
прозрачное мерцание Божественного, исконной Чистоты. Но Божественное не 
присутствует где-то в другом месте, оно все в этом сиянии. Оно самоочевидно. У 
него только Один Вкус. Оно все здесь, и нигде еще.
     В: Субъект и объект — это не дуальность?
     КУ: Вы знаете дзэнский коан: «Что такое звук хлопка одной ладонью?» 
Конечно, обычно нам нужны две ладони, чтобы хлопнуть, и это структура нашего 
типичного опыта. Мы чувствуем себя самостоятельным субъектом, находящимся здесь,
 а мир воспринимаем как объект, находящийся «там». У нас есть эти «две ладони» 
опыта, субъект и объект. И типичный опыт призывает нас соединить эти две ладони 
вместе, чтобы произвести характерный звук. Объект извне ударяется о субъект во 
мне, и в итоге я получаю опыт — две ладони производят хлопок.
     И поэтому типичная структура опыта похожа на удар в лицо. Обычное «я» 
постоянно подвергается атаке, оно бомбардируется объектами со стороны Вселенной,
 находящейся «там». Обычное «я» — это серия ушибов, шрамов, результат 
соприкосновения этих двух ладоней опыта, соединяющихся вместе для хлопка. Это 
постоянное избиение называют «духкхой», страданием. Как говорил Кришнамурти, в 
этом промежутке между субъектом и объектом находятся все несчастия человечества.

     Но в состоянии отсутствия двойственности эти две ладони внезапно пропадают.
 Неожиданно субъект и объект становятся одной ладонью. Внезапно пропадает все, 
что существовало вне вас и что могло ударить вас. Причинить вам боль, мучить 
вас.
     Вы больше не производите опыт, вы и есть любой опыт, который возникает в 
вашем сознании, и поэтому вы немедленно становитесь всем пространством: вы и 
целый Космос — одна ладонь, один опыт, одно явление, один полностью совершенный 
жест. Не существует ничего вне вас, что вы могли бы хотеть, желать, искать или 
схватить, — ваша душа расширяется до самых границ Вселенной и охватывает все с 
бесконечным восхищением. Вы совершенно Полны, целиком Насыщены, настолько полны 
и насыщены, что границы Космоса полностью исчезают и оставляют вас вне времени 
или пространства, качающегося на волнах в океане бесконечной заботы. Вы стали 
едины со Всем, поскольку Все — самоочевидный сияющий Космос, вы есть Вселенная 
Одного Вкуса, и вкус этот абсолютно бесконечен.
     Так что же тогда такое звук хлопка одной ладони? Каков вкус этого Одного 
Вкуса? Когда нет ничего вне вас, что может вас ударить, травмировать, толкнуть, 
мучить, что тогда такое звук хлопка одной ладони?
     Видите солнечный свет на склонах гор? Чувствуете прохладный ветер? Что не 
является совершенно очевидным? Кто не является уже просветленным? Как говорил 
Мастер Дзэн: «Когда я услышал звук звонящего колокола, уже не было меня, не 
было колокола, был только звон». В непосредственном опыте нет никакой 
двойственности! Никакого внутреннего мира и никакой внешней стороны, никакого 
субъекта и никакого объекта, только само непосредственное сознание, звук хлопка 
одной ладони.
     Поэтому вы не находитесь здесь, на этой стороне прозрачного окна, наблюдая 
Космос, находящийся «там». Прозрачное окно разрушилось, ваш разум и ваше тело 
исчезли, вы свободны и можете навсегда выйти из этой темницы, вы больше не 
находитесь «позади вашего лица», глядя на Космос, — вы и есть Космос. Вы есть 
все это. И именно поэтому вы можете проглотить Космос и охватить взглядом 
столетия. Звук этого хлопка одной ладони — Это звук, который был причиной 
Большого взрыва. Это звук рождения сверхновых звезд, возникающих в пространстве.
 Это звук пения малиновки. Это звук водопада в совершенно ясный день. Это звук 
всех явлений вселенной, и вы есть этот звук.
     Вот почему ваше Истинное Лицо не находится «здесь». Оно есть чистейшая 
пустота или прозрачность этого мерцающего мира явлений. Если Космос возникает, 
вы есть это. Если не возникает ничего, вы есть это. В любом случае вы есть это. 
В любом случае вы не находитесь здесь. Окно разбито вдребезги. Промежуток между 
субъектом и объектом пропал. Нет никакой дуальности, никакой двойственности, 
ведь мир никогда не дается вам дважды, он всегда есть только один раз, и вы 
есть этот мир. Вы есть этот Один Вкус.
     Это состояние не относится к числу тех, которые вы можете вызвать 
сознательно. Это недуальное состояние, это состояние Одного Вкуса — оно 
является самой природой каждого опыта, прежде чем вы нарезаете его на куски. 
Этот Один Вкус — не какой-то опыт, который вы получаете после некоторых усилий; 
скорее это подлинное условие всякого возможного опыта, существующее до любых 
возможных действий. Это неизобретенное состояние предшествует усилиям, 
пониманию, избеганию. Это реальный мир как он есть до всевозможных ваших 
действий, в том числе и до усилий «видеть мир без двойственности».
     Поэтому вы не должны делать что-то особенное с сознанием или опытом для 
того, чтобы испытать это недуальное состояние. Все начинается именно с этого 
лишенного двойственности состояния, сама природа нашего восприятия лишена 
двойственности — до любого понимания, любого усилия, любого приспособления. 
Если появляется усилие, прекрасно; если не появляется усилие, прекрасно; в 
любом случае существует только непосредственность Одного Вкуса как до наших 
усилий, так и до их отсутствия.
     Так что это, определенно, не то состояние, в которое трудно войти, скорее 
это то состояние, которого невозможно избежать. Это всегда было так. Никогда не 
было момента, когда Вы не испытывали Один Вкус, — это единственная константа во 
всем Космосе, это единственная реальность всей реальности. За миллион 
миллиардов лет никогда не было ни одной секунды, в которую вы бы не знали об 
этом Вкусе; никогда не было ни одной секунды, когда он не воспринимался вашим 
Подлинным Лицом так же ослепительно ясно, как порыв арктического ветра.
     Конечно, мы часто лгали себе об этом, мы часто скрывали от себя это, — 
Вселенную Одного Вкуса, изначальный звук хлопка одной ладони, наше собственное 
Подлинное Лицо. И цель разговора о недуальном уровне не в том, чтобы вызвать 
это состояние (потому что это невозможно), но в том, чтобы просто указать вам 
на него так, чтобы вы больше не могли его игнорировать и лгать себе о том, кто 
вы есть в действительности.
     В: Значит, это недуальное состояние включает в себя двойственность разума 
и тела, левого и правого?
     КУ: Да. Изначальное состояние предшествует всему миру дуалистических форм, 
а не является одним из таких состояний. Так, в этом исконном состоянии нет 
никакого субъекта и объекта, внутреннего и внешнего, левостороннего и 
правостороннего измерений. Все эти дуальности продолжают возникать, но они — 
лишь относительные истины, а не сама абсолютная или изначальная истина. 
Изначальная истина — звон, относительная истина — это «я» и «колокол», разум и 
тело, субъект и объект. У них есть определенная относительная реальность, но 
они не есть, как сказал бы Экхарт, заключительное слово.
     Никакими своими усилиями вы не сможете сделать «я» и «колокол» едиными; вы 
можете только расслабиться и услышать изначальный звон, почувствовать 
непосредственность самого опыта, достичь состояния, в котором дилеммы не 
возникают. Это не решение, это разрешение, это не сведение субъекта к объекту 
или объекта к субъекту, но признание исконного основания, частичным отражением 
которого является каждый из нас.
     Именно поэтому противоречия являются внутренним свойством этих 
двойственных состояний, они возникают между разумом и телом, разумом и мозгом, 
сознанием и формой, разумом и природой, субъектом и объектом, левым и правым. 
Они не могут быть решены в относительном пространстве, и вот почему эти 
проблемы никогда не решались обычной философией. Проблема не решается, она 
скорее разрешается в изначальном состоянии, которое просто оставляет дуализмы 
такими, какие они есть, обладающими определенной конвенциональной или 
относительной реальностью, достаточно реальной в их собственных областях, но не 
абсолютной.
    
    
    Непосредственность чистого присутствия
    
     В: Есть ли какие-то ортодоксальные западные философы, которые признают 
недуальность?
     КУ: Меня всегда восхищало, что и Уильям Джеймс, и Бертран Рассел были 
согласны по поводу этой важной проблемы, отсутствия двойственности между 
субъектом и объектом в открытости непосредственного понимания. Я думаю, что это 
очень забавно, потому что если вы можете найти что-то, в чем эти два человека 
были согласны, то это могло бы также быть божественной интуицией, так как я 
предполагаю, что мы можем понять недуальность через основные мировые религии.
     Рассел говорит об этом в последних главах своей великой книги «История 
западной философии», где он обсуждает понятие «радикального эмпиризма» Уильяма 
Джеймса. Мы должны быть очень осторожны с этими терминами, потому что 
«эмпиризм» здесь не означает только чувственный опыт, он означает опыт вообще, 
в любой области. Он означает непосредственное понимание, непосредственный опыт. 
И Уилл Тернс был намерен продемонстрировать, что столько чистый, недуальный и 
непосредственный опыт является «основным материалом» реальности, если можно так 
выразиться, и что субъект и объект, разум и тело, внутри и снаружи — все это 
производные или вторичные понятия. Они появляются позже, тогда как изначально 
существует непосредственность чистого опыта, которая и является высшей 
реальностью как она есть.
     И Рассел был вполне прав в том, что называл Джеймса первым традиционным 
или «признанным» философом, который поддержал этот недуальный подход. Конечно, 
почти все мистические или умозрительные традиции говорили об этом за несколько 
тысячелетий до него, но Джеймс оказался первым современным западным философом, 
который смог признать это и тем самым пойти против господствующей тенденции... 
и Рассел признал его правоту.
     Джеймс вводит это недуальное понятие в эссе под названием «Действительно 
ли сознание существует?» И он ответил, что сознание не существует, что очень 
смутило многих читателей. Но смысл этой фразы был просто в том, что если вы 
очень тщательно рассмотрите сознание, то поймете, что это не вещь, не объект и 
не субъект. Если вы будете тщательно изучать сознание, то вы увидите, что оно 
есть просто единство с тем, что есть в нашем восприятии, как мы видели на 
примере с горой. Вы как субъект не видите гору как объект, а скорее вы и гора 
едины в непосредственности фактического опыта. Итак, в этом смысле, сознание 
как субъективное единство попросту не существует — оно не есть нечто отдельное. 
В непосредственности опыта существует только Один Вкус. Так что чистый опыт не 
раздроблен на внутреннюю и внешнюю часть, в нем нет никакой двойственности, 
никакого дуализма! Как замечательно сказал Джеймс: «Опыт, я считаю, не обладает 
такой внутренней двуличностью». И мы понимаем, что слово «двуличность» здесь 
имеет значение и «двойственности», и «разделения».
     Дуальность опыта — это изначальная ложь, исконная неправда, начало 
невежества и обмана, трагедия раздробленного «я», начало сансары, начало лжи, 
расположенной в сердце бесконечности. Каждый опыт, взятый как он есть, — это 
Один Вкус, он изначально не разделен на субъект и объект. Этот раскол, эта 
двуличность является ложью, первичной ложью, изначальной неправдой, и началом 
«маленького я», раздробленного «я», самости, которая скрывает свое изначальное 
страдание. Удивительно, но Дайседзу Судзуки, великий Мастер школы Дзен, сказал, 
что радикальный эмпиризм Джеймса (или недуальный эмпиризм) был дорогой Запада к 
состоянию «без разума», или к Пустоте. Это, возможно, слишком сильные слова, но 
вы понимаете их смысл.
     Рассел довольно тонко понимал тот факт, что великие мудрецы умозрительной 
традиции, от Плотина, Августина, Экхарта и до Шеллинга, Шопенгауэра и Эмерсона, 
уже разрешили или расторгли эту двойственность субъекта и объекта. Но, кроме 
того, Рассел очень ясно выражает основное достижение Джеймса: главная цель 
этого эссе («Действительно ли сознание существует?») заключается в отрицании 
того, что отношение субъекта и объекта фундаментально. Этот факт до тех пор 
считался философами само собой разумеющимся, то есть «знание» они себе 
представляли как явление, в котором некое лицо, единство или субъект знает 
нечто о другом, о вещи или об объекте («две руки» опыта). Наблюдатель, как 
считалось, это разум или душа; объект мог быть как материальным объектом, так и 
вечной сущностью, другим разумом, или, с некоторым допущением, он был равен 
наблюдателю.
     Почти все в традиционной философии было связано с двойственностью субъекта 
и объекта. Различие разума и объекта заложено в традиционном понятии «истины», 
которое будет радикально пересмотрено, если не принимать различие субъекта и 
объекта как фундаментальное. А затем Рассел добавляет: «Со своей стороны я 
убежден, что Джеймс был прав в этом вопросе, и только на одном этом основании 
он заслуживает почетного места среди философов».
     В: Значит, они оба мельком увидели недуальный уровень?
     КУ: Я думаю, да. Почувствовать краткий проблеск отсутствия дуальности 
очень легко. Об этом можно говорить с большинством людей, как мы это делали 
некоторое время назад. И я думаю, что именно благодаря Уильяму Джеймсу это 
произошло с Бертраном Расселом лично, о чем сам Рассел и сообщает. Прямо после 
того, как он говорит: «Я убежден, что Джеймс был прав в этом вопросе», Рассел 
добавляет: «Я думал иначе, пока он не убедил меня в правоте своей доктрины». Я 
думаю, что Джеймс только указал на эту истину для него! Вы видите гору, и где 
же ваш разум? Внимание и гора... неразделимы!
     В: Значит, они понимали вкус Дзэн? Вкус недуального опыта?
     КУ: Ну, мерцание, вкус, намеки на недуальное состояние — это почувствовать 
довольно легко. Но для Недуальных традиций это только начало пути. Когда вы 
находитесь в этом несотворенном состоянии чистой непосредственности или чистой 
свободы, тогда начинают происходить странные вещи. Все субъективные тенденции, 
с которыми вы предварительно себя отождествляли, все те маленькие «я» и 
субъекты, которые считали, что между Видящим и тем, что он видит, есть различие,
 все они начинают сгорать в свободе отсутствия дуальности.
     Вы не должны ничего делать, кроме того, чтобы удерживать себя в этом 
состоянии и позволять всему происходить самостоятельно. Все это спонтанно 
достигается в пространстве изначальной свободы. И в то же самое время вы 
сгораете заживо. На самом деле, не имеет никакого значения, какой опыт у вас 
возникает, так как простое, естественное, несотворенное недуальное состояние 
предшествует опыту, дуальности, поэтому оно счастливо охватывает все то, что 
появляется. И возникают странные ощущения, что вы должны сохранять это «усилие 
без усилий» в течение достаточно долгого времени и постоянно умирать этими 
небольшими смертями. Именно здесь начинается подлинная практика.
     Ни Джеймс, ни Рассел не сделали этого, и это ясно показано в их философиях.
 Рассел объявляет, что он полностью согласен с тем, что субъект и объект 
вторичны по отношению к исконному пониманию. А затем, в своей собственной 
работе, он сразу же возвращается к отождествлению с производным субъектом, с 
вторичным «я», с маленьким рациональным разумом. И он строит свою аналитическую 
философию, основываясь на этой лжи, на этой двуличности. Что же в этом 
хорошего? У него не было ключа к тому, куда ведет это состояние.
     Даже Джеймс не проник в это изначальное состояние достаточно глубоко, и 
поэтому его радикальный эмпиризм довольно быстро деградировал в эмпирический 
феноменализм, который, в свою очередь, превратился в правосторонний эмпиризм и 
прагматизм — чрезвычайно неутешительный финал, американский до основания. Хотя 
это, конечно, не умаляет важности тех удивительных первых шагов, которые он 
сделал.
    
    
    Просветление
    
     В: Вы сказали, что недуальность не отменяет двойственность на ее 
собственном уровне.
     КУ: Нет, это было бы совершенно неправильно. Эти дуальности существуют 
между субъектом и объектом, внутренним и внешним, левым и правым, и они 
по-прежнему будут возникать, и даже должны возникнуть. Эти дуальности и есть 
механизм проявления Духа как чистой непосредственно данной Сущности явлений 
действительности. Дух проявляет себя и как субъект, и как объект, и в единичной,
 и в множественной форме. Другими словами, Дух проявляется во всех четырех 
секторах.
     И мы не должны просто исключать эти секторы: они есть сияющая слава 
проявлений Духа. Мы должны видеть через них их Источник, их Самость (Сущность). 
И быстрый проблеск недуальности не даст нам увидеть этого. Единый Вкус должен 
проникать во все уровни, все сектора, все явления. И как раз потому, что это 
есть самая простая вещь в мире, она является самой сложной. Это легкое усилие 
требует большой настойчивости, большой практики, большой искренности, большой 
правдивости. Оно должно практиковаться в состоянии бодрствования, в состоянии 
мечтательности, в состоянии медитации, в состоянии нидра-йога (активного сна). 
И именно здесь возникает все многообразие методов недуальных школ.
     В: «Просветление» означает в этих школах что-то разное?
     КУ: В некотором смысле, да. Существует два существенно различающихся 
учения об этом «Просветленном» состоянии, которые соответствуют двум до 
некоторой степени различным значениям термина «Пустота», которые мы уже 
обсуждали. Первое считает его причинным, или неочевидным состоянием угасания 
(нирвикальпа, ниродх). Это очень четкое, очень дискретное, очень ясно 
опознаваемое состояние. И поэтому, если вы отождествляете Просветление с этим 
состоянием полного прекращения, то вы всегда можете очень точно сказать, 
полностью «Просветлен» человек или нет. Вообще в Буддистской традиции Тхеравада 
и относящейся к йоге школе Сарохья считается, что всякий раз, когда вы входите 
в это неочевидное состояние угасания, оно сжигает ваши несчастья и уничтожает 
источники невежества. Каждый раз, когда вы полностью входите в это состояние, 
все больше этих отрицательных переживаний сгорает. И после определенного числа 
таких входов (часто считается, что их должно быть четыре) сгорает абсолютно все,
 что должно сгореть, и теперь вы можете войти в это состояние по собственному 
желанию и остаться в нем постоянно. Вы можете навсегда войти в нирвану, и 
сансара в вашем случае просто перестает проявляться. Весь мир Форм перестает 
возникать заново. Но Недуальные традиции не делают это своей целью. Они часто 
используют это состояние и продолжают жить в нем. Но что более важно, эти школы,
 вроде индуизма Веданты и буддизма Махаяны и Ваджраяны, больше интересуются 
изучением сущности этого состояния без двойственности, которая не является 
определенным состоянием сознания, но есть основание или условие всех состояний. 
Поэтому им не так интересно само обнаружение Пустоты, которая отличается от 
мира Форм (или сансары), сколько исследование Пустоты, которая охватывает все 
Формы, как раз когда Формы продолжают возникать. Для них нирвана и сансара, 
Пустота и Формы — не две разные вещи.
     И это меняет все. В традициях, рассматривающих нирвану как угасание, вы 
можете очень определенно сказать, когда человек находится в этом особенном 
состоянии. Это очевидно, ошибок быть не может. Поэтому у вас есть ясный 
критерий, если так можно выразиться, для определения вашего просветления. Но в 
Недуальных традициях вы часто получаете быстрое введение в недуальные состояния 
на ранних уровнях вашего обучения. Мастер просто указывает на часть вашего 
сознания, которая уже лишена двойственности.
     В: Как же он сделает это?
     КУ: Способы Мастера в принципе похожи на то, когда мы при помощи диалога о 
Свидетеле и «Я» пытались «ввести читателя в это состояние», дать ему 
возможность ощутить проблеск недуального; а также при помощи разговора о 
недуальном Одном Вкусе «я» и горы. В Недуальных традициях содержится огромное 
число таких «инструкций-указаний», когда Мастер просто указывает на то, что уже 
и так есть в вашем сознании. Каждый опыт, который у вас есть, уже является 
недуальным, понимаете вы это или нет. Так что вам не нужно менять свое 
состояние сознания, чтобы обнаружить эту недуальность. Любое состояние сознания,
 которое у вас есть, прекрасно подойдет для примера недуального уровня, потому 
что недуальность полностью присутствует в каждом состоянии.
     Поэтому изменение состояния сознания — не метод Недуальных традиций.  
Познание — вот метод. Понимание того, что всегда уже есть. Изменение сознания 
бесполезно, оно только отвлекает.
     В недуальных техниках часто используется инициация, непосредственное 
указание на это недуальное состояние посвящаемого, которое всегда уже здесь. 
Как я уже говорил, я думаю, что именно эту инициацию, только более простую, 
Рассел получил от Джеймса. Внимательно посмотрите на непосредственное понимание,
 и вы увидите, что субъект и объект, на самом деле, едины, уже едины, и вы 
просто должны признать это. Вам не нужно входить в особое состояние, чтобы 
увидеть это. Один Вкус — уже природа любого состояния, поэтому и любое 
состояние сознания тоже подойдет.
     В: Это простое указание.
     КУ: Да. Вы видели такие загадки, которые часто публикуют в газетах, 
например «На этой картинке, изображающей океан, скрыто пятнадцать президентов 
Соединенных Штатов. Вы можете найти все пятнадцать?»
     В: Комик Отец Гвидо пошутил по поводу этих картинок: «Вы можете найти 
Римских Пап в пицце?»
     КУ: Здесь мы столкнемся с неприятностями. Наверно, лучше шутить над 
президентами, которые больше привыкли к оскорблениям.
     Смысл этой игры в том, что вы уже смотрите прямо на эти лица. В вашем 
сознании уже есть все, что необходимо. Вы смотрите прямо на ответ — прямо на 
лица президентов — но вы их не видите. Затем кто-то подходит к вам, указывает 
на них, и вы восклицаете: «Да, вот же они, я смотрел прямо на них».
     То же самое и с недуальным основанием. Вы смотрите прямо на него, прямо 
сейчас. Абсолютно все условия недуального понимания сейчас находятся в вашем 
сознании. Не большинство из них, а абсолютно все. Вы просто не распознаете их. 
Потом кто-то подходит и указывает вам на них, и тогда к вам приходит озарение: 
да, вот они, я все время смотрел прямо на это.
     В: И это происходит в процессе тренировки?
     КУ: Да. Что-то проявляется с самого начала, что-то позже, но передача 
опыта совершенно необходима.
     Однако главное, о чем мы все время говорим, состоит в том, что поскольку 
это недуальное состояние является условием всего — явлений и всех состояний, — 
поскольку эта Пустота едина с Формой, то мир Форм постоянно продолжает 
возникать, и вы постоянно связаны с ним. Вы не пытаетесь его отбросить, сбежать 
от него. Вы полностью в него погружаетесь. Это и есть различие в определении 
понятия «Пустота».
     Так как формы продолжают возникать, вы никогда не можете оказаться в 
финальной точке игры и сказать: «Вот я стал полностью Просветленным». В этих 
традициях Просветлением называется продолжающийся процесс появления новых Форм, 
к которым вы относитесь как к Формам Пустоты. Вы едины с этими Формами, хотя 
они продолжают возникать. И в этом смысле вы просветленный, но в другом смысле, 
это просветление всегда продолжается, потому что новые Формы возникают 
постоянно. Вы никогда не находитесь в особом состоянии, в котором больше нет 
развития. Вы всегда постигаете что-то новое относительно этого мира Форм, и 
поэтому ваше общее состояние всегда эволюционирует.
     Поэтому у вас могут быть определенные пороговые состояния Просветления, 
например, сатори, но это только начало бесконечного процесса, потому что новые 
Формы возникают постоянно. В этом смысле, в смысле недуального уровня, вы 
никогда не можете быть полностью просветленным, примерно как вы никогда не 
можете сказать, что вы полностью образованы. Это не имеет смысла.
     В: Некоторые из этих недуальных традиций, такие как Тантра, являются 
довольно дикими.
     КУ: Да, некоторые из них довольно дикие. Они не боятся сансары, потому что 
постоянно с ней сталкиваются. Они не отбрасывают нижние уровни, а наоборот, 
практикуют их с энтузиазмом, играют с ними, впадают в крайности, и им не важно, 
какой уровень выше, а какой ниже, потому что все есть единый Бог.
     Другими словами, весь опыт имеет Один Вкус. Ни один из уровней опыта не 
находится ближе или дальше по отношению к этому Одному Вкусу. Вы не можете 
придумать способа, чтобы быть ближе к Богу, потому что Бог повсюду — в этом 
высший секрет недуальных школ.
     И в то же самое время эта практика проходит под надзором строгой этики, 
согласно которой вы не можете просто так бить в барабаны Дхармы и называть 
явления Недуальными. На самом деле, в большинстве традиций вы должны сначала 
освоить экстрасенсорный, тонкий и причинный уровни, прежде чем вам вообще 
разрешат говорить о недуальном. Мудрость зреет в очень строгой этической 
атмосфере.
     В этих Недуальных традициях очень важно, что вы приносите обет, священный 
и тайный обет, суть которого заключается в том, что вы не должны растворяться 
после достижения просветления — вы не должны прятаться в нирване, вы не будете 
воспарять в ниродх, вы не покидаете этот мир, достигнув уровня нирвикальпы.
     Вместо этого вы обещаете остаться на гребне волны сансары до тех пор, пока 
вы не начнете видеть, что все эти формы есть лишь проявления Пустоты. Ваша 
клятва дает вам возможность пройти сквозь исчезновение и погрузиться в 
Недуальный уровень, чтобы вы могли помочь всем живым существам познать Единое в 
их собственном существовании.
     Поэтому эта Недуальная традиция не обязательно заключается в отказе от 
чувств, мыслей, желаний или склонностей. Задача заключается просто в том, чтобы 
увидеть Пустоту всех Форм, а не избавиться от самих Форм. Просветление, на 
самом деле, это изначальное состояние, но это просветление продолжается 
постоянно и всегда меняет свою Форму, потому что сами Формы возникают всегда, а 
вы едины с ними.
     Поэтому призыв Недуальных традиций таков: оставайтесь в Пустоте, но 
охватывайте все ее Формы. Свобода в Пустоте, а не в мире Форм, но Пустота 
охватывает все Формы, как зеркало, в котором отражаются все объекты. Поэтому 
Формы продолжают возникать, и, как звук хлопка одной ладони, вы едины с этими 
Формами. Вы — это отражение. Вы — это Вселенная Одного Вкуса. Ваше Изначальное 
Лицо — это Пустота, поэтому всякий раз, когда вы смотрите в зеркало, вы видите 
только весь Космос.

ЧАСТЬ 3
Поверхность



Глава 14


    Восходящий и Нисходящий пути
    
     В: Мы собираемся рассмотреть такое широко распространенное на Западе 
явление, как потеря духовности. Вы называете это поверхностью.
     КУ: Да, существует очень определенная историческая причина, по которой мы, 
современные западные люди, склонны отрицать реальность всех трансперсональных 
стадий, о которых мы только что говорили. И я, настолько ясно, насколько это 
возможно, попытался продемонстрировать историческое происхождение этого отказа 
от духовного.
     В: Прежде чем мы перейдем к разговору, мне интересно, не могли бы вы дать 
нам по возможности краткое резюме своей позиции, краткое резюме «всей картины» 
вплоть до этого пункта.
     КУ: Хорошо. Но вы можете сразу пропустить этот отрывок, если вам не 
нравятся резюме! Наш диалог будет продолжен в следующем разделе главы.
    
    
    Резюме
    
     КУ: Мы начали с Пустоты, творчества, холонов. Или Духа, творчества, 
холонов. Другими словами, из Пустоты творчески появляются холоны. Когда они 
появляются, они развиваются. Это развитие, или Дух-в-действии, имеет ряд общих 
особенностей, которые проявляются во всех его творениях. Эти общие особенности, 
которые я обобщил как двадцать принципов, мы уже обсуждали, правда, затронули 
лишь немногие из них. Они есть модели для явлений.
     Например, мы видели, что все холоны обладают четырьмя способностями — 
деятельность и сотрудничество, самопреодоление и самораспад. Благодаря силе 
самопреодоления появляются новые холоны. Когда они появляются, они появляются 
холархически. Они преодолевают и включают в себя. Клетки преодолевают молекулы 
и включают их в себя, а молекулы преодолевают и включают в себя атомы, и так 
далее.
     Подобным же образом сила самопреодоления Космоса производит холоны все 
большей и большей глубины. И мы видели, что чем большей глубина холона, тем 
больше его степень сознания, помимо прочего.
     Но большая глубина также означает больше явлений, которые могут пойти не 
так, как надо. Собаки могут заболеть раком, атомы же нет. Развитие 
осуществляется диалектически, и каждый новый этап едва ли приносит только 
радость и свет!
     Холоны обладают не только внутренним и внешним измерениями, они также 
существуют как на индивидуальном, так и на коллективном уровнях. Это означает, 
что каждый холон обладает четырьмя аспектами, которые мы назвали четырьмя 
секторами: намерение, поведение, культура и социум. Они были представлены на 
рисунке 5—1.
     Поэтому мы исследовали развитие в этих четырех секторах до появления 
человека и его феноменов в каждом из этих аспектов. Сегодня люди начинают 
размышлять над этими секторами, думать о них, замечать, что сами они являются 
их частью. И в этой попытке получать знание о своем собственном положении люди 
предпринимают различные поиски знания, поиски истины.
     Так как каждый из этих четырех секторов связан с различными сторонами 
холонов, в каждом из них есть свой тип истины и различные условия истинности. И 
человечество путем длинных и болезненных экспериментов медленно узнавало эти 
условия истинности, чтобы основывать свое знание на фактах из всех секторов. Мы 
назвали их истиной, правдой, справедливостью и функциональной пригодностью.
     Так как два объективных и внешних измерения — правосторонние секторы — 
могут быть описаны на объективном это-языке, мы упростили схему и свели эти 
четыре сектора к Большой Тройке: «я», «мы» и «это». Мы изучаем их, например, в 
психологии, морали, науке. Или представляем в искусстве («я» и самовыражение), 
этике и объективном мире. Красота, Польза и Истина. В духовных областях: Будда, 
Сангха, Дхарма — высшее «Я», высшее «Мы» и высшее «Это».
     Мы могли бы еще более упростить Большую Тройку. К левосторонним измерениям 
(я и мы) можно получить доступ только при помощи самоанализа и интерпретации, 
тогда как правая сторона определяется при помощи восприятия и эмпирического 
опыта, и это есть Левосторонний и Правосторонний пути. Таким образом, 
правосторонние феномены составляют внешнее холона, и поэтому их можно увидеть 
опытным путем. Но намерение и культура — левая сторона — обладают внутренней 
глубиной, которая может быть исследована только путем интерпретации. 
Интерпретация в самом широком смысле означает внутренний сопереживающий 
резонанс, в противоположность объективному наблюдению извне. Поверхность может 
быть замечена, но глубина всегда должна интерпретироваться. И это 
Правосторонний и Левосторонний пути.
     Но все это есть только способы говорить об этих четырех сторонах любого 
холона. И главная идея заключалась в том, что нельзя было путать эти четыре 
сектора. Упрощайте их, это можно, но только не приравнивайте один к другому, 
потому что эти четыре сектора, с их четырьмя различными типами истины, являются 
основными аспектами любого холона, и сведение одного аспекта к другим не 
объясняет этот сектор, а полностью разрушает его.
     Поэтому, когда мы исследовали эволюцию холонов, мы делали все возможное 
для того, чтобы следить не только за внешней стороной этих холонов — атомы, 
молекулы, клетки, системы органов, Гея, и так далее. Мы также пытались понять 
соответствующие им формы внутренних явлений — восприятия, образы, понятия, 
правила, вплоть до тонкого и причинного уровней. Короче говоря, мы видели, что 
это внутреннее развитие шло от доличностного через личностное к надличностному.
     И мы видели, что в этом внутреннем развитии участвуют лестница, тот, кто 
по ней поднимается (субъект), и его представления. Лестница символизирует 
основные структуры или вложенные холархии сознания; субъект, или «я», 
использует точки опоры на каждой стадии (представляющей собой пошаговый процесс 
объединения, разделения и интеграции); и изменяющиеся мировоззрения(архаичное, 
магическое, мифическое, рациональное, и так далее). Каждому мировоззрению 
соответствовали свой тип личности, потребности и мораль.
     Мы видели, как личность, ее потребности и моральные представления менялись 
от физиоцентрического, биоцентрического, эгоцентрического и до 
этноцентрического и космополитического уровней. Последний уровень является 
основой для всех более высоких и действительно духовных форм человека. И мы 
видели, что «несчастные случаи» на любой из этих стадий создают патологии того 
уровня, на котором произошел этот инцидент (психоз, пограничный синдром, невроз,
 ложное «я», и так далее).
     И наконец, мы специально рассмотрели четыре более высоких точки опоры, 
четыре трансперсональных стадии: экстрасенсорный, тонкий, причинный и 
недуальный уровни. Мы видели, что каждому из них также соответствует свое 
собственное мировоззрение, и поэтому свой собственный тип мистики, а именно, 
мистика природы, мистика божественного, мистика бесформенного и недуальная 
мистика.
     Эти более высокие стадии очень редки, очень элитны, их очень трудно 
достигнуть. В прошлом они достигались только небольшим числом людей — одиноким 
шаманом, йогом в пещере, маленькими сангхами и монахами, действительно ищущими 
мудрость. Эти глубокие или более высокие состояния никогда не были близки 
среднему или коллективному способу понимания. Если мы посмотрим на развитие 
среднего уровня, то мы обнаружим нечто похожее на рисунок 5—2, который 
заканчивается на стадии кентавра, визуальной логике и планетарной федерации с 
глобальной, или космополитической, этикой. Этот уровень для большинства все еще 
является неосуществимым идеалом.
     Если эти более высокие трансперсональные стадии появятся в нашей будущей 
коллективной эволюции, то они проявятся во всех четырех секторах — намерение, 
поведение, культура и социум. И мы ждем появления возможных форм этого развития,
 даже если индивидуально мы можем в каждом отдельном случае достичь этих более 
высоких состояний.
     Существенно важным является то, что на этих более высоких или 
трансперсональных стадиях Дух, который присутствовал в течение всего 
эволюционного процесса, все более и более ощущает свое собственное присутствие. 
Он переходит от подсознательного к сознательному и сверхсознательному уровням, 
раскрываясь все больше и включая в себя все больше на каждой стадии. Дремлющий 
дух в природе начинает пробуждаться в сознании и, наконец, признает себя Духом 
в трансперсональных областях. Но это все тот же самый Дух, полностью 
присутствующий на каждом этапе последовательности: он есть основание, путь и 
реализация.
     После полного самораскрытия Духа Формы продолжают возникать и развиваться, 
но тайны уже нет: все это Формы Пустоты во Вселенной Одного Вкуса, бесконечно 
прозрачные и полностью Божественные. Не существует никакого итогового конца, 
финала, основания, есть только Пустота и бесконечное Милосердие. Поэтому яркая 
Игра продолжается с безумной радостью, один бесконечный жест за другим. Каждый 
жест сияет в своем диком освобождении, экстатичен в своей совершенной энергии, 
бесконечно полон и изобилен. Этот чудесный освобождающий Танец и есть «Я», и 
больше нет никого, кто мог бы наблюдать его или даже петь ему хвалебные гимны.
    
    
    Великая Холархия
    
     В: Повсеместная потеря духовности на Западе. Почему бы вам не рассказать 
об этом для нас?
     К. У: Только на это время давайте займемся исключительно верхним левым 
сектором, индивидуальным спектром сознания, то есть приблизительно девятью 
основными уровнями сознания. Если посмотрите на рисунок 14—1, то вы увидите тот 
же самый основной спектр сознания, Великую Холархию сознания, какой она 
появляется и у Плотина, и у Ауробиндо. И поймите, пожалуйста, что для них обоих 
эта холархия не представляет собой лестницу, но является последовательностью 
вложенных и окутывающих друг друга измерений.
     Теперь действительно интересный факт: эта Великая Холархия, как показал 
Лавджой, была доминирующей и официальной философией для большей части 
человечества, как на Востоке, так и на Западе, в течение почти всего времени 
его существования. В упрощенных формах мы находим холархии земли, человека и 
неба (или рая) даже в самых ранних доисторических культурах. Чогьям Трунгпа, 
например, в своей замечательной книге «Шамбала: священный путь воина», 
показывает это весьма убедительно. Эти основные холархии представлялись в это 
время как материя, тело, разум, душа и дух (а во многих случаях, у нее были 
раскрыты еще более мелкие подуровни). Нечто похожее на Великую Холархию 
являлось частью культурного фона для большинства людей на протяжении почти всей 
истории, вплоть до эпохи Просвещения на Западе.

Абсолют, или Единое (Божество)Сатчитананда, Высший разум (Божество)Нус 
(Интуитивный разум) [тонкий]Интуитивное мышление, суперразумДуша, или Мировая 
Душа [экстрасенсорный]Просвещающий
(озаряющий) разум МираТворческий разум
[визуально-логический]Высокий/сетевой разумЛогические способности [формоп]
Логический разумПонятия и мненияКонкретный разум
[коноп]ОбразыНизший разум
[преоп]Удовольствие и боль
(эмоции)Жизненно-эмоциональный, импульсыВосприятияВосприятияЧувстваЧувства
Вегетативные функции жизни (растения)Растительная жизньМатерияМатерия 
(физический мир)ПЛОТИНАУРОБИНДО
Рисунок 14—1. Великая Холархия с точки зрения Плотина и Ауробиндо

     С приходом фундаментальной парадигмы Просвещения вся реальность, включая и 
Великую Холархию, была нанесена на карту при помощи эмпирических и 
монологических терминов. Эта попытка понять сознание, мораль, ценности и смысл 
путем помещения их под микроскоп пристального монологического взгляда была 
сделана с благими намерениями, но оказалась совершенно неудачной.
     И знаете, что произошло? Внутренняя глубина полностью исчезла из поля 
внимания. Ее нельзя было обнаружить при помощи монологического взгляда, и 
поэтому внутреннее измерение вскоре было объявлено несуществующим, иллюзорным, 
производным или феноменальным — все это лишь вежливые слова для выражения «не 
подлинно реально». Все измерения «я» и «мы» были сведены к простому «это», 
атомистическому или целостному, в зависимости от ваших убеждений, оно обладало 
только критерием функциональной пригодности.
     Ни об одном из этих взаимосвязанных «это» нельзя было сказать, что они 
были лучше, глубже, выше, ценнее: все они были одинаково плоскими и бесконечно 
увядшими поверхностями, существующими в объективных системах. Не было никакого 
способа оценить их глубину, качество, красоту или внутреннюю ценность.
     В: Это поверхность.
     КУ: Да, они рассматривали все феномены как поверхность. Современность 
принесла как хорошие новости, так и плохие новости. Хорошие новости заключались 
в том, что Большая Тройка была разделена на искусство, науку и мораль. Плохая 
новость — они еще не были объединены, и это позволило науке начать доминировать 
над областями «я» и «мы».
     Таким образом, темная сторона эпохи Просвещения сводила все левосторонние 
измерения к соответствующим им правосторонним измерениям. Просвещение считало, 
что простая картография этой эмпирической внешней поверхности даст все 
необходимое знание. Оно не учитывало самого картографа— сознание, глубину, 
левосторонние измерения — и вследствие этого видела только плоские и увядшие 
поверхности одноцветного мира.
     Итак, вслед за Джоном Локком, «учителем Просвещения», началась великая 
игра по созданию карты эпохи современности. Ее целью было нанесение на карту 
всего Космоса в эмпирических терминах. И это то, о чем мы будем говорить: через 
столетие после начала преобразования всего Космоса в объективное «это» деятели 
просвещения пробудились однажды утром и обнаружили, к своему чрезвычайному 
ужасу, что они живут в мире, полностью лишенном качеств, абсолютно лишенном 
ценности, значения, сознания, смысла. Нанося на карту только внешние корреляты 
внутренних феноменов, они распотрошили всю внутреннюю глубину, вынули ее на 
поверхность, чтобы высушить под сияющим солнцем монологического взгляда.
     И поэтому в атмосфере всеобщего беспорядка и хаоса бескровный труп 
Просвещения постепенно был отправлен в морг, и началась революция постмодерна. 
Постмодерн, пост-Просвещение, постэмпиризм, пост-что-бы-ни-было: что-то пошло 
совершенно, совершенно неправильно.
     В: Крах Космоса?
     КУ: Да. Монологическая наука разрушила все внутреннее измерение бытия, 
сознание и глубину. Другими словами, она полностью разрушила Великую Холархию 
сознания. На любом уровне — доличностном, личностном или трансперсональном — 
при помощи монологического взгляда нельзя увидеть сознание. И поэтому оно не 
должно существовать. Оно не должно быть «подлинно реальным».
    
    
    Этот мир против потустороннего
    
     В: История этого краха потрясает. И ваше историческое исследование, 
кажется, бросает вызов некоторым западным традициям, которые брали свое начало 
от Платона и просуществовали очень долго, вплоть до эпохи современности.
     КУ: Если вы посмотрите на схему на рисунке 14—1, то вы увидите, что есть, 
так сказать, два основных направления, в которых вы можете двигаться. Вы можете 
подниматься от материи к духу, и вы можете спускаться от духа к материи. Путь 
вверх трансцендентен, путь вниз имманентен. Восходящий путь связан с 
потусторонним (или другим) миром, нисходящий — с этим миром.
     В: Именно здесь вы предлагаете нам познакомиться с духовностью Восходящего 
и Нисходящего принципов.
     КУ: Да. И большинство людей думает, что Платон является приверженцем 
Восходящего пути, который считал этот мир, Землю и все, что на ней есть, 
бледной тенью, копией мира Форм, подлинно реального мира.
     В: Экофилософы обвиняют Платона в том, что это он привил Западу 
«ненависть» к материальному миру.
     КУ: Да, и эти предположения совершенно не верны. Как показывает Артур 
Лавджой, Платон, на самом деле, описывает два типа движений, которые мы сегодня 
называем Восходящим и Нисходящим, и оба эти пути для него одинаково важны.
     Первый путь, или Восходящий путь, это движение от Многого к Единому, в 
ходе которого мы понимаем, что за несовершенными формами мира явлений 
скрывается единый Источник, безусловное Основание, Абсолют, и мы постепенно 
приходим к пониманию, что этот Абсолют есть Бог.
     В: В этом смысле, мы «восходим».
     КУ: Да. Но другой путь также важен для Платона, а именно путь выражения 
Единого во всем многообразии явлений, при котором каждый объект этого мира 
является совершенным проявлением Единого Духа. Поэтому этот мир, эту Землю, 
Платон называет «видимым, воспринимаемым Богом».
     В: «Нисхождение» Одного во Многое.
     КУ: Платон дал западному миру философию «потустороннего» мира. Но, как 
показывает Лавджой, Платон также дал западному миру почти все термины для 
осмысления этого мира явлений, для познания чувственно-воспринимаемого, 
видимого Бога. Весь мир феноменов считался проявлением или воплощением Бога или 
Абсолюта, и поэтому он также обладал ценностью! Чем больше разнообразие мира, 
тем глубже духовная природа Бога или Богини.
     Большинство философских систем Запада связаны с учением Платона. 
Прислушайтесь к Лавджою, потому что это важно: «Самое замечательное, и менее 
всего замеченное, в вопросе об историческом влиянии Платона заключается в том, 
что он не только дал западному миру философию потустороннего мира, ее язык и 
диалектические методы, но дал язык, методы, направления работы другой, 
совершенно противоположной ветви, а именно, философии этого мира». И Лавджой 
делает вывод, что оба эти течения — потустороннее и мирское, восходящее и 
нисходящее, трансцендентное и имманентное, были объединены Платоном. Как 
говорит Лавджой: «Здесь переплелись два направления мысли Платона». Восходящий 
и Нисходящий пути были объединены и составляли одно целое, и это было последнее 
открытие Платона.
     Однако в ходе последующего развития произошло то, что эти два направления, 
или метода, были грубо разорваны. Возникли жесткие разногласия между 
сторонниками только Восходящего пути и сторонниками только Нисходящего пути. 
Эти два течения, которые должны были быть объединены, распались на два 
враждующих лагеря — восходящий и нисходящий, и я стремлюсь проследить историю 
этой войны.
     В: С намерением их интеграции.
     КУ: Да. Как сказал в своем знаменитом изречении Уайтхед: «Вся западная 
философия является серией комментариев к Платону». Это, может быть, и верно, 
только комментарии эти были направлены друг против друга. Люди стремились 
занять свою любимую «половину» Платона, мир форм или мир явлений, и редко 
стремились охватить его философию как целое.
     Мы не должны делать выбор в пользу одного из фрагментарных комментариев к 
Платону. Восходящий и Нисходящий пути были у Платона изначально объединены, и 
они, без сомнения, были едины у его ученика Плотина.
     В: Но после Плотина они начали распадаться.
     КУ: Да, в каком-то смысле. Все более-менее согласны с тем, что Плотин 
дополнил и переработал основные идеи Платона и сделал их более сложными. И у 
Плотина появляется Великая Холархия Бытия, как она представлена на рисунке 14—1,
 и в этой холархии сочетаются два основных пути, Восходящий и Нисходящий, 
которые Плотин называл возвращением и эманацией. Дух постоянно эманирует, или 
изливает себя в мир, так что весь мир и все его обитатели являются совершенными 
воплощениями Духа. И в то же время мир постоянно возвращается к Духу, поэтому 
весь мир до самого своего основания духовен, он есть видимый, воспринимаемый 
Бог.
     С точки зрения Плотина, каждое высшее измерение Великой Холархии 
преодолевает и включает в себя своего предшественника, поэтому каждая вещь или 
событие, без исключений, включено в Дух, в Единое, которое, таким образом, 
является совершенным объединением Восходящего и Нисходящего путей, сил эманации 
и возвращения, трансцендентного и имманентного.
     В: Вы указываете, что это особенно очевидно в нападках Плотина на 
гностиков.
     КУ: Да, это верно. Большинство гностиков были просто последователями 
Восходящего пути и считали Нисходящий путь злом. Поэтому все проявления этого 
мира, мира явлений, они считали иллюзиями, тенями, грехом. Спасение может быть 
найдено только путем восхождения к Единому и отказу от Многого.
     Если бы Плотин, который был основателем неоплатонизма, действительно 
придерживался бы только одного из путей, он примкнул бы к гностикам и начал бы 
вместе с ними атаковать мир явлений и называть его злом. Но вместо этого Плотин 
начал атаковать гностиков, которые придерживались только одного принципа, за то,
 что они не смогли уравновесить Восходящий поток Нисходящим и отклонялись от 
гармонии.
     Другими словами, гностики обнаружили Источник или Причину всего Сущего, но 
они не смогли достичь недуального уровня осознания, на котором Единое и Многое 
представляют собой одно целое, и не поняли, что этот и потусторонний миры 
обладают Одним Вкусом, а Восходящий и Нисходящий принципы должны быть 
объединены в Недуальном Сердце.
     Плотин в одном из самых лучших произведений духовной литературы всех 
времен напоминает, что весь видимый мир является проявлением Духа, и поэтому 
его следует любить так же, как Дух. А если они, гностики, действительно любят 
Дух, то они должны любить и его детей, тогда как они платят им только 
презрением.
     В: Вы цитируете его слова в своей книге. Я хотел бы, чтобы вы прочитали их 
для нас.
     КУ: Плотин говорит:
     «Не думайте, что человек становится хорошим, отрицая весь мир и всю 
присутствующую в нем красоту.
     Они (гностики) не имеют права заявлять о том, что почитают богов высшего 
мира. Когда мы любим человека, мы любим все, что в нем есть, мы распространяем 
на детей ту любовь, которую чувствуем по отношению к их родителям. Каждая душа 
является дочерью Духа. Как этот мир явлений может отличаться от духовного мира? 
Те, кто презирают лишь немногим отличающееся от духовного мира, показывают, что 
они ничего не знают о Духе, кроме его имени...
     Пусть она (любая индивидуальная душа) будет стремиться к слиянию с Мировой 
Душой, избавляясь при помощи самонаблюдения, от пороков и заблуждений и от 
всего того, что отягощает вульгарные души. Пусть она будет спокойной, и все ее 
окружение будет мирным. Пусть земля, вода и огонь стихнут, пусть небеса 
застынут в ожидании. Пусть она наблюдает, как Душа вливается во все явления 
мира, проникает во все и освещает все своим светом. Также как яркие лучи Солнца,
 которые освещают темную тучу, создают вокруг нее светящийся ореол, вошедшая с 
небес в тело душа дает ему жизнь, вечную красоту и пробуждает его ото сна. Так 
мир, в котором бесконечно движутся души, наделяющие его сознанием, становится 
живым и благословенным существом...
     Он (Дух или душа) наделяет собой каждую часть тела, даже самую маленькую и 
отдаленную, несмотря на то, что части тела разделены в пространстве и разделены 
в разуме, и даже если они противоречат друг другу или зависят друг от друга. Но 
Душа не разделена, и также не разделяется она, чтобы дать жизнь отдельным 
частям тела или людям. Все живет за счет Души в ее полноте (то есть в высшем 
измерении нет ни границ, ни степеней, ни уровней, но только чистое 
Присутствие); она полностью присутствует в каждой точке пространства. Небеса, 
обширные и разнообразные, существуют только за счет силы Души, и она делает наш 
мир Божественным.
     Солнце также есть божество, и все звезды, и мы сами, если мы чего-то стоим,
 и так вплоть до самой Души. Будь уверен, что при помощи нее можно достичь Бога.
 И знай, что тебе не придется идти очень далеко»...
    
    
    Мудрость и сострадание
    
     В: Да, этот отрывок показывает, что Плотин был сторонником недуального 
подхода. Вы соотносите эту интеграцию Восходящего и Нисходящего путей с союзом 
мудрости и сострадания.
     КУ: Да, и мы видим это как на Западе, так и на Востоке. Восходящий путь от 
Единого к Многому — это путь мудрости. Мудрость видит, что за всем 
многообразием мира явлений находится единый Принцип, Благо, не поддающаяся 
определению Пустота, по отношению к которой все Формы являются иллюзорными, 
мимолетными, непостоянными. Мудрость — это возвращение Многого к Единому. На 
востоке Праджна, или мудрость, — это понимание того, что Пустота есть Форма 
(Формы из Пустоты).
     Нисходящий путь, с другой стороны, это путь сострадания. Он видит, что 
Единое проявляется как Многое, и поэтому ко всем Формам необходимо одинаково 
относиться с добротой, состраданием, милосердием и благодарностью. Сострадание, 
или Совершенство, фактически, один и тот же механизм проявления Божественного. 
Единое проявляется как Многое через бесконечный акт сострадания и милосердия, и 
мы охватываем Многое при помощи сострадания и заботы. Сострадание касается всех 
явлений с участием и нежным удивлением. На Востоке Каруна, или сострадание, 
видит, что Форма есть Пустота (Пустота из Форм).
     Так что в итоге мы получаем: Мудрость видит, что Многое есть Единое, а 
Сострадание видит, что Единое есть Многое. В восточных терминах: Праджна видит, 
что Пустота есть Форма, Каруна видит, что Форма есть Пустота.
     В: Мудрость и Сострадание — это также Эрос и Агапе.
     КУ: Да, восходящий Эрос и Нисходящая Агапе, трансцендентное и имманентное, 
любовь восходящая и любовь нисходящая...
     Главный исторический вывод, который можно из всего этого сделать, — в 
великих недуальных системах, от Плотина на Западе до Нагарджуны на Востоке, 
присутствует стремление сбалансировать и объединить эти два направления. 
Восходящий или трансцендентный поток мудрости, Эроса или Праджны должен быть 
уравновешен Нисходящим или имманентным потоком сострадания, Агапе или Каруны; и 
союз Единого и Многого, Пустоты и Формы, Мудрости и Сострадания, их союз в 
недуальном Сердце Одного Вкуса есть источник, цель и основание подлинной 
духовности.
    
    
    Бог и Богиня
    
     В: Это также Бог и Богиня, Эрос и Агапе, Мудрость и Сострадание, 
Восходящий и Нисходящий пути...
     КУ: Да, в широком смысле. Если мы отбросим все традиционные представления 
об аграрной Великой Матери как покровительнице сельского хозяйства, и аграрные 
представления о Боге как о Великом Отце в Небесах — эти мифические образы не 
очень подходят для целостной картины — и если мы вместо этого придем к более 
широкому пониманию Бога и Богини, тогда мы сможем создать более гармоничную 
картину. Например, такую.
     Если мы хотим мыслить в таких терминах, то Мужское лицо Духа, или Бога, — 
это Эрос, Восходящий и трансцендентный поток Космоса, который стремится найти 
более высокую целостность и более широкое единство, выйти за пределы и достичь 
небес, подняться к бесконечным откровениям Блага и Славы. Он всегда 
отказывается от более мелкого в поисках глубокого, отказывается от низшего в 
поисках высшего.
     А Женское лицо Духа — Богиня — это Агапе, или Сострадание, Нисходящий, 
имманентный поток Космоса, принцип воплощения, телесных инкарнаций, отношений, 
которые относятся к каждому явлению с совершенным и равным милосердием, не 
отказываясь ни от кого, охватывая все. Если Эрос стремится к Благу Единого и к 
трансцендентной мудрости, Агапе охватывает Многое своим Совершенством, 
состраданием и постоянной заботой.
     В: Вы соединяете их в Тантре.
     КУ: Тантра представляет высшую недуальную действительность как сексуальный 
союз Бога и Богини, Шивы и Шакти, Пустоты и Формы. Ни Восходящий, ни Нисходящий 
принципы не являются окончательными, высшими или привилегированными, скорее, 
как изначальное инь и ян, они создают друг друга, зависят друг от друга, не 
могут существовать друг без друга, находят свое истинное существо, умирая друг 
в друге, только для того, чтобы пробудиться вместе. Они объединяются в 
состоянии счастья, блаженства и любви, как и весь Космос, и обнаруживают, что 
вечность безумно влюблена в то, что существует короткое мгновение, что 
недуальное Сердце бьется в каждом творении, благословляет все феномены и 
воспевает это единство в течение всей вечности. Мы же должны просто повторить 
это в своем собственном сознании, момент за моментом, бесконечно, чудесно, 
ощутить непосредственное присутствие Одного Вкуса. Это, совершенно точно 
недуальная позиция, союз Восходящего и Нисходящего, Бога и Богини, Пустоты и 
Формы, Мудрости и Сострадания, Эроса и Агапе, которые совершенно и блаженно 
объединены в Одном, в звуке хлопка одной ладонью.
    
    
    Два разных Бога
    
     В: И это излюбленное недуальное интегральное видение мира по Плотину?
     КУ: Да. Но этот союз Восходящего и Нисходящего в более поздние времена 
западной истории был жестоко разрушен, он распался на Восходящий путь 
потустороннего мира и Нисходящий путь этого мира, которые находились в 
постоянном и часто жестоком конфликте. И поэтому я пытаюсь проследить этапы 
этой войны, которая была центральным и определяющим конфликтом западного 
сознания.
     В: Война между сторонниками Восходящего и Нисходящего путей.
     КУ: Да. Это довольно интересно. Начиная с Августина и вплоть до 
сегодняшних дней, последователи Восходящего и Нисходящего принципов находились 
в состоянии постоянной и часто жестокой борьбы, и это дало западному миру двух 
совершенно несовместимых Богов.
     Бог Восходящего пути был потусторонним по самой своей сути — «царство мое 
не от мира сего». Это пуританский, часто монашеский и аскетический путь, и он 
считал тело, плоть и особенно секс архетипическими грехами. Его почитатели 
всегда стремились уйти от Многого и найти Единое. Такой Бог был абсолютно 
трансцендентен, и он всегда был пессимистично настроен по поводу поиска счастья 
в этом мире. Он отказывался от времени ради вечности и скрывал свое лицо, 
стыдясь теней этого мира.
     Бог Нисходящего пути советовал совершенно противоположное. Он отказывался 
от Единого, чтобы обрести Многое. Этому принципу соответствует видимый, 
воспринимаемый Бог, а иногда Богиня. Это был Бог чистого воплощения, чистой 
имманентности. Его очаровывало разнообразие, и свою радость он находил в 
почитании этого разнообразия. Не великое единство, а великое многообразие было 
целью этого Бога. Он покровительствовал чувствам, телу, сексуальности и земному.
 И, восхищаясь духовностью всех творений мира, он считал каждый восход солнца, 
каждый восход луны видимым благословением Божественного.
     В: Вы прослеживаете историю войны между этими двумя Богами?
     КУ: Да, правильно. На Западе, в течение целого тысячелетия, разделяющего 
Августина и Коперника, мы видим почти полное господство Восходящего принципа. 
Действительно, так как это общество было аграрным, существовали предпосылки для 
укрепления влияния маскулинной духовности, и, следовательно, внимание уделялось 
больше Эросу, чем Агапе, больше Восходящему принципу, чем Нисходящему, больше 
Единому, чем Многому, которое не только исключалось, но даже вызывало ненависть.

     Истинное спасение, истинное освобождение, не могло быть достигнуто на этой 
земле, в этой жизни. Цивилизация была до самого основания потусторонней. 
Чувства — это грех, секс — это грех, земля — это грех, тело — это грех, вся 
материя была признана греховной независимо от того, какая роль отводилась 
творению. И поэтому, конечно же, корнем греха была Ева, женщина в целом — тело, 
плоть, природа, похоть: все это стало табу в самом глубоком смысле. Как всегда, 
для только восходящего принципа все нисходящее есть Дьявол.
     В: Как на Востоке, так и на Западе.
     КУ: Определенно. В аграрных обществах, везде, где бы они ни возникали, у 
Восходящего пути постоянно появляется привычка объявлять этот мир Злом или 
иллюзией и осуждать землю, тело, чувства, сексуальность (и женщину). Конечно, 
были и исключения, но это постоянная тенденция во всех аграрных структурах, 
потусторонних до самой сути, следующих принципу «царство мое не от мира сего», 
интенсивным желанием найти нирвану за пределами мира сансары. Вы обнаружите эту 
тенденцию во многих обществах, начиная от раннего иудаизма, практически всех 
форм гностицизма до раннего буддизма и большинства форм христианства и ислама.
     И это действительно происходило на Западе, особенно в период со времен 
Августина до времен Коперника. Почти исключительно восходящий идеал доминировал 
над европейским сознанием в течение тысячи лет. Путь Вверх — это тот совет, 
который Церковь давала для совершенствования и достижения истины, и одним из 
наиболее четких путей к спасению было нестяжательство, что означает, что на 
этой земле нет никаких сокровищ, за которыми нужно гнаться.
     О да, было сказано много хвалебных слов в отношении совершенства 
Божественного творения (Совершенство = Агапе, Сострадание, Нисходящий путь), но 
практический результат заключался в том, что вы не могли получить освобождение 
или спасение на этой земле, в этой жизни, и в этом вся суть. Жизнь — это хорошо,
 но все становится намного интереснее, как только вы умираете. Однажды вам 
придется покинуть эту землю. Эта земля не является тем местом, где может быть 
найдено освобождение; эта земля есть просто стартовая площадка для подлинного 
взлета.
     В: И все это скоро изменилось.
     КУ: Да, все это скоро изменилось, и изменилось очень драматично, с 
приходом эпохи Ренессанса и началом современной истории, пиком которой было 
Просвещение, век разума. И самый простой способ описать весь этот период — 
сказать, что в этот момент Нисходящий принцип заменил Восходящий.
     Для представителей только Нисходящего пути любая форма Восходящего 
принципа достойна лишь презрения. Восхождение, фактически, становится новым 
злом. Восходящий Бог всегда является Дьяволом в глазах Нисходящего Бога.
     Поэтому неудивительно, что, начиная с эпохи современности, любой 
восходящий принцип в любом варианте становится новым греком. Современный подъем,
 введение нисходящего мировоззрения и отказ от принципов восходящего потока — 
все эти явления появились одновременно.
     И здесь мы нападаем на след отрицания современным западным миром 
трансперсональных измерений. Здесь мы можем увидеть непосредственное начало 
смещения, отклонения или изолирования подлинно духовного и трансперсонального. 
Здесь мы становимся свидетелями торжества поверхности, появления Нисходящей 
сети. Закат всякой трансцендентной мудрости, закат всех Восходящих принципов 
бросает тень на все лицо современности, тень, которая является характерной 
чертой нашего времени.
    
    
    Нисходящая сеть
    
     В: Эта поверхность, эта Нисходящая сеть, является непременным условием 
современности и постмодерна.
     КУ: Да. Спасение в современном мире, независимо от того, предлагается ли 
оно политикой, наукой, возрождающимися религиями земли, марксизмом, 
индустриализацией, консумеризмом, движениями за восстановление племенных 
культур, аграрных обществ или сексуальности, научным материализмом или 
эко-философией, это спасение может быть найдено только на этой земле, только в 
земных феноменах и проявлении, только в мире Форм, только в чистом имманентном 
пространстве, только в Нисходящей сети. Не существует никакой более высокой 
правды, никакого восходящего потока Возрастания, ничего трансцендентного вообще.
 На самом деле, все «более высокое» или «трансцендентное» теперь является 
Дьяволом, великим врагом, разрушителем земного, чувственно воспринимаемого Бога 
или Богини. И вся современность и постмодерн почти полностью развиваются в 
пределах этой Нисходящей сети, сети поверхности.
     В: Значит, это не объединение Восходящего и Нисходящего путей...
     КУ: Нет, это просто господство Нисходящего. Его последователи присягают на 
верность самими ими же созданному фрагментарному и дуалистическому Богу, их 
собственной сломанной Богине, их раздробленному и ограниченному Духу.
     Это религия великого сострадания и малой мудрости, в которой много доброты,
 но мало Добра. Религия замечательных Форм и отсутствия Пустоты. Великой 
Множественности и позабытого Единства. Религия Агапе, а не Эроса. Все это 
поверхность.
     В: В книге вы выражаете эту идею в следующем предложении: «И если элементы 
Восходящего мировоззрения доминировали в сознании европейцев до эпохи 
Ренессанса, то потребовалось всего одно решающее изменение в сознании, чтобы 
вернуть к жизни Нисходящий путь, который, пробудившись после тысячелетнего 
заточения, взорвал мир своей творческой яростью. Эта энергия всего за несколько 
столетий переменила лицо западного мира, и в процессе этой работы сумела 
заменить одного сломанного Бога на другого».
     КУ: Да. В течение тысячелетия мы страдали от того, что цивилизацией 
управлял только Восходящий принцип. И сегодня мы находимся во власти столь же 
авторитарной, но уже Нисходящей сети, этот негатив предыдущей картины стал 
новым кошмаром западного мира.
     И не только в «официальной» действительности, но и почти в каждой форме 
«контркультуры» или «контрреальности». Нисходящая сеть стала настолько 
прямолинейной, настолько бессознательной, настолько консервативной, что даже 
«новая парадигма» — революционное движение — полностью находится у нее в тисках.
 Она одинаково поражает и ортодоксов, и авангардистов, сторонников традиции и 
сторонников альтернативных методов, индустриалистов и экологов.
     В: Но экофилософы настаивают, что только этот чистый имманентный Дух, или 
Великий Дух, или земная Богиня, то есть духовность, сосредоточенная на 
проблемах этого мира, может предотвратить экологический кризис.
     КУ: Совсем напротив. Чисто нисходящее мировоззрение само является одним из 
главных виновников экологического кризиса. Нисходящая сеть разрушает Гею, и 
экофилософы — одни из главных защитников этой сети.
     В: Далее мы поговорим как раз об этом.

Глава 15


    Крах Космоса
    
     В: Современный и постсовременный мир развиваются в рамках Нисходящей сети. 
Возникает очевидный вопрос: почему?
     КУ: Диалектика развития в первый раз споткнулась в эпоху современности. 
Эволюция налетела на придорожный камень, и весь автомобиль наклонило в сторону, 
после чего он начал соскальзывать с дороги. Разделение Большой Тройки на 
сознание, культуру и природу со временем привело к разобщению Большой Тройки, 
ее последующему распаду и превращению в Большую Единицу поверхности.
     Эволюция, это, конечно, самокорректирующийся процесс, и он постоянно 
находится в процессе внутреннего исправления. Как на фондовой бирже, существует 
общая и безошибочная восходящая тенденция, но она не может воспрепятствовать 
сильным краткосрочным колебаниям, периодам значительного роста и падения. И, 
начиная с восемнадцатого столетия, культурная фондовая биржа переживает Великую 
Депрессию, подобную которой мы никогда не видели и которую сейчас только 
начинаем преодолевать.
     В: Значит, этот крах — не тот редукционизм, который вы выделяете в нашей 
культуре?
     КУ: В основном это так; досовременные культуры не имеют ни хороших, ни 
плохих новостей по поводу этого дифференцирования. Поскольку другие культуры 
еще не разделили Большую Тройку, они еще не могут ее разрушить. Великое 
достижение — разделение Большой Тройки, оказалось в то же время великой 
трагедией. Достижение современности начало перерастать в беду современности, и 
именно на этом этапе находится современный мир и культура постмодерна: 
раздробленное жизненное пространство, в котором «я», мораль и наука готовы 
вцепиться в горло друг другу. Они борются не за интеграцию, а за господство. 
Каждый элемент Большой Тройки пытается избавиться от фрагментарности, отрицая 
реальность других секторов.
     И поэтому может оказаться, что великий эволюционный скачок вперед является 
первой большой катастрофой диалектики развития, пятном крови на совершенно 
новом ковре.
    
    
    Достижения эпохи современности
    
     В: Итак, прежде чем мы начнем обсуждать плохие новости, почему бы кратко 
не поговорить о хороших новостях эпохи современности?
     КУ: Это важно подчеркнуть, потому что антимодернисты обычно 
сосредоточивают свое внимание на плохих новостях и склонны совсем забывать про 
хорошие.
     Ни магический, ни мифический уровни не являются постконвенциональными. Но 
после перехода к разуму и космополитической этике, мы наблюдаем бурное развитие 
современных освободительных движений: освобождение рабов, женщин, неприкасаемых.
 Это не то, что правильно для меня, моего племени, моей расы, моей мифологии 
или моей религии, это справедливо и правильно для всех людей, независимо от 
расы, пола, касты, или веры.
     И, таким образом, всего за период в сотню лет, примерно от 1788 до 1888 
года, рабство было объявлено вне закона и исчезло во всех 
рационально-индустриальных обществах на Земле. И в доконвенциональном 
эгоцентрическом состоянии, и в конвенциональном этноцентрическом состоянии 
рабство было общепринятым. Понятия о равном достоинстве и равной ценности не 
распространялись на всех людей, но применялись только в отношении людей вашего 
племени, вашей расы или вашей избранной религии. Но на постконвенциональной 
стадии рабство впервые в истории было устранено на уровне целого общественного 
устройства! Некоторые более ранние общества не были рабовладельческими, но, как 
показывают свидетельства, собранные Джерардом Ленски, ни одно общественное 
устройство в целом никогда не было свободно от рабства, и так вплоть до 
появления рационально-индустриального общества.
     И рабство существовало как на Востоке, так и на Западе, как на Севере, так 
и на Юге: и белые, и черные, и желтые, и краснокожие порабощали своих собратьев,
 как мужчин, так и женщин, и даже не задумывались об этом. В некоторых 
обществах, таких как раннее доисторическое, рабство было распространено 
относительно меньше, но даже первобытные люди не были от него свободны, на 
самом деле, они его и изобрели.
     В этом отношении, один из социальных кошмаров в Америке заключается в том, 
что страна соединила в себе развитые индустриальные районы, огромные аграрные 
регионы, традиционно использующие труд рабов. Конституция, фактически, в 
значительной степени все еще оставалась документом аграрной эпохи — рабство 
считалось настолько само собой разумеющимся, что о нем даже не упоминалось, а 
женщин не считали гражданами (и по этому поводу ничего даже не нужно объяснять 
в самом документе!). Но когда средний уровень культуры начал переключаться с 
мифически-аграрного на рационально-индустриальный уровень, рабство было 
полностью устранено, хотя его шрамы все еще остаются в нас.
     В: Женщины были также освобождены.
     КУ: Да, почти по тем же самым причинам мы можем наблюдать рост феминизма и 
движения за защиту прав женщин в масштабе всей культуры, которое, как мы 
говорили, в целом начинается с Уоллстонкрафт в 1792-м. Отсюда начинается период 
многочисленных освободительных движений.
     Это движение также было почти полностью продуктом рациональной и 
индустриальной культуры и должно считаться одним из многих важных достижений 
современности. До этого, когда Большая Тройка еще не была разделена (когда 
ноосфера и биосфера еще были единым целым), биологические факторы вроде мужской 
физической силы часто предопределяли и культурные ценности, потому что они еще 
не были разделены: мужская физическая сила означала мужскую силу и в культуре. 
Если бы способ производства не требовал больших физических усилий, как в 
садоводческой культуре, тогда женщины занимали бы равное положение, и общество 
было бы относительно «эгалитарным». Но когда ситуация изменилась, женщины 
пострадали в первую очередь.
     Но после разделения «я», культуры и природы (разделения Большой Тройки) 
биологические факторы становились все менее значительными. Биология больше не 
была судьбой. Равные права никогда не могут быть достигнуты в биосфере, где 
большая рыба ест маленькую рыбу; они могут возникнуть в ноосфере, по крайней 
мере, к этому можно стремиться. Либеральный феминизм возник в этот период 
истории, а не раньше, чтобы объявить новую восходящую над миром истину — в 
ноосфере у женщин и мужчин равные права. Эта истина укоренена в 
постконвенциональной глубине и космополитической рациональности.
     В: Также в этот период возникло движение за демократизацию самих 
государств.
     КУ: Да, по существу, это же самое явление. Мифологическое мировоззрение, 
весьма отличавшееся от того замечательного состояния, которое имели в виду 
экоромантики, почти во всех случаях воспроизводило в обществе иерархию 
господства. Мифический бог — это бог определенного народа, он социоцентричен и 
этноцентричен, а не постконвенционален или космополитичен. Он становится богом 
всех народов, только если все народы склонятся перед этим конкретным богом. 
Поэтому он является «космополитичным» только путем принудительного согласия, и, 
в случае необходимости, военного завоевания, что сделали очевидным великие 
мифологические Империи ацтеков, инков, католиков, татаро-монголов и рамзесов. 
Эти иерархии господства подчиняются только одному лидеру: Римскому папе, королю,
 Клеопатре или хану, которые находятся на вершине, а ниже них существуют лишь 
различные степени рабства и только рабства. И все они вели войны от имени 
своего мифического бога или богини, перед которым должны были склониться все 
люди.
     Век разума поэтому также был веком революций, революций против 
мифологических иерархий господства. Это были революции не только в теории, но и 
на практике, в политике. Одна из главных тем Просвещения гласила: «Не надо 
больше мифов!», потому что именно мифы разделяли людей и настраивали их друг 
против друга, используя этноцентрические противоречия, и несли зло неверным от 
имени избранного бога.
     И поэтому надо всем континентом прозвучал страстный крик Вольтера: 
«Помните о жестокости!» Помните о жестокости, причиненной людям во имя 
мифического бога, помните о сотнях тысяч, сожженных на кострах для того, чтобы 
спасти их души; помните об Инквизиции, которая писала свои догмы на плоти 
пытаемых людей; помните о политическом неравенстве, свойственном мифическим 
иерархиям; помните о жестокости, которая во имя сострадания отправила 
маршировать под своими знаменами неисчислимое множество людей.
     С другой стороны, постконвенциональная моральная позиция расширяет принцип 
равных возможностей на все народы, независимо от расы, пола, убеждений, веры, 
мифологии, и так далее. И вновь, хотя не каждый человек соответствовал этим 
постконвенциональным или космополитическим идеалам, это было действительно 
новым началом; с приходом современной эпохи возникли многочисленные социальные 
учреждения, которые действительно защищали права людей. Тысячи и тысячи мужчин 
и женщин боролись и умерли ради появления этого демократического видения, 
космополитической толерантности и всеобщего плюрализма, проходившего под 
лозунгом: «Я могу не соглашаться с тем, что вы говорите, но я до смерти буду 
защищать ваше право говорить это».
     Это явление также было радикально новым в любом крупном масштабе. В ранних 
греческих демократических городах-государствах совершенно не было этого 
универсализма. Позвольте напомнить, что в греческих «демократических 
государствах» каждый третий был рабом, а женщины и дети фактически считались 
таковыми; аграрный способ производства не может обеспечить освобождение рабов. 
Город Афины, как и все города-государства, имел своего особого мифического бога 
или богиню, которые покровительствовали городу. И поэтому обвинения, которые 
выдвинули Афины против Сократа, звучали так: «Сократ виновен в том, что 
отказывается почитать богов государства». Приговор заканчивался требованием 
смертной казни в качестве наказания.
     Сократ предпочел разум мифу и добровольно выпил чашу с ядом. Пятнадцать 
столетий спустя мир вновь вернулся к этому спору, только на сей раз государство 
вынудило богов выпить чашу с ядом, и после смерти тех богов возникли 
современные демократические государства.
    
    
    Бедствия современности
    
     В: В качестве хороших новостей мы можем, я полагаю, назвать развитие самой 
науки.
     КУ: Да, внесение различий в Большую Тройку позволило появиться 
рационально-эмпирической науке, над которой не властвовали жесткие мифические 
догмы. Эмпирическая наука, что означает рациональность, связанную с 
эмпирическим наблюдением, впервые начала процветать в многочисленных культурах.
     По поводу эмпирической науки могут быть небольшие споры, но по поводу 
сциентизма... да, сциентизм — это совершенно другой зверь. И здесь мы могли бы 
также обратиться к плохим новостям, которые заключались в отказе объединить 
Большую Тройку. Сознание, мораль и наука были действительно освобождены от 
магических и мифических допущений; каждая из этих областей была наделена своей 
собственной властью, своей собственной истиной и своим собственным подходом к 
Космосу, и каждая могла сказать нечто одинаково важное.
     Но к концу восемнадцатого столетия быстрое и действительно беспрецедентное 
развитие науки начало рушить всю эту систему. Прогресс в этой области начал 
затмевать, а затем полностью отрицать ценности и истины областей «я» и «мы». 
Большая Тройка начала распадаться и становиться Большой Единицей: эмпирическая 
наука, и только наука; могла высказывать окончательную истину. Так возник 
сциентизм, что означает, что наука не только стремилась раскрыть свои 
собственные истины, но и начала отрицать, что вообще существовали какие-то 
другие истины!
     Начиная с восемнадцатого века, левосторонние внутренние измерения были 
сведены к их правосторонним эмпирическим коррелятам. Только объективные «это», 
имеющие простое местоположение, были «подлинно реальны»! Все внутренние 
измерения, во всех холонах, человеческих и иных, были полностью уничтожены, и 
призрак в машине начал издавать свой грустный и одинокий стон, тем более 
жалобный, что у него не было даже сил привлечь внимание.
     Когда только объекты с простым местоположением являются подлинно реальными,
 тогда сам разум полностью становится tabula rasa, совершенно чистым листом, 
который впоследствии заполняется картинками или представлениями, отражающими 
эту единственную реальность: объективную и чувственно-воспринимаемую природу. 
Нет никакого подлинного Духа, нет никакого подлинного разума, есть только 
эмпирическая природа. Нет сверхсознания, нет самосознания, остались только 
подсознательные процессы, которые бесконечно и бессмысленно проносятся в 
системе переплетенных «это». Великая Холархия разрушилась, как карточный домик 
под порывом ветра, и на ее месте теперь находится только сеть природы с простым 
местоположением.
     Таким образом, добро пожаловать в современность, в мир Нисходящего 
принципа. Вся истина, которую можно подлинно познать, — это истина моноприроды, 
объективных и эмпирических процессов, и для этого совершенно не требуется 
методов Восходящего пути. Нисходящая сеть поверхности, мир троглодитов, пустой 
до самого основания.
    
    
    Инструментальная рациональность: мир «это»
    
     В: Кажется, что реальна только материя. Как и почему наука забыла про 
другие области?
     КУ: Все выдающиеся ученые эмпирической науки — Кеплер, Ньютон, Гарвей, 
Кельвин, Клаузиус, Карно — были захвачены теми массовыми преобразованиями, 
которые были вызваны индустриализацией. И наука, и производство были связаны с 
областью «это», так что они опирались друг на друга в порочной спирали, 
отталкивая все другие заботы на периферию. Другими словами, область «это» имела 
двух очень мощных защитников — достижения эмпирической науки и власть 
индустриализации.
     Технико-экономическая основа общества (нижний правый сектор) устанавливает 
конкретные формы, в пределах которых культура развивается и может развиваться. 
Основа не определяет культурную надстройку в том сильном смысле, который 
предавали этому утверждению марксисты, но она действительно устанавливает 
различные пределы и возможности (например, фактически невозможно объявить 
рабство вне закона при аграрном производстве, и также невозможно доказать 
равноправие женщин).
     Теперь базисом инструментального производства была индустриальная основа. 
Конечно, такую роль уже выполняли лук и стрелы, затем мотыга, затем плуг, но 
как насчет парового двигателя? Или двигателя внутреннего сгорания? Двигатель, 
машина, во многом были простой эволюцией производительных сил и в этом смысле 
стояли в одном ряду вместе с первым камнем, поднятым для удара, или первой 
палкой, использовавшейся как копье. В этом смысле в индустриализации не было 
ничего такого, что было бы радикальным разрывом с прошлым — мужчины и женщины 
всюду и всегда искали способы обеспечить свои основные потребности при помощи 
инструментов. Но по мере того как развитие этого сектора становилось все более 
сложным, растущая власть машины индустриальной основы сделала инструментальное 
производство принципиально важным вопросом.
     Культура развивает свои возможности в пределах технико-экономической 
основы. И в рамках индустриального базиса развивался производительный, 
технический и инструментальный менталитет, мировоззрение, которое почти с 
необходимостью делало «это» доминирующей областью.
     Сегодня многие критики склонны связывать большинство проблем с 
индустриализацией. Она считается причиной механистического мировоззрения; она 
ответственна за разрушение органической культуры; за создание аналитического и 
фрагментарного мира; за разрушение единства общества; за экологические 
катастрофы; за крах религиозного сознания.
     Я не думаю, что это действительно основные проблемы. Я считаю, что все они 
полностью производны. Центральной проблемой является то давление, которое эта 
производственная основа оказывает на сознание, чтобы оно уделяло внимание 
области «это». То есть власть индустриализации вкупе с достижениями 
эмпирической науки призывает людей выбирать тот мир, в котором реальны только 
«это». Все остальное является следствием этого выбора. Все другие проблемы 
происходят от этой проблемы.
     Область объективного разрасталась, как раковая опухоль, патологическая 
иерархия вторглась в области «я» и «мы», колонизировала их и начала 
доминировать над ними. Моральные решения культуры были быстро поставлены в 
зависимость от технических решений науки. Наука решала все. Все проблемы в 
областях «я» и «мы» были сведены к техническим проблемам в области «это». Наука 
не только начала решать все проблемы, она начала решать то, что было основной 
проблемой, — она начала определять, что было реально, а что не было.
     В: Значит, проблема состояла не в том, что новая наука была ориентирована 
на анализ и разделение, а не на синтез и объединение?
     КУ: Абсолютно нет. Проблема состояла в том, что и атомистическая наука, и 
целостная наука были «измами» из объективного мира. Обе внесли свой вклад в 
разрушение. Атомистические «это», целостные «это» — один и тот же кошмар.
     В: Но от представителей «новой парадигмы» мы постоянно слышим о том, что 
мы живем в раздробленном мире, потому что «старая ньютоновская» наука была 
механистической, аналитической и атомистической, и эти аналитические понятия 
заполонили общество и вызвали его разделение. И все, что теперь требуется от 
общества, — это принять новые холистические науки, начиная от квантовой физики 
до теории систем, и это избавит нас от разделения. А вы говорите, что и 
атомистическая, и холистическая наука — один и тот же кошмар.
     КУ: Да, правильно. Когда наука объявила, что ее собственная миссия 
является единственной реальной, то она также объявила, что область «это» 
является единственной реальной областью. Эмпирический мир монологической 
природы был единственной реальностью. Люди были неотделимой частью этой сети 
природы, и, таким образом, люди также могли быть познаны эмпирическим, 
объективным способом. Вы хотите увидеть мысли и сознание? Не говорите со мной, 
просто вскройте черепную коробку и посмотрите на мозг. Это и есть 
монологический взгляд.
     Идея заключалась в том, что мозг является частью природы, а так как только 
природа реальна, сознание может быть обнаружено путем эмпирического 
исследования мозга — это ужасное сведение сознания к монологической поверхности.

     В: Но мозг действительно часть природы!
     КУ: Да, мозг — это часть природы, но сознание — не часть природы. Разум, 
или сознание, является внутренним измерением, которому во внешнем мире 
соответствует объективный мозг. Разум — это «я», мозг есть «это». Разум может 
быть изучен только при помощи самоанализа, общения и интерпретации. Вы можете 
смотреть на мозг, но с разумом вы должны говорить, а это требует не только 
наблюдения, но и интерпретации.
     Все внутренние измерения были полностью опустошены. Внутренняя глубина 
растений, китов, волков и шимпанзе испаряется под опаляющим пламенем 
монологического взгляда. В итоге вам остается только эмпирическая природа, 
монологическая природа, лишенная своих природных качеств, пустая раковина 
разрушенного Космоса: все «я» и все «мы» сведено к взаимосвязанным «это», к 
сети простого местоположения.
     Конечно же, сознание не обладает простым местоположением. Оно существует 
на своих собственных уровнях глубины, которые познаются изнутри, которые 
доступны при помощи интерпретации и которые постигаются во взаимном понимании, 
основанном на искренности. И так как ни один из этих феноменов не обладает 
простым местоположением, то если вы попытаетесь понять внутреннего зверя, 
просто нанося на карту его эмпирические и объективные следы, то вы упустите 
саму сущность этого животного. А затем вы просто упорядочиваете свои 
онтологические холархии на основе физических величин — порядок размера приходит 
на смену порядку значения. Теперь единственные «уровни», которые вам доступны, 
формируются с учетом главным образом размера: атом — это часть большей молекулы,
 молекула — часть большей клетки, клетка — часть большего организма, организм — 
часть большей биосферы. Такова ваша целостная системная карта.
     И здесь вы совершаете ошибку, которую Уайтхед называл ошибкой простого 
местоположения. А именно, если нечто не может быть найдено в физическом 
пространстве, тогда это не «подлинно реально». Вы можете определить 
местоположение Геи, значит, она существует. Вы можете определить 
местонахождение клеток, значит, они существуют. Вы можете определить 
местоположение мозга, значит, он существует. Вы можете указать местонахождение 
биосферы, значит, она существует.
     Но вы не можете определить местонахождение сознания, ценностей, смыслов и 
морали подобным образом. Вы не можете указать на них пальцем. Вы не можете 
увидеть их где-либо в великой сети чувственно-воспринимаемой природы. Они 
становятся призраками в машине, иллюзиями в органической системе. Они 
объявляются просто личными субъективными фантазиями. Внутреннее измерение не 
существует в лишенной качеств Вселенной, Вселенной, на которую вы можете 
указать пальцем.
     Ирония заключается в том, что Вселенная, на которую вы можете указать 
пальцем, является бессмысленной Вселенной. Поэтому хотя сознание, ценность и 
значение являются внутренней чертой глубины Космоса, их нельзя найти в этом 
Космосе. То есть они принадлежат левосторонним измерениям Космоса, а не 
правосторонним поверхностям. Если вы допускаете только существование 
чувственно-воспринимаемых поверхностей, то вы полностью вычищаете Космос от 
всех ценностей, сознания, значений и глубины.
     И поэтому произошло так, что по существу в первый раз в истории от Великой 
Холархии пришлось отказаться, потому что на нее нельзя было указать пальцем. 
Призрак в машине был действительно призраком, потому что он только что совершил 
самоубийство.
    
    
    Фундаментальная парадигма Просвещения
    
     В: Так, значит, поэтому теоретики вроде Фуко так резко нападали на «науки 
о человеке», которые возникли в восемнадцатом веке?
     КУ: Да, именно так. Фуко красиво прокомментировал это монологическое 
безумие одной совершенной фразой: мужчины и женщины, говорил он, стали 
«объектами информации, а не субъектами коммуникации». Таким образом, люди, как 
и все холоны, изучались только с точки зрения эмпирических и объективных 
измерений, и поэтому были сведены к простым «это» из большой переплетенной сети,
 без глубины, каких-либо внутренних измерений и индивидуальности. Жестокий мир 
техника из лаборатории, в котором каждый человек является только куском мяса.
     И, следовательно, вместе с расцветом сциентизма параллельно идет развитие 
«наук о человеке», которые представляют человека исключительно как объект 
информации. Мы также называем это «дегуманизированным гуманизмом».
     В: Тогда почему Фуко называл этот период «Эпохой человека»?
     КУ: Потому что в этот период «человек» был изобретен как объект научного 
исследования. Люди стали объектами монологических рациональных исследований, 
чего никогда прежде не случалось (потому что Большая Тройка никогда прежде не 
различалась и не разрушалась). Используя свой собственный метод, Фуко показал, 
что человек никогда не существовал прежде. Человек был изобретен. И Фуко жаждал 
«смерти человека». Поэтому он завершает свою книгу «Слова и вещи» такой 
метафорой: «Можно держать пари, что человек со временем будет стерт, как лицо, 
нарисованное на прибрежном песке».
     Вот за что борется постмодернизм: окончание объективирования человека. 
Разрушение «дегуманизированного гуманизма», отказ от модели «человека», 
превращения человека в монологический поверхностный объект. Чтобы сделать из 
всех субъектов объекты великой взаимосвязанной сети, на самом деле, необходима 
власть, выставляющая себя как знание. Это тирания монологического взгляда, это 
ирония поверхностной рациональности, и она была одной из главных целей Фуко.
     Поэтому, если вы рассмотрите главных теоретиков и критиков современности, 
таких как Гегель, Вебер, Хабермас, Тэйлор, Фуко, то вы увидите удивительно 
последовательную картину. Они все согласны в отношении определенных основных 
особенностей современности: автономный субъект исследует целостный мир объектов,
 при этом знание есть просто эмпирическое и объективное представление, 
нанесение на карту этого целостного мира (парадигма представления, зеркало 
природы). Субъективные и интерсубъективные области были, таким образом, сведены 
к предмету эмпирических исследований. «Я» и «мы» были сведены к сети 
взаимосвязанных «это», и люди стали «объектами информации» и перестали быть 
«субъектами общения». Это сокращение Большой Тройки до Большой Единицы создало 
«дегуманизированный гуманизм» и лишенную качеств Вселенную, которая по-прежнему 
доминирует в современном мире.
     Мир и его жители стали «одномерными», как выразился Маркузе. Поэтому добро 
пожаловать в фундаментальную парадигму Просвещения, современную Нисходящую сеть.

    
    
    Не Дух, не разум, а только природа
    
     В: Так вот что вы имели в виду, когда говорили, что один фрагментарный Бог 
сменил другого.
     КУ: Да, после Восходящего принципа, который доминировал над сознанием 
западной культуры в течение по крайней мере тысячи лет, мы приходим к 
исключительно Нисходящему миру, который господствовал над эпохами современности 
и постмодерна до настоящего времени. Не существует никакого транслогического 
Духа, не существует никакого диалогического разума; есть только монологическая 
природа. Поверхностная видимая моноприрода, мир чувственно-воспринимаемых и 
материальных форм — это наш «Бог», это наша «Богиня» в современном и 
постсовременном мире.
     А что касается этой бедной конечной природы, этой эмпирической природы, 
этого немого и пустынного пейзажа, который теперь один был реален, то некоторые 
назвали бы ее Духом, другие назвали бы ее слепцом. Некоторые назвали бы ее 
божественной, другие назвали бы ее жестокой. Некоторые возвели бы ее на 
пьедестал высшей славы, другие опустили бы ее до уровня безжизненной материи. 
Но всегда, абсолютно всегда, только эта конечная природа была реальной. Ушел 
подлинный Дух, ушел подлинный разум, и на их месте осталась только 
монологическая природа и ее функциональная пригодность.
     Разделенный, дуалистический Восходящий мир уступил место столь же 
разделенному, дуалистическому Нисходящему миру. И мы, представители эпохи 
современности и постмодерна, блуждаем в пределах этой нисходящей сети. Мы 
отрезаны от Источника, от Основания и от Цели, и мы ожидаем возвращения 
потерянного или сокрытого Бога, правила которого мы тем не менее будем сердито 
отрицать; возвращения Богини, которую мы не узнали бы, даже если бы Она 
вернулась. Мы находимся в пропасти между двумя мечтами, одна из которых ушла и 
никогда не вернется, а другая уже родилась, яркая и многообещающая, но все еще 
переживающая муки рождения. И мы потерялись в этом ужасном промежутке, мы 
стремимся найти в конечном мире источник бесконечного спасения и живем на 
пыльных руинах полной невозможности сделать это.
    
    
    Ирония: настроение современности
    
     В: Хорошие новости, плохие новости.
     КУ: Да, и это придает эпохе современности особую иронию. Разделение 
Большой Тройки привело ко всем этим значительным достижениям — освободительные 
движения, демократия, новые знания, и в то же время оно способствовало распаду 
Большой Тройки, краху Космоса и сведению его к плоскому миру лишенных ценности 
объектов и бессмысленных поверхностей.
     Во всем этом есть ирония. Рациональность, которая освободила человечество, 
была тем же самым фактором, который способствовал его разрушению, дегуманизации 
и деградации. И все критики современности и постмодернизма подхватывают эту 
иронию. Ирония также означает, что поставленные цели и достигнутые результаты 
являются несколько иными. Это своего рода ложь, можно так сказать, которая 
позволяет ложному «я» иронично выступать как истинное «я».
     Кьеркегор даже написал работу «О понятии иронии». В ней он показал, что 
ирония была результатом зависания его эпохи между двумя мировоззрениями, одно 
из которых умирает, а другое еще только нарождается, и те, кто оказались 
посередине, обречены на иронию.
     Мы уже видели, что иронией современности было разделение Большой Тройки, 
которое принесло огромный прогресс в освободительных движениях, но которое 
также привело к превращению мира в плоскую и безрадостную поверхность. Таким 
образом, возросла свобода быть плоским!
     В: Очень иронично.
     КУ: Вы так не считаете? Современность, именно из-за того, что стала более 
глубокой, могла представлять себя настолько поверхностной, что другим культурам 
и не снилось. Китч и современность вошли в этот мир одновременно. Даже несмотря 
на то, что в рациональности было больше глубины, и, следовательно, она была 
ближе к подлинному Духу, чем магия или миф, магические и мифические религии 
смотрели на современный мир и не находили в нем ничего, кроме поверхностности. 
И в каком-то смысле это было справедливо: сведение Большой Тройки к 
эмпирическому миру явлений было настолько поверхностным и плоским, что ни один 
человек с мифическим мировоззрением на него просто не отважился бы.
     Разрушенная современность: трэш, китч и ирония. Самое передовое, самое 
просвещенное, самое прогрессивное общество из когда-либо существовавших 
проводит время в поиске своего основания: старая леди ищет своего утерянного 
Бога, которого она все равно бы не приняла, даже если и нашла бы.
     Сама глубина современности заключалась в отрицании глубины как таковой. И 
поэтому в течение всего периода современной и постсовременной истории сознание 
занималось тем, что упорно и агрессивно отрицало собственное существование.
     В: Значит, отсутствие Духа в современную эпоху и есть ирония?
     КУ: Да, именно так. Ирония — это дух современности, ее настроение, горькое 
послевкусие мира, который не может высказать истину по поводу сущности Космоса 
и поэтому обрекает себя на то, чтобы говорить одно, а иметь в виду совершенно 
другое. То есть это тот мир, который ничего не может сказать наверняка.
    
    
    Голос индустриальной сети
    
     В: Вы говорили, что современный экологический кризис является прямым 
следствием Нисходящей сети?
     КУ: Каждый может сказать, что он мыслит «глобально», но лишь немногие 
могут действительно занять постконвенциональную или космополитичную позицию. 
Как мы видели, чтобы действительно жить на таком высоком уровне, необходимо 
пройти пять или шесть основных стадий трансформации или преодоления.
     Но если вся левая сторона полностью игнорируется, то есть если мы видим 
только объективную «глобальную» карту Геи, или системы природы, то мы 
игнорируем и тот путь, который действительно может привести людей к этому 
космополитичному состоянию. У нас есть цель, но нет пути к ней. И у нас есть 
карта, которая отрицает трансцендентное, само по себе являющееся этим путем!
     Такое игнорирование, или невежество, возвращает нас к формам тонкого 
редукционизма фундаментальной парадигмы Просвещения. Мы видели, что 
рациональность разделила Большую Тройку, но индустриализация свела ее к Большой 
единице моноприроды, эмпирической сети с простым местоположением.
     Другими словами, этот мир моноприроды в действительности есть 
индустриальная онтология. Само представление о том, что «только эмпирическая 
природа реальна», принадлежит современной Нисходящей сети, и эта сеть в первую 
очередь является сетью индустриальной онтологии. Именно индустриализация 
поддерживает статус эмпирического мира как единственной реальности. 
Индустриализация колонизирует внутреннее пространство и сводит всю глубину к 
поверхностным аналогам великой сети наблюдавмых объектов. Слова о том, что 
«только природа реальна», — это и есть голос индустриальной сети.
     В: Именно поэтому крах Космоса не имел места в других культурах?
     КУ: Правильно. Природа была либо предопределенной и эгоцентричной, как в 
магическом мире, либо обесценивалась в пользу другого, лучшего мира, как в 
мифологическом сознании. Или, как в случае с Плотином или Падмасамбхавой, 
природа считалась выражением Духа, воплощением Духа, который преодолевает и 
включает в себя природу.
     Но никогда в истории природа сама по себе не отождествлялась с высшей 
реальностью. Никогда транслогический Дух и диалогический разум не сводились так 
грубо к монологической природе. Но в индустриальной онтологии реальной является 
только одна природа.
     В: Значит, природа в этом смысле является продуктом индустриализации?
     КУ: Совершенно определенно. Как мы уже сказали, слова о том, что «только 
природа реальна», — это и есть пугающий голос индустриальной сети.
     А затем вам предстоит сделать только две вещи по отношению к Духу: либо 
отрицать его существование вообще, либо объявить, что природа и есть Дух. 
Первым путем пошли философы-просветители, второй избрали себе романтики и 
сторонники возврата к природе. Но оба эти пути ограничены рамками Нисходящей 
сети моноприроды, жесткой индустриальной онтологии.
     В: Плотин перевернулся бы в гробу?
     КУ: Об этом можно только строить догадки. Позвольте мне напомнить вам, что 
для Платона или Плотина, а также для Эмерсона, Экхарта или леди Чогьял, природа 
является выражением Духа. На самом деле, для Плотина и разум, и материя 
являются формами выражения Духа, и Дух преодолевает их и включает в себя в 
финальном объятии Единого Вкуса. И то же самое в буддизме: дхармакая Духа дает 
жизнь самбхогакае разума, которая, в свою очередь, порождает нирманакаю тела и 
форм природы.
     Но признавать только нирманакаю? Признавать только природу? Это и есть 
крах Космоса и сведение его к эмпирической поверхности. Это очевидный эффект 
индустриальной онтологии, которая начинает колонизировать другие области и 
устанавливает над ними господство, в то время как единственной реальностью 
остается природа.
     Только после торжества Нисходящего принципа мы могли получить таких 
философов, как Фейербах, Маркс, Конт. И только в период полного расцвета 
модернизма могли появиться Романтики и экофилософия. Все они работают на одной 
и той же улице, на одной поверхности, и их общим богом является плоский мир 
чувственно-воспринимаемой природы, который прячется в недрах индустриальной 
сети.
     В: Так это означает, что движение Романтиков, которое боролось против 
индустриализации, само является продуктом индустриализации?
     КУ: Да, это верно. Вера в то, что эмпирическая природа является 
единственной подлинной реальностью, — это и есть индустриальная онтология. 
Эко-романтики отказывались от индустриализации, но сохраняли ее онтологию и 
были ей поистине преданы. Другими словами, они боролись с поверхностной 
проблемой и в то же время поддерживали ее внутреннюю причину. Они тайно 
принимали индустриальную онтологию и со временем сделались ее самыми 
последовательными защитниками. Как ребенок, похищенный в детстве из дому, они 
стали любить своего похитителя.
     Религия Геи, поклонение природе — это просто одна из форм индустриальной 
религии, индустриальной духовности, и она полностью поддерживает индустриальную 
парадигму.
     В: Но и в магическом и мифическом мировоззрениях существовало поклонение 
природе.
     КУ: Это не так. Просто природа еще не была выделена как самостоятельное 
целое. Это совершенно другая структура. Та магическая природа была живой, была 
наполнена эгоцентрическими импульсами и чувствами. Природа, которой восхищались 
Эко-романтики, это совершенно другая природа. Современные Романтики вовсе не 
думали, что облака бегут по небу, потому что их преследуют другие облака, а 
извержение вулкана происходит потому, что он разозлился лично на них (если они, 
конечно, не страдали тяжелыми формами пограничных расстройств).
     Нет, природа, которой поклонялись Эко-романтики эпохи современности, была 
совершенно другой природой. И эта природа была для них превосходной реальностью.
 Другими словами, они поклонялись той природе, которая возникла после 
разделения Большой Тройки. То есть они сделали бога из сведения Большой Тройки 
к Большой Единице, они сделали бога из монологической природы. Моноприрода, и 
только она, является реальной. Она есть их Бог и их Богиня.
     И это сведение Большой Тройки к Большой Единице, как мы уже говорили, было 
результатом индустриализации. Крах произошел при поддержке и при помощи 
индустриализации.
     Другими словами, природа, которой поклонялись Эко-романтики, — это 
поверхностная природа индустриального мира. Поклонение Гее — это продукт 
индустриализации, и данная деятельность поддерживает индустриальную онтологию. 
Она поддерживает крах Космоса. Она поддерживает современную Нисходящую сеть.
     И эта современная индустриальная сеть разрушает Гею, потому что она 
отрицает внутренние измерения, в которых только и может быть найдена 
интерсубъективная мудрость и гармония. В этом заключается коварство Нисходящей 
сети: она разрушает Гею, и религия Геи является одной из основных стратегий 
этого разрушения.
     В: Вот это действительно ирония.
     КУ: Да, своеобразная ирония современности.
     Основной момент в том, что индустриальная сеть разрушает каждый элемент 
Большой Тройки — разум, природу и культуру, потому что со временем она только 
усиливает их разобщение, не дает им интегрироваться, и поэтому они просто 
истекают кровью. Не только Гея или природа, но и сознание и культура постепенно 
опустошаются из-за этой фрагментаризации.
     Из этого следует (а разве нет?), что экологический кризис в глобальном 
масштабе является результатом этого раскола Большой Тройки. Мы не можем 
соединить природу, культуру и разум. Мы не можем соединить мораль, разум и 
природу. Мы все становимся слегка безумными в этом раздробленном мире.
     И единственное спасение заключается в интеграции всех этих трех 
компонентов, а не в господстве какого-то одного из них. Но пока мы продолжаем 
жить в рамках этого поверхностного мира, интеграция совершенно невозможна. 
Эко-романтическое решение — назад к природе — это вовсе не решение, но просто 
торжество Нисходящей индустриальной сети.
     В: Это действительно антипреодоление!
     КУ: Да, и так как большинство последователей Нисходящего пути верят, что 
любое преодоление — это зло, то они считают, что преодоление разрушит Гею.
     Их устами говорит современная Нисходящая сеть. Они являются адептами 
индустриальной онтологии. Они являются марионетками бедствия современности. Они 
думают, что преодоление разрушит Гею, тогда как, на самом деле, преодоление — 
это единственный путь, который может собрать воедино и сохранить эти фрагменты 
Большой Тройки. Они путают преодоление и подавление, они путают разделение и 
распад, они путают иерархии господства и иерархии актуализации. Никакого 
преодоления! Просто будьте ближе к природе — но именно в этом источник проблемы,
 а не ее решение.
     Именно в рамках этой Нисходящей сети и развивается сегодня наш современный 
мир. Нисходящая сеть определяет наши цели, наши желания, наши потребности и 
наши варианты спасения. Она во многом управляет современной культурой, в том 
числе и контркультурой. И конформисты, и авангардисты одинаково восхваляют ее. 
Она крепко держит как патриотов современности, так и самых яростных ее 
ненавистников. Она объединяет как сторонников лагеря Эго, так и враждующих с 
ними сторонников лагеря Эко. Она разрушает все проявления Восходящего пути и 
шепчет на ухо каждому: это ради вашей пользы.
     Современность разбивает свою голову о железные нити Нисходящей сети и 
называет эту духовную кровь знанием. Она наслаждается муками от этих ран. Она 
привязывает себя к этой ведущей в тупик сети и называет эту привязанность 
страстью. Нисходящая сеть уже вонзила свои когти во все, что движется.
     И — в последний раз ирония — те, в кого она вонзила когти глубже других, 
восхваляют ее громче остальных.

Глава 16


    Эго и Эко
    
     В: Революция пост-Просвещения или постмодерна. Она началась где-то между 
восемнадцатым и девятнадцатым веками.
     КУ: Да. Глубокие противоречия в фундаментальной парадигме Просвещения 
довольно быстро привели к потрясшим весь мир изменениям, вскрывшим не только 
положительные достижения современности, но и ее уродливые черты. Достоинства 
современности столкнулись с бедствиями современности, и все мы и сегодня еще 
живем на дымящихся руинах этого величайшего сражения. Битву эту мы могли бы 
назвать Эго против Эко.
    
    
    Эго против Эко
    
     В: Битва между рациональным Просвещением, которое вы называете «лагерем 
Эго», и Романтизмом природы, который вы называете «лагерем Эко». При всех их 
различиях, вы утверждаете, что оба эти подхода полностью являлись 
разновидностями Нисходящего пути.
     КУ: Да. Особенно при неконтролируемом росте индустриализации эти 
Нисходящие мировоззрения начали терпеть крах с удвоенной силой.
     И рациональное Просвещение, и Романтизм обладают одним общим смыслом: они 
основаны на этой индустриальной онтологии, которая является их главным 
референтом. Это уже не попытка объединения Восходящего и Нисходящего путей в 
недуальном Сердце, это притер полного отказа от Восходящего пути. Не принимая 
во внимание их многочисленные различия, оба эти мировоззрения можно легко 
объединить в парадигме поверхности, мире простого местоположения, мире, на 
который вы могли бы указать пальцем.
     Различие заключается в том, что если Просвещение осваивает Нисходящий, 
плоский мир при помощи рациональных вычислений, Романтизм осваивает его через 
чувства, ощущения и эмоции. При помощи чувств они хотели стать едиными с 
поверхностью, едиными с природой, едиными с миром форм, и это «единение» с 
феноменальным миром, с Нисходящим миром, было бы спасением.
    
    
    Близнецы поверхности
    
     В: Если и Эго, и Эко являются целиком поверхностными подходами, то зачем 
тогда вообще беспокоиться из-за их ссор?
     КУ: Оба эти подхода утверждали, что они преодолевают проблемы, 
свойственные разделению Большой Тройки, тогда как на самом деле они вели к 
неприятностям.
     Итак, если мы хотим избежать поверхности, нам не следует присоединяться ни 
к одному из этих лагерей. И лучший способ не быть спровоцированным на 
вступление во враждующие партии — проследить их историю, историю их болезни, 
как она есть. Они похожи на своего рода злых близнецов, участвующих в танце 
взаимного разрушения. Каждый в глазах другого является врагом, каждый обещает 
новое преобразование мира, и все-таки каждый в совершенстве владеет искусством 
разрушать свои планы.
     В: Так в чем же заключается различие между ними? Ведь они не пришли к 
соглашению по многим вопросам.
     КУ: Да. В пределах одной Нисходящей сети они движутся двумя диаметрально 
противоположными путями.
     Рациональный лагерь Эго, основной лагерь эпохи Просвещения, от Декарта до 
Локка и Фихте, в целом был охвачен желанием управлять, вычислять, даже 
подчинить себе мир природы. Жизнь в природе была одинокой, бедной, жестокой, и 
короткой, и, во всяком случае, весьма аморальной, поэтому они, совершенно 
естественно, чувствовали, что работа рационального Эго заключается в 
высвобождении себя из этой жестокой и аморальной сети. Работа Эго состояла в 
том, чтобы разорвать сеть природы. Следовательно, об этом рациональном Эго 
часто говорят как о разъединенном «я», независимом «я», автономном «я», и так 
далее.
     Эко-романтическое восстание считало эти идеи нетерпимыми, прежде всего 
потому, что они способствовали появлению трещины между Эго и миром природы. 
Основатели массового Эко-романтического движения, Руссо, Гердер, Шлегели, 
Шиллер, Новалис, Кольридж, Уордсворт, Витман, прежде всего хотели различными 
способами показать то, что, как они чувствовали, было некоторой мерой цельности,
 гармонии, союза между «я» и миром. И особенно они хотели объединить «я» и 
природу в широком потоке космической Жизни. Не дистанцированное представление, 
а сочувствующее слияние с этой великой сетью природы, высшей реальностью, 
которой должны соответствовать все действия и все знания. Короче говоря, они 
искали единства с собой через поиск единства с природой.
     Но обратите внимание, это та же самая монологическая природа лагеря Эго, 
только теперь к ней подходят с совершенно другим намерением — не управлять, 
вычислять или доминировать над ней, а скорее стать с ней единым и, таким 
образом, найти «целостность» и в себе.
     В: Они оба стремились услышать голос природы.
     КУ: Да. И именно поэтому Чарльз Тэйлор был в состоянии продемонстрировать 
(в своей обширной работе «Истоки «Я»), что версии природы Просвещения и 
Романтизма были основаны на одной и той же современной концепции природы, а 
именно, природы как большого взаимосвязанного порядка или системы эмпирических 
процессов, которая сама по себе является высшей или основополагающей 
реальностью. Нет больше Духа как Духа, и нет больше разума как такового; теперь 
есть просто голос природы.
     В: Итак, с одной стороны у нас есть Эго-Просвещение, а с другой — 
Эко-романтическая революция.
     КУ: В самом общем смысле, да. После краха Космоса из разрушенных развалин 
появились два оставшихся в живых калеки. А затем началась захватывающая битва 
между Эго и Эко. Оба лагеря были полны презрения друг к другу, оба были 
убеждены, что у них были решения проблем современности. И все же оба эти 
подхода полностью были в плену у одной и той же Нисходящей сети, которая, на 
самом деле, и была причиной проблемы. А реальность этой сети никогда серьезно 
не подвергалась сомнению.
    
    
    Истина Эго
    
     В: Так эта война...
     КУ: Проблема состояла в том, что и лагерь Эго, и лагерь Эко обладали 
бесспорными истинами, которые были их главным оружием. Это были осколки Истины, 
которая сумела выжить после краха Космоса, и их собственные истины были 
настолько важны и настолько существенны, чтобы ни одна сторона не хотела от них 
отказываться. Это понятно.
     В: Начнем с важных истин лагеря Эго.
     КУ: Лагерь Эго начал отклоняться от эмпиризма и двигаться в сторону Канта 
и Фихте. Желание лагеря Эго «выйти» за пределы природы было обусловлено прежде 
всего тем фактом, что в чувственной природе нет никаких сознательных моральных 
ценностей. Нельзя сказать, что природа антиморальна, она просто аморальна, в 
ней нет сознательных моральных решений.
     Мы видели, что человек сначала биоцентричен и эгоцентричен, потерян в 
своих собственных импульсах и неспособен принять на себя роль другого. Когда 
эгоцентрическая стадия сменяется социоцентрической, человек начинает относиться 
к другим людям своей группы так же, как он относится к самому себе. А затем, с 
приходом космополитической этики, человек пытается считать всех людей 
обладающими равными достоинствами или, по крайней мере, равными возможностями 
при приеме на работу. (В ходе дальнейшего развития до уровня Мировой Души это 
отношение распространяется на все разумные существа, даже если они не могут 
отвечать тем же. )
     Рациональный лагерь Эго в своем лучшем проявлении представляет собой 
постконвенциональную и космополитическую этику, универсальный плюрализм, и это 
было одним из достоинств демократических движений Просвещения. И они были 
вполне правы, указывая на то, что космополитическая этика не существует в мире 
чувственно-воспринимаемой природы.
     Конечно, в природе есть много примеров альтруизма, но он проявляется 
только как бессознательное выражение функционального соответствия и 
генетических связей. Сознательная космополитичная моральная позиция существует 
только среди людей, и этот уровень достигается лишь относительно немногими 
высокоразвитыми людьми.
     Чтобы достигнуть этого более высокого и относительно редкого уровня 
универсальной заботы, я должен подняться над своими естественными 
биоцентрическими импульсами (секс и выживание), своими эгоцентрическими 
желаниями и своими этноцентрическими склонностями и утвердиться на 
космополитичной позиции морального понимания, которая настаивает на 
необходимости универсального сострадания. И эта свобода от более мелких 
обязательств волнует и возвышает, потому что она дает мне понимание более 
глубокого или более истинного «я».
     Я, конечно же, говорю об Иммануиле Канте. И в этом отчасти заключался 
секрет необычайной и действительно волнующей привлекательности Канта. Только 
поднявшись над своими эгоцентрическими импульсами, своими естественными 
желаниями, своей конформистской или этноцентрической точкой зрения — все это 
Кант назвал «гетерономиями», — только поднявшись выше этих более мелких позиций,
 только заняв более глубокую точку зрения, космополитическую позицию, можно 
найти свои собственные самые высокие стремления и свое истинное «я».
     Только в состоянии свободы от мелочности этих низменных привязанностей 
человек становится способным к универсальной заботе и универсальному 
состраданию. Только поднимаясь вверх, только преодолевая эти более низкие 
уровни, можно подняться над этими основными инстинктами и обрести универсальное 
и толерантное мировоззрение.
     В течение всей своей жизни Кант боролся за моральную свободу в мире 
космополитичного понимания, и он первый начал преодолевать Нисходящий мир, мир 
поверхности, в котором правят только импульсы, желания и беспечность. И это 
действительно было началом важного Восходящего потока современности и 
трансцендентального понимания, которое попыталось выйти за пределы Нисходящей 
сети эмпирической природы, в которой не может существовать сознательная мораль.
     Кант был разбужен или, во всяком случае, грубо пробужден от своего 
догматического сна совершенно бессмысленным эмпиризмом Юма, и Кант ответил на 
это тем, что многие сегодня считают самой прекрасной и самой сложной философией,
 которую когда-либо производил на свет западный мир. Независимо от того, как мы 
об этом думаем, трансцендентальный идеализм Канта был, конечно же, по любым 
стандартам внушительной системой. Почти все трансцендентальные учения эпохи 
современности связаны с учением Канта и его наследием — Фихте, Шеллинг, 
Гельдерлин, Гегель, Шопенгауэр, Ницше, Бредли, Гуссерль, Хайдеггер... Мы могли 
бы сказать, что Кант был первым важным модернистом, который начал благородное и 
героическое сражение с троллями и троглодитами.
     И поэтому на стороне Эго была своя истина. Только в трансцендентальных 
потоках Космоса мы можем обрести более высокую и более широкую позицию, которая 
позволяет практиковать универсальную толерантность и сострадание, в том числе к 
миру природы.
    
    
    Проблема Эго
    
     В: Но Вы сказали, что лагерь Эго был жестко ограниченным.
     КУ: Во всем этом скрыта очень большая проблема. Если гарантировать, что 
все сказанное Кантом достаточно верно; если гарантировать, что эта 
космополитическая моральная позиция не может быть выражена в категориях 
чувственно-воспринимаемой природы, а только в этическом разуме; и если 
гарантировать, что природа в этом смысле есть нечто, что должно быть преодолено,
 тогда можно говорить о правоте Канта.
     Но как вы объедините разум и природу? Как вы сможете не только преодолеть, 
но также и включить ее в свой опыт? Как быть с этим расколом между разумом и 
природой? Так как этот раскол также является расколом внутри моего собственного 
существа, мой разум и мое тело также разделены. Мышление отделено как от 
внешней природы, так и от внутренней. И что же с этим делать? Какова цена за 
моральное разобщение?
     И Кант не дал на этот вопрос никакого заключительного ответа, хотя он 
попытался построить мост между научным знанием о морали и знанием о природе при 
помощи эстетики. Обратите внимание, что он пытался объединить Большую Тройку 
эстетики, морали и науки, которые по-прежнему распадаются, и Кант не смог 
объединить их, хотя пытался изо всех сил.
     Мы видели, что великим достижением современности было внесение различий в 
Большую Тройку, и это Кант делает превосходно — его три великих критических 
анализа посвящены науке, этике и искусству. Но мы также видели, что великой 
ошибкой современности была неспособность объединить Большую Тройку, и в этой 
ошибке Кант не был исключением, на что очень скоро будут настойчиво указывать 
его критики (например, Гегель).
     Поэтому вслед за Кантом мы приходим к большой загадке: разум, мораль и 
природа, как же их можно объединить? Не воссоединить, потому что они никогда не 
были объединены прежде (потому что до этого они никогда не разделялись). Эти 
различия были совершенно новыми, как и процедура разделения, — и это было 
пятном крови на совершенно новом ковре.
     Здесь начинается кошмар индустриальной пустыни, кошмар, которого 
человечество прежде никогда не видело, кошмар, на который указал Кант и который 
он блестяще проанализировал, но от которого он не смог нас пробудить.
    
    
    Эго и подавление
    
     В: Значит, кроме истины Эго существовала эта трещина между разумом и 
природой?
     КУ: Да. И именно здесь мы найдем основную и, я думаю, очень точную критику 
подхода Эго. Его представители очень близко подошли к преодолению, различия 
между разумом и природой, но, как всегда, преодоление может зайти слишком 
далеко и стать подавлением.
     Рациональное Эго хотело возвыситься над природой и своими собственными 
физическими импульсами, и, таким образом, достигнуть более универсального 
сострадания, которого нельзя найти нигде в природе, но вместо этого оно часто 
просто подавляло свои естественные импульсы: подавляло свою собственную 
биосферу; подавляло свои собственные жизненные соки; подавляло свои собственные 
корни. Эго было склонно подавлять как внешнюю природу, так и внутреннюю природу 
(оно). И это подавление, без сомнения, вызвало появление Зигмунда Фрейда, 
доктора проблем современности, пришедшего точно в то самое время (и не 
появлявшегося никогда до этого).
     Весь этот дуализм, совершенно понятно, очень не нравился Романтикам. Им 
казалось, что Эго вводит раскол и дуализм повсюду, а сами Романтики стремились 
найти целостность, гармонию и союз.
     Эго счастливо продолжало наносить мир на карту объективным и 
монологическим способом, который постепенно разрушил и сам мир. Независимое и 
разделенное Эго просто наносило на карту мир эмпирической природы при помощи 
репрезентативной модели знания. Если в этом процессе Эго разрушало и 
развенчивало природу, тем лучше! Именно при помощи раскрытия загадок природы 
Эго освобождало себя! Чем более понятен мир, сказало Эго, тем мне лучше.
     Но лагерь Эко был крайне встревожен этим, его сторонники указывали на то, 
что развенчивание природы могло быстро стать ее разрушением. Подавление, 
разделение, разъединение. Именно это принесло нам рациональное Эго! 
Развоплощенный мир. И лагерь Эко возник именно как ответ на это развенчивание, 
и он взял на себя миссию повторно обвенчать мир.
     Так берет начало дикая, невероятная и удивительная попытка нового 
объединения.
    
    
    Новое объединение мира
    
     В: Итак, лагерь Эко начал с критики рационального Эго.
     КУ: Да, в основном. Большую часть критики Романтизма можно считать 
вызванной беспокойством по поводу склонности Эго к подавлению. Рациональное Эго 
— этот великий и независимый хозяин Вселенной — просто подавлял и игнорировал 
свои доличностные корни, а также свои надличностные, трансперсональные озарения.
 Оно не обращало внимания на свои подсознательные соки, а также и на 
сверхсознательные интуиции. И несмотря на все его замечательные достижения, 
автономное Эго всюду по пути к рациональному Раю оставляло за собой трупы.
     И именно на этом подавлении была сосредоточена критика Романтизма.
     В: Значит, критика была верна?
     КУ: Да, в этой критике есть большая доля правды. Сторонники лагеря 
Романтиков обнаружили этот подавляемый раскол между моралью и природой, или 
разумом и природой, или разумом и телом — все это один и тот же раскол — и 
поняли, что этот раскол невыносим. Понятно, что они хотели целостности и 
единства. Поэтому, если Кант и Фихте бесконечно говорили об автономии «я» от 
природы и основных природных инстинктов, Романтики будут бесконечно твердить об 
объединении с природой в великом едином потоке Жизни и Любви. Желание и 
потребность исцелить этот раскол между моралью и природой — это и была та 
великая истина, которую провозгласили Романтики, и эта истина была по-своему 
столь же устойчива и тверда, как кантианское понятие необходимости 
трансцендентного.
     В: Но кое-чем пришлось пожертвовать.
     КУ: Да, в этой исторической точке мы достигаем абсолютного тупика, заходим 
в философский тупик, приходим к неразрешимому разногласию между лагерями Эго и 
Эко. Как можно примирить эти два положения? Как можно примирить необходимость 
подняться выше своей природы с необходимостью быть с ней единым?
     Эта проблема все еще остается неразрешенной, не так ли? Как вы можете 
объединить Эго и Эко? Это по-прежнему неразрешимая дилемма в современном мире, 
да?
     Лагерь Эго, как мы только что видели, не имел на этот вопрос никакого 
удовлетворительного ответа. Но Эко-романтическое решение, как это печально 
известно, было столь же неудовлетворительным, по мнению почти всех ученых, и их 
«решение» «быть одним потоком с Жизнью» подверглось энергичным нападкам 
рационалистов. Сторонники лагеря Эго спросили у романтиков: как вы можете стать 
едиными с природой, обрести это единство, действовать только на основе 
природных импульсов, и все же сохранить космополитичную и постконвенциональную 
этику, за которую мы все с таким трудом боролись?
     Ответ Романтиков был слишком противоречивым. Они сосредоточили свое 
внимание на определении «природы» двумя совершенно разными и крайне 
противоречивыми способами, а затем просто перепрыгивали от одного к другому 
определению когда им это было нужно.
    
    
    Назад к природе
    
     В: У Романтиков было два различных определения природы?
     КУ: Да. Во-первых, они в совершенно Нисходящем стиле считали, что природа 
— это единственная реальность, включающая и объемлющая всю действительность. 
Это, конечно же, Нисходящая сеть современности, и Романтики заглотили и крючок:,
 и леску, и поплавок. Они считали, что культура, к несчастью, откололась от 
природы, потеряла контакт с великим потоком жизни, она разрушает природу.
     В: Экофилософы все еще поддерживают эту позицию.
     КУ: Да, но взгляните на два совершенно разных и противоречащих друг другу 
определения природы, скрытых в этом утверждении. С одной стороны, природа 
должна быть единственной реальностью, частью которой являются все организмы, 
включая и человека. В этом смысле природа содержит в себе абсолютно все, вне ее 
нет ничего. Это высшая и всеобъемлющая реальность.
     Но, с другой стороны, культура должна чем-то отличаться от этой природы. 
Культура, до некоторой степени, выделилась из природы. Культура разрушает 
природу. Поэтому теперь у нас есть две природы: природа, от которой вы не 
можете отойти, и природа, от которой вы можете отойти. И ясно, что они не могут 
быть одним и тем же. Они тайно разделили природу на две части.
     Так каково же отношение этой Природы с заглавной «П», которая охватывает 
все, к этой природе, которая отличается от культуры, потому что культура 
начинает ее разрушать?
     В: Природа с большой буквы должна включать в себя и объединять культуру и 
природу.
     КУ: Да, и поэтому снова возникает проблема отношения Природы и природы. 
Видите, это была очень большая проблема.
     Все движение Романтиков потерпело крах и сгорело в огне из-за этого 
внутреннего противоречия. Лучшие из Романтиков пытались сказать, что Природа с 
большой буквы и есть Дух, потому что всеобъемлющий Дух действительно 
преодолевает и включает в себя как культуру, так и природу. И это прекрасно, 
потому что это достаточно верно.
     Но из-за того, что Романтики принимали Нисходящий подход к реальности, они 
просто отождествляли Природу с природой. Они отождествляли Дух с 
чувственно-воспринимаемой природой. И на этом они погорели, их философия 
погибла в эффектном взрыве нарциссизма и эгоцентризма. Ведь чем ближе вы 
становитесь к природе, тем более вы делаетесь эгоцентричным. И в поисках 
Природы Романтики возвращались назад к природе и попадали в черную дыру своей 
собственной индивидуальности, которую в конечном счете и сделали Божеством. Как 
ни печально, их учение оказалось божественным эгоизмом.
    
    
    Эко и регресс
    
     В: Значит, разрушение Космоса — то же самое, что и сведение Природы к 
природе? Нет никакого Духа, никакого разума, только природа.
     КУ: Да, правильно. Если вы сторонник Эго и отрицаете любое проявление 
духовной реальности, тогда прекрасно, вы просто наносите эту эмпирическую 
природу на карту, придерживаясь принципа разделения, и никаких проблем. Вы 
счастливый дурак, бессмысленно рисующий карту.
     Но если вы добросердечны и открыты для духовного опыта, но все же тайно 
придерживаетесь индустриальной онтологии, тогда вы просто отождествляете Дух с 
природой. Ваши духовные интуиции, вероятно, совершенно подлинны, но ваша 
интерпретация заключена в индустриальную клетку. Единственная реальность в ней, 
эмпирическая природа также должна быть высшей духовной реальностью.
     Следовательно, даже если у вас есть непосредственный опыт Мировой Души или 
даже недуального уровня, бах! — он интерпретируется как идущий от природы. 
Индустриальная сеть, работая подсознательно, управляет вашей интерпретацией, и 
вы оказываетесь тайным пленником поверхностной структуры. Вы обнимаете и 
целуете унылые и тоскливые тени, холодные и мрачные, и говорите, что отсутствие 
глубины является вашим Богом, называете его своей Богиней. Это есть простой мир 
простого местоположения, мир, на который вы можете указать пальцем, но теперь 
вы стремитесь стать единым с этим миром, и ваш Бог теперь зеленого цвета.
     Таким образом, вместо того, чтобы двигаться вперед в развитии по 
направлению к Природе или Духу (или Мировой Душе), который действительно 
объединил бы разделенные разум и природу, вы просто советуете вернуться «назад 
к природе». Не вперед к Природе, но назад к природе.
     В: Вы указываете на то, что этот регресс характерен для большинства 
движений Романтизма, вплоть до сегодняшних экофилософов.
     КУ: Да. И я объясню, почему это регрессивное движение становится столь 
исторически важным, становится невероятно влиятельным течением в современном и 
постсовременном мире.
     Если природа или биосфера — единственная фундаментальная реальность и если 
она на самом деле является «духом» — тогда, как провозгласили Романтики, все, 
что отходит от природы, должно убивать дух. Культура отделяется от природы, и 
поэтому культура убивает дух. Поэтому если монологическая природа в конечном 
счете есть реальность, то культура — это изначальное Преступление.
     И мы не просто говорим о том факте, что культура может зайти слишком 
далеко и начать подавлять природу; мы говорим не о том, что разум может 
подавить импульсы тела, мы считаем, что все это достаточно обосновано. 
Возражение Романтиков было намного более глубоким и намного более сильным. 
Нечто в самой культуре обязательно будет разрушать природу, а так как природа — 
единственная духовная реальность, то нечто в культуре, по существу, является 
антидуховным. Культура — это изначальное Преступление против первичного Рая 
естественной свободы и духовного изобилия.
     Это «духовное озарение» является ядром всех Эко-романтичных движений как 
тогда, так и сейчас. И все же это «озарение» не является действительно духовным 
в глубоком смысле; это интерпретация, созданная полностью на основании тайных 
требований индустриальной сети. Это просто один из многочисленных тайных 
способов защиты Нисходящей сети современности против любого преодоления, против 
любой подлинной духовности. Это защитный механизм мировоззрения, которое желает 
поддерживать возмутительную ложь, что конечная природа является единственной 
реальностью. И поэтому оно должно было представить эту природу как Дух, и оно 
должно было представить что-то, что отклоняется от природы, как Дьявола.
     И с этого «озарения» берет свое начало чрезвычайно влиятельное движение 
«назад к природе», воспевающее «благородного дикаря» и «Потерянный Рай», 
изначальный Рай, который был разрушен и искажен ужасным Преступлением культуры.
     Чтобы находить более чистую реальность, более истинное «я», более 
подлинные чувства и более справедливое общество, мы должны возвратиться к 
состоянию до Преступления культуры и вновь открыть для себя историческое 
прошлое, в котором этого Преступления не было. И как только мы найдем этот 
Потерянный Рай, мы должны путем преобразования общества сделать его Землей 
Обетованной, включая элементы изначального, древнего образа жизни в современный 
мир.
     И здесь начинается это ретро-Романтическое скольжение вниз.
    
    
    Потерянный Рай
    
     В: Вы прослеживаете это скольжение в дюжине различных областей, начиная от 
первых Романтиков и до современных экофилософов.
     КУ: Да, сейчас очень легко увидеть, как все это начиналось. Современность 
в первый раз в истории сумела разделить Большую Тройку и, в том числе, 
разделить разум и природу. Но поскольку современность еще не могла объединить 
их, Большая Тройка становилась все более и более разобщенной, и Романтики 
совершенно справедливо отреагировали на это тревогой. Эта реакция полностью 
понятна и весьма благородна. Так как это разделение было очень тревожным фактом,
 романтики сделали очевидную, но наивную вещь. Они думали, что проблема 
заключалась в самом разделении: мы просто никогда не должны были начинать 
разделять Большую Тройку Будучи не в состоянии увидеть, что разъединение 
является необходимым шагом на пути к интеграции, Романтики приняли решение 
просто возвратиться в те дни, когда никакого разделения еще не было. 
Единственный способ избавиться от проблем дуба состоит в том, чтобы вернуться к 
состоянию желудя!
     И единственный способ сделать это, по их мнению, — возвратиться к старым 
добрым временам, когда культура и природа еще не были разделены, назад к 
состоянию желудя человечества, в мир, который существовал до этого ужасного 
Преступления, совершенного человечеством против природы. История, как они 
предполагали на основе этих выводов, была совокупностью ужасающих ошибок, 
которые уводили человечество все дальше и дальше от изначального древнего 
состояния. В нем разум и природа были «едины», но Романтикам было удобно не 
обращать внимания на тот факт, что это изначальное «первичное состояние» не 
имело ни одной из проблем современности как раз потому, что оно не имело и ни 
одного из ее достоинств. Для Романтиков дуб так или иначе был ужасным 
нарушением гармонии желудя, и делом человечества должно было стать открытие 
этого состояния и возвращение к нему.
     В: Каким же могло быть тогда реальное решение?
     КУ: Мы можем, вероятно, все согласиться, что традиционная или 
конвенциональная культура часто имеет совсем мало общего с подлинной 
духовностью. Но рецепт должен заключаться в движении к постконвециональному, а 
не доконвенциональному. Рецепт советует двигаться к пост-конвециональному в 
Духе, а не к доконвенциональному в природе. Дух преодолевает и включает в себя 
и культуру, и природу, а следовательно, объединяет оба эти мира.
     Но если вы советуете вернуться к доконвенциональному состоянию, назад к 
уровню желудя, назад к первоначальному «древнему» состоянию природы, тогда вы 
не объединяете разделенные стороны, вы просто разрушаете их и возвращаетесь к 
той точке, в которой они еще не появились вообще. Вы зовете к магической 
иллюзии или погружению в мифический мир, лицемерно используя в своих интересах 
достоинства и свободы современности, и в то же самое время объявляете порочным 
весь этот порядок.
     Это не транслогический Дух; и это, конечно, не ужасная диалогическая 
культура; это ясная, простая, монологическая природа, которую, согласно моему 
двуличному определению, я теперь объявляю Духом или Природой. Я могу сбежать от 
Преступления Культуры. Я могу вернуться в Потерянный Рай. Я найду в себе 
благородного дикаря. Я найду изначальный Рай, в котором ни одна из проблем 
современности не будут отягощать меня бременем отделения моего Эго от 
реальности.
     Подальше от бремени диалога, подальше от трудностей интерпретации, 
подальше от моральных требований, и я смогу найти свое подлинное «я» в 
монологическом созерцании одномерной природы, которая сможет освободить меня от 
современного кошмара. И тогда я буду обладать всеми достижениями современного 
мира: я нашел Потерянный Рай, который станет Обетованной Землей, если только 
современный мир послушает меня и вернется к плоской и простой природе.
     В ходе этого регресса от ноосферы к биосфере вы действительно 
освобождаетесь от проблем современности, лишаясь как достоинств, так и 
обязательств. Вы излечили подавление при помощи подавления.
     В: Но в природе вы можете получать важные духовные откровения! Это 
довольно распространено. И я думаю, что Романтики имели в виду именно этот опыт.

     КУ: Да, вы действительно можете получать откровения, но источником этих 
откровений будет не сама природа. Вы можете часами смотреть на закат солнца, а 
затем почувствовать единство с Мировой Душой и раствориться во всей природе. 
Это прекрасно, но не природа является источником этой интуиции. Черви, крысы, 
лисы, хомяки не смотрят часами на закат и не наслаждаются красотой природы, а 
также не занимаются саморазвитием, хотя их чувства в большинстве случаев во 
много раз сильнее наших и они более ясно и отчетливо видят природу. Нет, 
природа не является источником Прекрасного, природа лишь его выражение. 
Источником его является трансцендентный Дух, проявлением которого и является 
природа.
     И если на природе вы можете расслабиться, забыть о своих заботах и 
эгоистичных мыслях, почувствовать себя более открытым — а природа очень 
подходящее место для расслабления — ваше состояние будет ближе к тому, чтобы 
ощутить Мировую Душу. И в какой-то волшебный миг вы будете поражены красотой 
всего окружающего, красотой, от которой захватывает дыхание, от которой 
пропадает ваше «я», все сразу, красотой, которая наделяет новым великолепием 
заходящее солнце и мгновенно преображает окружающий вас мир.
     Но если вы будете преданно интерпретировать этот опыт в терминах 
Нисходящей сети, ведь эта индустриальная решетка все еще с вами, то вы будете 
отождествлять Дух с той природой, которую видите перед собой, будете путать 
причину со следствием. Вы не сможете понять, что ваша духовная интуиция Мировой 
Души выше, чем чувственно-воспринимаемый, эгоистический, этноцентрический и 
космополитический уровни, и что она не только превосходит, но и включает их в 
себя.
     Таким образом, пораженные красотой Мировой Души, которую вы ошибочно 
сводите к миру природы, вы будете советовать не идти от природы через культуру 
к Духу, вы будете советовать вернуться назад к природе, даже если хомячок, 
который сидит рядом с вами, не воспринимает эту природу так же, как и вы, и не 
испытывает по отношению к ней тех же высоких чувств.
     А так как теперь вы думаете, будто Мировая душа или Дух — простая 
чувственно-воспринимаемая реальность, то есть природа, вы начинаете думать, что 
культура не является необходимой частью эволюционного процесса на пути от 
природы к сознательному восприятию Духа как чистого «Я», но что культура прячет 
и разрушает эту монологическую природу, частью которой является ваше истинное 
«я». Культура — не этап на пути к истинному Духу, культура есть просто 
преступление против «истинного я» ваших биоцентрических чувств.
     Короче говоря, вы начинаете советовать не двигаться дальше к точке опоры 7 
и Эко-ноетическому «Я», а возвращаться назад к точке опоры 2 и эгоистическому, 
биоцентрическому и нарциссическому «я».
     Итак, вы начинаете петь хвалебные гимны вчерашнему дню, проклинаете 
существующий порядок и то время, в котором вы живете, и проливаете слезы по 
поводу этого ужасного преступления, которое ваше поколение совершило над 
невинным Раем вчерашнего дня. Вы восстаете против современности и этого 
безумного мира, но тайно страдаете, когда природные катаклизмы или болезни 
убивают людей повсюду, их крики ранят вашу чувствительную душу. Вы считаете это 
местью природы за ту несправедливость, которую учинило по отношению к ней 
человечество, и вам это нравится. Пусть вирусы и катаклизмы пожирают людей, 
разве это не то, чего заслуживает человечество?
     Другими словами, вы становитесь ретро-Романтиком.
     В: Вы сказали, что этот регресс превратился в критику современности.
     КУ: Да. Подлинный кошмар этого подхода заключается в том, что он 
совершенно не понимает причин проблем современности. Подлинная причина кроется 
в разделении Большой Тройки, и сведении ее к Большой Единице монологической 
природы, иными словами, в индустриальной онтологии.
     Дело в том, что экологическая мудрость не заключается в том, чтобы жить в 
соответствии с природой, она состоит в том, чтобы дать людям возможность прийти 
к соглашению о том, как жить в соответствии с природой.
     Мудрость — это интерсубъективное соответствие в ноосфере, а не 
приспособление в биосфере. Мир биосферы не может стать источником мудрости. Ее 
также нельзя найти на картах чувственно-воспринимаемых внешних поверхностей. 
Мудрость — это поиск интерсубъективного соответствия в ноосфере, основанного на 
взаимном понимании и укорененного в искренности. У нее есть свои уровни 
развития и своя логика, и ее нельзя получить в мире эмпирической природы.
     Но если вашим Богом является доконвенциональная биосфера, тогда, чтобы 
спастись, вы должны быть ближе к чувственно-воспринимаемой природе. А так как 
современность разделяет эту природу, вы должны вернуться к состоянию, 
предшествующему дифференциации. Вы должны вернуться в досовременный мир.
     В: Регрессивное соскальзывание.
     КУ: Да. И поэтому когда сторонники лагеря Эго стремились к тому, что их 
противники называли подавлением, сторонники лагеря Эко стремились к регрессу. 
Подавление и регресс были и остаются близнецами, двумя козырями игры на 
поверхности, двумя машинами индустриальной онтологии.
    
    
    Машина, везущая в прошлое
    
     В: Эко-романтиков очень заботила потерянная слава прошедших времен.
     КУ: Да. Начиная с восемнадцатого века и вплоть до сегодняшних дней, 
Эко-романтики занимались тем, что пытались построить машину, которая смогла бы 
отвезти их в прошлое, в их любимый период, когда культура была менее 
дифференцирована от природы. Начался великий поиск Потерянного Рая.
     Это был не поиск вечного Духа, который мы сегодня отчуждаем своими 
противоречивыми и корыстными действиями, а поиск «духа», который полностью 
присутствовал в определенную историческую эпоху, в недавнем прошлом или в 
доисторический период, но затем был «убит» во время великого Преступления 
культуры.
     В: Первые Романтики обращались к Греции.
     КУ: Да, для ранних романтиков, таких как Шиллер, Древняя Греция была, 
наверное, самой популярной и любимой остановкой экспресса в прошлое, потому что 
они полагали, что разум и тело в тот период находились в «единстве» (они 
действительно в то время еще не были сильно разделены). И не важно, что как раз 
по этой причине треть населения Греции была рабами, а женщины и дети фактически 
находились на положении рабов. В тот период было мало современных проблем, это 
правда, но так же мало было и достоинств.
     Древняя Греция сейчас не так популярна среди Романтиков, главным образом 
потому, что, будучи аграрной культурой, она была патриархальной. Поэтому 
современные Романтики прошли на один шаг дальше и избрали предметом почитания 
садоводческие культуры. Сегодня это самая популярная остановка среди 
экофеминистов. Эти общества, как мы уже видели, были основаны большей частью на 
матриархате и поклонялись Великой Матери.
     Но мы должны игнорировать одну почти повсеместно распространенную черту 
доаграрных обществ — человеческие жертвы, которые, среди прочего, требовались 
для того, чтобы обеспечить плодородие. А также должны забыть, что, согласно 
обширным данным, собранным Ленски, около 44 процентов этих обществ находились в 
состоянии частых войн с соседями и более 50 процентов — в состоянии «холодной 
войны» (слишком много для миролюбивых греков), что в 61 проценте случаев в 
таких обществах существовало право частной собственности, в 14-ти — рабство и в 
45 процентах платился выкуп за невесту. Эти садоводческие общества были вовсе 
не такими «чистыми и благонравными», как считают (порой весьма агрессивно) 
экофилософы.
     В: Они предпочитают доисторические общества.
     КУ: Да, экомаскулинисты («глубинные экологи») оставляют эти общества 
экофеминистам, чтобы опуститься еще на одну стадию глубже и наслаждаться 
доисторическими обществами, которые, с их точки зрения, были достаточно 
«чистыми и благонравными»; Они считают, что садоводческие общества были 
недостаточно близки к природе, потому что эти общества зависели от фермерства, 
которое является насилием над землей. Охота и собирательство — только это 
теперь чисто и непорочно.
     И давайте не будем обращать внимание на то, что в 10 процентах этих 
обществ было рабство, что в 37 процентах платили выкуп за невесту и 58 
процентов этих обществ находились в состоянии активной или затяжной войны. Нет, 
нет, этот уровень уже должен быть чистым и непорочным, потому что дальше уже 
некуда идти! Это должен быть этот уровень! И поэтому сейчас я буду игнорировать 
абсолютно все неприятное относительно обществ этого типа, и они станут раем для 
«благородного дикаря».
     Хотя логически, конечно, следовало бы спуститься еще на один уровень ниже 
— до обезьян, потому что у них не было рабства, выкупа за невесту, войн и тому 
подобного. Я хочу сказать, почему бы не отнестись к этому движению назад 
серьезно, и не заявить в итоге, что все, что было после Большого взрыва, — это 
ошибка? Именно в такое противоречие вы попадаете, если путаете различия и 
разделение; вы думаете, что любое различие — это ошибка, и предлагаете дубу 
вернуться к состоянию желудя.
     И поэтому поиск чистого и лишенного порока состояния будет продолжаться 
все дальше и дальше вглубь истории, выгребая из Космоса все более и более 
глубокие слои в надежде найти эту чистоту, в которой возможно романтическое 
слияние с природой. Вы пытаетесь излечить репрессию при помощи регресса. Вы 
излечиваетесь от болезни, отбрасывая всю глубину вообще.
     Но при этом вы становитесь все более мелким.
    
    
    Великая битва современности: Фихте против Спинозы
    
     В: Итак, между лагерем Эго и лагерем Эко существует исторически 
сложившееся противоборство. Эго стремится подчинить себе Эко, а Эко стремится 
избавиться от Эго.
     КУ: Да, противоречие выглядело следующим образом: либо вы преодолеваете 
природу и обретаете свободу и независимость, либо вы становитесь единым с 
природой и обретаете гармонию и целостность. Вы трансцендентное Эго или 
имманентное Эко?
     То есть выбор был возможен между чистым Эго и чистым Эко.
     Фундаментальная проблема, таким образом, была и остается в дуализме. Эта 
война длиной в две тысячи лет, которая определяет формирование всей западной 
традиции мысли, просто вновь проявляется в своей современной форме как борьба 
между Эго и Эко.
     А архетипическими героями этой битвы в прошлые столетия были Фихте и 
Спиноза.
     В: Пожалуйста, очень кратко.
     КУ: Да, очень кратко: Фихте стремился преодолеть раскол между Эго и Эко, 
абсолютизируя Эго. Это Восходящий путь. Фихте склонялся перед алтарем 
Восходящего Бога.
     Все Эко-романтики, естественно, утверждали прямо противоположное и шли 
совершенно в другом направлении под руководством иного Бога. Они преодолевали 
раскол между Эго и Эко путем абсолютизации Эко, абсолютизации Нисходящего пути. 
И поэтому сторонники этого лагеря считали своим архетипическим лидером 
неправильно проинтерпретированного Спинозу. Они считали, что под Природой 
Спиноза понимал материальную природу. Это не так, но именно это их и устраивало.
 Полная свобода достигалась путем полного единения с Великой Системой природы, 
с великим Эко. Чем больше в каждом было этого чистого Эко и чем меньше было Эго,
 тем лучше для каждого, утверждали Романтики, склоняясь перед земным алтарем 
этого чисто Нисходящего Бога.
     В: Итак, это противоречие между Эко и Эго, Спинозой и Фихте.
     КУ: Да, и оно не было второстепенным вопросом. Это был предел войны между 
различными путями пробуждения западной культуры, войны, которая шла уже две 
тысячи лет. И проблема продолжала оставаться безысходной, хотя каждая сторона 
уже интуитивно чувствовала, что они обе были правы.
     Поэтому возник повсеместный призыв к объединению Фихте и Спинозы. Или 
Канта и Спинозы. Или Канта и Гете. Разные вариации на одну и ту же тему. Это 
действительно было страстным желанием мыслителей целой эпохи, особенно начиная 
с конца восемнадцатого века.
     В: Так кто же победил?
     КУ: Все вернулось к той же самой проблеме: как можно преодолеть природу 
ради моральной свободы и все же стать единым с природой ради целостности? 
Автономия против целостности. Что вы выбираете? Свободу от природы или свободу 
как природу? Как возможно получить сразу обе? Как можно объединить Восходящий и 
Нисходящий пути? Это что, дополнение к Платону? Где же может быть найдено 
спасение? Где же находится ваш Бог?
     В: В самый разгар этой борьбы появился человек, которого вы часто 
цитируете и который, кажется, смог решить эту дилемму. В вашей книге вы 
представляете его, приводя письма одного из посещающих его лекции. Не 
возражаете, если я прочитаю письма?
     КУ: Продолжайте.

Глава 17


    Доминирование Нисходящего пути
    
     В: «Шеллинг читает лекции для удивительной аудитории, но среди такого 
сильного шума и суматохи, свиста, ударов в окна теми, кто не может войти в 
дверь, в таком переполненном лекционном зале, что почти каждый пребывает в 
искушении бросить слушать, если это будет продолжаться. На самых первых лекциях 
услышать его было почти вопросом жизни и смерти. Однако я доверял Шеллингу и, 
рискуя своей жизнью, набрался храбрости, чтобы услышать его еще раз. Во время 
своих лекций он просто расцветал, и поэтому можно было с удовольствием 
рисковать жизнью — чего не сделал бы человек, чтобы услышать Шеллинга?»
     «Я настолько счастлив слышать вторую лекцию Шеллинга, что это нельзя 
описать словами. Зарождающийся ребенок мысли прыгал от радости внутри меня, 
когда он произносил слово «актуальность» в связи с отношением философии к 
действительности. Я помню почти каждое слово, которое он говорил после этого. 
Здесь может быть достигнута ясность. Это слово вернуло к жизни все мои 
философские боли и страдания. И поэтому я хочу сознательно и охотно 
возвратиться к занятиям философией, я нетерпеливо уговариваю себя, что это 
правильное направление. Ах, если бы я только мог! — теперь я полностью 
полагался на Шеллинга... »
     КУ: Да, это отрывки из письма Серена Кьеркегора, который посещал лекции 
Шеллинга в 1841 году. Помимо Кьеркегора, эти лекции посещали Якоб Буркхарт, 
Михаил Бакунин и Фридрих Энгельс, соавтор многих работ Карла Маркса.
     В: Так не могли бы вы выразить его основную мысль, особенно в отношении 
объединения разума и природы?
     КУ: Шеллинг начинает с того, что говорит: «Если верно, что Просвещение 
преуспело в деле разделения разума и природы (или ноосферы и биосферы), то оно 
также забыло и трансцендентное объединяющее Начало. Философия обрела привычку 
разделять разум и природу. Это главное бедствие современности».
     Разделение разума и природы, Эго и Эко, на разум, «отражающий» природу в 
научном исследовании и саму природу — это то, что мы называли парадигмой 
Представления. Представление, как указывает Шеллинг, внесло раскол между 
природой как внешним объектом наблюдения и отражающим ее «я» как субъектом. 
Шеллинг говорил, что такое разделение делало и самих людей объектами, и это 
есть гуманизм, лишенный гуманности. И когда Представление само по себе зашло в 
тупик, оно стало, как заметил Шеллинг, «духовным расстройством».
     В этом он был согласен с Романтиками. На самом деле, Шеллинг был одним из 
основателей Романтизма, хотя он также, в значительной степени, вышел за его 
пределы, отказавшись от регресса к природе. Таким образом, Шеллинг понял, что 
разделение не может быть преодолено путем возвращения к непосредственности 
чувственного опыта, «к детству человеческой расы». Никакое возвращение к 
Эко-природе было невозможно, и Шеллинг знал это.
     Он, наоборот, придерживался мнения, что мы должны выйти за пределы разума, 
чтобы обнаружить, что разум и природа есть просто различные проявления одного 
абсолютного Духа, Духа, который проявляется в последовательных стадиях своего 
развития. Как вскоре выразил это коллега Шеллинга Гегель, Дух — это не Одно в 
отличие от Многого, но самый процесс выражения Одного через Многое, — 
бесконечная деятельность, выражающая себя в самом процессе развития. Как мы 
сегодня сказали бы, Дух выражает себя во всем процессе эволюции.
    
    
    
    Эволюция: Великая Холархия, раскрывающаяся во времени
    
     В: Итак, это понятие эволюции или развития не было впервые введено 
Дарвином.
     КУ: Совершенно верно. Теоретики Великой Цепи, начиная уже с Лейбница, 
начали понимать, что Великая Цепь лучше всего может быть понята как холархия, 
которая не дается сразу, а скорее развивается в течение огромных периодов 
исторического и географического времени, начиная с материи, затем появление у 
каких-то форм жизни чувств, затем восприятия, потом импульсов, затем образов, и 
так далее.
     Приблизительно за столетие до Дарвина в образованных кругах было 
общеизвестно, что Великая Цепь развивалась достаточно долгое время. И — важное 
допущение — в Великой Цепи не должно было быть никаких «пустот» или отверстий 
(потому что полнота Духа заполняет все пустые места). Поэтому задача многих 
исследований состояла в том, чтобы найти все «недостающие связи» развития.
     В: Именно так, фактически, и появился этот термин?
     КУ: Да, любые недостающие связи в Цепи. И поэтому был начат массовый поиск 
«недостающих связей» среди различных видов. И столь широко распространенным 
было это понимание, столь традиционным и само собой разумеющимся, что даже 
печально известный руководитель цирка П. Т. Барнум мог объявить, что в его 
музее содержатся: «Орниторхинкус, или связующее звено между китом и уткой; две 
новых разновидности летающих рыб, которые несомненно соединяют птиц и рыб; 
Болотная игуана, являющаяся связующим звеном между рептилиями и рыбами, наряду 
с другими животными, представляющими собой соединительные звенья Великой Цепи 
живой Природы». Это было за два десятилетия до того, как Дарвин издал свою 
знаменитую книгу «Происхождение видов»
     В: Это забавно.
     КУ: Это очаровательно. Весь этот поиск недостающих связей. Исследователи 
вели поиск микроорганизмов, существование которых Лейбниц предсказал уже 
исключительно на основе Великой Цепи — микроорганизмы просто должны были быть 
там, чтобы заполнить определенные очевидные промежутки в Цепи. Ему также 
предшествовала вера в жизнь на других планетах, которую Джордано Бруно вывел на 
основе Великой Цепи. И гипотеза о недостающих связях между видами также 
первоначально не была основана на эмпирических или научных свидетельствах, а 
питалась исключительно верой в Великую Цепь.
     В: Это идея неоплатоников.
     КУ: Да, все возвращает нас к Плотину. Он говорил, что Дух настолько полон 
и совершенен, что, когда он реализует себя в творении, он не оставляет ни 
одного места нетронутым. Он не оставляет никаких пустот, промежутков или 
упущенных связей. И Великая Холархия Плотина — это способ связи и включения 
этих уровней друг в друга, на всем протяжении от материи до Бога.
     Теперь, если вы рассмотрите эту Великую Холархию, в точности такую, какой 
ее себе представлял Плотин (рис. 14—1), и если вы осознаете, что она 
развивалась, раскрывалась во времени на протяжении многих эпох, тогда вы в 
целом получите современное общее представление о главных стадиях развития. 
Эволюция действительно движется от материи к чувству, далее к восприятию, 
импульсу, образу, символу, и так далее.
     Только мы, современные люди, конечно, мыслим на основе Нисходящего 
принципа и поэтому не вводим никаких более высоких стадий развития выше разума, 
и мы интерпретируем всю Великую Цепь исключительно в эмпирических и 
естественных терминах. Именно поэтому мы не можем даже начать понимать или 
объяснить эволюционный принцип самопреодоления, который, тем не менее, стал 
нашим современным богом!
     Но главное в том, что Плотин не придает развитию временной характер. А это 
стало общепринятым всего за столетие до Дарвина. Шеллинг написал 
трансцендентальную философию приблизительно в 1800-м. Реклама П. Т. Барнума 
появилась приблизительно в 1840-м. Дарвин издал свой трактат приблизительно в 
1860 году, через два десятилетия после того, как люди уже начали ходить в музеи,
 чтобы увидеть «недостающие связи».
     Новизна Дарвина и Уоллиса заключалась не во введении понятия эволюции, а в 
эволюционной теории естественного отбора, которая, как оказалось, вообще не 
может объяснить макроразвитие! Именно поэтому Уоллис всегда утверждал, что сам 
естественный отбор является не причиной, а «результатом способа и манеры 
творения Духа», и даже Дарвин не соглашался удалить Дух из естественной 
эволюции.
     И поэтому если вы хотите выбрать двух философов, которые, после Платона, 
оказали самое сильное влияние на западный разум, то это вполне могли бы быть 
Плотин и Шеллинг. Только по этой причине: Плотин наиболее полно выразил Великую 
Холархию, а Шеллинг отправил ее в плавание по времени, сделал из нее развитие. 
И если есть одна идея, которая доминирует в сознании человека современной и 
постсовременной эпохи, то это идея развития. Исторически мы находимся в той 
точке, когда человечество начинает понимать, что Великая Холархия 
эволюционирует во времени. И на поворотной точке этого понимания стоит Шеллинг.
    
    
    Эволюция: Дух-в-действии
    
     В: Я считаю, что для Шеллинга эволюция или развитие все-таки было духовным 
движением.
     КУ: Вы и не можете понимать это иначе, и Шеллинг знал это. Дух 
присутствует на каждой стадии эволюционного процесса, он есть сам этот процесс. 
Как скоро после него сказал Гегель, Абсолют — это «процесс его собственного 
становления; он становится конкретным или действительным только в своем 
развитии».
     В: В книге есть цитата из Гегеля, которую я должен зачитать: «История мира,
 со всеми переменами, о которых повествует история, является процессом развития 
и реализации Духа. Только это понимание может соединить Дух с мировой историей. 
То, что уже случилось и что происходит каждый день, — это не только мир «без 
Бога», но, по существу, это есть работа Бога».
     КУ: Да, именно поэтому в Дзэн говорят: «То, от чего можно отклониться, не 
есть истинное Дао».
     Шеллинг утверждал, что природа — это не единственная реальность, и разум — 
это не единственная реальность. Только Дух есть единственная реальность. Но, 
чтобы создать мир явлений, Дух должен выйти из себя, излить себя в мир явлений. 
Дух снисходит в явления, но эти явления, тем не менее, не есть сам Дух, а Форма 
или выражение Духа.
     Поэтому Дух сначала выходит из себя, чтобы создать природу, которая 
является просто объективированным Духом. В этой точке эволюции Дух все еще не 
осознаёт себя. Таким образом, всю природу Шеллинг называет спящим Духом. 
Природа — не просто инертный и инструментальный фон для разума, как считают 
представители лагеря Эго. Скорее природа есть «самоорганизующаяся динамическая 
система», которая является «объективным проявлением Духа», то же самое, что 
«видимый, явный Бог Платона», но теперь развивающийся во времени.
     Для Шеллинга природа — это «бог в процессе творения». Природные процессы — 
это духовные процессы, они борются за духовное пробуждение, потому что они 
являются объективными Формами Духа, стремящегося реализовать себя (Эрос).
     И поэтому здесь Шеллинг разделяет главное утверждение Эко-романтиков: 
природа, на самом деле — не механический и бездумный объект; природа духовна до 
самых своих основ. Но этот Дух еще дремлет, потому что он еще не стал 
самосознающим Духом, Космосом, еще не начал сознательно размышлять над собой.
     С появлением разума Дух начинает осознавать себя, что, между прочим, 
вносит в мир сознательную мораль, которую нельзя обнаружить в природе. И эта 
мораль представляет собой прогресс в сознании по сравнению со спящей природой. 
И здесь Шеллинг признает бесспорный и важный вклад лагеря рационального Эго.
     Дух начинает пробуждаться. Дух стремится познать себя через символы и 
понятия, и результат заключается в том, что Вселенная начинает думать о 
Вселенной, что создается мир разума и, в частности, мир сознательной морали. 
Таким образом, говорит Шеллинг, если природа — это объективный Дух, разум — это 
субъективный Дух.
     Но, в отличие от лагеря Эго, Шеллинг настаивает на том, что само Эго 
является просто одним из этапов на полном пути самоактуализации Духа. Он не 
хочет быть вместе со сторонниками Эко-подхода, но также отказывается входить в 
лагерь Эго. Шеллинг достигает Недуального уровня.
     Он свободно признает, что в этот исторический момент времени, когда разум 
и природа разделяются, в мире действительно появляется большая трещина, а 
именно, разрыв между размышляющим разумом и отражаемой им природой. Но, в 
отличие от радикального лагеря Эго, который хочет, чтобы разум господствовал, и 
в отличие от лагеря Эко, который хочет, чтобы главной была природа, Шеллинг 
видит, что обе эти противоположности есть необходимые, но частичные моменты на 
пути к Духу, который преодолевает и включает их в себя, и так пробуждает свою 
высшую сущность.
     В: Значит, в эпоху современности мы временно застреваем на этапе борьбы 
между разумом и природой, между Эго и Эко.
     КУ: Да, это болезненное рождение самосознания в современную эпоху — 
необходимая часть пробуждения Духа. Мы, люди этого времени, должны пройти через 
этот огонь. И никакой другой период не должен был преодолевать это препятствие 
на коллективном уровне. Движение назад — это просто побег от огня, а не его 
преодоление. Поэтому Шеллинг настаивает, что мы не должны возвращаться к 
состоянию до этого раскола, мы должны двигаться за пределы Эго и Эко, оба из 
которых претендуют на звание «абсолюта». Но эти два «очевидных» абсолютных 
понятия, как он их называет, должны быть синтезированы в третьем большом 
движении Духа, которое является преодолением и природы, и разума, и, таким 
образом, их радикальным союзом.
     В: Вспоминаются Фихте и Спиноза.
     КУ: Точно. ЧИ их чистое Эго и чистое Эко. Этот недуальный синтез, согласно 
Шеллингу, также есть единство субъекта и объекта в одном бесконечном акте 
самопознания, когда Дух познает себя непосредственно как Дух. Это прямая 
мистическая интуиция, как говорит Шеллинг, которой не предшествуют никакие 
формы, в том числе чувственные формы объективной природы или формы мысли 
субъективного разума.
     И здесь мы безошибочно можем увидеть глубокий проблеск бесформенного, 
недуального Основания, чистой Пустоты Одного Вкуса. Шеллинг часто обращался к 
терминам «неразличимость», «Бездна», особенно в связи с Экхартом, Беме и 
Дионисиусом. «В великой темной Бездне божественного Существа, изначального 
основания или Первоистока нет никаких различий, только чистое единство. Которое 
мы и называем Высшей Личностью».
     Таким образом, для Шеллинга (и для его студенческого друга Гегеля) Дух 
выходит за свои пределы, чтобы произвести на свет объективную природу, 
пробудиться навстречу себе в субъективном разуме, а затем вновь обрести себя в 
чистом, лишенном двойственности понимании, где субъект и объект — это одна 
чистая непосредственность, объединяющая природу и разум в открытом себе Духе.
     Итак: Дух познает себя объективно как природу; познает себя субъективно 
как разум; и познает себя абсолютно как Дух — Источник, Объединение и Эрос всей 
последовательности.
    
    
    Проблеск недуального
    
     В: Эти три широких уровня можно также назвать подсознательным, 
сознательным и сверхсознательным.
     КУ: И дорациональным, рациональным и трансрациональным; или биосферой, 
ноосферой и теосферой — в любом случае такое разделение будет иметь один и тот 
же смысл.
     В: Такое представление объединяет лучшие черты Эго и Эко, не вынуждая их 
быть вместе.
     КУ: Ключевая идея Шеллинга состояла в том, что Дух, который понят 
сознательно как высшая личность, является тем Духом, который присутствовал все 
время как весь процесс развития в целом. Весь Дух, если можно так выразиться, 
присутствует на каждой стадии как сам процесс развития. Но на каждой стадии Дух 
все больше раскрывает себя, все больше понимает себя, и, таким образом, 
переходит от состояния дремоты в природе к пробуждению в разуме и итоговой 
реализации в самом Духе. Но Дух, который осознан, есть тот же самый Дух, 
который присутствовал все время как весь процесс его собственного пробуждения.
     Поэтому, чтобы ответить непосредственно на ваш вопрос, Шеллинг мог 
объединить Эго и Эко, Фихте и Спинозу, автономию и целостность, потому что, как 
он сказал, когда вы осознаете свою высшую личность как Дух, тогда вы независимы 
в самом полном смысле этого слова. При этом ничто не находится вне вас, и 
поэтому вы также целостны или едины в самом полном смысле этого слова, потому 
что ничего нет вне вас. Полная независимость и полная целостность — это одно и 
то же с точки зрения высшей личности.
     Так что мужчины и женщины не должны жертвовать своей собственной 
автономией или волей, ведь их воля полностью едина со всем Космосом. Весь 
Космос — это нечто, что создается вашим самым глубоким «Я», и вы и есть весь 
этот Космос. Полная автономия, полная целостность.
     Такова глубинная интеграция Эго и Эко, Восходящего и Нисходящего путей, 
трансцендентного и имманентного, Духа, опускающегося до самого низкого 
состояния и поднимающегося назад до своей высоты. Тем не менее этот Дух 
полностью существует на каждой стадии как процесс своей собственной 
самореализации, как божественная игра Духа, присутствующая в каждом отдельном 
движении Космоса. И все же в процессе этой игры, в божественном танце, 
выраженном в каждом жесте Вселенной, Космос все больше и больше находит себя, 
никогда в действительности себя не теряя и никогда себя в действительности не 
находя. Он изначально и на все времена полностью присутствует в мерцании 
сияющей Бездны.
    
    
    Всегда уже
    
     В: И что же именно отличает эту точку зрения от позиции Эко-романтиков?
     КУ: Чистые Романтики как тогда, так и теперь, никогда не признали бы, что 
разум и Дух преодолевают природу, потому что ничто не может быть выше природы. 
Существует только природа, а разум и Дух, так или иначе, есть то же самое, что 
и природа, или общая сумма этой природы, или стороны сети этой природы.
     И поэтому больше всего остального Эко-романтики не могли понять, что «то, 
от чего вы можете отклониться, не есть истинное Дао». Экофилософы продолжают 
говорить нам о том, от чего мы отходим, что показывает, что они знают только о 
природе, а не о Природе. Они не поняли истинное Дао или Дух.
     С точки зрения Идеалистов, и всех мудрецов недуальной традиции повсюду в 
мире, необычная и в целом парадоксальная загадка состоит в том, что 
Окончательное Освобождение всегда уже достигнуто. «Последний шаг» — это шаг, 
уводящий нас из самого цикла времени, позволяющий найти изначальное Бесконечное,
 существующее с самого начала и в каждой точке пути, с которого сойти 
невозможно.
     «Благо, — говорил Гегель, — абсолютное Благо находится в вечном достижении 
совершенства и результат заключается в том, что оно не должно ждать нас, но уже 
полностью и реально достигнуто».
     У меня есть одна последняя цитата для вас, из Финдли, одного из лучших 
переводчиков Гегеля:
     «Именно способностью понимать это истинный гегельянец отличается от часто 
прилежных и академичных, но все же глубоко заблуждающихся интерпретаторов 
Гегеля, которые все еще тоскуют по эффектному и захватывающему кульминационному 
моменту, нисхождению Абсолюта... сопровождаемому стаями голубей, тогда как 
вместо этого их ждет простое возвращение к обычному изначальному порядку 
(сравните с «обычным разумом» Дзэн). Конечное существование здесь и сейчас, со 
всеми ограничениями, учит Гегель, когда оно по-достоинству оценено и принято, 
идентично бесконечному существованию всюду и всегда. Жить на Главной Улице, 
если вы живете в истинном Духе, значит жить в Священном Городе».
     Как знал говорил Плотин и учил Нагарджуна: всегда, всегда, другой мир есть 
этот мир, правильно увиденный. Каждая Форма есть Пустота сама по себе. Великая 
тайна высшей личности состоит в том в идентификации с Богом. Существует только 
Космос Одного Вкуса, всегда уже присутствующий полностью, всегда уже полностью 
достигнутый, всегда уже звучащий хлопок одной ладони. И сама вера в то, что мы 
могли бы от него отклониться, есть чрезвычайное высокомерие и эгоистическое 
заблуждение, маска божественного эгоизма, злорадно усмехающаяся над дымящимися 
руинам своих собственных противоречивых тенденций.
    
    
    Исчезновение образа
    
     В: Идеалистические представления почти полностью исчезли уже через 
несколько десятилетий.
     КУ: Да. Нисходящая сеть поглотила живой идеализм и заменила его 
геоцентрическим спасением в форме марксизма, экоцентризма или капитализма — это 
одна и та же сеть и тот же самый выбор между двумя единственными доступными 
возможностями: контроль над природой (Эго) или единство с природой (Эко).
     В: Значит, дело только в том, чтобы попытаться вернуть назад определенную 
форму идеализма?
     КУ: На самом деле, нет, потому что развитие идет дальше. У нас теперь 
другая технико-экономическая основа, и идеализм в своей изначальной форме не 
будет функционально соответствовать нашей реальности. Будет создан новый тип 
идеализма, можно сказать и так, но Будда будущего будет говорить на цифровом 
языке. Как я полагаю, это будет совершенно другая беседа.
     В любом случае мы не можем просто остановиться на Шеллинге или на ком-то 
из идеалистов. Если тот обзор Духа-в-действии, который я представил, верен, и я 
считаю, что это, определенно, так и есть, то ни один из идеалистов полностью и 
хорошо не понимал эти четыре сектора, и их понимание подлинных деталей и стадий 
надличностного уровня было довольно фрагментарным. Я полагаю, что мы можем 
обобщить эти недостатки в двух простых тезисах.
     Первый тезис — это отказ развивать любые созерцательные практики, то есть 
любые истинные парадигмы, любые воспроизводимые примеры, любые подлинно 
трансперсональные практики. Скажем по-другому: в нем не было никакой йоги, 
никаких медитативных дисциплин, никакой экспериментальной методологии, чтобы 
можно было с ее помощью воспроизвести в сознании трансперсональные откровения и 
интуиции его основателей.
     Великие идеалистические системы, таким образом, были ошибочно приняты за 
метафизику или за очередной вариант той же самой философии «простого 
представления», которая не имела никакого действительного референта, и Кант 
полностью их уничтожил. А так как идеалистам не хватало трансперсональной 
практики, эта резкая критика была по-своему верна.
     Идеализм дегенерировал в монологическую метафизику и справедливо принял 
судьбу всех метафизических систем, то есть всех систем, которые просто наносят 
на карту мира и не создают внутренние технологии, которые могли бы изменить 
картографа.
     В: Значит, первый недостаток состоял в том, что у них не было никакой йоги 
— никакой трансперсональной практики, чтобы воспроизвести их уровень понимания?
     КУ: Да, не было никакого способа воспроизвести состояние 
трансперсонального понимания в сообществе практикующих. У них не было никакого 
пути раскрытия «я» («Я» или Будда) в более глубоком сообществе («Мы» или 
Сангха), которое было бы выражением более глубокой истины («Это» или Дхарма). 
Но да, если говорить очень просто, у них не было йоги.
     В: А второй важный недостаток?
     КУ: Хотя глубокие интуиции и прозрения и вхождение через них в подлинно 
трансперсональные области были, очевидно, главной, или одной из главных 
движущих сил идеалистического движения, эти интуиции и озарения почти всегда 
интерпретировались при помощи визуальной логики, и это обременяло Разум почти 
невыполнимой задачей. Особенно после Гегеля трансперсональный и 
трансрациональный Дух полностью отождествляется с визуальной логикой, или 
зрелым Разумом, что обрекает разум на разрушение под действием веса, который 
тот никогда не мог бы вынести.
     «Все действительное разумно и все разумное действительно» — и под 
«разумным» Гегель понимал визуальную логику. И это никогда не будет работать. 
Визуальная логика — это просто форма Духа, как он проявляется на стадии 
кентавра.
     В 1796 году Гегель написал поэму для Гельдерлина, в которой, например, 
говорится: «Если можно было бы понять дух, который забывает себя, выходя из 
пространства и времени, чтобы погрузиться в бесконечность настоящего, и в тот 
же миг пробуждается повторно! Кто бы ни хотел рассказать об этом другим, хотя 
бы он говорил и на языке ангелов, он почувствует бедность слов».
     Если бы это было так, Гегель жил бы в бедности. Но он решил, что Разум 
может и должен создать новый язык ангелов.
     Это было бы замечательно, если бы у Гегеля также имелись более надежные 
практики для постепенного развития более высоких трансперсональных стадий 
сознания. Мастера Дзэн все время говорят о Пустоте! Но у них есть практика или 
методология —дзадзен, или медитация — которая позволяет им подтверждать свои 
интуиции путем основанной на опыте и доступной большинству людей проверке. Дзэн 
— это не метафизика! Это не просто картография!
     У идеалистов ничего этого не было. Их озарения было не так-то просто 
воспроизвести, и поэтому они не были понятны. Таким образом, от них отказались 
как от представителей «просто метафизики». Так пропала бесценная возможность, к 
которой западный мир, без сомнения, должен попытаться вернуться снова, если 
когда-то в будущем он планирует достичь уровня понимания Мировой Души.
     В: Это удивительно, что идеалисты достигли столь многого.
     КУ: Не так ли? Я все время думаю об одной истории: после Второй мировой 
войны Жан-Поль Сартр посетил Сталинград, место великого сражения, которое во 
многом было поворотным моментом войны. На том участке русские вели абсолютно 
героическую защиту; более чем триста тысяч немецких солдат были убиты. После 
осмотра этого места Сартр часто говорил: «Они были так удивительны, они были 
так удивительны». Сартр, конечно, очень симпатизировал коммунизму, поэтому 
кто-то, наконец, спросил: «Вы имеете в виду, что русские были так удивительны?» 
—«Нет, немцы, — ответил он. — Удивительно, что они прошли настолько далеко».
     Я вспоминаю эту фразу, когда я думаю об идеалистах. Удивительно, что они 
прошли настолько далеко.
    
    
    Господство Нисходящего пути
    
     В: И все же они также были побеждены. Есть одна известная фраза, которую 
после Гегеля говорил почти каждый: «Назад к Канту!»
     КУ: Да, что в конечном счете означало: назад к рациональности и ее 
укорененности в чувствах. Другими словами, назад к моноприроде.
     Крах идеализма сделал сторонников Нисходящего пути фактически бесспорными 
господами и дизайнерами современности. После некоторых необыкновенных 
достижений левосторонних измерений в области сознания и трансперсонального Духа 
течение идеалистов, конечно же, запуталось в индустриальной сети и 
преобразилось, при помощи Фейербаха и Маркса, в материалистическую и 
«натуралистическую» концепцию. Почти невозможно было избежать власти Нисходящей 
сети современности, и после их абсолютно героических попыток идеалистов начали 
изгонять из города, словно троглодитов.
     Поэтому Фейербах, студент Гегеля, скоро объявил, что любой вид духовности, 
любой вид восходящих идей был просто проектирование мужчинами и женщинами 
человеческих способностей на «другой мир», существующий только в воображении. И,
 согласно Фейербаху, именно это проектирование человеческих способностей на 
сферу «божественного» причиняет большой вред мужчинам и женщинам и является 
истинной причиной самоотчуждения.
     Он, конечно, по неосведомленности путал древнее мифическое представление о 
потустороннем мире с высшими и подлинно трансперсональными способностями, но 
именно это невежество позволяет ему воспользоваться Нисходящим путем и прийти к 
выводу, что только природа реальна.
     Карл Маркс и Фридрих Энгельс уделяли этому вопросу очень большое внимание. 
«Кроме природы и людей, — написал впоследствии Энгельс, — не существует ничего; 
и более высокие существа, которые создала наша религиозная фантазия, есть 
только фантастическое отражение нашей собственной сущности. Энтузиазм был 
всеобщим; мы все были в тот момент последователями Фейербаха».
     И весь современный и постсовременный мир, в действительности, является 
последователями Фейербаха.
    
    
    Интернет
    
     В: Но как насчет таких систем, как Интернет, компьютерная сеть, которая 
сегодня связывает более чем тридцать миллионов человек в информационном 
общении? Это тоже только Нисходящая сеть? Разве что не глобально? И разве он не 
указывает путь к глобальному сознанию?
     КУ: Что хорошего было бы в том, если у нацистов была сеть? Вы видите 
проблему? Интернет — это просто внешняя социальная структура, или нижний правый 
сектор. Но то, что проходит через эту сеть, то, что имеет отношение к 
внутренним формам сознания, морали и ценности, ничто из этого не направляет тех,
 кто просто пользуется сетью, к глобальному сознанию. Это поверхность в ее 
худшей, наиболее Нисходящей и, возможно, самой разрушительной форме.
     Интернет — это просто часть новой технико-экономической основы (нижний 
правый сектор), и, как таковой, он совершенно нейтрален по отношению к сознанию,
 которое его использует. Все правосторонние структуры нейтральны, они не имеют 
внутренней ценности. Компьютерная технология (и эпоха информации) просто 
означает то, что технико-экономическая основа может поддержать 
космополитический перспективизм, глобальное сознание, но ни в коем случае не 
гарантирует его появления. Как мы уже видели, познавательный прогресс необходим,
 но не достаточен для морального прогресса, и познавательные средства обычно 
идут впереди готовности действительно подняться на новую ступень лестницы 
расширяющегося понимания. Сеть предлагает возможность, но не гарантирует 
результат.
     Именно поэтому сама глобальная сеть ничего не делает, поэтому Интернет 
нельзя просто отождествлять с глобальным сознанием самим по себе. Что хорошего 
в том, если тридцать миллионов человек на первой моральной стадии получат 
средства распространения своей эгоцентрической этики? Что хорошего в том, если 
нацисты получат Интернет?
     Все это выпускается из внимания, когда люди сосредоточивают свое внимание 
только на холистической сети простого местоположения. Вы уделяете внимание 
внешней сети и игнорируете глубину, которая движется через эту сеть. Идея 
поверхности состоит в том, что Интернет глобален, поэтому сознание, которое его 
использует, также должно быть глобальным. Это еще один пример господства 
Нисходящей сети.
     Итак, еще раз: парадигма поверхности не может даже определить проблему, 
уже не говоря о том, чтобы с ней справиться.
     В: Какова же в данном случае проблема?
     КУ: Проблема в том, что сеть — это просто внешняя социальная структура, 
которая сама по себе не гарантирует внутренних изменений, не говоря уже о 
глобальном сознании. Интернет — просто монологическая структура, через которую 
могут транслироваться различные типы внутренней глубины. Но качество и уровень 
этой глубины — совершенно другая проблема, и сама структура сети никак с ней не 
связана.
     Наиболее тревожным фактом является то, что большинство мужчин инфобанка — 
это цифровые эгоцентрические хищники, компьютерные воины, которых совершенно не 
заботит интерсубъективное сотрудничество и взаимное понимание. Это уже слишком 
для глобального сознания.
     Большинство людей, увы, все еще находится на до-конвенциональных и 
конвенциональных уровнях понимания, эгоцентрическом и этноцентрическом. И 
никакая системная карта, никакой Интернет автоматически не изменят этого. Ни 
глобальная холистическая карта, ни глобальный Интернет не будут сами по себе 
способствовать внутреннему преобразованию, а часто, напротив, будут участвовать 
в подавлении или даже регрессе. Когда космополитические средства предоставлены 
менее чем космополитичным людям, эти средства просто используются (и 
используются часто во зло) для увеличения силы этих менее чем космополитичных 
людей. Нацисты полюбили бы Интернет.
    
    
    Религия Геи
    
     В: А что вы скажете относительно таких проблем, как перенаселенность, 
истощение озонового слоя, и так далее? Это непосредственные угрозы по отношению 
к Гее и по отношению к нам, и все Эко-романтики действительно борются с ними.
     КУ: Главные проблемы Геи — это не индустриализация, истощение озонового 
слоя, перенаселенность или истощение ресурсов. Главная проблема Геи — 
недостаток взаимопонимания и взаимного согласия в ноосфере о том, что делать с 
этими проблемами. Мы не сможем управлять ни промышленностью, ни демографией, 
если мы не сможем достигнуть взаимного понимания и
      440  |      Краткая история всего
     взаимного соглашения, основанного на космополитической моральной позиции с 
учетом интересов глобального населения. И мы достигаем этой космополитической 
стадии, проходя через сложный и трудоемкий процесс внутреннего роста и 
преодоления. Глобальная карта не может сделать этого. Карта теории систем не 
может сделать этого. Экологическая карта не может сделать этого.
     Но Нисходящая сеть полностью отклоняет преодоление. И поэтому она 
презирает единственный источник подлинного спасения Геи. Эта ненависть к 
преодолению — основная опасность Нисходящей сети. Именно так Нисходящая сеть 
увековечивает свой любовный союз с поверхностью. Именно так она ведет 
колонизацию областей «я» и «мы» эмпирической реальностью. Именно так она 
передает эпоху современности любителям горя и печали, жалости и боли, скрытым в 
тени их непрекращающегося стыда. Именно так она увековечивает фрагментацию 
Пользы, Истины и Прекрасного и создает фундаментальные разногласия между 
разумом, культурой и природой, после которых каждый считает другого не близким 
другом, а угрозой, злом, взывающим к мести.
     И поэтому жестокий лагерь Рационального эго принимает участие в 
разграблении Геи, пытаясь управлять и контролировать природу. Но финальная 
ирония эпохи современности состоит в том, что религия Геи также поймана в ту же 
самую Нисходящую сеть, и именно эта сеть является главной разрушительной силой. 
Религия Геи заключила договор с сетью, которая убивает Гею.
     И теперь ужасная правда современности медленно выходит на поверхность: 
ненависть к преодолению — это тот способ, которым сеть поверхности 
воспроизводится в сознании тех, кого она разрушает.

Глава 18


    Раскрытие Бога
    
     В: Я хочу закончить нашу беседу, сосредоточив внимание на трех темах: как 
мы интерпретируем наши духовные интуиции; экологическая этика; будущее развитие 
мира.
    
    
    Письмена на стене
    
     В: Итак, вы утверждаете, что многие люди действительно имеют интуитивный 
опыт грядущих трансперсональных стадий, а именно, интуиции Высшей Души, Мировой 
Души или Эко-Ноетического «Я». Но многие из этих людей не умеют правильно 
интерпретировать эти интуиции.
     КУ: Я верю, что эти духовные интуиции часто очень верны и очень реальны, 
но обычно они интерпретируются, или раскрываются, совершенно неправильными 
способами. Такие духовные интуиции есть у многих людей, но эти люди полностью 
находятся во власти Нисходящей сети современности, с ее повсеместным 
разделением между «я», культурой и природой. Духовные интуиции разрушаются 
ячейками этой разделяющей сети, и последствия этого разрушения просто 
катастрофические.
     В: Например?
     КУ: Вы могли бы иметь опыт Космического сознания, интуицию всеобъемлющей 
Мировой Души, но вы могли бы проинтерпретировать этот опыт исключительно в 
терминах проявления вашего высшего «Я». Тогда вы думаете, что если вы найдете 
свое высшее «Я» или более высокую форму сознания, тогда все другие проблемы 
просто чудесным образом разрешатся. Вы идете старым путем Фихте — чистое «Я» 
решает все — и поэтому будете игнорировать поведенческие, социальные и 
культурные компоненты, которые также являются абсолютно необходимыми для 
подлинного преобразования. Вы попадаете в сети очень нарциссической 
интерпретации, призывающей вас найти свое истинное «я», а мир будет заботиться 
о себе сам.
     Или вы могли бы пойти другим противоположным путем — у вас есть этот опыт 
Космического сознания или Мировой Души, вы чувствуете единство с миром, и тогда 
вы решаете, что тот мир, с которым вы едины, есть просто эмпирическая природа, 
моноприрода. Вы действительно ощущаете свою тождественность с горой, с океаном, 
со всей жизнью. Но, попав в плен современной сети, вы будете игнорировать 
субъективное и интерсубъективное пространство, которое позволило бы вам 
развиться до такого состояния, когда вы могли бы быть едиными с горой и больше 
не думать, что это «единство» достижимо только с одной природой.
     Поэтому вы решите, что если бы все мы могли стать едиными с Геей, едиными 
с чистым Эко, тогда все наши основные проблемы были бы решены. Вы представляете 
окружающим вашу прекрасную системную карту мира и говорите каждому, что они 
должны согласиться с тем, что все мы — элементы Большой Сети. При этом вы 
игнорируете тот факт, что даже для того, чтобы увидеть эту систему, необходимы 
огромные внутренние изменения сознания. Вы совершаете старую ошибку Спинозы: 
включение в великую имманентную систему спасет всех нас, забывая о том, что 
человек может стать единым с великой имманентной системой только путем очень 
трудоемкого внутреннего самопреодоления.
     Этот современный разрыв настолько твердо укрепился в коллективном сознании,
 что, когда появляется подлинная духовная интуиция, она попадает в 
интерпретирующую сеть, которая разбивает ее на фрагменты. Изначальная духовная 
интуиция несет ощущение цельности, но если вы будете интерпретировать эту 
интуицию просто в терминах вашего любимого сектора, то вы попытаетесь 
искусственно воспроизвести целостность, заставляя ваш любимый фрагмент затмить 
все другие основания.
     В: Значит, интуиция может быть подлинной, но интерпретация может все 
испортить?
     КУ: Да, и это основная проблема. Как мы сказали, поверхности можно увидеть,
 но любая глубина должна интерпретироваться. И то, как мы интерпретируем 
глубину, кардинально важно для рождения самой этой глубины. Мягкие и хорошо 
сбалансированные интерпретации Духа облегчают дальнейшее расскрытие Духа. 
Осторожное раскрытие интуиции, интерпретация интуиции положительно влияет на 
появление нового уровня глубины.
     С другой стороны, жесткие насильственные интерпретации обычно препятствуют 
появлению новых духовных интуиций или прерывают процесс духовного развития. 
Неполные, неглубокие или фрагментарные интерпретации пускают под откос весь 
духовный прогресс. Обычно это случается потому, что интерпретации ограничены 
только одним сектором: они неравномерно раскрывают интуицию в терминах всех 
четырех секторов, они не основаны на Большой Тройке. А так как Дух одинаково 
проявляет себя во всех четырех секторах, или просто как Большая Тройка, то 
некоторые аспекты Духа отрицаются, искажаются или слишком подчеркиваются, что 
препятствует полному проявлению Духа и рано или поздно останавливает развитие 
всех духовных процессов. Мы пренебрегаем Пользой, Истиной или Прекрасным и 
вынуждаем Дух разбиваться на фрагменты согласно собственным противоречивым 
выводам.
    
    
    «Я» Сверхчеловека
    
     В: Итак, Эго и Эко попадают в ловушку неадекватных интерпретаций.
     КУ: Очень часто это происходит именно так. На стороне Эго, как мы уже 
говорили, многие люди интуитивно постигают Мировую Душу (или высшие уровни) и 
все же раскрывают, интерпретируют эту интуицию исключительно как высшее «Я», 
Внутренний Голос. Они пользуются аппаратом психологии архетипов, гностицизма, 
випассаны, заботы о душе, говорят о внутреннем Наблюдателе, Универсальном 
разуме, чистом Понимании, архетипах Энграмм, трансцендентном Сознании или 
используют подобные понятия верхнего левого сектора. Но насколько бы верным ни 
был этот аспект интуиции, такая интерпретация не учитывает или серьезно 
преуменьшает измерения «мы» и «это». Она не в состоянии правильно оценить роль 
типов сообщества, социальной и культурной деятельности, которые являются 
интерсубъективными формами Духа. Она игнорирует или пренебрегает изменениями в 
технико-экономическом базисе и социальных системах, которые являются 
объективными формами Духа. Она сосредоточивает свое внимание на намерении, но 
игнорирует поведение, культуру и социум, она не учитывает другие три сектора 
или, по крайней мере, придает им низший и вторичный статус.
     Лагерь высшего «Я», таким образом, как это ни печально, не заботится о 
социальном измерении. Все, что случается с человеком, говорят его представители,
 является «его собственным выбором» — гиперактивное высшее «Я» ответственно за 
все, что происходит. Такое монологическое и абсолютно разобщенное Эго полностью 
тонет в своих фантазиях, в которых превращает себя во всемогущего властелина 
мира. Это просто подавляет широкую сеть социальных и культурных общностей, 
которые, наряду с другими проявлениями Духа, столь же важны, как и состояние 
сознания.
     Формируется представление, что если я смогу войти в контакт со своим 
высшим «Я», то все остальное будет идти как следует. Но такая точка зрения не в 
состоянии увидеть, что Дух всегда проявляется одновременно во всех четырех 
секторах Космоса. Дух на любом уровне проявляется как «я» в обществе, имеющем 
социальные и культурные основания и объективную реальность, и таким образом, 
любое высшее «Я» неизбежно подразумевает наличие многочисленного сообщества, в 
котором можно говорить на языке высшего «Я». Контакт с высшим «Я» — не конец 
всех проблем, а начало огромной и трудной работы, которая должна вестись во 
всех секторах.
     В: Но эти подходы действительно утверждают, что вы создаете свою 
собственную реальность.
     КУ: Вы не создаете свою собственную реальность; психотики создают свою 
собственную реальность. Я знаю что подлинно духовное «Я» действительно 
участвует в создании собственной действительности. Поэтому вот вам старая 
история из индуистской Веданты.
     Человек приходит к просветленному мудрецу и спрашивает, конечно же, о 
смысле жизни. Мудрец дает краткое резюме всех представлений Веданты, а именно, 
что весь этот мир является высшим Брахманом или Божеством, и, более того, ваше 
собственное наблюдающее понимание едино с Брахманом. Само ваше «я» находится в 
состоянии высшего единства с Богом. Так как Брахман создает все, и так как ваше 
высшее «я» едино с Брахманом, то ваше собственное «я» создает все вокруг. До 
этого момента все определенно напоминает идеи новой эпохи.
     Человек уходит прочь, убежденный, что он понял высший смысл жизни, которая 
заключается в том, что его собственное глубинное «я» является Богом и создает 
всю реальность. По пути домой он решает проверить это удивительное знание. 
Прямо на него движется слон, на котором едет человек. Он стоит на середине 
дороги, убежденный, что если он Бог, слон не сможет ему навредить. Человек, 
едущий на слоне, кричит ему «Уйди с дороги! Уйди с дороги!», но он не уходит — 
и слон, естественно, сбивает его.
     Этот человек, хромая, возвращается к мудрецу и говорит ему, что, так как 
Брахман или Бог есть все, и так как его «я» едино с Богом, слон не должен был 
навредить ему. «О да, все действительно есть Бог, — сказал мудрец, — так почему 
вы не послушали, когда Бог сказал вам, что вы должны уйти с дороги?»
     Верно, что Дух создает всю реальность, и до той степени, в которой вы 
отождествляете себя с Духом, вы действительно понимаете, что участвуете в его 
творческой деятельности. Но эта творческая деятельность проявляется во всех 
четырех секторах, а не только в форме вашего собственного особого понимания. Но 
если вы интерпретируете духовное понимание просто как более высокое «я», тогда 
вы будете игнорировать Бога в других секторах — вы будете игнорировать слона 
или думать, что он не реален или не важен. Вы не будете обращать внимание на 
культурную, социальную и поведенческую работу, которая должна быть проведена в 
этих областях, чтобы полностью выразить свою природу Духа.
     Но, игнорируя все это, рано или поздно вы будете раздавлены очередным 
«слоном». Вы заболеете, или потеряете работу, или будете терпеть неудачи в 
отношениях — но вам будет проходить своего рода «слон», и вы будете чувствовать 
огромную вину, потому что, если бы вы действительно были бы в контакте со своим 
истинным «я», слон не был бы в состоянии причинить вам вред. На самом деле, это 
означает, что вы не слушали Бога во всех секторах.
     В: Эти подходы утверждают, что чем больше вы отождествляетесь с более 
высокими уровнями сознания или высшим «я», тем менее вы беспокоитесь о мире.
     КУ: Да, подлинное «я» — это Сверхчеловек! И Сверхчеловек никогда не 
волнуется! И наоборот, если вы «волнуетесь» или «беспокоитесь» по поводу 
бедности, несправедливости или мировых проблем, то это показывает, что вы не 
нашли свое истинное «Я».
     Но на самом деле все обстоит совершенно наоборот: чем больше вы входите в 
контакт с высшим «Я», тем больше вы волнуетесь о мире, потому что осознаете его 
как часть вашего собственного «Я» и личностей других людей. Пустота есть Форма. 
Брахман есть Мир. Полностью отождествиться с Брахманом означает полностью 
охватить весь Мир. Если вы действительно сможете войти в контакт со своим 
высшим «Я», то вы в первую очередь не захотите игнорировать слона, а захотите 
его покормить. То есть, работая во всех четырех секторах, вы можете помочь 
реализации Духа и будете считать каждый холон проявлением Божественного.
     Высшая личность пребывает в состоянии полной и неограниченной Свободы, это 
правда, но эта Свобода проявляется как активное сострадание, как агонизирующая 
забота. Форма Свободы — это горе и бесконечные заботы для тех, кто изо всех сил 
стремится к просветлению. Бодхисаттва плачет каждый день; его слезы окрашивают 
самую ткань Космоса во всех направлениях. Сердце приходит в те места, где Дух 
остается непроявленным и неуслышанным; работа — это страсть и мука; она всегда 
уже полностью сделана, и поэтому никогда не будет окончена.
     Но если вы будете и далее интерпретировать Дух как просто более высокое 
или священное «Я», игнорируя проявления Духа в других секторах, тогда 
дальнейшее развитие будет прервано. Такое положение дел не только будет 
травмировать других, но и нанесет большой вред вашему собственному духовному 
развитию. Оно будет препятствовать дальнейшей реализации присутствия Духа. Вы 
будете продолжать замыкаться в вашем внутреннем понимании до тех пор, пока 
колодец не высохнет, и вы заканчиваете тем, что начинаете презирать мир явлений,
 потому что он «отвлекает» вас от вашего «реального» я.
     С другой стороны, более тонкое раскрытие облегчает дальнейшие более 
глубокие интуиции, касающиеся измерений «я», «мы» и «это»: не только как 
проявление высшего «Я», но и как реализация в культуре, воплощение в природе и 
выражение в форме социальных учреждений.
     Проявление, охватывание, преодоление, воплощение: более адекватная 
интерпретация охватывает все четыре сектора, потому что сам Дух проявляется во 
всех четырех секторах. И эта более адекватная интерпретация облегчает 
возникновение новых форм Духа, требующих интерпретации. Тонкая интерпретация 
помогает рождению Духа, реализации Духа. Чем более адекватно я могу 
интерпретировать интуиции Духа, тем больше этот Дух может мне сказать, 
открывается больше каналов коммуникации, от общения и сообществ к общности и 
личности — высшему «Я».
     А интерпретация Духа просто как высшего «Я», по-моему, не очень 
последовательна и тонка.
    
    
    Великая чудесная сеть под названием «Я»
    
     В: В то же время другой типичный подход, подход Эко, также часто попадает 
в ловушку отдельных интерпретаций, но совершенно противоположных.
     КУ: Да, увы. Есть много хороших людей, которые обладают глубокими 
интуициями Духа, но они раскрывают эти интуиции просто в терминах «это», 
описывая Дух как общее суммарное количество всех явлений или процессов, 
сплетенных вместе в большую интегрированную систему, сеть, внутренний порядок 
или единое поле — нижний правый сектор.
     Все это достаточно верно, но это совершенно не учитывает внутренние 
измерения «я» и «мы» в их собственных терминах. Эти неадекватные интерпретации 
монологичны до самой своей сути, полностью поверхностны.
     Это старый прием Спинозы, другой полюс, полюс Эко — фундаментальной 
парадигмы Просвещения в форме Романтизма. Она полагает, что ее главный враг — 
атомизм и механицизм и что центральная проблема состоит просто в том, чтобы раз 
и навсегда доказать или продемонстрировать, что Вселенная — великая и единая 
целостная Система, Порядок или Сеть. Она приводит большое количество научных 
свидетельств из области физики, биологии и теории систем (все это 
монологические науки!) и предлагает многочисленные аргументы, направленные на 
объективное доказательство целостной природы Вселенной. Эта парадигма не в 
состоянии увидеть, что если мы возьмем группу людей с атомистическими 
представлениями и будем учить их, что Вселенная является целостной, то сможем 
добиться лишь того, что перед нами будут те же самые люди, говорящие на 
холистическом языке.
     Именно из-за этого монологического подхода и предлагаемых им 
неквалифицированных интерпретаций подлинных интуиций человек игнорирует или 
пренебрегает измерениями «я» и «мы», не очень хорошо понимает природу 
внутренних преобразований и стадий внутреннего развития человека, которые 
абсолютно необходимы, чтобы найти свое внутреннее «я», охватывающее Все. Просто 
разговор обо Всем ничего существенно не меняет.
     И ничего не меняется потому, что «доказательство», «новая парадигма» или 
«великая система» по-прежнему строятся с использованием монологического 
это-языка. Такой подход может говорить о внутренних измерениях, но сразу же 
преобразует их в эмпирически наблюдаемые феномены великой сети, немедленно 
приписывает им простое и определенное местоположение. Это разрушает их 
внутреннее пространство, их реальную глубину, и останки этих феноменов 
демонстрируются впоследствии на мраморной плите простого местоположения, и это 
пространство всегда находится в мире эмпирической природы, в царстве 
функциональной пригодности, в царстве монологических систем, в царстве 
чувственно-воспринимаемых поверхностей. Глубинная экология — это экология 
промежутка, экофеминизм — это экосентиментализм. И этот мир эмпирической 
природы, который теперь называют Биосферой с заглавной «Б», — их Бог, их Богиня.
 Не Природа, но природа, является их главной любовью.
     Таким образом, насколько бы верной ни была изначальная интуиция Духа, и я 
не сомневаюсь, что она верна, она не схватывается полностью этими 
фрагментированными интерпретациями. Эти интерпретации, в основе которых лежат 
первоначально истинные интуиции Божественного, не способствуют дальнейшему 
раскрытию Божественного. Эти интерпретации не способствуют рождению Духа.
     В: Значит, на самом деле, они препятствуют дальнейшему раскрытию Духа?
     КУ: Если вы продолжаете интерпретировать ваш опыт космического сознания 
как единство с монологической природой, вы не обращаете внимания на проявления 
Духа в других секторах. Вы по-прежнему поддерживаете поверхностную карту Геи. И 
вы думаете, что людям могла бы понравиться эта карта, но на самом деле, 
фундаментально ничего не изменяется. Это не реальный процесс трансформации. Все,
 что остается делать, — это стать идеологом и попытаться заставить других людей 
купить эту карту. Так многие ученые становятся продавцами идеологии поверхности.

     И они выглядят очень подавленными, с ввалившимися глазами, эти наркоманы 
поверхности. Они говорят, что причина, по которой они столь подавлены, состоит 
в том, что Гея разрушается, не осознавая ту роль, которую они играют в 
формировании этой Нисходящей спирали. Принимая индустриальную онтологию 
простого местоположения, они обнимают и целуют те механизмы, которое 
размалывают Гею и приводят ее к упадку.
     И эта современная Нисходящая индустриальная сеть поддерживается рядом 
экофилософов — Голдсмитом, Мандером, Фоксом, Сессином, Даймондом, Мерчантом и 
компанией, которые являются, увы, лишь рупором индустриальной онтологии. И все 
же они есть просто современные представители трехсотлетней традиции разделения 
в западной культуре. Поддерживая Романтическую парадигму, они, конечно, 
советуют: мы все должны жить в строгом согласии с природой, с миром 
однозначного местоположения, жестоким миром пристального монологического 
взгляда.
     Как мы уже видели, доведенный до своего логического предела, этот подход 
способствует регрессу, как индивидуальному регрессу к биоцентрическому и 
эгоцентрическому пониманию, так и культурному регрессу к идеалам племенного или 
аграрного общества.
     Сводя Космос к чувственно-воспринимаемой равнине, а затеи, пытаясь обрести 
единство с этой природой в биоцентрическом погружении, человек приходит к 
глубоко регрессивному, доконвенциональному, связанному с телесным, 
нарциссичному состоянию. В этом заключается весь урок романтического 
соскальзывания — чем ближе вы становитесь к природе, тем более эгоцентричными 
вы оказываетесь. И это настоящий урок, который преподносит развитие: чем меньше 
дифференциации, тем больше нарциссизма. Это не сострадание, это регресс.
     В: Вы говорили, что экологическая мудрость состоит не в том, чтобы жить в 
соответствии с природой, а в том, как заставить людей договориться жить в 
соответствии с природой? Другими словами, как объединить Большую Тройку?
     КУ: Да, люди не рождаются с желанием заботиться о Гее. Это благородное 
состояние глобальной заботы — продукт долгого, трудоемкого и трудного процесса 
роста и преодоления. Но, как все мультикультуралисты, типичные представители 
Эко-подхода осуждают любой путь, ведущий к превосходству, создающий элиту.
     Таким образом, они очень сильно мешают другим людям, стремящимся к этому 
состоянию, и невольно делают так, что каждый человек скатывается к своим самым 
низким возможностям. Это уже случилось с мультикультуралистами, а также со 
многими другими сторонниками Эко-подхода. Действительно, мультикультуралисты и 
экотеоретики часто объединялись вместе, чтобы способствовать возвращению 
американской культуры к племенному состоянию.
     В: Но основная идея мультикультуралистов заключается в том, чтобы 
соблюдать индивидуальные различия.
     КУ: Да, но это может быть сделано только при поддержке космополитической 
позиции универсального плюрализма, которая не появляется ранее 
постконвенциональных стадий (стадии 5, 6 и выше). И, таким образом, не 
способствуя развитию людей до этих более высоких стадий, мы просто поощряем их 
действовать на основе более мелких принципов. Поэтому лишь немногие люди 
стремятся к космополитической позиции, которая только и может предоставить 
поддержку в спасении Геи.
     Вместо этого экофилософы поддерживают любые попытки возврата к племенному 
сообществу, фрагментарной жизни, доконвенциональному состоянию, эгоцентризму и 
этноцентризму. Все это «разнообразие» представляется им частью децентрированной 
космополитической позиции, тогда как на самом деле они препятствуют 
возникновению космополитического мировоззрения, в первую очередь защищающего 
плюрализм. Такая позиция возвращает нас к подавлению, этноцентрическим войнам, 
империалистическим кошмарам — мы теряем все освободительные движения, берущие 
от эпохи Просвещения все самое хорошее, в частности, ее космополитическую 
терпимость.
     Вы просто приходите к тому, что начинаете останавливать развитие, духовный 
рост, преодоление, эволюцию. Вы помогаете создать культуру регресса, политику 
нарциссизма.
    
    
    По ту сторону разума эпохи постмодерна
    
     В: Продолжая разговор об этом, вы утверждаете, что большинство великих 
мировых традиций мудрости различными способами выступают против современности. 
Современность рассматривается ими как великое антирелигиозное движение, великое 
движение рационального отделения церкви от государства, которое «убивает» Бога.
     КУ: Убивает мифического Бога, это да. Но Дух находится в процессе развития,
 не надо искать его в какой-то особо благоприятной эпохе, периоде, времени или 
месте. Разум более глубок, чем мифология, и, таким образом, фактически 
представляет собой дальнейшее развитие внутреннего потенциала Духа. Движение 
современности — коллективное увеличение свободы Духа, о чем свидетельствуют, 
среди многих других вещей, великие освободительные движения, которые составляют 
саму суть современности.
     Поэтому вы можете, например, восхвалять великие мифическо-аграрные империи,
 которые были построены на благословении вашего любимого мифического Бога, и вы 
можете поклоняться этому Богу как воплощению Свободы, Благосклонности и 
Милосердия. Но Вы можете делать это, только игнорируя тот факт, что храмы и 
памятники этому Богу, великие пирамиды и каменные соборы были построены на 
костях рабов, женщин и детей, к которым относились как к животным; памятники 
этому мифическому Богу или Богине были пропитаны кровью миллионов замученных 
людей.
     Дух как полная Свобода — это одно; Дух, который в действительности 
проявляется как политическая демократия, — это совсем другое. Разум освобождает 
свет, заключенный в темницу в мифологическую эпоху, устанавливает свободу среди 
угнетенных, то есть разрушает их цепи на земле, а не просто на каких-то 
обещанных небесах.
     Все это поклонение прошлым эпохам главным образом, является следствием 
путаницы среднего уровня развития сознания с наиболее передовыми идеями тех 
культур. Этот подход просто сравнивает наиболее передовые идеи прошлых эпох с 
самыми неприглядными сторонами современности, и, черт возьми, догадайтесь, 
какой делается вывод?
     В: Многие традиционные религиозные мыслители постоянно требуют от нас, 
чтобы мы вышли «за пределы разума эпохи постмодерна». И они полагают, что 
великие традиции мудрости могут помочь нам сделать это.
     КУ: Я, конечно, согласен, что конечная цель состоит в том, чтобы 
преодолеть разум эпохи постмодерна. Но прежде чем вы сможете выйти за его 
пределы, вы должны до него добраться. А большинство этих традиционалистов, увы, 
совершенно не понимают сущность современности и постмодерна, так что я не 
настолько уверен, что мы можем полностью доверять их рекомендациям.
     Но это только типичный пример того, о чем вы говорили: большинство великих 
религиозных традиций совершенно не ладят с современностью и постмодерном. 
Современность во многом рассматривается как Великое Зло.
     Я полагаю, это представление основано на ряде глубоких и очевидных ошибок 
и чрезвычайно неадекватных узких интерпретаций. Большинство традиционных 
религиозных мыслителей просто не до конца поняли современность, уж не говоря о 
постмодернизме, поэтому их советы о выходе за ее пределы похожи на рекомендации 
Римского папы по поводу полноценной половой жизни.
     В: В чем же именно они не поняли современность?
     КУ: Мне кажется, что каждая великая эпоха человеческого развития 
поддерживает одну центральную идею, идею, которая полностью доминирует над всей 
эпохой, обобщает ее отношение к Духу и Космосу и несет в себе какую-то глубокую 
информацию. И каждая такая идея основана, по всей вероятности, на 
предшествующей ей идее. Эти идеи являются настолько простыми и настолько 
центральными, что они могут быть выражены в одном предложении.
     Доисторическая: Дух присутствует во всем. Доисторические культуры во всем 
мире поддерживают эту глубокую истину. Самая земля — это наша кровь, плоть и 
сущность, все мы — сыновья и дочери этой земли, и через все существа свободно 
протекает единый Дух.
     Садоводческая: Дух требует жертвы. Жертва — великая тема, присутствующая 
во всех садоводческих обществах, и не только в конкретной форме традиционной 
ритуальной жертвы, хотя мы, конечно же, встречаем и ее также. Центральная идея, 
проникающая во все сферы жизни, заключается в том, что со стороны человека 
должны быть предприняты определенные действия, чтобы войти в согласие с Духом. 
Обычные, или типичные, люди должны уйти, другими словами, ими нужно 
пожертвовать, чтобы Дух в дальнейшем проявлялся более ясно. Другими словами, на 
пути к более полному пониманию Духа существуют стадии.
     Аграрная: Эти духовные шаги в действительности выстраиваются в Великую 
Цепь Бытия. Великая Цепь — центральная, доминирующая, неизбежная тема каждого 
мифического аграрного общества во всем мире, без исключений. И так как большая 
часть «цивилизованной истории» — это история аграрных государств, Лавджой 
вполне обоснованно заявил, что Великая Цепь была доминирующей идеей в 
большинстве цивилизованных культур.
     Современность: Великая Цепь разворачивается в процессе эволюции. Другими 
словами, развитие. Тот факт, что Дух обычно упускался из внимания, есть просто 
проблема современности, а не ее достоинство или ее определение. Эволюция — это 
великое подразумеваемое понятие, которое господствует над каждым отдельным 
философским движением современности; это Бог современности. И, на самом деле, 
это в высшей степени духовное осознание, потому что, отождествляет ли разум 
себя сознательно с духовностью или нет, он включает себя в космический процесс, 
и более того, неизбежный и пугающий факт состоит в том, что люди являются 
со-создателями своего собственного развития, своей собственной истории, своего 
собственного жизненного пространства, потому что...
     Постмодернизм: Ничто не является заданным наперед; мир — это не только 
восприятие, но и интерпретация. То, что это приводит многих постмодернистов к 
безумию отсутствия перспективы, — не наше дело. Тот факт, что ничто не задано 
наперед — это великое открытие эпохи постмодерна, и оно заключает людей в 
маленький пластмассовый Космос, который они сотворили сами.
     В: Итак, это и есть великие идеи, определяющие суть каждой эпохи. И о 
религиозных мыслителях, являющихся противниками современности, вы говорите, что.
..
     КУ: Да, что они мыслят целиком в рамках аграрного мировоззрения. Они не 
достигли понимания формы Духа в его современном или постсовременном состоянии. 
Их глаза не решаются посмотреть на чудеса и достоинства современности, и они 
поют гимны вчерашнему дню. Большинство традиционных религиозных мыслителей даже 
не ощущают, что имеет место развитие!
     Они не понимают, что Дух проявлял себя как современность; они не видят, 
что развитие, как выразился Уоллес, это «метод и способ, которым творит Дух». 
Они не поняли, что сущностью современности является внесение различий в Большую 
Тройку, и поэтому они не обратили внимания на достоинства современных 
освободительных движений, отмену рабства, на женское движение, на либеральные 
демократические государства, каждое из которых предоставляет Духу новый уровень 
свободы, невиданный в столь любимых ими мифических и аграрных государствах. Они 
думают, что, поскольку современность принесла в мир свои собственные 
непреодолимые проблемы, сама идея развития должна быть отклонена, ведь они не в 
состоянии понять диалектику эволюции и развития.
     Точно так же они не поняли и не приняли проявление Духа как постмодернизм. 
Ничто не задано наперед. Но конечно, для аграрного сознания абсолютно все и 
всегда задано наперед, статично, не подвержено изменению времени или процессам 
развития. Весь мир просто задан наперед невидимым мифическим Богом, и спасение 
зависит от полного принятия формы этого данного человеку мира. Но он задан 
наперед только тем пророкам, которые не подвергают свои откровения проверке на 
условия истинности и делают невозможным вызов этому заданному наперед порядку. 
Не согласиться с аграрным мировоззрением — это вечный грех. И не обращайте 
внимания на то, что это мировоззрение этноцентричное, расистское, сексистское, 
патриархальное и милитаристское, поскольку этот великолепный порядок задан 
наперед великим Богом.
     И поскольку «религиозные авторитеты» до некоторой степени укоренены в 
аграрном мировоззрении, они, конечно же, презирают современность, презирают 
развитие, презирают процесс, который, на самом деле, работает на подрыв их 
собственной власти.
     И все же их отождествление Духа со статическим и заранее данным аграрным 
мировоззрением препятствует пониманию Духа современным и постсовременным миром. 
Современность никогда не примет идею Духа, если Дух будет означать просто 
мифический аграрный порядок.
     Поэтому, как это ни иронично, эти великие духовные авторитеты являются той 
мощной силой, которая препятствует принятию современным и постсовременным миром 
идеи Духа. Они, увы, не за пределами разума постмодерна, а ниже его. И что в 
действительности может понять Сын Человеческий, если отказаться от идеи 
присутствия Духа в каждый момент времени?
    
    
    Преобразование мира и культурная пропасть
    
     В: Считаете ли вы, что сейчас имеет место важное преобразование мира?
     КУ: Постепенно, рывками, оно только начинается. Мы видим и видели, 
приблизительно со времени Второй мировой войны, медленный переход от 
рационального индустриального общества к визуально-логическому информационному 
обществу. Это вовсе не духовное преобразование Новой Эпохи, совсем нет, но тем 
не менее оно также весьма глубоко.
     Если на некоторое время мы будем использовать нижний правый сектор как 
индикатор, то в человеческом развитии мы можем выделить шесть или семь главных 
трансформаций — доисторическая, садоводческая, ранняя аграрная, поздняя 
аграрная, ранняя промышленная, поздняя промышленная, ранняя информационная 
эпохи. Поэтому сейчас мы находимся прямо на краю одного из приблизительно 
полдюжины главных, глубоких, всемирных преобразований в формировании 
человеческого вида. Часто эти периоды упрощаются до трех главных трансформаций 
— сельскохозяйственная, промышленная, информационная эпохи — так что сегодня мы 
переживаем начало «третьей волны».
     Но помните, что, по моему мнению, мы должны анализировать развитие с 
учетом всех четырех секторов (по крайней мере) или мы упустим из внимания 
факторы, которые фактически ответственны за преобразования. Этот новый этап 
строится на основе нового технико-экономического (информационного) способа 
производства, но вместе с ним появляется новое мировоззрение, новый вид 
личности человека, новые намерения и новые поведенческие образцы, установленные 
в новом культурном жизненном пространстве, точками привязки которого являются 
новые социальные учреждения. И, как обычно, определенные люди могут 
соответствовать этим новым возможностям, а могут и не соответствовать.
     В: Значит, надо пройти по всем секторам.
     КУ: Сегодня медленно появляется новый центр социокультурной привязки — 
визуально-логическое информационное общество, обладающее экзистенциальным или 
аперспективным мировоззрением (нижний левый сектор), основанное на 
технико-экономическом производстве цифровой передачи информации (нижний правый),
 кентаврическом «я» (верхний левый сектор), объединяющем материю, тело и разум, 
или физиосферу, биосферу и ноосферу, и его поведении (верхний правый), 
состоящем в том, чтобы функционально соответствовать новому жизненному 
пространству.
     И это очень высокий порядок. Поскольку действительно важный момент состоит 
в том, что новая трансформация является одновременно новым и ужасным бременем 
для мира. Это едва ли можно назвать поводом для праздника! Каждый новый этап 
трансформации или развития приносит с собой новые требования и новую 
ответственность: высшее должно быть объединено с низшим. Преодолеть и включить 
в себя. И чем больше глубина преодолеваемого уровня, тем больше бремя включения.

     В: В этом и есть проблема.
     КУ: Это очень большая проблема. И подлинный кошмар заключается в том, что 
даже в новом и высшем жизненном пространстве каждый человек по-прежнему должен 
начинать свое собственное индивидуальное развитие с первого уровня. Каждый, без 
исключения, начинает движение с точки опоры 1 и должен расти и развиваться, 
проходить через все более низкие стадии, чтобы достигнуть новой и более высокой 
доступной стадии.
     Поэтому даже человек, рожденный в великой, замечательной, глобальной 
визуально-логической культуре, начинает свое развитие с физиоцентрического 
уровня, затем проходит биоцентрический, эгоцентрический и социоцентрический 
уровни, а после этого переходит к постконвенциональному или космополитическому 
уровням. И нет никакого способа избежать или обойти этот общий процесс. Даже 
если вы пишете огромный трехтомный роман, вы по-прежнему используете те же 
самые буквы алфавита, которые вы узнали в детстве, и вы не можете написать 
роман без использования опыта, приобретенного еще ребенком!
     И чем более высокие уровни развития доступны в культуре, тем больше вещей, 
которые могут пойти совершенно неправильно. Как я уже говорил, чем больше 
глубина общества, тем большее бремя возложено на образование и преобразование 
его граждан. Чем больше глубина, тем больше феноменов, которые в целом могут 
происходить совершенно неправильно, что является поводом для ужасных несчастий. 
Чем больше уровней, тем больше возможностей для большой лжи и большой патологии.
 Наше общество может переживать такие болезни, которые наши предки буквально не 
могли себе даже представить.
     В: Значит, общества с большей глубиной встают перед все более и более 
сложными проблемами?
     КУ: Да, во всех четырех секторах! Поэтому, если многие люди сегодня 
говорят о грядущем преобразовании и входят от этого в экстаз и легкомысленно 
радуются, я, со своей стороны, вижу другую возможность — возможность ужасного 
кошмара, который движется прямо на нас.
     В: Интересно, не могли бы вы привести несколько примеров?
     КУ: Иногда говорят, что одна из главных проблем западных обществ — это 
пропасть между богатыми и бедными. Это верно. Но это поверхностный способ 
рассмотрения этой проблемы — пропасть определяется количественно как разница в 
деньгах. И это очень настораживает, потому что помимо внешней пропасти между 
людьми есть вызывающая большее беспокойство внутренняя пропасть, — разрыв в 
культуре, в сознании, в глубине.
     По мере того как все больше людей переходят от эгоцентрического к 
социоцентрическому и космополитическому уровням (или еще более высоким), на 
общество накладывается все более тяжелое бремя. Оно должно интегрировать 
внутренний мир этих людей на различных глубинах в их собственном развитии. И 
чем больше глубина среднего уровня культуры, тем больше требований 
предъявляется к этой вертикальной интеграции.
     Таким образом, «экономическая пропасть» между богатым и бедным является 
достаточно отрицательным фактом, но намного более негативной и намного более 
скрытой является культурная пропасть, «пропасть ценностей», «пропасть глубины», 
то есть промежуток между глубиной, предлагаемой культурой в качестве 
возможности, и теми, кто действительно может достичь этой глубины в своем 
собственном развитии.
     Как всегда, этот новый и более высокий средний уровень делает возможным, 
но не гарантирует, доступность высших или более глубоких структур индивидуумам. 
И, поскольку общество становится все более и более многочисленным, возникает 
все больше и больше людей, которые остаются позади. Они считаются 
второстепенными, маргиналами, исключаются из общего процесса развития общества, 
что самым жестоким образом вредит всему: их собственному внутреннему 
самосознанию, ценностям и самооценке.
     Это, в свою очередь, создает внутреннюю напряженность в культуре. Эта 
внутренняя напряженность может быть весьма разрушительной. И возможный размер 
этой культурной пропасти или разницы в уровнях сознания становится все больше с 
каждым новым культурным преобразованием. Ох!
     В: Это напоминает то, что вы говорили об индивидуальных патологиях.
     КУ: Да, о пропасти между основным «я» человека, или его средним уровнем, и 
«маленькими «я», которые остаются на низших уровнях и подвергаются исключению. 
Внутренняя напряженность, внутренняя гражданская война делают человека безумным.

     Так же происходит и с обществом, и культурой в целом. Чем больше глубина 
культуры, тем больше возможная пропасть между разными культурами, пропасть 
между средней глубиной, предлагаемой культурой, и теми, кто действительно может 
достичь этой глубины. И, аналогично, это создает внутреннюю напряженность, 
которая может довести культуру до безумия.
     В: Именно поэтому другие культуры, например, доисторическая, имели меньше 
внутренних проблем?
     КУ: Да.
     В: Есть ли какие-то предложения, чтобы решить эту проблему?
     КУ: Понимаете, в некотором смысле, культурная пропасть — это не подлинная 
проблема. Подлинная проблема состоит в том, что нам не разрешают даже думать о 
культурной пропасти. И нам не разрешают думать о культурной пропасти, потому 
что мы живем в мире поверхности. На поверхности мы не признаем уровни сознания, 
глубины и ценности. Каждый просто обладает одной и той же глубиной, а именно, 
нулевой.
     И так как в мире поверхности мы не признаем никакой глубины, мы не можем 
даже начать признавать разрыв между различными глубинами, культурную пропасть, 
разницу уровней сознания. Следовательно, эта проблема будет продолжать 
причинять вред развитым и «цивилизованным» странам, пока эта самая важная из 
всех проблем не будет признана, а затем выражена так, чтобы мы могли начать над 
ней работать.
     В: Значит, прежде чем мы сможем обсудить решения, мы должны, по крайней 
мере, признать проблему?
     КУ: Да, и все теоретики поверхности, кажется, сговорились 
воспрепятствовать этому признанию. Эта культурная пропасть, массовая проблема 
вертикальной культурной интеграции, не может быть решена в терминах поверхности,
 потому что поверхность отрицает существование вертикального измерения в целом, 
отрицает внутреннее преобразование и преодоление.
     В: И как же это связано с всемирной трансформацией, которая начинается в 
настоящее время?
     КУ: Помните гипотезу, что современность внесла различия в Большую Тройку, 
а постмодернизм должен найти способ объединить ее. Если эта интеграция не 
произойдет, то двадцать принципов не будут поняты, эволюция не будет 
продолжаться, и в итоге, весьма вероятно, нас ждет массовое и довольно 
неприятное переустройство.
     Суть в том, что вы не сможете объединить Большую Тройку на поверхности. На 
поверхности она, в лучшем случае останется разделенной, а в худшем случае 
разрушится. И ни одна из известных нам систем не смогла когда-либо перейти в 
будущее с такими массовыми внутренними проблемами. Если эти хаотические 
напряженные отношения не приведут к самопреодолению, то они приведут к 
самораспаду. Это две жестоких альтернативы развития, которые оно всегда 
предлагает на каждой стадии вертикального становления.
     И мы подошли очень близко к состоянию, в котором культурная пропасть может 
привести к краху культуры, как раз потому, что поверхность не будет признавать 
эту проблему.
    
    
    Экологическая этика
    
     В: Значит, вы думаете, что проблема культурного разрыва более серьезна, 
чем экологический кризис?
     КУ: Это одна и та же самая проблема.
     Никто не мог бы меньше заботиться о глобальных общих интересах, чем 
эгоцентрический и этноцентрический человек, если, конечно, не напугать его тем, 
что это положение дел затрагивает его собственное самовлюбленное существование. 
Но при помощи тактики экологического запугивания и экофашизма вы укрепите 
именно те эгоистические мотивы выживания, которые являются основной причиной 
проблемы.
     Только на глобальном, постконвенциональном, космополитическом уровне 
развития люди могут действительно признать наличие экологического кризиса и, 
что более важно, будут обладать моральным видением и моральной силой духа, 
чтобы справиться с этим в глобальном масштабе. Очевидно, что для этого 
существенное число людей должно достигнуть постконвенционального или 
космополитического уровня развития. Только они смогут стать важной силой 
глобальной заботы о природе.
     Другими словами, только при помощи эффективного решения проблемы 
культурного разрыва мы можем эффективно решить проблему экологического кризиса, 
так как это одна и та же проблема.
     В: В одной из наших более ранних дискуссий вы кратко изложили 
экологическую этику. Возможно, мы могли бы поговорить об этом более детально.
     КУ: Обсуждения экологической этики обычно сосредоточиваются на том, что 
известно как аксиология, или теория ценностей. Существует четыре большие школы 
экологической аксиологии.
     Первая — это теория биологического равенства: все живые холоны имеют 
одинаковую ценность. Червь и обезьяна имеют одинаковую ценность. Эта позиция 
довольно распространена среди глубинных экологов и некоторых экофеминистов.
     Второй подход предлагает защищать права животных, основываясь на том, что 
если у животных присутствуют элементарные чувства, мы должны распространить 
определенные основные права на этих животных. Эта школа пытается провести 
эволюционную черту между теми формами жизни, которые не обладают достаточно 
ярко выраженными чувствами, например, насекомыми, и теми, у которых чувства 
очевидны, например, млекопитающие. Различные исследователи проводят эту черту 
по-разному, основываясь на том, насколько можно разумно предположить, что 
чувства или ощущения существуют у определенных видов. Самое низкое по уровню 
развития предположение на сегодня — креветки и моллюски. (Конечно, если 
продолжить эту логику до самого конца, вы вернетесь к идее биологического 
равенства, по которой все живые холоны имеет равные права. )
     Третья школа — иерархический, или холархический, подход, часто он основан 
на философии Уайтхеда (Берч и Кобб, например). Этот подход рассматривает 
развитие как раскрытие холархии, и каждый более сложный организм обладает 
большим количеством прав. Люди являются самыми развитыми и сложными организмами,
 и, таким образом, обладают большими правами, но к этим правам не относится 
право инструментально использовать или разрушать другие живые существа, так как 
они также обладают определенными основными, но весьма существенными правами.
     Четвертая школа использует различные принципы управления, в которых только 
люди имеют права, но к этим правам относятся: забота и управление землей и 
живущими на ней организмами. Многие традиционные религиозные мыслители считают 
этот подход способом привить человеку экологическую заботу как моральный 
императив (например, Макс Эльшлегер).
     Мой собственный особый подход к экологической этике не является синтезом 
этих различных школ, хотя я полагаю, что в итоге произойдет их слияние и 
включение в общую парадигму основ каждой из них.
     В: Итак, это четыре школы ценности. Ваш подход также основан на различных 
типах ценностей.
     КУ: Да. Это основная ценность, внутренняя ценность и внешняя ценность. 
Кратко:
     Все холоны имеют равную основную ценность. Таким образом, все холоны, от 
атомов до обезьян, являются совершенными проявлениями Пустоты или Духа, не 
делятся на высших или низших, лучших или худших. Каждый холон, как он есть, 
является совершенным выражением Пустоты, сияющим жестом Божественного. Как 
проявления Абсолюта, все холоны имеют одинаковую основную ценность.
     Но помимо того, что каждый холон является выражением Абсолюта, он является 
также относительным целым/частью. У него есть своя собственная относительная 
целостность и своя собственная относительная частичность.
     Как целое, каждый холон обладает внутренней ценностью, или ценностью своей 
собственной уникальной целостности, своей собственной специфической глубины. И 
поэтому чем больше целостность, или чем больше глубина, тем больше его 
внутренняя ценность.
     Поэтому даже притом, что и обезьяна, и атом являются совершенными 
выражения Духа (они оба имеют равную основную ценность), обезьяна обладает 
большей глубиной, большей целостностью и поэтому большей внутренней ценностью. 
Атом также имеет внутреннюю ценность, но она относительно меньше (меньшая 
ценность не означает полное отсутствие ценности). Мы также видели, что чем 
больше глубина холона, тем выше его уровень сознания, так что это будет почти 
то же самое, что сказать, будто обезьяна внутренне более ценна, чем атом, 
потому что она более сознательна.
     Но каждый холон — это не только целое, но также и часть. И, как часть, он 
обладает ценностью для других — это часть целого, от которой другие холоны 
зависят в своем существовании. Как часть целого, каждый холон имеет 
определенную внешнюю ценность, ценность для других холонов. Чем больше он 
является частью, тем большей внешней ценностью он обладает. Атом имеет большую 
внешнюю ценность, чем обезьяна, — уничтожьте всех обезьян, это окажет влияние 
на не очень большую часть Вселенной; уничтожьте все атомы, и почти все, за 
исключением субатомных частиц, будет разрушено.
     Как целое, холон имеет права, которые выражают его относительную автономию.
 Эти права есть просто описание условий, которые необходимы для поддержания его 
целостности. Если права не соблюдаются, целостность распадается на подхолоны. 
Если растение не получает воду, оно распадается. Права выражают условия, при 
которых внутренняя ценность холона может существовать, условия, необходимые для 
поддержания его целостности, поддержания его жизнедеятельности, поддержания его 
глубины.
     Но так как каждый холон является также частью некоторого другого целого 
(или целых), как часть он имеет обязанности по поддержанию этого целого. 
Обязанности — это просто описание условий, которым должен соответствовать любой 
холон, чтобы быть частью целого. Если он не соответствует этим обязанностям и 
не может поддерживать свое функциональное единство с целым, либо он изгоняется, 
либо разрушает само это единство. Если обязанности не выполняются, то он 
прекращает быть частью целого. Обязанности выражают условия, при которых может 
существовать внешняя ценность холона, условия, необходимые для поддержания его 
частичности, поддержания его сотрудничества, поддержания его пространства.
     В: Итак, деятельность и сотрудничество, внутренняя ценность и внешняя 
ценность, права и обязанности, это аспекты-близнецы каждого холона, потому что 
каждый холон является одновременно целым и частью.
     КУ: Да, в многоступенчатой холархии повышающейся сложности и глубины. 
Поскольку люди обладают относительно большей глубиной, чем, скажем, амебы, мы 
имеем больше прав — существует больше условий, которые необходимо выполнять, 
чтобы поддержать целостность человека. Но у нас также больше обязанностей, не 
только по отношению к нашему человеческому обществу, частями которого мы 
являемся, но и по отношению ко всем сообществам, частями которых являются наши 
подхолоны. Мы взаимосвязаны с другими холонами в физиосфере, биосфере и 
ноосфере, и наши относительно большие права неизбежно требуют выполнения 
относительно большего числа обязанностей во всех этих измерениях. Отказ 
исполнять эти обязанности означает отказ соответствовать условиям, при которых 
наши холоны и подхолоны могут существовать в единстве, что означает наше 
собственное самоуничтожение.
     И снова, это не просто те обязанности, которые нам приятно было бы 
выполнять; это условия нашего существования. Они принудительны, иначе наши 
сообщества распадутся, и мы вместе с ними. Но, конечно же, мы часто хотим иметь 
больше прав, не неся никакой ответственности. Мы хотим быть целым, не будучи 
частью чего-то большего! Мы хотим быть сами по себе!
     В: Культура нарциссизма, как вы говорили.
     КУ: Да, культура нарциссизма, регресса и возвращения в племенное состояние.
 Каждый хочет быть отдельным целым и требовать права на свою деятельность, но 
никто не хочет быть частью и принимать обязанности соответствующих сообществ.
     В: Смогли ли подходы Эго или Эко преодолеть эти проблемы?
     КУ: Я так не думаю. Одна из главных трудностей современной парадигмы 
поверхности, как в версии Эго, так и в версии Эко, заключается в том, что 
понятия прав и обязанностей были полностью разрушены, часто искажены до 
неузнаваемости.
     В: Например?
     КУ: Эго наделяет автономией только себя. Таким образом, только 
рациональное Эго является отдельным единством, и поэтому только рациональное 
Эго имеет внутреннюю ценность и соответствующие права. Все другие холоны — 
просто части большого взаимосвязанного порядка. И поэтому независимое Эго может 
делать то, что оно считает нужным, и формировать окружающую среду так, как оно 
считает нужным, потому что все остальное теперь — только инструменты в руках 
Эго.
     В Эко-романтической версии большая взаимосвязанная сеть по-прежнему 
является единственной основной реальностью — именно она, а не размышляющее Эго, 
теперь обладает свойствами автономии. Так как Великая Сеть есть высшая 
реальность, то только Великая Сеть имеет целостную или внутреннюю ценность, а 
все другие холоны (человек и другие) теперь являются просто инструментами ее 
самостоятельного развития. Таким образом, все остальные холоны — просто части 
или элементы Сети, поэтому они обладают только внешней и инструментальной 
ценностью. Другими словами, это экофашизм. Только Великая Сеть обладает правами,
 а все остальные холоны в конечном счете являются лишь подчиненными частями.
     Поэтому экофилософы неизбежно путали основную ценность с внутренней 
ценностью и достигли полного беспорядка под названием «биологическое равенство».

     В: Значит, мы хотим учитывать все три вида ценности?
     КУ: Да, я думаю, что нам нужна экологическая этика, которая учитывала бы 
все три типа ценностей для каждого холона — основную, внутреннюю и внешнюю 
ценность. Мы хотим, чтобы наша экологическая этика считала все холоны без 
исключения проявлениями Духа, а также в то же самое время была бы в состоянии 
провести прагматические различия по поводу внутренней ценности. Мы должны 
понять, что намного легче пнуть камень, чем обезьяну, намного проще разрезать 
морковь, чем корову, намного лучше питаться злаками, чем млекопитающими.
     Другими словами, наше первое прагматическое и эмпирическое правило 
экологической этики таково: в удовлетворении наших жизненных потребностей мы 
должны потреблять или разрушать как можно меньше глубины. Причиняйте так мало 
вреда сознанию, как вы только можете. Разрушайте по возможности меньше 
внутренней ценности. Тот же принцип, выраженный в позитивной форме: защищайте и 
поддерживайте так много глубины, как это возможно.
     Но мы не можем остановиться на одном этом императиве, потому что он 
охватывает только глубину и не касается пространства; только действия, а не 
сотрудничество; только целое, а не части. Точнее, мы хотим защищать и 
поддерживать самую большую глубину для самого большого пространства.
    
    
    Основная моральная интуиция
    
     В: Вы называете это основной моральной интуицией.
     КУ: Да. Основная моральная интуиция — это «защищать и поддерживать самую 
большую глубину для самого большого пространства». Я полагаю, что это подлинная 
форма духовной интуиции.
     Когда мы интуитивно постигаем Дух, мы интуитивно постигаем проявление Духа 
во всех четырех секторах (потому что Дух проявляется во всех четырех секторах — 
или, проще говоря, как «я», «мы» и «это»). Таким образом, когда я интуитивно и 
ясно постигаю Дух, я интуитивно постигаю его ценность не только во мне самом, в 
моей собственной глубине, в моем пространстве. Я также интуитивно постигаю его 
в пространстве всех других существ, которые разделяют со мной Дух (как их 
собственную глубину). И поэтому я хочу защищать и поддерживать этот Дух не 
только во мне, но и во всех существах, обладающих тем же Духом. И если я 
интуитивно постигаю Дух полностью, я буду стремиться осуществлять духовное 
развитие в столь многих существах, насколько это возможно: я интуитивно 
постигаю Дух не только как «я», и не только как «мы», но также и как силу, 
проявляющуюся в мире как объективное положение дел («Это»).
     Таким образом духовная интуиция, когда она воспринимается ясно, 
воспринимается как желание увеличить собственную глубину, пространство 
измерения «мы» и улучшить объективный порядок вещей («это»): Будда, Сангха, 
Дхарма. То есть защищать и поддерживать самую большую глубину для самого 
большого промежутка.
     В: Глубина через пространство.
     КУ: В попытке поддерживать наибольшую глубину для наибольшего пространства 
мы должны научиться делать прагматические суждения о различиях во внутренней 
ценности, о степени глубины, которую мы разрушаем в попытке удовлетворить наши 
жизненные потребности: лучше убить морковь, чем корову. Алан Уоттс попал прямо 
в точку, когда кто-то спросил его, почему он стал вегетарианцем, он ответил: 
«Потому что коровы кричат громче, чем морковь».
     Этот принцип нужно соблюдать и в отношении пространства. Чтобы привести 
вам пример, скажу, что если бы пришлось делать выбор, убить дюжину обезьян или 
Аль Капоне, я убил бы Аль Капоне. Нет ничего сакрального или священного в том, 
чтобы быть человеческим холоном. Само по себе это бессмысленно. Само по себе 
это действительно антропоцентрично в худшем смысле этого слова.
     Конечно, это немного более сложно, чем то, о чем шла речь раньше, и я 
должен сказать вам о книге, в которой это обсуждается более подробно. Но, 
возможно, вы уже можете представить себе общую картину холархической этики 
сохранения не только глубины, но и глубины с учетом пространства, в которой все 
держится на изначальной основной ценности. Покоясь в Пустоте, поддерживайте 
самую большую глубину для самого большого промежутка. Это, я верю, и есть образ 
слез, проливаемых Бодхисаттвой повсюду.
    
    
    
    До свидания, поверхность
    
     В: Так значит, во всех этих случаях, все эти проблемы культурной пропасти, 
вертикальной интеграции, экологической этики, все они связаны с отказом от 
поверхности?
     КУ: Определенно. Мы говорили о возможности будущего преобразования, 
которое в определенном смысле уже имеет место. Но я не считаю, что эта новая 
трансформация может пройти гармонично без объединения Большой Тройки.
     Новая форма общества должна будет развиться таким образом, чтобы 
объединить сознание, культуру и природу, а значит, найти место для искусства, 
морали и науки. Она должна поддерживать личные ценности, коллективную мудрость 
и технические достижения.
     И нет никакого иного способа сделать это, кроме как разрушить господство 
поверхности. Только отказавшись от принципов поверхности, можно объединить 
Благо, Истину и Прекрасное и ощутить сияющее проявление Духа во всех областях. 
Только отказавшись от поверхности, мы можем прийти к подлинной экологической 
этике и гармоничному сосуществованию с природой, где каждый с удовольствием 
склонит голову перед совершенством и изяществом, присутствующими во всем. 
Только отказавшись от поверхности, мы можем достичь соглашения по поводу 
разрушительной культурной пропасти и, таким образом, освободить людей, чтобы 
они могли реализовать свои самые глубокие возможности в культуре взаимной 
поддержки. Только отказавшись от поверхности, мы можем освободить население 
глобального мира для общения, не отягощенного национальными, расовыми и 
коммерческими войнами. Только отказавшись от поверхности, мы можем использовать 
подлинные возможности визуальной логики, которая нацелена именно на объединение 
физиосферы, биосферы и ноосферы. Только отказавшись от поверхности, 
технологическая основа Интернета может стать слугой общества, а не господином 
новой цифровой анархии, и, таким образом, Сеть могла бы фактически стать 
рассветом образования и глобального объединения, а не окончательного 
обособления. Только отказавшись от поверхности, может возникнуть Мировая Семья 
Наций — холархическое единство, формирующееся вокруг Мировой Души, целями 
которой будет энергичная защита всего космополитического пространства, самой 
формы сопереживающего голоса Духа современной эпохи.
     Таким образом, возвращаясь к теме духовности и трансперсонального опыта, 
только отказавшись от поверхности, те, кто интересуется духовным развитием, 
смогут начать объединять Восходящий и Нисходящий потоки.
     В: Итак, мы действительно проделали полный круг, вернувшись назад к 
архетипической битве, лежащей в основе западной традиции, — Восходящий принцип 
против Нисходящего.
     КУ: Да, смысл в том, чтобы привести эти два потока в состояние какого-то 
союза и гармонии, чтобы мудрость и сострадание могли идти рука об руку в поиске 
Духа, который и преодолевает, и включает в себя этот мир. Духа, вечно 
существующего до этого мира и все же охватывающего этот мир и все его существа 
бесконечной любовью и состраданием, заботой и участием, нежностью и милосердием.

     И, несмотря на то, что религии Нисходящего пути помогли нам признать и 
оценить достоинство видимого, заметного Бога и Богини, тем не менее, взятые 
сами по себе, они накладывают на Гею бремя бесконечного, которое бедная 
конечная Гея не в состоянии вынести. Это мог бы быть устойчивый рост, но в 
итоге получилась неустойчивая духовность. А нам отчаянно нужно как то, так и 
другое. Восходящие потоки человека также должны быть использованы, 
активизированы и приняты культурой. Если мы будем в состоянии преодолеть наши 
собственные ограниченные и смертные эго, мы сможем найти общий Источник и 
Основание всех разумных существ, Источник, который дарит новый блеск 
восходящему солнцу и излучает изящество в каждом жесте.
     Только Нисходящий путь или только Восходящий разрывают Космос на части и 
выбирают из него свои любимые фрагменты. Они оба вносят свой вклад в жестокую 
войну. Но именно в союзе Восходящего и Нисходящего может быть найдена гармония, 
а никак не в каком-то исходе этой зверской войны между ними. Только когда оба 
пути будут объединены, мы можем говорить о спасении.
     И там, скрытый в тайной пещере Сердца, где Бог и Богиня наконец 
объединяются, где Пустота охватывает всю Форму как потерянную и найденную 
Возлюбленную, где Вечность радостно поет хвалы благородному Времени, где Шива 
неудержимо стремится к своей сияющей Шакти, где Восходящий и Нисходящий пути 
страстно сливаются в хлопке одной ладони, в вечной Вселенной Одного Вкуса, 
Космос познает свою собственную истинную природу, самоочевидную в безмолвном 
молчании. И помните? Там в Сердце, где пара, наконец, объединяется, 
заканчивается вся игра, весь этот кошмар развития, и вы оказываетесь именно там,
 где вы были до начала всего шоу. В неожиданном шоке совершенно очевидного вы 
узнаете ваше собственное Изначальное Лицо, лицо, которое у вас было до Большого 
взрыва, лицо полной Пустоты, которое улыбается, как все существа, и поет, как 
весь Космос, и все это растворяется в том изначальном взгляде, а все, что 
остается, — улыбка и отражение луны в кристально чистом пруду и совершенно 
безоблачной ночью.




Научно-популярное издание



Кен Уилбер

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ВСЕГО



Технический редактор Т. П. Тимошина
Корректор И. Н. Мокина
Компьютерная верстка М. В. Поташкшш



ООО «Издательство АСТ»
170000 Россия, г. Тверь, пр-т Чайковского, д. 19А, оф. 214

ООО «Издательство Астрель»
129085, Москва, проезд Ольминского, За
Наши электронные адреса: www.ast.ru
Е-mail: а[email protected] ru

Отпечатано с готовых диапозитивов
в ОАО «Рыбинский Дом печати»
152901, г. Рыбинск, ул. Чкалова, 8.
??

??

??

??




224






http://koob.ru



 
 [Весь Текст]
Страница: из 143
 <<-