Druzya.org
Возьмемся за руки, Друзья...
 
 
Мемориальный сайт Дольфи. 
              Светлой памяти детей,
              погибших  1 июня 2001 года, 
              а также всем жертвам теракта возле 
             Тель-Авивского Дельфинариума посвящается...
Наши Друзья

Александр Градский

 
liveinternet.ru: показано количество просмотров и посетителей

Библиотека :: История :: Вадим Михайлин - ТРОПА ЗВЕРИНЫХ СЛОВ
 [Весь Текст]
Страница: из 321
 <<-
 
Вадим Михайлин
      ТРОПА ЗВЕРИНЫХ СЛОВ
Пространственно ориентированные
культурные коды
в индоевропейской традиции
Москва
Новое литературное обозрение
2005

УДК 930.84(4) ББК 63.3(4)-7
М 69
НОВОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ОБОЗРЕНИЕ
Научное приложение. Вып. L1II
Михайлин В. М69 Тропа звериных слов: Пространственно ориентированные культурные 
коды в индоевропейской традиции / Предисл. К. Кобрина. — М.: Новое литературное 
обозрение, 2005. — 540 с, ил.
В книге предложен инновационный подход к исследованию самых разных культурных 
феноменов, свойственных индоевропейскому кругу культур. Скифский «звериный 
стиль» и русский мат, культура древнегреческого застолья и нравы архаических 
воинских сообществ, природа спортивных состязаний и культурных кодов, лежащих в 
основе классических литературных традиций, — каждое из этих явлений становится 
предметом заинтересованного антропологического анализа, в результате которого 
все они начинают складываться в единую непротиворечивую картину. Картину 
трехтысячелетней европейской культуры, увиденной под неожиданным и непривычным 
углом зрения.
УДК 930.84(4) ББК 63.3(4)-7
ISBN 5-86793-392-х
© В. Михайлин, 2005
© К. Кобрин. Предисл., 2005
© Художественное оформление. «Новое литературное обозрение», 2005

Тропа суть множественное число от тролос;'.
Михаил Еремин
       1 Трблос, (др -греч ) — направление; способ, образ, манера, лад; 
характер, нрав, обычай, обыкновение, образ действия, поведение; оборот речи, 
троп; музыкальная тонация, лад; форма силлогизма, фигура.
    
НЕПРЕДИСЛОВИЕ
     Современному мыслителю это чрезвычайно трудно сделать, потому что 
современный мыслитель всегда безумно увлечен исторически сам собой, своим 
местом
Это очень забавно.
Александр Пятигорский
    Нет, это не «предисловие» — по многим причинам. Во-первых, сомнителен сам 
жанр, предполагающий либо умудренного годами и славой предисловщика, вводящего 
в мир взрослых дядей юного дебютанта (дебютантку)', либо — как это было в 
недавние еще годы — идеологически выдержанного (на худой конец, «идеологически 
сдержанного») препроводителя сочинения прогрессивного иностранца в руки 
пышущего идейным здоровьем советского читателя. Во-вторых, сомнительна ситуация,
 когда книге предпослано предисловие. Что в таком случае предполагается? Что 
кто-то не поймет это сочинение, а потому нужно заранее его истолковать? Это 
попахивает недоверием к читателю, а с такой подозрительностью я решительно не 
согласен и на такое дело не подписывался. В-третьих, предисловия часто пишут в 
том случае, когда автор мертв, сочинения его забыты (или полузабыты) и 
заботливый издатель (вкупе с публикатором) пытается преподнести хорошо забытое 
старое как ужасно актуальное новое. В моем случае все совсем не так. Автор — 
Вадим Михайлин — жив-здоров, известен, тексты, вошедшие в эту книгу, широко 
публиковались, и он совершенно не нуждается ни в проводниках, ни в 
препроводителях, ни в публикаторах. Оттого «предисловия» я писать не буду.
    Да и кто я такой, чтобы писать предисловие к книге по исторической 
антропологии7 Я никогда профессионально не занимался этим предметом, а в своих 
исторических занятиях редко переходил границы проверенного десятилетиями 
ползучего позитивизма. Впрочем, зацепочка есть. Я — в качестве редактора отдела 
«Практика» журнала «Новое литературное обозрение» — печатал (предварительно 
прочитав и вычитав) многие тексты, вошедшие в эту книгу. А читая и вычитывая, 
размышлял над ними в каче-
       1 Оценить умеыноиь jroio образа можно, тишь прочитав находящуюся за моей 
спиной кни!>
    
8

В. Михайлин

стве историка, занимающегося не совсем свойственным мне делом. И вот то, до 
чего я додумался за эти годы, вылилось в нижеследующие сумбурные заметки 
(историзирующего) историка.
    С попытки историзировать историческую антропологию и начну. Почему и когда 
появилась «историческая антропология»? Когда и почему возникло желание 
рассматривать «исторические» народы как «неисторические», исследовать, к 
примеру, отношение к смерти какого-нибудь «цивилизованного француза», будто он 
не француз, а австралийский абориген1? Ответ очевиден: когда традиционное для 
 
 [Весь Текст]
Страница: из 321
 <<-