Druzya.org
Возьмемся за руки, Друзья...
 
 
Мемориальный сайт Дольфи. 
              Светлой памяти детей,
              погибших  1 июня 2001 года, 
              а также всем жертвам теракта возле 
             Тель-Авивского Дельфинариума посвящается...
Наши Друзья

Александр Градский

 
liveinternet.ru: показано количество просмотров и посетителей

Библиотека :: Дети Индиго :: Георг Кюлевинд - Звездные дети
 [Весь Текст]
Страница: из 39
 <<-
 
Дети, которые ставят перед нами особые задачи

Перевод с немецкого
Елена Куприянова
Артем Ефимов

evidentis
МОСКВА 2005


   Вступление




    КАК ВОЗНИКЛА ЭТА КНИГА

    Если у вас есть свои дети, вы каждый день чему-то изумляетесь: их первым 
шагам, быстрым успехам в «развитии». Мы пишем «развитие» в кавычках, потому что 
развитие это следует понимать в двух смыслах: как изменение сознания, 
взросление и как одновременную стремительную потерю гениальных детских 
способностей. Чувствительным индикатором этих процессов является язык малыша, и 
при этом далеко не только вербальный, но все то, что относится к намеренному 
выражению эмоций — от зрительного контакта и улыбки до сознательно 
сдерживаемого плача.
    Меня всегда интересовало многогранное чудо усвоения языка1 и 
соответствующая этому значимость эгоцентризма2 . Я имею в виду формирование 
телесного эго, с помощью которого человек начинает воспринимать себя самого как 
субъекта, — с этого момента он умеет противопоставлять себя миру3. Здесь тема 
маленького ребенка соприкасается с древней традицией: рай и грехопадение — 
непосредственная, беззнаковая коммуникация и артикулированный язык.
    Я давно занимаюсь проблемой человеческого внимания. Внимание маленького 
ребенка — для меня отправная точка при изучении как процессов взросления, так и 
существования в дородовом периоде. Что означает «язык» в период до рождения? 
Что означает «бытие»4 в так называемом нездешнем мире? Как это бытие 
превращается в способность понимания и самовыражения на Земле? Исследования 
сознания маленького ребенка (на основе уже упомянутых работ) в последнее время 
позволили придти к определенному пониманию, которое главным образом и привело к 
созданию фонда «Логос»5. Понимание это состоит в том, что в дородовый период мы 
живем только среди Я-существ, чье бытие и сущность идентично их выражению 
(«РЕЧИ»), и все мы сами существуем, «разговаривая» таким образом в полной 
смыслов мировой сфере, состоящей только из смысла и значения. Потом мы 
рождаемся на земле, где единственными Я-существами являются люди. А насколько 
мы уже Я-существа? Бот это собственно и есть родовая травма. А как мы ее 
переносим, мне до сих пор не известно.
    Следует добавить еще кое-что. Для маленьких детей вообще, для ранних 
аутистов, для многих легастеников и для звездных детей, пока они не станут 
взрослыми, а иногда и после этого, мы в какой-то степени прозрачны. Они «видят» 
— чувствуют — наши слабые места, в том числе и те, о которых мы сами не знаем. 
Они ощущают, когда мы не совсем искренни или притворяемся. И это для них вторая 
травма.
    
    ПОЧЕМУ ТАК ТРУДНО понять МАЛЕНЬКИХ ДЕТЕЙ?
    Мы так мало понимаем сознание и душу маленьких детей, потому что наше 
собственное сознание сильно изменилось со времен нашего раннего детства. Наш 
интеллект и интеллект ребенка находятся между собой примерно в таком же 
отношении, как мелкая разменная монета и чек, в котором содержится сумма вся 
целиком, — они очень мало схожи между собой. Б чем состоит это различие и как 
оно проявляется, рассматривается в этой книге. Существенный вопрос заключается 
в том, как взрослый может опытным путем изучать детское сознание. На практике 
не работают, то есть не приводят к желаемым результатам, даже самые простые 
теории. Любой человек знает в теории, что конек скользит по льду, — но на 
практике никому не удастся сразу поехать на коньках, придется все испытать 
самому.

    Во время работы над этой книгой со мной произошел такой случай. При 
регистрации в аэропорту Гамбурга передо мной в очереди стояла молодая 
супружеская пара.

	У матери на руках был сынишка 3-4 месяцев. Внезапно малыш повернулся и 
посмотрел на меня. Он смотрел мне прямо в глаза, и я был потрясен: это не был 
взгляд младенца — это был взгляд взрослого человека, очень уверенного в себе, 
даже мудрого, и он, казалось, видел меня насквозь. Я и раньше встречал такой 
взгляд — у людей с тяжелой формой аутизма.
    Я все не мог позабыть этот эпизод. Мне вспоминались некоторые такие встречи 
взглядами как с детьми, так и со взрослыми. Затем мне пришло в голову, как 
много раз преподаватели и воспитательницы жаловались мне, что они все чаще 
сталкиваются с трудными, но очень одаренными детьми, В то же время мне в руки 
попала калифорнийская книга о так называемых детях индиго, а затем еще и книги 
Хеннинга Кёлера. Мне стало ясно: вот уже около двадцати лет на Земле 
нарождается новое поколение детей (у этого поколения были некоторые 
предшестве
 
 [Весь Текст]
Страница: из 39
 <<-